Басты бет » Материалдар » СИСТЕМА ОРОШЕНИЯ В КАРАКАЛПАКИИ В XIX - НАЧАЛЕ XX в.

ШАЛЕКЕНОВ М.У.

СИСТЕМА ОРОШЕНИЯ В КАРАКАЛПАКИИ В XIX - НАЧАЛЕ XX в.

«edu.e-history.kz» электрондық ғылыми журналы № 3

Аңдатпа:
В данной статье автор на основе изучения письменных источников, результатов археологических экспедиций и историографических материалов, всесторонне раскрывает особенности системы орошения в Каракалпакии в XVIII - начале ХХ вв. В частности он выделяет три вида орошения в Средней Азии, применявшиеся в зависимости от природных условий. Это горное, равнинное и кяризное (грунтовое) орошение. Наряду с этим были обследованы казахские поселения по бассейнам рек Средней Азии, их земледельческое хозяйство. Ключевые слова: Средняя Азия, система орошения, земледельческое хозяйство
Мазмұны:

Народы Средней Азии всегда вели кочевой и полукочевой образ жизни. В то же время часть населения было оседлым. Земледельческое население особое внимание уделяло ирригационным вопросам. В данной статье автор на основе изучения письменных источников, результатов археологических экспедиций и историографических материалов, всесторонне раскрывает особенности системы орошения в Каракалпакии в XVIII - начале ХХ вв. Наряду с этим были обследованы казахские поселения по бассейнам рек Средней Азии, их земледельческое хозяйство.

В Средней Азии, как и везде на Востоке, «основой восточного зем­леделия» являлось искусственное орошение [1, с. 132.].

В исторических источниках отмечаются три вида орошения в Сред­ней Азии, применявшиеся в зависимости от природных условий. В горных районах для орошения использовались горные ручьи, образующие­ся при таянии снегов. На равнинах существовало речное орошение, т.е. использовались большие реки, их притоки и протоки, от них отводились каналы. В предгорных районах устраивалось кяризное орошение - отвод грунтовых вод при помощи подземных галерей, снабженных смотровыми колодцами, расположенными на некотором расстоянии друг от друга [2, с. 63]. 

Выше, характеризуя историю развития земледелия у каракалпаков, мы отмечали их многовековые навыки в области ирригационного строительства. Материалы Хорезмской археологической экспедиции свиде­тельствуют о том, что «...каракалпаки умели не только проводить каналы, но и строить сложные головные сооружения, дамбы и высокие плотины, устраивать системы взаимосвязанных водоемов и чигирей; до сих пор сохранились следы разнообразных типов планировки поливных полей, бахчей и виноградников» [3, с. 429].

Памятники каракалпакской ирригации обнаружены экспедицией в низовьях Сырдарьи, в бассейнах больших протоков ее дельты по Кувандарье и Жаныдарье. Течение воды по этим древним южным протокам не было постоянным и на протяжении всей истории периодически возобновлялось. Так было и в XVIII - начале XIX в., когда «...весь обширный, к тому времени ставший пустыней, район бассейнов Кувандарьи и Жаныдарьи населялся трудолюбивым народом полуоседлых ирригаторов пустынных дельтовых областей - каракалпаками»[4, с. 274.].

С.П. Толстов подчеркивает, что грандиозная система ирригации была создана каракалпаками заново, так как древние каналы ко времени их поселения на Жаныдарье и Кувандарье уже не функционировали; они возвели огромные плотины из глины и саксаула, провели крупные магистральные каналы, протяженностью в несколько десятков километров, густую оросительную сеть, создали многочисленные поселения [5]. 

А. Макшеев, наблюдавший каракалпакские ирригационные соору­жения в низовьях Сырдарьи в середине XIX в. дает следующее описание: «От Тальбугута до Амануткуля на протяжении с лишком 20 верст для содержания реки в настоящем ее русле устроена ими на самом берегу небольшая плотинка, около аршина в высоту и столько же в ширину. Через это река течет как бы в корыте с весьма крутыми боками, так что на расстоянии не более одной сажени от плотины вода покрывает уже рост человека. Но одна эта насыпь не могла бы еще исполнить своего назначения без другой, которая бы, пролегая перпендикулярно к реке, не пускала воду из верхних ее разливов. Для этой последней цели устроена плотина у Тальбугута (10 верст выше Раима), 280 сажен в длину, около сажени в ширину и аршина два в высоту. Посредством таких работ каракалпаки осушали пашни, которые всегда могли поливаться, водою из реки, выпуская ее  посредством открытия береговой плотники в таком количестве, в каком им было необходимо» [6].

Хивинские источники отмечают, что еще в 1715 г. в бассейне Жаныдарьи жили каракалпаки [7]. Исходя из этого факта, П.П. Иванов спра­ведливо относит освоение земель Жаныдарьи к началу XVIII в. [8].

Каракалпакские земли охватывали весь бассейн Кувандарьи и Жаныдарьи, доходя до низовьев Амударьи. Б.В. Андрианов утвержда­ет, что в конце XVIII в. воды Жаныдарьи через систему акчадарьинских протоков достигли такыров, лежащих к югу от Бельтау, и соедини­лись с водами Даукаринской низменности [9, с. 173]. А.В. Каульбарс приводит в своей книге рассказы жителей Даукаринской низменности, подтверж­дающие этот факт [10]. Предания об этом сохраняются и поныне. Через 85 лет после экспедиции Каульбарса, в 1957 г.,  мы записали рассказ столетнего Нысана Булатова о том, что «...в 20-х годах прошлого столе­тия Жаныдарья была соединена с Даукаринским озером через пески Куркиреуика» [11]. В этот период особенно густо населена была террито­рия между Кувандарьей и Жаныдарьей. По утверждению С.П.Толстова, здесь «...в особенности густы остатки каракалпакской культуры» [5]. Жаныдарьинский район со второй половины XVIII в. стал основным земледельческим оазисом каракалпаков.

