Басты бет » Материалдар » ТУРЕЦКАЯ ДИАСПОРА БОЛГАРИИ: АНАЛИТИЧЕСКИЙ ОБЗОР ИССЛЕДОВАНИЙ

КУЛЬСАРИЕВА С.П., НУРАСИЛОВА А.

ТУРЕЦКАЯ ДИАСПОРА БОЛГАРИИ: АНАЛИТИЧЕСКИЙ ОБЗОР ИССЛЕДОВАНИЙ

«edu.e-history.kz» электрондық ғылыми журналы № 2(06), 2016

Тегтер: турки, болгарские, болгарских, репатриация, турок
Автор:
Одним из крупных этносов Болгарии являются турки, которые занимают второе место по численности среди населения Болгарии. Это объясняет интерес исследователей к турецкой общине Болгарии. В статье рассмотрена дискуссия исследователей на тему расхождения в использовании терминов «болгарские турки» и «турки в Болгарии». Турецкий ученый Нурай Екиджи считает, что наиболее распространенным термином этнических турок на территории Болгарии является «болгарские турки». В то время как известные ученые в этой области Вольфганг Хепкен и Хью Пултон придерживаются при написании работ термина «турки Болгарии». Члены турецкой общины в Болгарии, которые вернулись в Турцию, определяют себя как «турецкое меньшинство в Болгарии». До сих пор нет единства в данной терминологии, что не совсем понятно авторам статьи, т. к. объект исследования — турецкое население Болгарии — обозначен вполне отчетливо. Рассмотрен вопрос о миграции турок Болгарии на свою историческую родину. Среди ученых, занимающихся проблематикой миграционных процессов, можно выделить исследователя Нурая Екиджи, всесторонне рассматривающий данный процесс в труде «Диаспора турок Болгарии в Турции». В начальном этапе миграции местное население оказало теплый прием, который позже сменился на напряженный. В связи с этим наблюдался обратный отток турок из-за трудностей адаптации. Василева, Поултон, Хепкен и Димитрова приводят разные цифры мигрантов, однако, все авторы подтверждают большую миграцию турок в период 1980-2000-е гг. на историческую родину. Несмотря на обратный отток турок в Болгарию, значительное число турецких репатриантов остались жить в Турции. В статье проанализирована работа известного турецкого ученого Али Еминова, который поднимает проблему дискриминации турок в Болагрии во второй половине XXвека. Дискриминация проявлялась в отношении к турецкому языку, а именно в получении языкового образования. Кроме того, представители турецкой диаспоры не могли участвовать в политическом процессе в Болгарии.
Мазмұны:

Турки в Болгарии — вторая по численности этническая, языковая и конфессиональная группа в составе населения современного государства Болгария. В  начале XX века они составляли 14,2%. С 1926 года, несмотря на несколько волн миграций, процент представителей турецкой общины Болгарии оставался стабильным в пределах 9-10%.Согласно предварительным результатам переписи в марте 2001 г., 758 000 или 9.5% населения Болгарии составляют этнические турки [1].

Проблема этнонима и расхождений в терминологии в трудах ученых.

Существует ряд терминов, наиболее широко распространенных в научных кругах: “турки”, “турецкое меньшинство”, “турецкая община”, “этнические турки”, “турки в Болгарии”, “турки Болгарии” и “болгарские турки”. Антрополог Нурай Екиджи в своих работах особое внимание обращает на термин “болгарские турки”. По мнению Н. Екиджи, “болгарские турки” -  наиболее широко используемый термин для обозначения этнических турок в Болгарии. Этот термин особенно распространен в болгарской литературе, например, в «Bulgarskite Turci». Однако этот термин в труде Екиджи рассматривается как термин, не определяющий идентичность рассматриваемого сообщества, по мнению автора  использование данного термина является неправильным [2, с. 43].

