Басты бет » Материалдар » ЯЗЫКИ И КУЛЬТУРЫ ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ ОСНОВНЫХ ЭТНОСОВ КАЗАХСТАНА ЧЕРЕЗ ПРИЗМУ КАЗАХСТАНСКОЙ МОДЕЛИ МЕЖЭТНИЧЕСКОГО СОГЛАСИЯ

ЯЗЫКИ И КУЛЬТУРЫ ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ ОСНОВНЫХ ЭТНОСОВ КАЗАХСТАНА ЧЕРЕЗ ПРИЗМУ КАЗАХСТАНСКОЙ МОДЕЛИ МЕЖЭТНИЧЕСКОГО СОГЛАСИЯ

«edu.e-history.kz» электрондық ғылыми журналы № 2(30), 2022

Автор:
МРНТИ 03.61.00                                                   https://doi.org/10.51943/2710-3994.2022.2.74 А.Т. Абдулина* IDИнститут истории и этнологии им. Ч.Ч. Валиханова. Казахстан, Алматы. *Корреспондирующий автор E-mail: abd_aksunkar@mail.ru (Абдулина) Аннотация. В суверенном Казахстане проводится целенаправленная государственная политика по формированию единого казахстанского народа на основе единой казахстанской идентичности при сохранении языкового и культурного плюрализма. Этнополитика укрепляет межконфессиональное и межэтническое согласие как основу национальной безопасности. Государственная политика развития казахского языка, миграционные и демографические процессы привели к утверждению общей тенденции в области системы образования на постепенное увеличение числа учащихся и школ с казахским языком обучения. Представители крупных этносов Казахстана также имеют возможность получать среднее образование на родных языках, однако нарастает процесс сокращения национальных школ, вызывающий недовольство среди многих этносов. В ходе этноязыковых процессов наблюдается формирование биязычного социально-коммуникативного пространства с преобладанием казахского и русского языков. Однако наличие противоречий в языковой сфере, национально-языковой неудовлетворенности со стороны некоренных этносов остается главным конфликтогенным фактором в республике. В области СМИ с русским языком начал конкурировать казахский язык, имеющий весомый политический ресурс, однако необходимо расширить права этнических меньшинств на доступ к СМИ, вещающим на их родных языках. Большую работу по сохранению и развитию этнических культур проводит Ассамблея народа Казахстана и региональные и национальные культурные центры. Ключевые слова: Ассамблея народа Казахстана, идентичность, культура, толерантность, этнос, этнополитика, язык.
Мазмұны:

Введение. Казахстанская модель межэтнического и межконфессионального согласия, создаваемая с начала 1990-х гг., обеспечила хрупкую стабильность межэтнических отношений на протяжении более чем 30 лет. Фундаментом архитектуры казахстанской модели стали во многом принципы дружбы народов и интернационализма предыдущей советской эпохи. Советская модель федерализации предусматривала некоторое развитие социалистических по форме культур и языков многочисленных этносов в общесоюзном масштабе и на республиканском уровне. Однако последние годы существования СССР все более нарастала тенденция на усиление унификации культур национальностей на основе русской культуры и русификацию с целью формирования общенародной общности – советского народа.

В начале 1990-х гг. в Республике Казахстан казахи не были доминирующим этносом [1], а казахский язык не имел широкого функционирования на всех уровнях государственной власти и в области культуры. Предстояла большая работа в обозначенных плоскостях, поэтому до конца 2000-х годов государственная этнополитика выстраивалась без сильной ориентации на казахскую культуру и язык. Изменение концептуального подхода к модели межэтнического согласия обозначилось в 2008 г., когда Ассамблея народов Казахстана была переименована в Ассамблею народа Казахстана. Фактически Казахстан перешел к реализации концепции гражданской нации, в которой все этносы, сохраняя этническую специфику на основе мультикультурализма, тем не менее образуют единый казахстанский народ.