С.П. Толстов отмечает, что каракалпаки развивали ирригацию на Жаныдарье в целях освоения заново средневековых земледельческих оазисов. «В целом ряде районов на Жаныдарье, - пишет он, - каракалпак­ская ирригация перекрывает античную и средневековую; каракалпаки использовали старые средневековые каналы, углубляя и перестраивая их. Они использовали также и покинутые в античности и в средние века городские поселения. На городищах Чирик-рабат, Бештам-кала, Дженд и других экспедиция обнаружила следы сравнительно недавних, относящихся к XVIII - началу XIX в., каракалпакских поселений и явные свидетельства проведенных каракалпаками работ по обновлению фортификационных сооружений этих городов. Однако, помимо старых оазисов, каракалпаками были освоены и обширные, прежде пустынные пространства в бассейне Жаныдарьи» [4].

Разведочными археологическими работами Хорезмской экспедиции в 1946 г. открыто и обследовано много позднесредневековых памятни­ков и определены границы каракалпакских земель древнего ороше­ния - от верховьев Жаныдарьи на восток, до среднего течения Куван­дарьи на севере, нижних протоков Жаныдарьи и Акчадарьи на западе и юго-западе [12], а в 1950-1951 гг. был изучен крупнейший исторический памятник каракалпаков XVIII-начала XIX в. — Орынбай-кала [13]. Систематическое детальное обследование каракалпакских орошаемых земель на Жаныдарье позднее продолжил археолого-топографический отряд Хорезмской экспедиции во главе с Б.В. Андриановым.

В результате археологических раскопок, наземных автомобильных маршрутов и авиационных разведок, произведенных отрядами экспеди­ции, обнаружены и изучены многочисленные остатки каракалпакской ирригационной сети нижнего и среднего течения Жаныдарьи.

Археологическим отрядом Б.В. Андрианова на Чимбайском трак­те (недалеко от колодца Чагир, в 39 км. от Барактама) найдено неболь­шое каракалпакское оросительное сооружение, которое состоит из 30-метрового арыка, берущего начало в неглубоком русле Акчадарьи, и двух водосборных бассейнов, откуда вода подавалась на поля с по­мощью водоподъемного сооружения, по-видимому, чигиря. Арык имел ширину 8 м. между валами, глубину - 2 м. [9, с. 174].

Во многих случаях ниже головных сооружений арыков поперек русла воздвигались глухие плотины, от которых сохранились глиняные валы высотой 2-3 м. Такая плотина длиной в 65 м обнаружена Б.В. Андриановым в 2 км к юго-западу от Чабанказгана. Она перего­раживала неглубокое 60-метровое русло одного из северо-восточных протоков Акчадарьи. Глиняный вал имеет у основания 6 м. при высоте 2-2,5 м. Перед плотиной с запада и востока сохранились остатки двух головных сооружений. Западный арык имеет общую ширину 6 м., ши­рину между валами - 2 м, глубину - 1-1,5 м. Его береговые отвалы возвышаются над уровнем полей всего на 0,3-0,5 м. Здесь вода подни­малась на поля чигирями [9, с. 174, 177].

По утверждению Б.В. Андрианова, подобные оросительные соору­жения в виде водоподъемных глухих плотин, перегораживающих боль­шие русла, и коротких, но глубоких арыков с чигирными ямами доволь­но широко распространены по всей северо-восточной окраине акчадарьинской дельты, где сильно разветвленная сеть протоков Акчадарьи смыкается с руслами Жаныдарьи.

В окрестностях урочища Клыш обнаружены наиболее интенсивные следы орошаемого земледелия. Здесь ряд арыков начинался непосред­ственно от главного русла Жаныдарьи и вся территория покрыта бес­численными многоугольниками обвалованных поливных участков, многочисленными ямами для чигирей, пересечена в разных направлени­ях извилистыми мелкими и крупными арыками, образующими сложные ветвистые системы.

В районе Аралбай-калы также зафиксированы густая ороситель­ная сеть и обвалованные участки полей, на которых возделывали пре­имущественно такие зерновые культуры, как просо, ячмень и пшеницу. Кроме того, вокруг Аралбай-калы встречено большое количество водо­сборных ям, которыми, как правило, заканчивалось большинство мел­ких арыков. Ямы, откуда вода подавалась на поля с помощью водо­подъемных сооружений  (чигирей), были разнообразных форм и размеров [9, с.  180,  183.].

В системе одного из каракалпакских каналов в окрестностях уро­чища Далдыбай найдены невысокие (50-60 см) пахсовые ограды, окружавшие поля неправильной четырехугольной и овальной формы. Такие агро-ирригационные планировки обнаружены и вокруг мазара Зангар, у Орынбай-калы. Планировка здесь связана со сложной систе­мой дамб и плотин, образующих оросительную сеть, которая берет на­чало в основном русле Жаныдарьи. В этом оазисе в низовье арыка наряду с чигирным орошением использовалось самотечное. Другой важный участок каракалпакской ирригации находился в урочище Саздыкудук и в окрестностях Орынбай-калы. Здесь вся территория за­полнена ранее обрабатывавшимися полями, арыками и остатками по­селений. В этом районе Орынбай-кала занимает командное положение над оросительными системами, так как наиболее крупный магистраль­ный канал и большинство других соседних оросительных систем оазиса берут свое начало из боковых притоков Жаныдарьи в окрестностях Орынбай-калы. Это особое положение, видимо, связано и с существо­вавшими в те времена феодальными взаимоотношениями между круп­нейшим каракалпакским феодалом мангытом - Орынбай-бием (конец XVIII в. - начало XIX в.) и рядовыми каракалпакскими земледельцами [9, с. 187].

В 2 км к юго-востоку от Орынбай-калы расположена Бештам-кала, окрестности, которой также покрыты густой оросительной сетью. При обследовании этого оазиса Б.В. Андрианов выделил два этапа ороше­ния земель - средневековый и поздний.