Члены турецкой общины Болгарии, особенно те, которые вернулись в Турцию, определяют себя как  члены “турецкого меньшинства в Болгарии”, а не “болгарские турки”. Термин “болгарские турки” редко используется самими турками как этноним. Например, в ответ на статью “Bulgarian Turks: from where to where?” [3], которая была издана в одной из ежедневных газет Турции, опубликована следующая декларация одной из иммигрантских ассоциаций: «…они (местное население в целом и штат газеты в особенности) определяют нас как болгар, которые ассимилировались в турок или турок, ставших болгарами? Мы отличаемся от них, мы настоящие турки и наследники Османской империи …» [4].

Таким образом, в научной литературе существует  расхождение в использовании термина "болгарские турки" различными авторами,  так как данный термин не совсем точно характеризует турецкую общину в Болгарии, в связи с чем было принято решение использовать термин “турки Болгарии”. Например, Вольфганг Хепкен [5] и Хью Пултон [6], одни из наиболее известных ученых и  видных исследователей в этой области, придерживаются при написании работ термина “турки Болгарии”, вместо “болгарские турки”. То же самое может быть сказано об Али Еминове [7] и Билале Симсире [8], а также других турецких авторах из Турции. Интересным является то, что сообщество турок Болгарии в Турции принято называть “болгарская диаспора”.

В Турции функционируют многочисленные иммигрантские ассоциации. Большинство иммигрантских ассоциаций принадлежит не только туркам Болгарии, но также туркам из других балканских стран. Количество таких организаций превышает восемьдесят. Ассоциаций, которые включают исключительно турок Болгарии не много. Эти ассоциации можно легко отличить по  присутствию в названиях следующих слов: “Болгария”, “турки Болгарии” и “болгарские турки”. Таким образом, мы видим, что турки, эмигрировавшие в Турцию из Болгарии, самоидентифицируют себя, как "турки Болгарии" или "Болгарские турки" [9, с. 43].

Не совсем понятна настойчивость авторов, склоняющихся к тому или иному названию этой этнической группы и не признающих другие варианты названий. На наш взгляд, решение данного вопроса не является столь важным, поскольку объект исследования — турецкое население Болгарии - обозначен довольно четко.

Миграционные процессы, статистика и проблема адаптации репатриантов.

Существующая этническая и религиозная ситуация в Болгарии - продукт тысячелетних миграционных процессов. Среди ученых, занимающихся проблематикой исторических миграций турок, можно выделить исследователя Нурай Екиджи, всесторонне  рассматривающую данный процесс в труде «Диаспора Турок Болгарии в Турции» [9, с. 43]. Согласно ее исследованиям, поток миграции от Балкан в Анатолию продолжался довольно долго. Но, если после распада Османской империи Турция была государством, принимавшим поток миграции турецких  и/или  мусульманских общин в целом, то в 1990-х годах по причине военных конфликтов на Балканах, Турция стала страной, принявшей значительное количество беженцев не только турецкого происхождения из Боснии, Косово, Македонии и Болгарии [10].

Необходимо отметить, что до сих пор отсутствуют точные данные о численности населения диаспоры турок Болгарии, данная проблема возникла вследствии того, что, во-первых, было проведено недостаточно систематических и беспристрастных исследований в области изучения диаспоры турок Болгарии, другой причиной можно считать продолжающуюся мотивационную эмиграцию.

Относительно числа турецких репатриантов в период с 1989 года есть много источников, основанных на сведениях из различных изданных или неопубликованных, официальных или неофициальных баз данных. Большинство источников, однако, более или менее сходятся в вопросе о числе иммигрантов, прибывших в Турцию из Болгарии еще на начальном этапе миграции в 1989 году. Можно утверждать, что около 350 000-400 000 турок уехали из Болгарии во время этого периода. К примеру, Василева утверждает, что в период с мая по 10 сентября 369 839 турок уехали из Болгарии [11]. Поултон и Хопкен [12] воздерживаются от предоставления точных чисел, отмечая только приблизительные цифры  “более чем 300 000” и 370 000, соответственно [13]. Димитрова, используя турецкие источники, утверждает, что число иммигрантов в период только с 3 июня по 21 августа 1989 года было 311 862 [14].

