Басты бет » Материалдар » 94 (574): 332.3 Земельный вопрос в Прииртышье во 2-й половине XIX - начале XX вв.

Торайгыров Е,М,, к.и.н., ассоциированный профессор кафедры «История Казахстана» ПГУ им. С.Торайгырова

94 (574): 332.3 Земельный вопрос в Прииртышье во 2-й половине XIX - начале XX вв.

«edu.e-history.kz» электрондық ғылыми журналы № 2(14), 2018

Тегтер: казахское население., иртышская полоса, землепользование, сибирское казачество, землеустройство, Прииртышье
Аңдатпа:
В данной статье рассматривается вопросы земельного обеспечения казахского населения в районе Прииртышья в связи с устройством Сибирского казачьего войска. Нами определено, что первая проблема была вызвана колониальной политикой царизма в регионе, а именно запретом кочевать на территории Прииртышья, внедрением различных налоговых сборов и попыткой ограничивать торговые связи. Вторая проблема землепользования в районе Прииртышья была связана с отсутствием четких границ земель Сибирского войска. На архивных материалах показаны меры царских властей для решения земельного вопроса и отношение к ним казахского населения.
Мазмұны:

Вопрос землеустройства и обеспечения казачьего войска во 2-й половине XIX - начале XXвеков был напрямую связан с судьбой казахских аулов, располагавшихся на территории Прииртышья (правобережная сторона, десятиверстная полоса и прилегающие к ним районы).

До 1800 года казахам строго запрещалось появляться на Иртышской десятиверстной полосе и не дозволялось возводить здесь каких-либо построек, даже на одну зиму. В 1858 году генерал-губернатором Западной Сибири Г.Гасфордом, в 1862 году А.Дюгамелем и в 1867 году Хрущевым были утверждены постановления Совета Главного Управления Западной Сибири о том, чтобы в районе войска и десятиверстной полосы казахи «не заводили новых стойбищ и пашен» и «не производили капитальных улучшений существующих зимовок, чтобы удаление киргиз (казахов - Е.Т.) с 10-ти верстной полосы произошло впоследствии беспрепятственно» [1, с.12-13].

Это постановление имеет большое значение, поэтому необходимо более подробно его рассмотреть. Для выяснения и последующего решения территориальных споров между казахами и казаками, Западно-Сибирский генерал-губернатор А.И.Дюгамель (1861-1866 гг.) отправляет в марте 1864 года запрос всем военным губернаторам о количестве казахов, имеющих хозяйственные и прочие строения, связанные с земледелием или скотоводством. По данным собранным чиновниками видно, что десятиверстной полосой пользовались казахи шести округов - Семипалатинского, Кокпектинского, Сергиопольского, Кокчетавского ок­руга (Кулансукойлинская и Бабасан-Багышевская волости), Акмолинского и Баян-Аульского округов. Общее количество семей 821 (примерно 4105 человек). Постоянных домов - 217, не считая деревянных, дерновых домов и землянок. Казахи Семипалатинского, Кокпектинского, Сергиопольского округов проживали на десятиверстной полосе постоянно и занимались земледелием. Казахи Кулансукойлинской и Бабасан-Багышевской волостей Кокчетавского округа, обитавшие в четвертом округе, занимались скотоводством, земледелие практически не развито. Казахи Кокчетавского, Акмолинского и Баян-Аульского округов использовали десятиверстную полосу только в качестве зимних пастбищ.

В отношении таких казахских хозяйств было принято решение оставить их в пределах десятиверстной полосы при соблюдении ими следующих правил: 1) выплачивать все положенные сборы, а именно - при перегоне скота через Иртыш и пастьбу платить ремонтную пошлину; при ведении хлебопашества - 30 коп. за десятину; 2) не выходить за пределы уже занятых участков, не расширять хозяйство и не возводить новых строений [2, л.33, 35, 36].

Отдельно можно представить сведения об имеющихся строениях казахов в районе Семипалатинска, так как здесь эта проблема была связана с вопросом контрабандной торговли. Необходимо отметить, что уже к концу XIX века Семипалатинск превратился в один из самых крупных центров внутренней и внешней торговли, куда стекались купцы не только из России, Средней Азии и Казахстана, но и из городов Западного Китая, Монголии и других стран. Он занимал одно из первых мест по торговым оборотам среди казахстанских городов.