Еще один большой район каракалпакской ирригации располагался в окрестностях мазара Сарлытам. Среди ирригационных сооружений этого района значительный интерес вызывает ирригационный узел в 2 км. к юго-западу от Сарлы-тама, в урочище Бешчангуль, где основное русло Жаныдарьи, достигающее в ширину 90-100 м., перегорожено плотиной и системой дамб. Вправо и влево от русла отходят ороситель­ные каналы, на берегах которых сохранились остатки полей и отдель­ных поселений. Здесь плотина была сооружена для подъема воды во всех каналах, расположенных вверх по руслу Жаныдарьи, вплоть до окрестностей Сарлытама [9, с. 188]. Такой способ подъема воды в арыки кара­калпаки использовали и в других земледельческих районах жаныдарьинского бассейна. Оросительные системы, предназначенные для пита­ния из основного русла Жаныдарьи, отличаются сложной ветвистой планировкой.

Каналы и головные сооружения были рассчитаны на паводковые и быстротекущие воды. При сооружении магистральных и распредели­тельных каналов весьма искусно использовалась сильно разветвленная сеть извилистых боковых протоков Жаныдарьи. Поражает прекрасное знание уклонов сложного бугристого рельефа местности, проявившееся при определении трассы каналов. Все эти сооружения - величествен­ный памятник трудовой деятельности каракалпакского народа, за ко­роткий срок освоившего для земледелия обширную территорию в бас­сейне Жаныдарьи.

В конце XVIII в. и в первые годы XIX в. каракалпакам пришлось вести ожесточенную борьбу против хивинских ханов, совершавших за­воевательные походы, которая привела к разрушению ирригационной сети и сокращению посевов.

Научные исследования в низовьях Амударьи начали проводиться русскими учеными с середины XIX в. Первые инструментальные съемки были произведены капитаном А. Бутаковым в 1848-1859 гг. в Аральском море и в дельте Амударьи. Аналогичные исследования велись Урундарьинской экспедицией и отрядом А.В. Каульбарса в 1873 г. В результате этих работ были получены планы всей дельты по данным инструментальной съемки и профиль Кунядарьи до Сарыка-мышской котловины. С 1879 г. экспедиция Глуховского несколько лет изучала древнее русло Амударьи и дала богатый картографический материал по дельте Амударьи, Сарыкамышской котловине и Узбою [14, с. 111].

Позже, в XIX-начале XX в., целый ряд экспедиций продолжал исследования древнего течения Амударьи и ее ирригационных систем [4, с. 17.]. В наши дни древние русла и ирригационные каналы Амударьи глубоко изучались Хорезмской экспедицией. По ее материалам восста­навливаются основные этапы истории великой среднеазиатской реки. Результаты этого цикла изысканий обобщены в ряде капитальных трудов [15].

По утверждению В.В. Цинзерлинга [14, с. 111], современная дельта Аму­дарьи делится на три основные части - верхнюю, среднюю и нижнюю. Верхняя, самая древняя дельта, обнимает бассейн сарыкамышских протоков Кангадарьи и Даудана и простирается от Питняка до тесни­ны Джумуртау (южный Хорезм). Между Джумуртау и тесниной Тахиаташ расположена средняя дельта (Бассейн Дарьялыка). Современ­ная нижняя дельта начинается у Тахиаташа. С запада она ограничена чинком Устюрт, с востока - песками Кызылкума и возвышенностью Бельтау.

Возвращаясь к периоду расселения каракалпаков в дельте Аму­дарьи, обратимся к источникам XVIII в. - начала XIX в. В первой поло­вине XVII в., по мнению П.П. Иванова, значительная часть каракалпа­ков занимала местность, носящую в хивинских хрониках название Ак-якыш и расположенную на востоке от современного Чимбая, в рай­оне Кок-Узяка (Куваныш-Жарма), канала Ишим и озера Даукара [8, с. 75]. Б.В. Андрианов на основе сообщений хивинских источников Муниса, Агехи, Баяни и исследований Я.Г. Гулямова, пришел к заключению, что в это время центр дельты орошался протоком Карабайли. По его мнению, здесь находился обширный земледельческий район узбеков-мангитов и он торт уру с центрами: Мангыт-кала, Ак-кала, Нукуз-кала [16,с. 53].

В дальнейшем, в течение XVIII в. - в начале XIX в. каракалпаки большими группами переселялись в пределы Хорезма на прежние мес­та расселения узбеков-аральцев и занимали отдельные местности в дельте Амударьи, где постепенно складывалась их современная этниче­ская территория. После завоевания жаныдарьинских каракалпаков Му­хаммед-Рахим-ханом хивинским сюда переселилась основная часть каракалпакского народа. Несмотря на тяжелые условия существования и гнет хивинских ханов, каракалпаки внесли ценный вклад в развитие земледельческого хозяйства Хорезмского оазиса; им принадлежит за­слуга постройки большинства каналов и ирригационных сооружений, освоения заболоченных местностей, осушения озер в дельте Амударьи.

В работе Н.А. Дингельштедта приводятся названия 145 магист­ральных и второстепенных каналов Амударьинского отдела [17]. По-види­мому, автор не дает полного перечня магистральных каналов, не назва­ны, например, такие крупные водные артерии, как Куня-Кызкеткен в Нукусской волости, Наупыр в Чимбайской волости и т. д.

В результате упорного труда каракалпакского народа по созданию ирригационных сооружений  уже в первой четверти XIX в. в Хорезм­ском оазисе возникли такие крупные земледельческие районы, как Калликольский, Шуманайский, Кушканатауский, Кегейлийский, Шураханский, Бийбазарский, Даукаринский и др.

Калликольский земледельческий район образовался на левом бе­регу Амударьи, в низовьях каналов Лаудан, Шанлыбасу, Шуманай, Киятжарган.

Канал Лаудан являлся самым южным в левобережной части Север­ного Хорезма. Согласно хивинским хроникам, каракалпак Лауданбай вывел из реки небольшой арык, который в начале XIX в. достиг зна­чительных размеров. Этот канал проходил между Куня-Ургенчем и Ходжейли через Айбугир и Атжол [18] и впадал в Аральское море в уро­чище Токмаката. Он получил название Лаудан. Баяни пишет, что «...из года в год канал стал расширяться вследствие того, что река стала из­менять свое направление и бить в исток канала, размывая его, и канал стал нести громадную массу воды»[19].