В то же время было также и обратное движение - обратный отток турков в Болгарию из-за трудностей адаптации, с которыми сталкиваются иммигранты в Турции. Согласно Василевой, 154 937 беженцев вернулись в Болгарию между 1989 и 1990 [15, с. 21]. Желязкова утверждает, что 120 000 вернулись, в то же время Карпат приводит другую цифру - 8 000 изменивших свое решение [16, с. 20]. Данная цифра вызывает сомнение. Димитрова, с другой стороны, утверждает, что около 150 000 вернулось в Болгарию [17, с. 79].

Итак, в результате иммиграции, от 210 000 до 215 000 болгарских турок поселились в Турции после начала эмиграции. Согласно Василевой [15] (1992, 348) и Димитрову [17] (1998, с. 83) их число составляет 214 902 и 212 688 соответственно.Следовательно, число иммигрантов прибывших в Турцию между 1990 и 2000 годами, несмотря на маятниковую миграцию, составило свыше 300 000 человек.

Особое внимание исследователи обращают в своих трудах отношениям между местным населением Турции и репатриантами. Согласно их данным, можно утверждать, что теплый прием, оказанный местными жителями на начальных этапах эмиграции, сменился позже на латентную напряженность. На начальных этапах эмиграции,  иммигрантов называли “товарищами” (Soydash), но вскоре их стали называть “иммигрантами” (Göchmen) – термин,  обычно имеющий уничижительный смысл, иногда применяя к ним термин “болгары” или “неверные” (Giavours) [20, с. 125].

На наш взгляд, существующее положение со статистическими данными по турецким мигрантам показывает настоятельную необходимость проведения серьезного исследования по вопросам репатриации на основе единых статистических данных. Такое исследование необходимо для получения реальной картины, сложившейся в вопросе миграции и реэмиграции турок Болгарии.

Тема дискриминации турок Болгарии в трудах ученых.

Один из видных турецких антропологов Али Еминов, исследователь культурных и исторических процессов турок в Болгарии, в труде «Турки и татары в Болгарии и на Балканах» особое внимание уделяет подробному анализу турецких, болгарских, европейских, и американских публикаций по данной тематике. Кроме того, его исследование опирается на широкий круг правительственных документов, статей, работ выдающихся ученых и публицистов, а также отчетов правозащитных организаций  [21].

Али Еминов поднимает проблему дискриминации турок в Болгарии во второй половине двадцатого века, т.е. в социалистической Болгарии, в следующих главных сферах: статусе турецкого языка в Болгарии, праве на получение языкового образования, статусе исламских учреждений и участии турок в политическом процессе.

Исследователи Эран и Кристина Крамер в труде «Болгарский национализм и турецкий язык в Болгарии» рассматривают  язык как основной аспект национального единства в Болгарии в XIX-XX в. [22].  К сожалению, объединение в языковом отношении этнических групп, говорящих на различных языках, являлось трудным, почти невозможным процессом. Кроме того, религиозные границы, установленные между православными и мусульманами во время османского  правления, не могли не отразиться на процессе дальнейшей ассимиляции турецкого народа. В течение 1970-1980-х гг. болгарские лидеры делали попытки через дискриминацию преодолеть трудности, связанные с ассимиляцией различных этнических групп в Болгарии, утверждая, что все население Болгарии, независимо от их этнической, религиозной, или лингвистической принадлежности, едино. Таким образом, Димитр Стоянов, Министр внутренних дел, оправдывал принудительную ассимиляцию турок в Болгарии 1985: «Все наши соотечественники, которые поменяли свои имена на болгарские [турки], являются болгарами. Они - дети болгарской страны. ВБолгариинеттурок» [23].

Работы  Маева М. посвящены анализу процесса, связанного с принудительной ассимиляцией турок в Болгарии. Данное исследование охватывает период с начала обретения Болгарией независимости в 1878.  Автор также делает акцент на принципах языковой и образовательной политики болгарского правительства по отношению к турецкому меньшинству. Этот исторический период, когда около миллиона турок, живущих в Болгарии, были вынуждены сменить турецкие имена на болгарские, особенно активно проводился в  1984-1985 гг. Особое внимание автор уделяет событиям происходившим во время господства коммунистической идеологии в Болгарии.