По мнению генерал-губернатора Западной Сибири П.Д. Горчакова (1836-1851 гг.), казахи будут способствовать нелегальной торговле с Китаем. Единственный способ устранить этот негативный элемент - это недопустить оседания казахов напротив Семипалатинска. По сведениям за 1854 год наибольшее количество домов находится около Семипалатинска. По нашим подсчетам, общее количество домов в прилинейной зоне достигает 207 домов плюс 30 домов, расположенных напротив Усть-Каменогорска. Количество жителей, в них проживающих, неизвестно. Если предположить, что казахская семья состояла минимум из пяти человек, то получается около 1185 человек. 27 октября 1854 года, благодаря деятельности П.Д.Горчакова, было решено запретить казахам возводить новые строения около Семипалатинска. При этом можно было «кочевать своими юртами на десятивёрстном пространстве от Семипалатинска до Иртыша, не дозволяя им только близко подходить к таможенной черте, окружающей заречную слободку» [3, л.77, 82]. По мнению властей, такая мера привела бы к окончательному разрушению слободки, играющей роль менового двора. Спустя 9 лет казахские родоправители левобережной части Иртыша просят пограничные власти «в заречной слободке учредить базар для снабжения их необходимыми съестными припасами, фуражом для лошадей и прочими потребностями» [3, л.170-173].Основная причина такой просьбы заключалась в «сближение их с русскими, упрочение заграничной торговли в Семипалатинске и развитие между киргизами (казахами - Е.Т.) ремесленного производства и звериных промыслов, что имело благоприятное влияние на домашний быт ихних родичей, т.к. сбыт продуктов ремёсел и их промыслов был совершенно свободен» [3, л.173].Как видно, некоторая часть казахов была заинтересована в добрососедских отношениях с русским населением, несмотря на то, что за казахами закрепился имидж народа, занимающегося только «воровскими перелазами»[4, с.31].

Вторая проблема землепользования в районе Прииртышья была связана с отсутствием четких границ земель Сибирского войска. Первые работы под руководством топографа Кокоулина в 1839 году проводились в спешном порядке (в течение 2,5 мес. офицер прошел 1616 верст), с нарушением требований межевых законов, а самое главное - отсутствовала законодательная основа данных мероприятий. Многочисленные земельные конфликты казаков и казахов, возникших еще в начале XIX века, не были устранены, более того, сюда добавились территориальные споры между войсковой администрацией и гражданскими ведомствами [5, с.118-119].

В 1854 году начался фактический отвод 30-ти десятинных наделов для казаков и офицеров как на «линиях», так и в степных станицах согласно положения 1846 года. Этот отвод шел с правого фланга войска, т.е. с Пресногорьковской линии, и, подвигаясь сначала до г. Омска, перешел на Иртыш. В наделы включались прежде всего те земли, которыми казаки владели при 6-ти десятинном наделе. Такое положение по большей части относилось к территории между линией Пресногорьковской и Омском. По Иртышу же во многих местах, особенно в районе станиц Железинской, Песчанской и Коряковской Павлодарского уезда за казаками сохранены не только те земли, которыми они фактически пользовались с самого заселения линии по левую сторону Иртыша, но и еще прирезаны по ту же сторону луга, ссылаясь на то, что по правую сторону вблизи казачьих поселений не оказалось удобных земель, достаточных для доведения юртовых наделов (надел для рядового казака – Е.Т.) до 30-ти десятинной нормы. В 1857, 1859 и 1865 годах Проекты таких наделов были утверждены и казаки вступили в их пользование. Часть земель, расположенных на внутренней стороне около казачьих поселений и на правобережье Иртыша не поступила в личные наделы казаков, а перешла в войсковой запас. Десятиверстная полоса, за выделом из нее части в юртовые наделы казаков, поступила «во временное пользование казаков и для извлечения доходов войском» [1, с.10-11].