Кроме Лаудана, Калликольский оазис орошали каналы Шанлыба­су, Шуманай, Киятжарган и Ихлас. Шанлы басу отходил от Амударьи несколько выше Шуманая. В 20 верстах ниже истока Шуманая начи­нался Киятжарган. Оба канала имели северо-восточное направление. Следующим вниз по течению каналом был Ихлас (по Г.И.Данилев­скому, Кокдарья). Расстояние от Ихласа до Кунграда составляло пол­тора фарсаха (9-12 км). Ниже Кунграда Амударья разделялась на протоки Талдык и Улкендарья, которые впадали в море [16, с. 84].

Разливы в низовьях каналов Лаудан, Шанлыбасу, Шуманай, Кият­жарган широко использовало население оазиса. Оно регулировало паводковые воды, искусственно затопляя низины, приспособляя их для каирного и лиманного земледелия.

Основываясь на народном предании о земледелии в этом районе, Я.Г. Гулямов пишет, что главные участки каналов открывались, когда в поле заканчивалась жатва, и до сентября система впадин вдоль чин­ка Устюрта представляла собой обширный разлив, в котором осаждал­ся плодородный ил. Закрывали головные сооружения каналов в сентяб­ре. «Весть об этом разносилась повсюду. Даже глашатаи на базарах оповещали население: «Көлдiң суын байлады!» (Прекращен доступ воды в озеро).

Со всех концов Хорезмского оазиса к плодородным высыхающим землям направлялись кочевники и полукочевники - каракалпаки, ка­захи, туркмены. Зерно сеяли прямо в жидкий ил. На следующее лето снова съезжались, чтобы собрать урожай. Среди посевов возвышалась целая система укреплений. Каждое из них представляло собой сторо­жевую башню с бойницами. Эти башни предназначались для охраны посевов, из них велись наблюдения во время полевых работ, главным образом во время жатвы, и давался сигнал о приближении опасности. После сбора урожая все разъезжались по своим местам: большинство населения продолжало вести скотоводческое хозяйство [15, с. 60].

Как сообщает Базинер, посетивший в 1842 г. Северный Хорезм, поселения каракалпаков были разбросаны по всей низменности между Устюртом и Лауданом. «Вся эта низменность ежегодно наводняется при половодье Амударьи. Лишь только сбудет вода, каракалпаки при­нимаются за обработку увлажненной почвы, засевая ее преимуществен­но дынями, просом и ячменем. Жатву оберегают они близ своих киби­ток, заваливая ее соломой и землей. Стада их весьма незначительны» [20].

Каракалпакские казучи были использованы хивинскими ханами для прорытия и обводнения многих левобережных протоков Амударьи. По мнению Я.Г. Гулямова, еще в 30-х годах XIX в. группой каракал­пакских казучи был проведен канал Каракалпакжарган рядом с уро­чищем Багиашрап. При Мухаммед-Рахим-хане (1845-1855 гг.) боль­шое число каракалпаков ежегодно сгонялось для прорытия и обводнения каналов Шахмурад, Сипай-яб, Ханабад, находящихся на землях древнего орошения левобережного Хорезма. Однако каракал­паки ничего не получали из вновь орошенных земель: эти земли разда­вались туркменским воинам - нукерам и приближенным хана; один только сын хана Абдуллаторе стал владельцем 20 тыс. танапов благо­устроенной земли, которая получила название Ханабад [15, с.28].

А.В. Каульбарс, побывавший в 1873 г. на левобережной дельте Амударьи, приводит интересные сведения о земледелии у казахов этого района. Казахи занимались земледелием в следующих местностях: «...а) к северу и северо-западу от Ходжейли по протокам Кыдыр-ярган, низовьям Суэли и Чимбай-Узяку; б) в низовьях протоков Шуманай и Кият-Джерган; в) по нижнему течению протока Хан-яб и, наконец, по протокам Кара-Узяка и каналу Жанглыжан в северной части бывшего Айбугирского залива. Из всех этих пространств последние два, и осо­бенно бассейн Хан-яб, способствуют развитию довольно значительной культуры земли» [10, с. 563].

Не имея технических средств для обуздания неустойчивого течения Амударьи, население Хорезмского оазиса часто страдало от наводне­ний и засухи. Крупные магистральные каналы порой мелели и высыха­ли, или, наоборот, разливались и затапливали посевы.

Такую же картину можно было наблюдать на Киятжаргане, одной из многоводных артерий в 80-х годах XIX в. Но с уменьшением вод Бек-яба протоки, снабжавшие водою разливы Муйшиткуль, пришлось закрыть, и Киятжарган стал понемногу пересыхать. Многоводным в то время был и канал Шуманай, позднее он тоже высох в связи с умень­шением воды в Бек-ябе. Поэтому значительная часть культурных зе­мель Шуманайского и Кунградскогобекств в 1899 г. осталась необра­ботанной. В 1900-1901 гг. из-за отсутствия воды население Кунград­ского и Шуманайского бекств стало расселяться в других местах [21]. От  стихийных бедствий вместе с каракал-паками и узбеками страдали и казахские земледельцы, населявшие низовья Куваныш-Жармы, Кият-жаргана, Шуманая и других водных артерий дельты Амударьи.

Богатейшим земледельческим районом в начале XIX в. являлся Кушканатауский (Кусканатау) оазис. Здесь, по сведениям путешест­венников, расстилались зеленеющие поля каракалпаков, орошавшиеся естественным протоком Амударьи, Карабайлы и арыками Арзыбай, Чортанбай, Ишан-яб, Тиллябай, Бек-яб, Ильгельды-яб, Шокторангыл, Арзы-яб и др.[16, с. 85].

Однако этот земледельческий оазис просуществовал недолго. Большое наводнение в районе дельты в 50-х годах XIX в. привело к гибели земледелия в Кушканатауской низменности. Произошло это так, хивинский хан, чтобы заставить повиноваться туркмен, селившихся на окраинах оазиса, лишил их воды, подававшейся каналами из Аму­дарьи. В 1857 г. канал был закрыт по распоряжению Сейид-Мухамед-хана. Западная часть дельты осталась без воды, а в центральной части быстрое накопление воды привело к катастрофическому наводнению. Земли каракалпакских дехкан оказались затопленными. Большая мас­са воды направилась на север, размыла и залила берега арыков Шортамбай, Тиллябай, Ишан-яб и др. Земледельческое население вынужде­но было откочевать с затопленных берегов в разные места [16, с. 98, 99].