Работа Ричарда Крэмптона «Турки Болгарии» посвящена анализу образовательной системы турок в Болгарии [24]. Болгария унаследовала децентрализованную образовательную систему от Османской империи, где каждая этнорелигиозная община  была ответственна за получение образования членами самой общины. Во время османского периода в Болгарии турецкий язык был языком высокого статуса и многие болгары учились на турецком языке, в то время как турки в основном остались одноязычными, и знали только турецкий язык. Большое количество турецких слов вошли в литературный и разговорный болгарский язык. После получения  независимости Болгарии в 1878 г., языковая ситуация в Болгарии была кардинально изменена. Болгары прекратили изучение турецкого языка, в то время как турки чувствовали потребность в изучении болгарского языка. Начиная с этого момента, болгарские слова стали включаться в турецкий литературный и разговорный язык [25].

О защите образовательных и других культурных прав меньшинств было написано в положении Берлинского Мирного договора 1878 г., при установлении королевства Болгария, данные положения были утверждены  в последующих международных и двусторонних соглашениях между Болгарией и Турцией.  В статье 54 было сказано: "национальные меньшинства имеют равное право обучаться на родном языке в  школах и других образовательных учреждениях”.  Эти требования были включены в правовую систему Болгарии [27] .Слияние турецких школ с болгарскими в период между 1960 и 1972 годами совпало с новыми требованиями болгарского правительства в отношении к  турецким писателям и редакторам, о замене турецких слов на болгарские и русские слова.  В связи с этим был определен огромный список, состоящий из турецких слов, предложенных для замены [28]. Писателей и редакторов, которые не соблюдали эти рекомендации, подвергали строгой цензуре и наказаниям административного характера. Многие работы знаменитых турецких писателей так и не были изданы. Центральный комитет Болгарской Компартии издал директивы, отвечающие на вопрос: почему турецкое население против принципа "одной страны, одного языка, одной культуры". [31].

В настоящее время публикация газет и журналов на турецком языке возобновилась, хотя некоторые из новых периодических изданий  потерпели неудачу из-за отсутствия соответствующего финансирования. На турецком языке есть новостные каналы на болгарском национальном радио и телевидении. Однако по большому счету вопрос о СМИ на турецком языке в Болгарии до сих пор остается нерешенной проблемой, потому что большинство радио и телепрограмм лишь только транслируют новости с радиостанций Турции. Данная ситуация свидетельствует об отсутствии собственных радиопередач, телепрограмм и  соответствующей прессы на турецком языке в Болгарии [32].

Турецкий язык в Болгарии не находится под угрозой полного исчезновения. Так же, языки не находятся под угрозой исчезновения в тех местах, где носители языка проживают компактными группами. Как считает Али Еминов, языки “выживают, где люди несколько изолированы физически или в психологическом отношении от господствующей тенденции, распространенной в обществе” [33].  (Еминов минорети языка) В Болгарии говорящие на турецком языке проживают компактно в юго-восточных и северо-восточных областях страны, в этнически гомогенных деревнях и городских районах, где родной язык  используется в качестве основного средства коммуникации. Это является хорошей базой для сохранения языка, как указано выше.

Все сказанное свидетельствует что, начавшееся в постсоциалистический период, национальное возрождение турок Болгарии не проводится в должной мере. Несмотря на проводящиеся меры, видны следы существовавшей ранее дискриминации и отсутствие государственной заинтересованности в положительной динамике вопроса.

Анализ исследований по ряду проблем этничности турок, проживающих в Болгарии, показал, что среди ученых до сих пор не найден единый этноним для их идентификации. Вопрос единого этнонима представляется важным для исследователей, занимающихся болгарскими турками.

Другая важная проблема, привлекающая внимание исследователей — миграция турков из Болгарии в Турцию и ее последствия. Большое расхождение в численности мигрантов указывает на то, что строгой статистики по данному вопросу нет. Другое объяснение — часть мигрантов возвращается в Болгарию, не сумев адаптироваться в Турции. Положение с маятниковой миграцией является одной из причин расхождения в статистических данных, однако, это не снимает проблему уточнения или упорядочивания данных в стратегически важном вопросе. 