По замыслам отечественных идеологов базой консолидации нации должны стать следующие константы. Во-первых, осознание всеми этносами общего исторического прошлого, уходящего своими корнями в историю казахского народа и его предков. Во-вторых, восприятие ими казахской культуры как идентифицирующей казахстанскую нацию в глобальном мире. В-третьих, стремление к внедрению трехязычия при неизбежном доминировании казахского языка в общественном пространстве и медиа-контентах. Конструкция казахстанской модели этнополитики напоминает советскую модель национальной политики, но в отличие от нее казахи уже стали титульным этносом, прекратились гонения в религиозной сфере и жесткий контроль над национальной сферой. Хотя и в Республике Казахстан существуют некоторые пределы роста для развития культур и языков доминирующих этносов. Эти пределы роста связаны не столько с запретами, сколько с косвенными мерами сдерживания в области финансирования и административными барьерами с целью инкорпорации этнических культур в модель культуры казахстанской нации, базирующейся на цивилизационной матрице казахов как представителей Великой Степи. За годы независимости в самом обществе также зреет понимание национального единения как осознанного выбора казахского языка и культуры, основанной на традициях и обычаях кочевничества как основных маркеров казахстанской идентичности на региональном и глобальном уровнях при сохранении на локальном местном уровне этнической идентификации на основе этнической культуры и языка.

Отметим, что в казахстанской этнополитике с подачи Ассамблеи народа Казахстана не прижился термин «диаспора», который обозначает этносы, имеющие свои государственные образования, а преимущественно используются термины «этнос» в отношении крупных национальностей и «этническая группа» в отношении более мелких этносов или субэтнических групп (торе, толенгуты, казаки и пр.). Это терминологическая гибкость тоже носит политический оттенок, поскольку термин «диаспора» подчеркивает пришлый характер этих этносов, тогда как политтехнологии в сфере этнополитики направлены на консолидацию. Именно поэтому ниже остановимся на основных индикаторах развития культур и языков доминирующих этносов нашей страны.

Материалы и методы. Материалами для написания статьи послужили данные государственной статистики, как текущей, так и Национальных переписей населения. Для обработки статистических данных использовались количественные методы. В основном от общего количества вычислялась удельная доля охвата обеспеченностью национальными школами, СМИ и пр.

Фактологический материал также был почерпнут из книг-фотоальбомов, выпущенных под эгидой Ассамблеи народа Казахстана, в которых приведены конкретные сведения по деятельности региональных этнокультурных центров.  Дополнительными источниками послужили сведения из средств массовой информации, иллюстрирующие состояние в области образования, языковой политики и культуры. При анализе этих данных использовался сравнительный метод, демонстрирующий динамику изучаемых процессов.

Обсуждение. Проблема развития языков и культур казахов, русских и других этносов Казахстана рассматривалась в трудах казахстанских социологов Г.В. Малинина (2001), В.Д. Курганской (2003), А.П. Коновалова (2007), которые в своих выводах о межэтнических и межконфессиональных отношениях опирались на проведенные в различных регионах Казахстана этносоциологические опросы. Мониторинг прав этнических меньшинств в Казахстане проводился с целью социального прогнозирования конфликтогенного потенциала казахстанского общества.

Теоретические выкладки по анализу проблемы конструирования казахстанской модели межэтнического согласия и гражданской идентичности имеются в монографиях Ж.К. Нургалиевой (2012), Ш.К. Карабаева (2014) и др. Практически все исследования были направлены на выработку социокультурных основ устойчивого развития гражданского общества в Казахстане.

Результаты исследования. В настоящее время в Казахстане проживают представители 140 этносов, которые говорят на 129 языках разных генетических семей, хотя большая часть населения коммуницирует на языках тюркской и славянской языковых семей (Казахстанский путь..., 2016: 209). Этноязыковые процессы являются важной частью этнокультурных процессов, оказывая в Казахстане влияние на состояние межэтнических отношений. Доминирование в СССР одного типа двуязычия – национально-русского в условиях политики русификации и вытеснения казахского языка из сфер государственного управления, образования и науки, использование его преимущественно в семейно-бытовой сфере и в области традиционной культуры, привело к тому, что в конце 1980-х годов по некоторым данным 40% казахов не знали казахского языка или знали его плохо, а в бывшей столице г. Алма-Ате 90% подростков-казахов не говорили на родном языке (Асылбеков, 2001: 30).

Язык является важным консолидирующим фактором как для отдельного этноса, так и для нации в случае государственного языка. После обретения государственной независимости Казахстану необходимо было достичь языкового суверенитета, сделав казахский язык ядром казахстанского полиязычия. Ставилась стратегическая цель по овладению казахским языком всем населением страны [2], что создавало условия для приобретения им функций языка межэтнического общения. При этом русский язык сохраняет функционирование как один из инструментов межэтнической и межгосударственной вербальности в евразийском пространстве. Языки же других этносов будут использоваться в их этнических средах.