Катастрофическое наводнение в центральной части дельты и поли­тические события в Каракалпакии (восстание 1855-1856, 1859 гг.) вы­звали не только перемещение трудовых масс внутри ханства, но и откочевку некоторых аулов в русские владения, на Сырдарью, в окре­стности форта № 1. В русские владения перекочевало до 700 кибиток. Значительное количество каракалпаков переселилось также в Бухару  [22, с. 97]. Часть каракалпаков - кытай, кыпчак, канглы - из центральной части дельты переместилась на Кегейли. За ними последовали кенегесы, оста­вив левый берег канала Шортамбай. Они осели по берегам канала Тарлы, а также к востоку от него. Часть каракалпаков Костамгалы во главе с Арзы-бием, управлявшим конгратами, жившими в Кушканатау­ской низменности, перебралась на Кок-Узяк. Отдельные роды конгратов, занимавшие Кушканатау-скую низменность, поселились на восточ­ных берегах центральных разливов - у озера Ай-куль, а значительная часть их осталась в районе Шуманая и на левом берегу Амударьи [16, с. 98].

По обоим берегам бывшего многоводного протока Кегейли сосредо­точивался Кегейлийский оазис. В 70-х годах XIX в. Н. Каразин отме­чал: «Кегейли - это жизненная артерия Чимбая, он же и его главный путь сообщения с прочими пунктами, лежащими выше, и водами самой Амударьи» [23].

По сообщению А.В. Каульбарса, в 1873 г. бассейн Кегейли был покрыт густой оросительной сетью. От Куваныш-Жармы до Чимбая от правого берега Кегейли отходило около 145 арыков, от левого берега - около 116, т. е. Кегейли питал около 260 оросительных каналов. Кроме того, от левого берега на этом протяжении отходили три протока, из ко­торых, в свою очередь, вытекало множество арыков. Ниже с. Чимбай число арыков, выходящих из Кегейли, также было многочисленно. В этом месте Кегейли раздваивался: его течение направлялось на северо-запад, а на северо-восток ответвлялся Наупыр. «Между Чимбаем и отделением Наупыра мы насчитываем около 22 арычных истоков из правого берега, и около шести из левого,- писал Каульбарс. - Из пра­вого берега Наупыра, по нашей съемке, насчитывается около 25 арыч­ных истоков и столько же из левого берега - итак, из всего правого берега Кегейли выходит арычных истоков около 175 и из левого берега 125, из обоих берегов Наупыра - 50, всего минимум 350» [10, с. 121-122].

Таким образом, на территории бассейна Кегейли имелась густая сеть оросительных каналов. Каждая аульная родовая община отводила себе канал и селилась вдоль него. Н. Дингельштедт указывает длину Кегейли (в 1895 г.) - 170 верст; ширина его достигала 20 сажен.

Основываясь на сообщениях старожилов, Б.В. Андри­анов пишет, что начало освоения Кегейлийского (Шахтемирского) оази­са каракалпаками нужно отнести к первой четверти XIX в., когда последняя часть сырдарьинских каракалпаков (мангыты, кытай, бесса­ры и другие родовые группы) была переселена Мухаммед-Рахимханом с Жаныдарьи в пределы Хорезма. До прихода каракалпаков Кегейлийский оазис был занят аральскими узбеками-земледельцами. С появле­нием каракалпаков старые обитатели берегов Кегейли переместились на левобережную часть дельты Амударьи.

В середине XIX в. каракалпакское население группировалось по обе стороны протока Кегейли. На левобережье жили племена кенегес и мангыт, а по правому берегу - кытай и кыпчак. Это традиционное рас­селение сохранялось вплоть до недавнего времени [24, с. 38]. Левый берег Кегейли, близ головной части канала очень низкий; во время наибольшего паводка уровень воды поднимался здесь значи­тельно выше окружающей местности. Поэтому прилегающие к этому берегу окрестности издавна защищались искусственными дамбами. На­селение левого берега было обеспечено самотечной водой, а на правом берегу в большинстве случаев вода доставлялась на орошаемые участ­ки при помощи чигиря, сериппе, теппе и других водоподъемных соору­жений.

Из-за недостатка воды между племенами кытай-кыпчак и кенегес-мангыт часто возникали ссоры. Т.А. Жданко приводит предание об этой вражде, относящееся ко времени хивинского владычества: «От недостатка воды по условиям орошения страдали больше земли право­го, восточного берега. Тогда кенегес-мангыты направили своих пред­ставителей к хану в Хиву и настояли на переделе земель с кытай-кыпчаками. Прибывшие из Хивы для передела ханские чиновники были подкуплены кенегес-мангытами, в результате чего после бросания жре­бия (шек) дело было решено в пользу истцов; кытай-кыпчаки вынуж­дены были уступить свои земли и переселиться на правый берег Кегейли» [24].

Распри между каракалпакскими племенами и родами за воду и землю продолжались вплоть до Октябрьской революции.

Воды Кегейли по мере отделения от него арыков постепенно исто­щались, но от истоков его до Чимбая уровень воды в летнее время был еще выше окружающей местности, и только береговые плотины предот­вращали от затопления пашни и селения. На протяжении второй поло­вины XIX в. уровень воды в Кегейли несколько раз менялся. В 1853 г. он настолько упал, что в нижней части протока каракалпаки устроили пашни в ложе русла. Затем вода снова стала подниматься, и в 1863 г. высокий паводок прорвал боковые валы в сторону Боз-куля. Однако через несколько лет проток Боз-куль пришлось сузить дамбами, чтобы увеличить количество воды, идущей на орошение в бассейне Кегейли. Впоследствии озеро Боз-куль послужило естественным запасным резер­вуаром. В половодье излишек воды сбрасывался из Кегейли в озеро [16, с. 347].

Ниже Чимбая уровень воды Кегейли и Наупыра значительно сни­жался. Тамошние земледельцы поднимали воду при помощи чигиря. На 24-й версте от Кегейли по Наупыру был расположен мост. Еще ниже - на 30-й версте от Наупыра отходили арыки Оразаталык и Беглербеги, которые терялись в болотах.