Ряд исследователей рассматривают историю изменения статуса турецкого языка в Болгарии и современное отношение к нему в стране, включая систему образования, находя существующую ситуацию как дискриминационную. Анализ трудов исследователей показал, несмотря на то, что турецкая диаспора  Болгарии является вторым по численности этносом в стране, представители этого этноса не находят поддержки со стороны государства в вопросах укрепления собственной идентичности и являются ущемленной в правах частью населения страны.

Литература

1.  Appears in Victor A. Friedman and Donald L. Dyer, eds. Of All the Slavs My Favorites: In Honor of Howard I. Aronson. Indiana Slavic Studies 12: 155-69, 2001.

2.  Nuray Ekici. The Diaspora of the Turks of Bulgaria in Turkey. Historical Background. - Ankara: Ministry of Foreign Affairs Press, 2001. - p. 43 .

3.  Cumhuriyet (Daily Turkish Newspaper), 8 August 2003.

4.  Balkan Sentezi (Monthly Newspaper): September 2003.

5.  Höpken, Wolfgang. From Religious Identity to Ethnic Mobilization: The Turks of Bulgaria Before, under and since Communism, in Muslim Identity and the Balkan State, (eds.) Hugh Poulton and Suha Taji-Farouki. – London, 1997.

6.  Poulton, Hugh and the Minnesota Lawyers International Hu­man Rights Committee (MLIHRC), Minorities in the Balkans, the Minority Rights Group, Report 82. London, 1989.

7.  Eminov Ali. Turkish and Other Muslim minorities in Bul­garia. – London, 1997.

8.  Simsir Bilâl. Turkish Minority Education and Literature in Bulgaria. - Ankara: Ministry of Foreign Affairs Press. -  P. 145.

9.  Nuray Ekici. The Diaspora of the Turks of Bulgaria in Turkey. Historical Background. - Ankara: Ministry of Foreign Affairs Press, 2001, -  43 p.

10.  Oran, Baskin (ed.). TDP’nin Kurumsal Cercevesi [The In­stitutional Framework of the Turkish Foreign Policy], in Türk Dis Politikasi: Kurtulus Savasindan Bugüne Olgular, Belge­ler, Yorumlar [Turkish Foreign Policy: From the Independ­ence War to Present: Facts, Documents, Comments], 2001.  Vol.I:1919–1980, Istanbul. 20–53.

11.  Vasileva Darina. Bulgarian Turkish Emigration and Return, in International Migration Review, 1992. Vol. 26, No. 2,342–52.

12.  Poulton Hugh. The Balkans: Minorities and States in Con­flict. London, 1993.

13.  Poulton Hugh and Suha Taji-Farouki. Muslim Identity and the Balkan State.  London, 1997.

14.  Dimitrova Donka. Bulgarian Turkish Immigrants of 1989 in the Republic of Turkey, in Mezhdu adaptatsiyata I nostal­giyata:Bulgarskite Turtsi v Turtsia [Between Adaptation and Nostalgia: The Bulgarian Turks in Turkey]. Sofia, 1998. pp. 76–139.

15.  Vasileva Darina. Bulgarian Turkish Emigration and Return, in International Migration Review, 1992. Vol. 26, No. 2,342–56.

16.  Zhelyazkova, Antonina: 2002, Turcite v Bulgaria [Turks in Bulgaria], in Dve [Two], Vera Moutafchieva and Antonina Zhelyazkova, Sofia. – pp.161–197.

17.  Dimitrov, Vesselin. “In search of a homogeneous nation: the assimilation of Bulgaria’s Turkish minority, 1984-1985,” Journal of Ethnopolitics and Minority Issues in Europe, 2000. December 23, 23 pages. Available at www.ecmi.de/publications/jemie/data.dimitrov.pdf

18.  Toumarkine Alexandre. Balkan and Caucasian Immigrants Associations: Community and Politics, in Civil society in the Grip of nationalism: Studies on Political Culture in Contem­porary Turkey, eds. Stefanos Yerasimos, Günter Seufert and Karin Vorhoff. Istanbul, 2000.