Государственная языковая политика, направленная на искоренение одностороннего двуязычия, когда русские в Казахстане не ощущали социокультурной потребности к овладению казахским языком, повышение его функционального значения, осуществлялась первоначально в соответствии с «Законом о языках в Казахской ССР» от 22 сентября 1989 г. Затем 11 июля 1997 г. был принят Закон РК «О языках в Республике Казахстан», в соответствии с которым была выдвинута задача формирования трехъязычного общества, с достаточной степенью владения не только казахским, русским, но и английским языками.

В осуществление данных законодательных актов для создания оптимального социолингвистического пространства были также приняты государственные программы функционирования и развития языков на 1990–2000, 2001–2010 и 2011–2020 гг., направленные на увеличение доли казахстанцев, владеющих, в первую очередь, государственным языком, а затем уже русским как официальным и языком межнационального общения, а также формирование до 20% доли англоязычных граждан.

Прежде всего, в качестве первоочередной была выдвинута задача внедрения в делопроизводство казахского языка, в соответствии с которой к 2006 г. в пяти областях (Атырауская область, Жамбылская область, Кызылординская область, Мангистауская область, Южно-Казахстанская область) делопроизводство было официально переведено на государственный язык. Однако, даже в этих областях компактного проживания казахов возникли трудности с внедрением сплошного казахского документооборота, в связи с чем в Атырауской области этот показатель достиг лишь 51% всего официального документооборота, в Жамбылской – 50%, в Кызылординской – 49%. Государственная политика перевода делопроизводства на государственный язык является неизменной и ставит стратегические задачи ведения всей документации, исходящей из государственных органов, в обязательном порядке на казахском языке. Реализация государственной языковой политики вызывала негативную реакцию со стороны славянского движения «Лад», принявшего в 2011 г. политическое заявление, в котором отмечено исключение «официального» русского языка из общественного употребления и начало языковых «кадровых чисток» во всех структурах власти РК (Государственным языком...: ru.goverment.kz/site/news/2007/02/71 – ukimet.kz).

Усилия государственных органов по реализации языковой политики, а также изменение национального состава страны в пользу коренного населения в результате внешней миграции русских привели к увеличению доли владеющих казахским языком до 64,4% по данным переписи населения 1999 г., в том числе 14,9% русских в сравнении с 0,9% в 1989 г., 28,8% корейцев против 1% в 1989 г., 80,5% уйгуров против 9,1% в 1989 г. и др. (Асылбеков, 2001: 32). В 2009 г. удельная доля лиц в возрасте 15 лет и старше, владеющих казахским языком, составила 74%, свободно понимают русскую речь 94,4% (92% казахов, 98,4% русских), а английскую только 15,4% (17,5% казахов, 12,6% русских) (Итоги Национальной..., 2011: 24). Между тем полностью овладели государственным языком в 2001 г. 29,7%, а в 2011 г. 46%, число же казахстанцев полностью не владеющих казахским языком снизилось за этот период с 20,1% до 16,3%. Расширилось также функционирование казахского языка в бытовой сфере с 32,1% до 46,2%, в средствах массовой информации с 33,3% до 42,9%, в сфере культуры и искусства с 27,7% до 41,9% (Казахстанский путь..., 2016: 215, 217).

В отношении овладения государственным языком русскими надо отметить, что уже 25,3% понимали устную речь, 8,8% свободно читали и 6,6% свободно писали (Национальный состав..., 2010: 258). Причём, уровень владения русским и английскими языками в городской местности значительно выше, чем в сельской. Казахский язык и основанная на нем культура стали ресурсом для повышения социального статуса путем карьерного роста на государственной службе в соответствии с разработанным в 2004 г. списком должностей, для вступления в которые необходимо сдавать экзамен на знание государственного языка (Нургалиева, 2012: 21). В стране были созданы центры, координирующие обучение языкам, прежде всего казахскому –  в столице Республиканский координационно-методический центр развития языков имени Ш. Шаяхметова, в г. Алматы и в Алматинской области – Учебно-методический центр «Тіл», который только в южной столице оснащен 10 мультимедийными кабинетами (Этносы Алматы, 2015: 29). Усилиями Учебно-методического центра «Тіл» Алматинской области в 2021 г. было открыто помимо бесплатных курсов в 17 районных центрах разговорные клубы казахского языка (Калымов, 2021). Работа по языковой политике курируется на местах по линии акиматов. Между тем, в стране существует проблема эффективного обучения неказахского населения государственному языку, которая заключается в отсутствии инновационных методик преподавания казахского языка, качественного учебно-методического обеспечения, квалифицированного кадрового состава, системы мотивации к его овладению.

