Басты бет » Материалдар » УДК 902.2/904 (574.3) ХУДОЖЕСТВЕННАЯ КУЛЬТУРА НАСЕЛЕНИЯ САРЫАРКИ В ЭПОХУ САКОВ

БЕЙСЕНОВ А.З., ДЖУМАБЕКОВА Г.С., БАЗАРБАЕВА Г.А. Институт археологии им. А.Х. Маргулана

УДК 902.2/904 (574.3) ХУДОЖЕСТВЕННАЯ КУЛЬТУРА НАСЕЛЕНИЯ САРЫАРКИ В ЭПОХУ САКОВ

«edu.e-history.kz» электрондық ғылыми журналы № 2(10), 2017

Тегтер: изготовления., техника, изображения, стилистические особенности, искусство, звериный стиль, эпоха саков, Сарыарка
Автор:
В статье дается суммарная характеристика изображений, выполненных в традициях скифо-сибирского звериного стиля, происходящих из Сарыарки. Зооморфные образы являются признаком элитных погребений. Информация, заложенная в анималистических изображениях, представляет собой своеобразный код, в котором отразились некоторые аспекты мировоззрения древнего населения Великой Степи.
Мазмұны:

Сарыарка – обширный регион Казахстана, расположенный в самом центре нашей страны и протянувшийся от Шынгыстау на востоке до Улытау и Тургая на западе [1; 2; 3; 4]. Систематическое археологическое изучение региона было начато спустя год после того, как Академия наук Казахстана выделилась в самостоятельное научное подразделение. Именно в 1946 г. была создана первая академическая экспедиция – Центрально-Казахстанская, которую долгие годы возглавлял А. Х. Маргулан [5]. Благодаря систематическим исследованиям, на археологической карте региона обозначились многочисленные памятники эпохи раннего железа, впоследствии ставшие основой кандидатской диссертации М. К. Кадырбаева. Именно М.К. Кадырбаев обосновал в 1960-х годах выделение самостоятельной археологической культуры региона – тасмолинской [6; 7; 8].

В силу ряда обстоятельств, с середины 1970-х по вторую половину 1980-х годов в истории археологического изучения сакской эпохи Сарыарки наметился перерыв. В конце 1980-х гг. регионе были возобновлены стационарные (плановые) исследования памятников сакской эпохи, которые успешно продолжаются в настоящее время.

Особый импульс данное направление работ получило с 2004 г., с момента реализации государственного стратегического проекта «Культурное наследие», инициированного Н. А. Назарбаевым.

В рамках данного проекта в Карагандинской области были сделаны уникальные открытия, проливающие свет на древнюю историю и культуру не только Центрального Казахстана, но и всего Казахстана и степной Евразии в целом. В настоящее время отечественная археология пополнилась данными, полученными с таких памятников, как Талды-2, Карашокы-1, Нуркен-1, 2, Бакыбулак, Байке-2, Тасарал, Нураталды, Шерубай-1 и многих других [9].

Принципиально новые данные заставляют по-новому взглянуть на материал, полученный предыдущими поколениями исследователей. Именно с этой целью нами был обобщен весь имеющийся к настоящему времени материал по древнему искусству Сарыарки, представленному в мелкой пластике. Перечень памятников, откуда происходят предметы с зооморфным декором выглядит следующим образом: Тасмола-1 (2)* [*Здесь и далее в скобках указано количество выявленных единиц. Из серии одинаковых предметов учитывался один экземпляр], Тасмола-5 (9), Тасмола-6 (1), Нурманбет-2 (3), Жыланды (1), Карамурун-1 (3), Карамурун-2 (1), Нурманбет-1 (1), Бирлик (2), Нуркен-2 (1), Шерубай-1 (2), Карашокы-1 (1), Талды-2 (28), Акбеит (1), Тегисжол (1), Кызылшилик (1), Байке-2 (1), Байкара (1), Кайранкуль (1), Каинды (2), Ашутасты-1 (1), Каракемер (1), Бакыбулак (2). Имеется также серия случайных находок, выявленных в Западной, Северо-Восточной Сарыарке, количество которых насчитывает 15 единиц. Всего пока нами учтено 82 предмета с зооморфным декором. Анализ показывает, что наибольшее число зооморфных изображений происходит из центральной части региона, что по современному административному делению охватывает территорию Карагандинской области.