19.  Dimitrova Donka. Bulgarian Turkish Immigrants of 1989 in the Republic of Turkey, in Mezhdu adaptatsiyata I nostalgiyata:Bulgarskite Turtsi v Turtsia [Between Adaptation and Nostalgia: The Bulgarian Turks in Turkey]. Sofia, 1998.  pp.76–139.

20.  Georgieva Tzvetana. Coexistence as a system in the Every­day Life of Christians and Muslims in Bulgaria, in Relations of Compatibility and Incompatibility Between Christians and Muslims in Bulgaria, (Sofia: International Centre for Minority Studies and Intercultural Relations’ Foundation), 1994. -  pp.151–178.

21.  Ali Eminov. The Nation-State and Minority Languages:Turkish in Bulgaria. Радио"СвободнаяЕвропа" 1985: 5. - Wayne, Nebraska: Wayne State College, 2003.

22.  Bulgarian nationalism and Turkish language in Bulgaria.” In Fraenkel, Eran and Christina Kramer, eds. Language Contact – Language Conflict. New York: Peter Lang, 2001. -  pp. 43-71.

23.  Turks and Tatars in Bulgaria and the Balkans. Ali Eminov(book) Nationalities Papers, 2003. Vol. 28, No. 1, 2000.

24.  Richard Crampton , "The Turks of Bulgaria, 1878-1944," International Journal of Turkish Studies, 1989, pp. 43-78 .)

25.  Nuray Ekici:. The Diaspora of the Turks of Bulgaria in Turkey. Historical Background. - Ankara: Ministry of Foreign Affairs Press, 2001, -  43 p.

26.  Oran, Baskin (ed.). TDP’nin Kurumsal Cercevesi [The In­stitutional Framework of the Turkish Foreign Policy], in Türk Dis Politikasi: Kurtulus Savasindan Bugüne Olgular, Belge­ler, Yorumlar [Turkish Foreign Policy: From the Independ­ence War to Present: Facts, Documents, Comments], 2001.  Vol.I:1919–1980, Istanbul. 20–53.

27.  Ali Eminov. The Nation-State and Minority Languages:Turkish in Bulgaria. Радио"СвободнаяЕвропа" 1985: 5. - Wayne, Nebraska: Wayne State College, 2003.

28.  “Bulgarian Turks and the European Union.” – In: Rusu, H. and B. Voicu (eds.)EU Integration Process from EAST to EAST: Civil Society and Ethnic Minorities in a Changing World.Proceedings from a Round Table for young Social Scientists. Sibiu: Psihomedia Publ. House, 2005,p. 119-126.V

29.  Richard Crampton. "The Turks of Bulgaria, 1878-1944,"International Journal of Turkish Studies, 1989.  4 (2). -  pp. 43-78.

30.  Ali Eminov. The Nation-State and Minority Languages:Turkish in Bulgaria. - Wayne, Nebraska: Wayne State College, 2003.

31.  Ali Eminov. The Nation-State and Minority Languages:Turkish in Bulgaria. - Wayne, Nebraska: Wayne State College, 2003.

32.  Çavu Mehmet. Yüzyıl Bulgaristan Türkleri _iiri: Antoloji. stanbul: Yaylacık Mat baası.  Translated from Turkish (Çavus 1988: 68-69) and paraphrased by the author Ali Eminov, 1988.  - p. 20.

33.  Ali Eminov. The Nation-State and Minority Languages:Turkish in Bulgaria. - Wayne, Nebraska: Wayne State College, 2003.

34.  Todorova, Maria. Language in the Construction of Ethnicity and Nationalism: The Case of Bulgaria. - (Working Paper 5.5.) Berkeley: University of California Center for German and European Studies, 1992.

35.  “Bulgarian nationalism and Turkish language in Bulgaria.” In Fraenkel, Eran and Christina Kramer, eds. Language Contact – Language Conflict. New York: Peter Lang, 2001. -  pp. 48-71.