О том, насколько такие отводы земельных наделов казакам соответствовали «положению», можно судить по записке Войскового Хозяйственного правления о землеустройстве и экономическом положении Сибирского казачества в период с 1862 по 1863 годы [6,л.3 об.]. Согласно этим данным при норме в 30 десятин в Омском уезде выделяется 46,3, что превышает норму на 16,3 десятины. В Павлодарском и Семипалатинском уездах выделяются 40,7 и 44,5 десятины соответственно, что превышает норму на 10,7 и 14,5 десятины. В Усть-Каменогорском уезде этот показатель близок к норме, где превышение составляет всего на 2,1 десятину. Это связано с тем, что численность казаков в данном уезде больше, чем, например, в Павлодарском уезде, если учесть что количество выделяемых земель в обоих уездах примерно одинаково. Таким образом, количество выделяемых десятин напрямую зависит от количества казаков, например, в Каркаралинском уезде на одного казака приходится 79 десятин при штате казаков в 280 человек.

Превышение нормы выделяемых наделов указывает на одну из причин расширения территории десятиверстной полосы. Кроме того, на погрешности при проведении границы влияли следующие обстоятельства: незначительные объемы финансирования, отсутствие квалифицированных землемеров, растянутость работ на тысячи верст; пассивное, даже враждебное отношение казачьего населения к проведению войскового межевания.

В 1866 году, с приходом нового начальника межевой партии капитана Крутикова, результаты значительной части землеустройства были поставлены под сомнение, а с 1867 года прекращено формальное межевание и начата пересъемка отдельных участков. К 1869 году выяснилось, что в 3-м, 4-м, 6-м и частью 5-м полковых округах юртовые наделы в большинстве случаев были выделены неправильно. По мнению войсковой администрации, это произошло «вследствие... неправильного снятия земель на план, и как казаки при формальном обмежевании изъявляли неудовольствие, то бывшие землемеры дозволяли себе делать произвольные добавления земель в наделы казаков из прилегающих войсковых запасов...» [5, с.120].

В 1870 году по ходатайству войсковой администрации штат межевой партии увеличился до 23 человек (число землемеров - до 8-и), срок их деятельности был продлен до 1875 года. Начавшемуся в 1870-х годах перемежеванию войсковых земель способствовало принятие в 1877 году ключевых для аграрной истории Сибирского казачества положений - «Правил для размежевания земельных станичных наделов в Сибирском войске» и «Об обеспечении офицеров и чиновников Сибирского войска». Целью первого из них было новое уравнительное наделение землей казачьих обществ с учетом качества земель и условий сбыта сельских продуктов. На этих принципах должна была осуществляться и задача второго положения - выделение участков потомственной собственности, предназначенных для материального обеспечения части войсковых офицеров вне службы вместо денежных пенсий. Согласно положения «Об обеспечении офицеров и чиновников Сибирского войска» земли выделялись следующим категориям [7]:

а)  генералам, штаб и обер-офицерам, независимо от того, находятся ли они на действительной службе или нет;

б)  отставным генералам, штаб и обер-офицерам и классным чиновникам, а также классным чиновникам, не занимающим штатных должностей по внутреннему управлению войска;

в)  офицерам и чиновникам, состоящим на службе в регулярных войсках, но не служащие в войсковых учреждениях;

г)  семействам генералов, штаб и обер-офицеров и классных чиновников, умерших до выхода данного положения.

Землеустройство к началу 80-х годов XIX века осложнилось новыми трудностями. Некоторые офицеры злоупотребляли своим правом 10-летнего срока подачи заявлений о наделении землей, правом выбора местности и по несколько раз меняли свое решение, что заставляло проводить проектные работы заново [5, с.121].

Ситуация несколько улучшилась с начала 90-х годов XIX века, когда в Сибирском войске, по примеру ряда других казачьих войск, межевая партия была преобразована в Межевое отделение Войскового хозяйственного правления. В это время все силы и средства Межевого отделения были направлены на завершение проектного (первоначального) межевания, юридически позволявшего поселковым обществам и офицерам пользоваться своими землями. Формальное межевание, окончательно устанавливавшее границы наделов на местности с соблюдением всех юридических норм, на некоторое время приостанавливалось. К концу 90-х годов XIX века проектное межевание юртовых и офицерских потомственных наделов в целом завершилось: из состава войсковых земель (около 5 млн. десятин) в их состав было выделено около 29000 и 600000 десятин соответственно. Их формальное межевание не было закончено и к 1917 году (в начале 1916 года эти работы были проведены на землях 109 поселков из 171 и на участках 392 офицерских семейств из 524) [5, с.121].