В нижнем течении Кегейли располагалась Коккульская волость, основное население которой составляли казахи. В конце XIX в. вода Кегейли перестала доходить до низовьев, коккульцы вывели арык из разливов Ишанжыккын, назвав его Казакжармыш. По данным 1912-1913 гг., общая площадь обрабатываемых земель на территории Кегейлийской, Чимбайской, Наупырской и Коккульской волостей Амударьинского отдела достигала 30-40 тыс. десятин.

Н. Дингельштедт приводит сведения, по которым можно опреде­лить площадь, орошавшуюся некоторыми крупными каналами, отведен­ными из протока Кегейли. В частности, в бассейне Оржапа орошалось 2100 танапов посевной площади, а в бассейне Аралбайжапа - 1000 танапов, на Бессарыжапе - 1200 танапов, на Майлыбалтажапе - 1000 танапов, на Мангытжарганжапе - 700 танапов, на Наупырузяке -500 танапов [17, с.121].

Распределение воды между нижними и верхними волостями, рас­положенными по Кегейли, было неравномерным. Когда население Кегейлийской и Чимбайской волостей уменьшало напор воды в Кегейли с помощью сооружения Кысымсага, жители Наупырской и Коккуль­ской волостей ощущали нехватку воды. Если же нижние волости сдер­живали воды Кегейли, то верхние находились под угрозой наводнения. Поэтому во время летнего паводка, когда быстрый подъем воды гро­зил наводнением, население всех волостей фашинами уменьшало кысымсага.

В XIX в. наиболее крупным каракалпакским земледельческим рай­оном являлся Куваныш-Джарминский бассейн. А.В. Каульбарс пере­дает услышанную им из уст местных жителей историю появления Куваныш-Жармы. Раньше Куваныш-Жарма не существовала, на ее месте был проток Кок-Узяк, который впадал не в Даукаринское озеро, а в Аральское море. Жители Даукары, испытывавшие недоста­ток в воде, подали прошение Аллакули-хану (1825-1842 гг.) о разре­шении прорыть канал из Кок-Узяка.

«Разрешение было получено и за дело взялся... каракалпак Куваныш. В среднем течении реки он избрал место для начала предполагав­шегося канала. Прежде всего работы пошли через небольшую гряду песков; как только этот участок канала был готов, вода с такою силою хлынула туда, что все дальнейшие работы оказались излишними и река вскоре... промыла новое русло» [10, с. 45]. В честь Куваныша река и получила свое название.

Во времена путешествия А.В. Каульбарса некоторые даукаринцы называли Куваныш-Жарму по старому Кок-Узяком. В бассейнах Кок-Узяка (Куваныш-Жармы) орошалось 2500 танапов земли, а на Акжагысе - 600 танапов [17, с.121]. Ниже истока Кегейли в 10 верстах от протока отделялся Жалпак-яб, питающий озеро Жарын-куль. В 80-х годах прошлого века этот разлив достигал свыше 30 верст в длину и 3-9 верст в ширину. Жарын-куль служил источником орошения земель, расположенных между Кегейли, Наупыром и Ишимом. Жалпак, Кара-Язяк и другие протоки, образовавшиеся после поворота Кара-Узяка в арык Куваныш, к 1880 г. были сильно занесены, но продолжали ис­пользоваться местным каракалпакским населением для орошения и ежегодно расчищались на протяжении 8 верст.

Ниже названных протоков Куваныш-Жарма проходила сквозь по­лосу песчаных бугров, называемых в начале XIX в. Жартыкум. В ниж­нем течении берега Куваныш-Джармы понижались. В местности Тунке Куваныш-Джарма описывала большую дугу, из средней части которой отходили протоки Пурхан и Боше, впадающие в Даукаринское озеро.

В низовьях Куваныш-Жармы группировалось казахское оседлое население, а выше жили каракалпакские земледельцы [25, с. 44]. Основная мас­са казахов-земледельцев располагалась к юго-востоку от озера Каратерен до кызылкумских песков. Главными источниками орошения у них были Есим-Джарма, Баис-яб и низовья Куваныш-Жармы. Из этих магистральных каналов отводилась мелкая аульная оросительная сеть.

Во второй половине XIX - начале XX вв. крупными земледельче­скими районами являлись также бассейны Кара-куля и Томенги-Иткара-Узяка. В связи с уменьшением воды в Куваныш-Жарме мелкие озера высыхали, сужались и объемы крупных озер - Кунград-куль и Каратерень. В озеро Кунград вода шла по Каракулю и Томенги-Иткара-Узяку. А.В. Каульбарсподробно описывает течение Кара-куля: «На­чиная от первых истоков в озеро Кунград, Кара-куль (Каракол) при­нимает характер лимана, описывает дугу к ЮВ и, пройдя в новом направлении версты 2,5, круто поворачивает к озеру Кунград, впадая в него глубоким от 11 до 5 ф., но нешироким - саж. 15 протоком; при этом русло реки, уже под названием Каракол, еще продолжается верст 20 на восток. Это интересное русло  было прежде ложем, по которому сырдарьинские воды, через приток Яныдарью, впадали в Даукаринское озеро и далее в море» [10, с. 63-64].

Однако А.В. Каульбарс ничего не говорит о земледелии в районе Кара-куля. В 1965 г. мы обследовали покинутые казахские поселения в бассейне Кара-куля и Томенги-Иткара-Узяка. Этот район во второй половине XIX в. был густонаселенным земледельческим оазисом. Об этом свидетельствуют хорошо сохранившаяся густая ирригационная сеть, береговые дамбы, чигирные ямы и многочисленные развалины до­мов. Оазис интенсивно осваивался после присоединения правобережной дельты Амударьи к России. Здесь находился центр Даукаринской воло­сти и вырос торговый городок Жаман-кала (ныне Ишан-кала).