Репертуар анализируемых изображений распределяется следующим образом: кошачий хищник (28)* [*Здесь и далее в скобках дано количество единиц], орел/хищная птица (28), таутеке (рис. 2) (17), антилопа (сайга) (рис. 1) (15), антропоморф (8), кабан (7), олень (3), верблюд (2), конь (1), волк (1), лось (1), птица (1), заяц (1), архар (1). Также в коллекции из Сарыарки выделяются изображения, чью видовую принадлежность определить затруднительно. Например, есть животное, сочетающее одновременно признаки оленя и зайца (1), копытное животное (1), рогатое копытное животное (1), незавершенное изображение зверя (1), хищник (6). Кроме того, среди находок выделяются такие, на поверхности которых присутствие животного выражено обобщенно в виде знака копыта. Рассмотрение каждого зооморфного образа заслуживает специального изучения, что выходит за рамки нашего исследования.

Рис. 1. Изображение сайги, мог. Кызылшилик. Раскопки экспедиции под руководством А. З. Бейсенова. Фото Д. Дуйсенбай

Рис. 2. Изображение таутеке, мог. Тасмола-5. Раскопки экспедиции под руководством М. К. Кадырбаева. Фото О. Белялова

Функциональная принадлежность анализируемых предметов распределяется следующим образом: элементы костюма (34)* [*Здесь и далее в скобках приводится количество случаев], конское снаряжение (23), предметы вооружения (5), орудия труда (3), предметы туалета (3), декор посуды (2).

Зооморфно декорированные предметы изготовлены из металла, металлической фольги, кости, рога. По технике изготовления они сочетают литье, штамповку, вырезывание из металлической фольги, художественную резьбу. Каждый технологический процесс заключает в себе сложный путь изделия, от добычи материала, заготовки сырья, до получения готового предмета.

При анализе зооморфных изображений на предмет построения композиций, чаще всего мы имеем дело с одиночными изображениями, реже встречаются композиции из двух, трех и более образов. Изображения чаще всего представлены целыми фигурами.

Из многофигурных композиций выделяются изделия, изготовленные из бронзы, кости и рога. В первом случае это бронзовая плакетка с изображением мифической сцены прощания с покойником [10] (рис. 3), в другом случае застежка от пояса, на поверхности которой заключена многофигурная композиция из зооморфных образов [8] и в третьем случае декор костяного футляра [11]. Как считают специалисты-археозоологи П. А. Косинцев и Д. О. Гимранов, футляр был изготовлен из трубчатой кости крупного копытного животного. При этом не уточняют ‑ было ли это животное диким или домашним. Пожалуй, в искусстве сакского времени Казахстана данный футляр является пока единственной такой находкой, на поверхности которой заключено 16 изображений зверей и вихревой знак.

Рис. 3. Многофигурная композиция, мог. Нуркен-2. Раскопки под руководством А. З. Бейсенова.

Фото О. Кузнецовой

На сегодняшний день наибольшее количество предметов с зооморфным декором происходит из могильника Талды-2 [12; 13]. Памятник расположен в Каркаралинском районе Карагандинской области. Здесь раскопками изучено семь курганов, в четырех из них (№№ 1, 2, 4, 5) выявлено свыше 200 изделий и их фрагментов, происходящих от деталей костюма и свыше 30 000 мелких предметов. Наиболее яркие изображения в зверином стиле происходят из двух курганов №№ 2 и 5. Причем многие находки из Талды-2 находят прямые аналогии в материалах курганов могильника Шиликты в Тарбагатае, исследовавшегося экспедициями С. С. Черникова [14], А. Т. Толеубаева [15], а также кургана Аржан-2 в Туве [16].