Одним из направлений развития государственного языка в РК является возвращение изначальных казахских наименований и переименования населенных пунктов, улиц и пр. Так, в 1991–2005 гг. были переименованы три области, 12 городов, 53 областных района, 7 городских районов, 43 железнодорожных станций и разъездов, 957 сельских поселений, а также около 890 учреждений культуры, образования, здравоохранения и спорта (Нургалиева, 2012: 21). Зачинателем этой политики была наиболее этнократически настроенная часть казахской интеллигенции, решительно выступавшая за построение казахской государственности на казахской земле и искоренение наследия колониализма. Результаты деятельности ономастических комиссий вносили межэтническую напряженность, в особенности в северном и восточном регионах, где доминировало европейское население, несогласное с массовыми переименованиями, рассматривая их как дискриминацию и забвение исторического прошлого времён Российской империи и СССР. Так, в 2007 г. только 9,1% русских Восточно-Казахстанской области положительно отнеслись к переименованиям против 52,4% казахов (Коновалов, 2007: 16). В настоящее время процесс переименований продолжается, но уже практически не испытывая давления со стороны уменьшившихся русскоязычных общин.

Удовлетворением языковых потребностей этносов и этнических групп в сохранении их родных языков занимаются различные государственные органы: Министерство образования и науки в отношении возможности обучения на родном языке, Министерство культуры и спорта в отношении развития театрального искусства на родных языках, Министерство информации и общественного развития в отношении СМИ, Ассамблея народа Казахстана через свои подразделения на местах и этнокультурные объединения [3]. Республика Казахстан также взаимодействует с Европейским бюро по языкам малочисленных народов, Международным центром исследований проблем двуязычия в Квебеке (Канада) по вопросам языковой политики.

В 1998 г. был подписан указ Президента РК от 20 января (№ 3827) о праздновании 22 сентября Дня языков народов Казахстана, с 2017 г. на основе постановления правительства РК от 31 октября (№ 689) «Перечень праздничных дат в Республике Казахстан» празднование было перенесено на 5 сентября – день рождения видного казахского ученого-лингвиста, деятеля национально-освободительного движения «Алаш» А. Байтурсынова. Организация праздничных мероприятий в виде конкурсов полиязычия, этнофестивалей, научных конференций, круглых столов и лекций прививает подрастающему поколению толерантность и уважение к языкам и культуре всех этносов нашей страны. Между тем активная политика продвижения государственного языка имеет негативные последствия в виде вытеснения и утраты родных языков малочисленных этносов Казахстана, в том числе тюркоязычных (кумыков, ногайцев, карачаевцев и пр.) (Конкаль, 2022: 48).

Рассмотрев основные направления государственной национальной и языковой политики, повлиявших на ход этнокультурных и этноязыковых процессов, необходимо остановиться на культурных и языковых ориентациях доминирующих этносов Казахстана, выявленных в результате этносоциологических исследований. В начале 2000-х годов среди опрошенных русскоязычных казахов, большинство было намерено изучать казахский язык, лишь 5-я часть не испытывала потребности в этом. В основном это были молодые люди мужского пола (55,1%) в возрасте 20–29 лет (31,9%). Наоборот, лишь каждый 4-й респондент русской национальности, не владеющий казахским языком, собирался изучать государственный язык. Об этом намерении чаще всего указывали женщины (57,9%) до 30 лет (49,7%). Среди опрошенных казахстанцев в среднем лишь 35,7% поддержали обязательное 50% вещание на казахском языке, из которых 75,3% составляли казахи, 42,4% негативно отнеслись к этому, из них 56,9% русские (Казахстан и казахстанцы..., 2002: 49, 51).