А.В. Каульбарс отмечал, что одним из крупных земледельческих районов была местность Мулик, или Клыш-кала [26] в Даукаринской низ­менности. В начале ХIХ в. хивинский хан подарил этот плодородный район казахскому феодалу из рода карасакал Клышу Мирманову. Здесь Клыш построил город и крепость (Клыш-кала). Эта местность сейчас называется с. Мулик [25, с. 20], расположена она в низовьях Куваныш-Жармы, на правом берегу. Местные земледельцы создали многочисленную мелкую оросительную сеть, выведенную из Куваныш-Жармы. Клышкалинская низменность находилась между двумя круп­ными водными аргериями - Есим-Джарма и Баис-яб, благодаря этому местное население не испытывало недостатка воды и выращивало все виды зерновых культур, даже рис [25, с. 33-34].

Посетив в 1873 г. Даукаринскую низменность, А.В. Каульбарс писал: «На ее полях, благодаря обильному орошению, возделывается почти исключительно рис, и площадь, занимаемая им здесь, весьма значительная. Кроме риса, я видел пашни с просом и немного пшеницы. Но судя по тому, что на Клычском (Клышском - У. Ш.) базаре в изо­билии встречаются ячмень и пшеница, надо думать, что поля, засеян­ные этими злаками, встречаются здесь в большом числе, но не были видены мною, потому что мой путь лежал ближе к озеру Камышты по низменным местам, занятым рисом, а пшеница и ячмень, вероятно, за­севаются на низовьях арыков, ближе к пустыне, т. е. на более сухих местах» [10, с. 562].

На других землях, расположенных близ Клыш-калы, казахи выра­щивали зерновые и бахчевые культуры. Их пашни концентрировались в окрестностях Камышты-куля и озер Шанлы, Карабайлы. О земле­дельческом хозяйстве казахов этого района пишет А.В. Каульбарс: «Этот лиман охватывает обширную территорию, снабжая окрестности водою посредством выведенных из него арыков. Кроме того, воды его образовали, по показаниям туземцев (казахов - У.Ш.), выше Клыч-кала (Клыш-кала - У.Ш.), два озера - Чанглы (Шанлы - У.Ш.) и Карабайли, на пространстве между его ложем и рекою. Замечатель­но, что местность, окаймляющая Камышты-куль, с южной стороны ни­же его уровня, за исключением отдельных песчаных бугров, так что жители всюду устроили береговые плотины, которые, однако, часто про­рываются от напора воды, уничтожая прекрасные рисовые поля здеш­них казахов (киргизов). Вследствие этого прибрежные аулы содержат караул у плотин» [10, с. 62]. Описываемая Каульбарсом оросительная сеть и пашни хорошо сохранились и поныне.

В Даукаринской низменности земледельческое хозяйство расширя­лось за счет постепенного освоения заброшенных залежных земель у высохших даукаринских озер. «Действию изменяющих режим дельты физико-географических факторов, которые заключались в постепен­ном повышении местности вследствие интенсивных наносов и уменьше­ния продольного уклона русла Кок-Узяка, способствовали большие осушительные и ирригационные работы, произведенные каракалпаками в период правления Мухаммед-Амин-инака в местности Ак (Даукарин­ской низменности) к востоку от каракалпакского урочища Акжагыс» [16, с. 66], - отмечает Б. В. Андрианов.

К этим естественным причинам можно добавить самоуправство не­которых феодальных правителей, которые иногда закрывали главные водные артерии в корыстных целях.

Когда большая часть воды Кок-Узяка текла в него, «...окружность его была приблизительно 30 фарсахов». «По приказанию Мухаммед Амин-инака население этого района, преимущественно племена канглы и кыпчак, запрудило воду, текущую в это море. Во время Авез-инака (1790-1804 гг. -  У.Ш.) вода этого моря иссякла, и земля стала годной для земледелия» [16, с. 66]. Об аналогичных вмешательствах хивинских прави­телей в регулирование стока воды к Даукаринском озерам пишет Я.Г. Гулямов: «В 1827-1828 гг. Айдос-бий восстал против Аллакули-хана и пал в битве с хивинским отрядом, после чего Акякыш, как кре­пость, в источниках больше не фигурирует. После этой победы Аллакули-хан в порядке репрессии мог закрыть доступ воды в Даукару» [15, с. 224]. По вине хивинских ханов Даукаринские озера интенсивно высыхали. Если вначале XVII в. озеро Даукара было большим морем, то к началу XIX в. объем его резко уменьшился. На освобожденных от воды участ­ках казахские дехкане занимались земледелием.

Из материалов Переселенческого управления мы узнаем, что в на­чале XX в. многие рукава Куваныш-Жармы совершенно пересохли или по ним шли незначительные потоки воды. Сама Куваныш-Жарма сильно мелела, и течение ее ниже Босайкиткана почти прекратилось.

Даукаринские казахи в конце XIX в. активно боролись с засухой. Используя прежний земледельческий опыт на Сырдарье, Кувандарье и Жаныдарье, они очищали поля и сооружали ирригационные каналы, устанавливали чигири и заграждали водоемы. В результате в Даукаринской низменности за короткий срок образовались такие крупные земледельческие очаги, как Аннат-куль, Кунград-куль, Марджа-куль, Теппе-куль, Камысты-куль, Мулик, Клыш-кала и др. Земледельцы Кунград-куля под руководством родового вожака Мысабия Тулекова провели из Куваныш-Жармы большой канал - Мысабий-Жарма. Ка­нал обеспечивал водой более 600 га земель Кунград-куля. Описывая средний участок Янысу от истока до раздвоения Икеаша (Екиаша - У.Ш.), Каульбарс отмечал: «Местность по сторонам реки постепенно оживляется, аулы каракалпаков и киргизов стоят смешанно и появля­ются чаще» [10].

Казахи, жившие на островах южной части Аральского моря, изред­ка занимались земледелием в бассейне Кок-Узяка совместно с каракалпаками муйтенского рода.

Литература

1  Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. - Изд. 2. — Т. IХ.

2  История Узбекской ССР. Т. I. — Ташкент: Наука, 1967.

3  Народы Средней Азии и Казахстана. Т. I.

4  Толстов С. П. По древним дельтам Окса и Яксарта. — М., 1962.