На десятилетия предвосхищая возможные находки на территории Казахстана, М. К. Кадырбаев еще в 1966 г. в рецензии на книгу С. С. Черникова отметил, что древности бегазинского времени следует рассматривать как предсакский пласт, а памятники типа Шиликты, Майемера, Уйгарака как раннесакский и что традиции предшествующей бронзовой эпохи это основа, на которой сформировались культуры сакского облика [17, с. 81].

Таким образом, новые находки из Центрального Казахстана, а также современные исследования курганов в данном регионе, позволяют рассматривать изучаемые памятники как последствие единого исторического процесса, протекавшего здесь со II тыс. до н. э.

Анализ материалов из курганов могильников Талды-2, Шиликты, Аржана-2 показывает, что в трех курганах (к. 2, мог. Талды-2, к. 5, мог. Шиликты и Аржан-2) были совершены парные погребения мужчин и женщин. Параметры надмогильных сооружений, роскошь элементов погребального обряда свидетельствуют о принадлежности данных усыпальниц представителям высших слоев общества. К числу признаков, являющихся маркерами элитных погребений, очевидно, следует отнести и зооморфно декорированные предметы. Информация, заложенная в этих изделиях, представлена звериными образами, воплощенными в благородном металле, блеск которого подчеркивал особый статус владельцев. Степные рыцари, владевшие особым статусом, завоевывали его отвагой, доказывали смелостью, силой, опытом владения оружием, смекалкой, заслуживали в бою.

Сходство стилистических особенностей зооморфных изображений Сарыарки, Тарбагатая и Тувы еще раз подтверждает тезис, высказывавшийся корифеями отечественной археологии М. К. Кадырбаевым [8], К. А. и А. К. Акишевыми о родстве культур, существовавших в один хронологический отрезок времени [18]. Данные рассуждения актуальны и сейчас, когда наука Казахстана пополняется принципиально новыми сведениями.

Анализ одной категории предмета, как зооморфно декорированные изделия, позволяет получить информацию о материально-технических достижениях развития древнего общества, мировоззрении, социальной дифференциации древнего общества.

Литература:

1 Бейсенов А.З.Арка: значение историко-археологического аспекта в выяснении сущности казахского народного термина // Вестник КазГУ. Сер. историческая. – 1998. – №12. – С. 178–186.

2 Бейсенов А.З. О необходимости нового подхода в изучении народного термина «Арка» // Проблемы вузовской и прикладной науки в республике Казахстан: матер. междунар. научн. конф. – Астана: ЕАГУ, 1999. – Ч. 2. – С. 95–97.

3 Бейсенов А.З. О значении термина «Арка» в ареалах расселения тюркоязычных народов среднеазиатско-казахстанского региона // Ош и Фергана: археология, новое время. Культурогенез, этногенез. – Бишкек: Мурас, 2000. – Вып. 4. – С. 113–116.

4 Бейсенов А.З. Ежелгі Сыр өңірі және Сарыарқа // Достижения и перспективы археологической науки независимого Казахстана: труды междунар. конф. "Маргулановские чтения", посвящ. 10-летию независимости Республики Казахстан. – Кызылорда, 2001. – С. 139–143.

5 Бейсенов А.З. Организация и ранний этап исследований Центрально-Казахстанской археологической экспедиции // История и культура народов Юго-Западной Сибири и сопредельных регионов (Казахстан, Монголия, Китай): матер. междунар. научн.-практич. конф. (20–23 апреля 2015 г.). – Горно-Алтайск: изд-во ГАГУ, 2015. – С. 40–47.

6 Археологическая карта Казахстана. Отв. ред. К. А. Акишев. – Алма-Ата: издание АН КазССР, 1960. – 449 с.:ил.

7 Кадырбаев М.К. Памятники ранних кочевников Центрального Казахстана // Труды Института истории, археологии и этнографии АН КазССР. – 1959. – Т. 7. – С. 162–203.

8 Кадырбаев М.К. Памятники тасмолинской культуры // Маргулан А.Х., Акишев К.А., Кадырбаев М.К., Оразбаев А.М. Древняя культура Центрального Казахстана. – Алма-Ата: Наука, 1966. – С. 303–433.