В психологии казахского населения все более утверждается тенденция на осуждение людей любой национальности, в особенности этнических казахов, не знающих родной язык. Так, стандартизированное интервьюирование в Восточном Казахстане показало, что в 2004 г. отрицательно относились к тому, что многие казахи еще не овладели государственным языком, 65,1% респондентов-казахов, а в 2007 г. аналогичный показатель уже составлял 82,3%. В отношении русского населения ответы казахов были более лояльными: в 2004 г. показатель был 46,4%, увеличившись в 2007 г. до 49,6%. Закрепление данных стереотипов в национальной психологии казахов приводит к межэтническим конфликтам по поводу незнания казахского языка, с чем сталкивались в 2007 г. 28,1% русскоязычных казахов и 42,6% русских, 37,5% представителей других национальностей (Коновалов, 2007: 12). В отношении вопроса об использовании языков в делопроизводстве ответы выявили этнократические установки казахов: 45,6% казахов считали, что делопроизводство должно вестись только на казахском языке, на казахском и русском – 27,4%, дифференцированно – 19,8%, только на русском языке – 2,4%. Ответы русских респондентов на аналогичные вопросы были следующие: 1,4% – только на казахском языке, 53,1% – на обоих языках, дифференцированно – 16,1%, только на русском – 23,1%. Представители других национальностей Семипалатинской области были солидарны с мнением русских: никто из респондентов не поддержал введение делопроизводства только на казахском языке, на русском языке – 12,5%, на обоих языках – 50%, дифференцированно – 37,5% (Коновалов, 2007: 16). Как мы видим, для большей части населения характерны билингвистические установки как условие для соблюдения прав всех этносов Казахстана и сохранения межэтнического согласия. Между тем среди казахов удельная доля выступающих за полную казахизацию делопроизводства очень высокая и, возможно, что такое мнение будет в перспективе доминирующим, внося осложнения в межэтнические отношения.

Одним из важных индикаторов хода этнокультурных процессов в период независимости является доступность образования для населения Казахстана на этнических языках. По мнению многих социологов, одной из наиболее конфликтогенных проблем межэтнических отношений в Казахстане является языковая проблема (Малинин, 2001: 88), вызывающая опасения за будущее детей и усиливающая миграционные настроения у представителей многих этносов, в особенности у славян. Так, социологическое исследование 2010 г., проведенное Институтом философии и политологии среди 1000 респондентов в г.г. Астане и Алматы и 5 крупных областях, показало, что 63,1% русских рассматривали нарушения языковых прав граждан как препятствие для консолидации казахстанского общества, немного менее пессимистично были настроены представители других этносов – 58,9%, а казахи как титульный этнос были более радужно настроены в этом отношении – 44,7% (Казахстан в глобальном..., 2011: 249).

В аспекте языков обучения проводилась политика по увеличению казахских школ, поэтому отмечался значительный рост количества учащихся с государственным языком обучения. Так, если в 1991 г. на казахском языке получали среднее образование 1063,6 тыс.чел. против 1975,3 тыс.чел. на русском, то в 2011 г. 1573,7 тыс.чел. против 843,4 тыс.чел. (Национальный доклад..., 2021: 66), в 2016 г. 1792,2 тыс.чел. против 832,2 тыс.чел. (Казахстанский путь..., 2016: 212). Приведем также данные по количеству школ: в 2012 г. казахских школ насчитывалось по республике 3819 (51,6%), а русских 1394 (26,9%) (Страновой базовый отчет.., 2014: 72), в 2020 г. эти показатели составили аналогично 3733 (53,7%) и 1160 (16,7%) (Национальный доклад..., 2021: 66). Налицо за десятилетие сокращение русских школ практически на 10% при незначительном увеличении казахских школ, что свидетельствует о нарастающем процессе внешней миграции русских. Между тем уменьшение количества средних школ является симптомом их недостатка, поскольку население Казахстана за это время значительно выросло. 

С целью реализации государственной языковой политики в местах компактного проживания этнических меньшинств в 2000/01 уч.г. в дневных общеобразовательных школах обучение велось на 8 языках этносов Казахстана: казахском, русском, узбекском, уйгурском, таджикском, украинском, татарском и немецком. Часть детей получили возможность изучать родной язык на факультативных занятиях: 17186 учащихся изучали уйгурский, 6365 – узбекский, 6294 – дунганский, 4211 – турецкий, 1608 – польский, 496 – азербайджанский, 431 – таджикский, 477 – курдский, 257 – корейский, 113 – еврейский и др. языки (Шокаманов, 2001: 187–188). В настоящее время в 108 школах языки 22 этносов изучаются как самостоятельный предмет, действуют 195 лингвистических центров для обучения языкам взрослых и детей (URL: https://assembly.kz/ru/ank/deyatelnost-assamblei-naroda-kazakhstana).