Түйін

Болгарияның тұрғындары арасындағы екінші орынға ие болатын түріктер, Болгариядағы ірі этникалық топтардың бірі болып табылады. Бұл зерттеушілердің Болгариядағы түрік қоғамдастығына қызығушылығын түсіндіреді.

Мақалада зерттеушілердің «болгарлық түріктер» және «Болгариядағы түріктер» терминдерін қолдану қайшылықтары жөніндегі пікірталас зерттелген. Түрік ғалымы Нұрай Екиджиның айтуы бойынша, Болгария  жерінде этникалық түріктердің ең көп таралған термині «болгарлық түріктер» болып табылады. Алайда осы саладағы Вольфганг Хепкен және Хью Пултон секілді атақты ғалымдар өз еңбектерінде «Болгариядағы түріктер» терминің ұстанады. Түркияға қайта оралған Болгарияның түрік қоғамдастықтың мүшелері өздерін «Болгариядағы түрік азшылығы» деп анықтайды. Бүгінгі күнге дейін бұл терминологияда бірыңғай ой жоқ, және де мақаланың авторларына түсініксіз, өйткені зерттеу нысаны — Болгарияның түрік халқы —анық белгіленген .

Болгария түріктерінің өздерінің тарихи отанына көшу мәселесі қарастырылған. Көші-қон мәселелермен айналысатын ғалымдардың арасында, «Түркиядағы Болгар түрік диаспора» ғылыми еңбегінде осы үдерісті жан-жақты қарастыратын зерттеуші Нурая Екиджиді атап кетуге болады. Көші-қонның бастапқы кезеңінде, жергілікті халық оларды жылы шыраймен қарсы алған, ал кейінірек бұл жағдай шиеленісе түсті. Осыған байланысты, бейімделу қиындықтарының себебінен түріктердің кері жылжуы байқалды. Васильева, Поултон, Хепкен және Димитрова мигранттардың əр түрлі сандарын ұсынады, алайда, барлық авторлар 1980-2000-шы жылдар арасында түріктердің өз тарихи отанына көлемді көші-қон болғандығын растайды. Түріктердің Болгарияға кері жылжуына қарамастан, көптеген түрік репатрианттары Түркияда өмір сүрулерін жалғастырды. 

Сондай-ақ, мақалада ХХ ғасырдың екінші жартысында болған Болгариядағы түріктерді кемсітушілік мәселесін көтеретін белгілі түрік ғалымы Али Еминовтың еңбегіне талдау жасалған. Кемсіту түрік тіліне, атап айтқанда тілдік білім алуға жасалған. Түрік диаспорасының өкілдері мемлекеттің саяси үдерісіне қатыса алмады.

Кілтті сөздер: болгар түріктері, болгар түріктердің репотрияциясы.

Summary

Ethnic Turks are the second largest ethnic group in modern Bulgaria. This explains the interest of researchers to the Turkish community in Bulgaria .  There are several terms referring to the Turkish population in Bulgaria. “The Turks of Bulgaria” and “Bulgarian Turks” are among the most broadly used terms. And these terms are discussed in the article. I would like to pay a special attention to and elaborate on the last term: “Bulgarian Turks”.Turkish scientist Nuray Ekidzhi believes that the most common term of ethnic Turks in Bulgaria is "Bulgarian Turks" . While well-known scientists Wolfgang Hepken and Hugh Poulton use the term " Bulgarian Turks " . Members of the Turkish community in Bulgaria , who had returned to Turkey , define themselves as " Turkish minority in Bulgaria ." There is still no unity in this terminology. That isn't absolutely clear to authors of article. But the object of research - the Turkish population of Bulgaria is designated quite distinctly. The problem of the Bulgarian Turks migrating to their historical homeland is considered in the article. Among the scientists involved in the problems of migration can be distinguished researcher Nuraya Ekidzhi. In the work "Diaspora of Turks of Bulgaria in Turkey" Nuraya Ekidzhi comprehensively considers this process.

Key words: Bulgarian turks, repatriation of Bulgarian Turks


Пікір жоқ

Пікір қалдыру үшін кіріңіз немесе тіркеліңіз