5  Толстов С.П. Хорезмская археолого-этнографическая экспедиция АН СССР в 1946 г. // Известия АН СССР. Т. IV. — 1947. — № 2. — С. 181.

6  Макшеев А. Описание Аральского моря // ЗРГО. Кн. V. — СПб., 1851.  —  С. 55.

7  Об истории расселения каракалпаков в бассейне Жаныдарьи в XVIII-XIX вв. см: П.П. Иванов. Очерки истории каракалпаков, Труды института востоковедения. Т. VII. — М.-Л., 1935. — С. 75; Жданко Т.А. Очерки исторической этнографии каракалпаков. Родоплеменная структура и расселение в XIX-начале XX века. — М.-Л., 1950. — С. 140; Андрианов Б. В.  Ак-джакыс (К истории формирования современной этнической территории каракалпаков в низовьях Амударьи) // Труды Хорезмской экспедиции. Т. I. — М., 1952. — С. 567-568;  Шалекенов У.X. Казахи низовьев Амударьи. — С. 80-83; Камалов С. Каракалпаки в XVIII-XIX веках. — С. 54-65.

8  Иванов П.П. Очерки истории каракалпаков. — С. 71. 

9  Андрианов Б.В. Изучение каракалпакской ирригации в бассейне Жаныдарьи // Материалы Хорезмской экспедиции. Вып. 4. — М., 1960. —С. 173.

10  Каульбарс А.В. Низовья Амударьи, описанные по собственным исследованиям в 1873 г. // ЗРГО. Т. IХ. — СПб., 1881. — С. 222.

11  Шалекенов У. X.  Казахи  низовьев Амударьи. — Ташкент, 1966.

12  Толстов С.П. Хорезмская археолого-этнографическая экспедиция, С. 181; Хроника работ Хорезмской экспедиции АН СССР // Труды  Хорезмской экспедиции. Т. I. — М., 1952. — С. 631- 632; По следам среднехорезмийской цивилизации. — М.-Л., 1948 (см. археологическую карту Хорезма и сопредельных районов);  Андрианов Б. В. Изучение каракалпакской ирригации. — С. 173.

13  Жданко Т. А. Каракалпаки Хорезмского оазиса // Труды Хорезмской экспе­диции. Т. 1. — М., 1952. — С. 522-524.

14  Цинзерлинг В. В. Орошение в бассейне Амударьи. Ч. 1.

15  Гулямов Я. Г. История орошения Хорезма с древнейших времен до наши дней. Низовья Амударьи, Сарыкамыш, Узбой (история формирования и заселения) // Материалы Хорезмской экспедиции. — Вып. 3. — М., 1960.

16  Андрианов Б. В. Этническая территория каракалпаков в Северном Хорезме // Труды Хорезмской экспедиции. Т. III.  — М., 1958.

17  Дингельштедт Н.А. Опыт изучения ирригации Туркестанского края. Сырдарьинская область. Т. 1,2. — СПб., 1893-1895. — С. 18.

18  Атжол - караванная («Караумбетская») дорога, направлявшаяся от Кунграда через Устюрт в Россию.

19  Баяни. Шаджари-и-Хорезмшахи. — Л., 157; см. также  Андрианов Б.В. Этническая территория каракалпаков в Северном Хорезме // Труды Хорезмской экспедиции. Т. III. — М., 1958. — С. 82.

20  Путешествие Базинера через Киргизскую степь в Хиву // Географические известия РГО. Вып. 4. — М., 1849. — С. 162-163;  См. также МИИК. — С. 236.

21  Гиршфельд и Галкин. Военно-статистическое описание Хивинского оазиса. Ч. 1. —Ташкент, 1902.  —.

22  Григорьев В. В. Примечания к «Путевым заметкам майора Бланкеннагеля о Хиве в 1793-1794 гг.» // Вестник РГО. — 1858. — Ч. XXII. — Отд. 3.

23  Каразин Н. Путевые очерки // Вестник Европы. Т. II. — СПб., 1875.  — 309 с.

24  Жданко Т.А. Очерки этнической истории Каракалпаков.

25  Полевые записи за 1963 г. Шалекенова У.Х.

26  Село Мулик - современный центр совхоза им. К. Маркса Тахтакупырского района Каракалпакии (1972).

ШАЛЕКЕНОВ М.У.

т.ғ.д., әл- Фараби атындағы ҚазҰУ археология, этнология и музеелогия   кафедрасының профессоры 

ХІХ-ХХ Ғ. БАСЫНДАҒЫ ҚАРАҚАЛПАҚСТАНДАҒЫ СУЛАНДЫРУ ЖҮЙЕСІ

Орта Азия халықтары ежелден көшпелі және жартылай көшпелі өмір салтын ұстанған. Сол уақыттарда халықтың біршама бөлігі отырықшы болды. Егінші халық суландыру жүйесіне ерекше көңіл бөлді.  

Автор мақалада жазба деректер, археологиялық экспедициялар қорытындылары мен тарихнамалық материалдар негізінде ХІХ-ХХ ғ. басындағы Қарақалпақстандағы суландыру жүйесінің ерекшелігін жан-жақты қарастырады. Сонымен қатар Орта Азия өзендері алабындағы қазақтардың қоныс-мекендері мен олардың егін шаруашылығы мәселесін баяндайды.  

Кілт сөздер:  Орта Азия,  Қарақалпақстан, суландыру жүйесі, егін шаруашылығы

SHALEKENOVM.U.

Doctor of Historical Sciences, Professor of Archaeology, Ethnology and Museology Department, al-Farabi KazNU

IRRIGATION SYSTEM IN KARAKALPAKSTAN IN THE XIX – EARLY XX CENTURIES

Summary

   In this article the author based on the study of written sources, the results of archaeological expeditions and historiographical material fully discloses the features of the irrigation system in Karakalpakstan in the XVIII - early XX centuries. In particular, he highlights three types of irrigation in Central Asia used depending on the environmental conditions: mountain, plain and kariz (clay) irrigation. In addition, the Kazakh settlements in river basins of Central Asia and their agricultural economy were studied in this paper. 


Пікірлер
Пікір қалдыру үшін кіріңіз немесе тіркеліңіз