Кроме того, в начале 2000-х гг. в РК существовало 173 воскресные национальные школы от ассирийского, азербайджанского, армянского, чеченского, ингушского, греческого, грузинского, дунганского, карачаево-балкарского, корейского, курдского, немецкого, польского, татарского, турецкого, уйгурского республиканских национально-культурных центров, а также воскресная школа общественного объединения «Русская община Казахстана». Основная часть этих школ финансировалась из негосударственных источников: взносов родителей, финансовой помощи из исторической родины и т.д. В Алматинской, Восточно-Казахстанской, Павлодарской областях, г. Астане ряд воскресных школ финансировались из областных и городского бюджетов (Курганская, 2003: 37–38). В 2021 г. В Нур-Султане при 23 этнокультурных объединениях функционировало 12 воскресных школ (корейская, немецкая, польская, ингушская, узбекская и др.) (URL: https://old.elorda.info/ru/news/view/voskresnye-shkoly-ank-nachali-novyy-uchebnyy-god-v-nur-sultane). Этнокультурные объединения столицы выдают выпускникам направления для поступления в вузы Польши, Украины, Башкортостана и др., что стимулирует других детей для обучения в них. В столице утвердилась практика в рамках городского Фестиваля языков народа Казахстана проводить конкурс «Лучшая воскресная школа» (Этносы Казахстана, 2013: 87).

В отношении национальных школ отметим, что в начале 2000-х гг. имелось 82 узбекские, 13 уйгурских, 3 таджикских и 1 украинская школы, что обеспечивает обучение на родном языке 82,9% узбеков, 59% таджиков, 45,6% уйгуров, 0,1% украинцев (Шокаманов, 2001: 187–188). Между тем появилась тенденция по сокращению национальных школ: в 2012/13 уч.г. уже осталось только 60 узбекских школ, 2 таджикские, но 14 уйгурских (Страновой базовый отчет.., 2014: 72), а в 2020 г. было всего лишь 9 узбекских, 8 уйгурских, а также сохранились таджикские (Национальный доклад..., 2021: 66). При этом численность этих восточных этносов, характеризующихся высокой рождаемостью значительно возросла. К примеру, если в 2009 г. по данным Национальной переписи населения узбеков было 456997 (Национальный состав..., 2010: 5), то в 2021 г. 620324 чел. (Численность населения Республики Казахстан...: https://stat.gov.kz/api/getFile/?docId=ESTAT414397). Некоторые школы закрывались по причине низкого качества образования в них, отказа выпускников сдавать ЕНТ, отсутствия широких перспектив обучения на национальных языках в вузах Казахстана. Так, в Таразе в 2018 г. была перепрофилирована средняя школа № 4 в региональный IТ-лицей (Абдуалиев: https://ec-sport.kz/?p=9585).

Мы видим, что нарастающая тенденция значительного сокращения ниши школьного обучения на родных языках может принять угрожающий характер для устойчивости архитектуры нашей модели межэтнического согласия. Можно прогнозировать нарастание латентного недовольства внутри этих по-существу «молодых» по своей возрастной структуре восточных этносов, которые могут быть лишены возможности освоить язык своих предков в рамках среднего образования. Кроме того, в Республике Казахстан в системе среднего специального и высшего образования политика полиязычия реализуется преимущественно в форме трехязычия (казахский, русский и английский языки). Хотя в некоторых вузах есть факультеты и отделения, обучающие на узбекском, уйгурском, корейском, немецком языках (Карабаев, 2014: 483). Стремление государства к углублению ниши образования на государственном языке для формирования единой казахстанской нации можно реализовать и без форсированной практики закрытия национальных школ, чтобы не повторить ошибок в национальной политике тоталитарного режима в Советском Союзе. В недавнем советском прошлом подавляемые годами потребности этносов в крайне болезненно воспринимаемых сферах – языка и культуры, могут накапливаться и храниться как углеводородное сырье в хранилищах, чтобы вспыхнуть в любое время в результате инцидента на бытовой почве. Возможно, необходимо пересмотреть программы в национальных школах в сторону увеличения часов изучения казахского языка, чтобы дети могли им овладеть на должном уровне наряду с родным, не закрывая национальные школы. Меры по закрытию школ необходимо принимать лишь после социологических исследований среди указанных этносов, чтобы учесть их установки и настроения.