9Бейсенов А.З. Поселения и могильники сакской эпохи Центрального Казахстана // Сакская культура Сарыарки в контексте изучения этносоциокультурных процессов Cтепной Евразии: сб. статей, посвящ. памяти археолога К. А. Акишева. – Алматы: НИЦИА «Бегазы-Тасмола», 2015. – С. 11–38.

10 Бейсенов А.З., Джумабекова Г.С.Бляшка с мифологическим сюжетом из Центрального Казахстана // Известия АлтГУ. – 2014. – №4–1 (84). – С. 42–46.

11 Бейсенов А.З., Джумабекова Г.С., Базарбаева Г.А., Дуйсенбай Д.Б. Находка костяного футляра в кургане тасмолинской культуры (Центральный Казахстан) // Tyragetia. – 2016. – Vol.X (XXV), no.1. – P. 225–236.

12 BejsenovA. Die nekropole Taldy-2 in beziehung zu den kulturen der fruhsakishen zeit osteurasiens. In: Unbekanntes Kasachstan. Archaolgie im Herzen Asiens, t. II [Catalogue of the exhibition]. / Ed. by Z. Samashev and T. Stoellner. – Bochum, 2013. – S. 595–608.

13БейсеновА.З., Китов Е.П. Могильник тасмолинской культуры Талды II в Центральном Казахстане (краниологический анализ) // Вестник Волгоградского госуниверситета. – 2014. – Сер. 4, история, № 4 (28). – С. 71–85.

14 Черников С.С. Загадка золотого кургана. Где и когда зародилось «скифское искусство». – М.: Наука, 1965. – 190 с.

15 Толеубаев А. Итоги исследований памятников раннего железного века Тарбагатая и Жетысуского Алатау // Свидетели тысячелетий: Археологическая наука Казахстана за 20 лет (1991-2011). Сб. научн. статей. – Алматы, 2011. – C.156–174.

16 ČugunovK.V., ParzingerH., NaglerA. Der skythenzeitliche Fürstenkurgan Aržan 2 in Tuva. – Mainz, 2010. – 330 s. (Archäologie in Eurasien. – 26; Steppenvölker Eurasiens. – 3).

17 Кадырбаев М.К. Рецензия на: Черников С.С. Загадка золотого кургана. М.: Наука, 1965 // Изв. АН КазССР. Сер. обществ. – 1966. – № 3. – С. 79–82.

18Акишев К.А, Акишев А.К.Саки Жетысу: социум и культура // Новости археологии. – Туркестан, 1997. – С. 30–37.

А.З. Бейсенов, Г.С. Жұмабекова,Ғ.А. Базарбаева

ҚР БҒМ Ә. Х. Марғұлан ат. Археология институты

САҚ ДӘУІРІНДЕГІ САРЫАРҚА ТАЙПАЛАРЫНЫҢ КӨРКЕМ МӘДЕНИЕТІ

Түйін

Мақалада Сарыарқа өңірінен табылған скиф-сақ аң стиліндегі бұйымдардың жиынтық сипаттамасы берілген. Зооморфтық образдар элиталық жерлеулердің белгісі болып табылады. Жануарлар кескіндерінде тұнған ақпарат, бұл өзіндік бір құпиялы рет санатында. Онда Ұлы Даланың ежелгі тұрғындары дүниетанымының кейбір аспектілері сақталған.

Түйін сөздер: Сарыарқа, сақ дәуірі,аң стилі, өнер, стилистикалық ерекшеліктер, бейнелер, дайындау техникасы.

Arman Z. Beisenov, Gulnara S. Jumabekova,Galiya A. Bazarbayeva

Archaeology Institute after A. Kh. Margulan

THE ART OF THE SARYARKA IN THE SAKA EPOCH

Summary

This article is devoted to a summary of the images performed in the traditions of the Scythian-Siberian animal style, originating from Saryarka. There are zoomorphic images are a sign of elite burials. The information, which contained in animalistic images, is a kind of code, which reflected some aspects of the worldview of the ancient population of the Great Steppe.

Keywords:Saryarka, the Saka epoch, animal style, art, stylistic features, images, techniques.


Пікір жоқ

Пікір қалдыру үшін кіріңіз немесе тіркеліңіз