В 1896 году при распределении земель в Сибирском казачьем войске оказалось, что после обеспечения станиц и офицеров в войске остается земли около 1553000 десятин, из них около 900000 десятин в десятиверстной полосе. Способы использования таких излишков вызвали разногласия у чиновников. Например, генерал от артиллерии барон Таубе считал, что эти земли могли бы быть возвращены в распоряжение Министерства Земледелия и Государственных Имуществ для образования из них переселенческих участков. Такая точка зрения не нашла поддержки у императора: «не могу с этим согласиться: земли войсковые должны навсегда оставаться войсковыми» [8, л.79, об.]. Такое же мнение высказывала и местная администрация: «Без казаков никак обойтиться неможно, как оные употребляются в такие службы, в каковые никакие чины способны быть не могут» [9, с.120]. Затем Степной генерал-губернатор в своем отчете за 1899 год заявил, что в случае передачи в собственность Сибирского казачьего войска земель десятиверстной полосы останутся неустроенными до 30000 казахов, обитающих в пределах этой полосы. Интересно, что напротив этого места в отчете генерал-губернатора последовала императорская резолюция: «их надо устроить». Трудно выявить, какими мотивами при этом руководствовался император, однако после такой поправки Военное министерство сильно озаботилось разработкой вопроса относительно закрепления прав казачьего войска на десятиверстную полосу. 5 марта 1904 года Военный Министр внес в Государственный Совет свои предположения по этой проблеме. Вопрос о десятиверстной полосе предлагалось разрешить на следующих основаниях [8, л.79, 79 об.]:

1)  земли десятиверстной полосы включить в состав войсковых земель;

2)  поселившимся в пределах десятиверстной полосы казахам, разрешить добровольно вступать в казачье сословие Сибирского войска;

3)  казахам, не желающим вступить в казачье сословие, отвести под зимовые стойбища соответствующую земельную площадь из свободных пространств степных областей.

Таким образом, перед казахами ставилось на выбор два пути - зачисляться в казачье сословие либо переселяться в степные районы. Первая мера оказалась не эффективной, поскольку казахи не пожелали вступать в ряды казаков.

Реализация второй меры также не дало результатов из-за противодействия Семипалатинских властей, которые заявили об отсутствии пустующих участков в Прииртышье. В тоже время, по данным экспедиции Ф.Щербины, «Павлодарский уезд обладает более чем четырьмя миллионами свободной земли» [10, л.2 об.]. Несмотря на это, Семипалатинское областное правление выводы экспедиции признало нереальными, и «таковые заключения статистической партии не согласуются с действительным положением дела, ибо свободных удобных земель ни в Павлодарском, ни в Семипалатинском уездах нет» [10, л.2 об.-3].

Причин для недопущения казахов было много, и в их основе лежало несколько аргументов. Во-первых, Министерство Внутренних дел заявило, что эти земли потребуются для устройства безземельных казахов Семипалатинской области, так называемых жатаков, из которых местное начальство предполагало образовать оседлые поселки. Во-вторых, кочевья в Степных областях с незапамятных времен были распределены между казахскими родами. В силу такого устройства, нарушение обычаев распоряжением правительства могло бы вызвать нежелательные волнения во всем казахском народе. В виду таких обстоятельств, власти затруднялись вынести окончательное заключение по вопросу об устройстве казахов, проживающих в пределах десятиверстной полосы [8, л.81]. 31 мая 1904 года согласно постановления Государственного совета десятиверстная полоса была присоединена к составу земель Сибирского казачьего войска.Казахам, обитавшим на полосе было разрешено пользоваться землями (на правах аренды) до окончательного решения вопроса об их устройстве. В итоге, данная проблема так и не разрешилась и в таком отложенном состоянии дошла до революционных событий 1917 года.

Список использованной литературы:

1.  Катанаев Г.Е. Киргизский вопрос в Сибирском казачьем войске. - Омск, 1904. - 202 с.

2.  Дело о киргизских стойбищах в районе 10-вёрстной полосы // ГАОО. Ф. 3; оп. 4, д. 52819. - Л.19-42.

3.  Дело о возведение киргизами жилых строений в районе 10-вёрстной полосы // ГАОО. Ф. 3; оп. 2, д. 3268. - Л.7-173.

4.  Катанаев Г.Е. Краткий исторический обзор службы сибирского казачьего войска с 1582 по 1908. - СПб., 1908. - 67 с.

5.  Андреев С.М. Землеустройство в Сибирском казачьем войске (1851-1917 гг.) // Сибирская деревня: история, современное состояние, перспективы развития. Материалы Сибирской научной конференции. 27-28 февраля 1996 г. - Омск, 1996. - С. 118-122.

6.  Записка Войскового хозяйственного правления о землеустройстве и экономическом положении сибирского казачества (1862 - 1863 гг.) // ГАОО. Ф. 366; оп. 1, д. 264. - Л.3-30.

7.  7 мая 1877 года. Распоряжение Военного министерства. «Об обеспечении генералов, штаб и обер-офицеров, и классных чиновников Сибирского казачьего войска» // Сборник правительственных распоряжений по казачьим войскам. За 1877 год. - СПб.: Главное управление иррегулярных войск, 1877. - Т.XIII. - Ч.1. - № 76. - 557 с.

8.  О предоставлении в собственность Сибирского казачьего войска земель десятиверстной полосы // ЦГА РК. Ф. 471; оп. 1, д. 23. - Л.32-148.

9.  Ивонин А.Р. Численность и состав городовых казаков Западной Сибири XVIII - первой четверти XIX вв. // Демографическое развитие Сибири периода феодализма. - Новосибирск, 1991. - С. 107-123.

10.  К истории Служилого казачества. О земельных делах казаков и киргиз // ГАОО. Ф. 366; оп. 1, д. 322. - Л.1-55.

Торайгыров Е. М.

тарих ғылымдарының кандидаты, С. Торайғыров атындағы ПМУ «Рухани жаңғыру» институтының директоры

 XIX Ғ. ЕКІНШІ ЖАРТЫСЫ- XX Ғ. БАСЫНДАҒЫ ЕРТІС ӨҢІРІНДЕГІ ЖЕР МӘСЕЛЕСІ

Мақалада Сібір казактар әскерінің Ертіс өңірінде орналасуына байланысты қазақтарды жермен қамтамасыз ету мәселелері қаралады. Біріншіден, аймақтағы патша үкіметінің орташылық саясаты, Ертіс өңірінде көшпенділікке тиым салу, салынатын салықтардың үлесын ұлғайту, сауда-саттық байланысын тежеу. Екінші мәселе, Сібір казактарының орналасу шекаралары нақты анықталмағаны. Архив материалдарының көрсетуі бойынша патша үкіметінің жер мәселесін шешу жағдайы және қазақтардың оған деген көзқарастары туралы айтылады.

Түйін сөздер: ертіс өңірі, жерге орналастыру, Сібір казактары, жер пайдалану, Ертіс алабы, қазақ халқы.

ToraigyrovЕ. М.

The candidate of historical sciences, Director of the Institute «Ruhani zhangyru» PSU named S. Toraigyrov 

THE QUESTION OF IRTYSH LAND IN THE 2ND HALF OF XIX – BEGINNING XX CENTURIES

Abstract

This article discusses the questions of land security of the Kazakh population in the area of Priirtyshye. We have determined that the first problem was caused by the colonial policy of tsarism in the region, namely the prohibition to roam in the territory of Priirtyshye, the introduction of various taxes and an attempt to limit trade links. The second problem is using the area of Priirtyshja, which was connected with the absence borders of lands the Siberian army. On archival materials was showed the actions of the Imperial authorities for the solution the question of land and the relation to them of the Kazakh population.

Key words: Priirtyshye, land management, Siberian Cossacks, land use, irtyshskaya band, Kazakh population.


Пікір жоқ

Пікір қалдыру үшін кіріңіз немесе тіркеліңіз