К практике политического строительства в Республике Казахстан относится создание уникального института как главного координирующего центра достижения межэтнического согласия – Ассамблеи народов Казахстана (с 2007 г. Ассамблея народа Казахстана) согласно указу Президента страны от 1 марта 1995 г. Республиканские и региональные национальные культурные центры как рычаги для возрождения и развития национальных языков, обычаев, традиций, поддержания культурных связей с исторической родиной играют важную роль в качественном изменении социокультурного положения этнических меньшинств в независимом Казахстане. Под эгидой АНК на республиканском уровне были проведены несколько съездов корейцев, немцев, поляков, Дни культуры уйгуров, турок, курдов, узбеков, курултай и сабантуй татар, фестивали творчества многих крупных этносов (немцев, корейцев и др.), мероприятия в рамках Года Казахстана в России (2003 г.), Год Узбекистана в Казахстане (2018 г.) (Этносы Казахстана..., 2013: 45).

Что касается театрального искусства, то в Казахстане действуют наряду с казахскими и русскими только 4 этнических театра, из которых государственные республиканские – корейский и уйгурский театры музыкальной комедии и Республиканский академический немецкий драматический театр были созданы еще во времена СССР и находятся в г. Алматы, в период же независимости был открыт единственный городской узбекский драматический театр в г. Шымкенте в 2003 г. (https://assembly.kz/ru/struktury-ank/etnokulturnye-obedineniya/etnicheskie-teatry/shimkentskiy-gorodskoy-uzbekskiy-dramaticheskiy-teatr/). В наиболее старом уйгурском театре, открытом в 1934 г., кипит культурная жизнь, здесь работают несколько творческих коллективов: вокально-фольклорный ансамбль «Нава», вокально-хореографический ансамбль «Сада», молодежно-эстрадный ансамбль «Яшлик», хореографический ансамбль «Рухсара». В обосновавшемся в Алма-Ате с 1968 г. корейском театре имеются: фольклорно-этнографическая группа «Самульнори», квартет «Премиум» и танцевальная группа. В 2010 г. В Астане (ныне г. Нур-Султан) был открыт «Театр Наций Казахстана» (Самрук), призванный отразить современный быт народа Казахстана (Этносы Казахстана, 2013: 157).

Отметим, что практически при каждом из 367 этнокультурных объединений были созданы несколько танцевальных, фольклорно-этнографических музыкальных и других групп, хоров народных песен и пр. Ровесником независимости является хоровой ансамбль русской песни «Берегиня» г. Темиртау, более 20 лет существует ансамбль «Русская песня» в г. Кокшетау. В 2022 г. ансамбль кавказского танца «Бахар», созданный в составе азербайджанского этнокультурного центра, на международном телевизионном проекте по народному танцу стал обладателем гран-при. При объединении татар и башкир Акмолинской области получил известность народный вокальный ансамбль «Гилиябану», который неизменно принимает участие в сабантуях, ездит с гастролями по населенным пунктам области (https://assembly.kz/ru/news/).

С целью поддержания интереса к этнической культуре этнокультурные объединения не ограничиваются созданием творческих коллективов, но и выстраивают работу с учащейся молодежью, социально-уязвимыми слоями общества. Так, одно из самых активных украинских объединений в Казахстане – Украинский национально-культурный центр «Довира» Атырауской области, принимает участие во Всемирных форумах украинцев, работает с ветеранами, малообеспеченными и больными людьми, устраивает украинские народные праздники, отмечает юбилеи членов ЭКО. На уровне всей области руководством АНК с 1996 г. проводятся фестивали – семьи «Шанырак», этнических культур «Бірлік – Единство», приграничных областей Казахстана и России и др. (Этносы Атырау, 2015: 177 235). В республиканском масштабе все ЭКЦ АНК отмечают общенародные и религиозные праздники – День единства народа Казахстана, День благодарности, Курбан айт, Наурыз, Рождество, Пасху и др.

Этносоциологические опросы зафиксировали высокие показатели национальных ориентаций в культуре, поскольку лишь 17,1% респондентов доминирующих этносов считали не обязательными национальные детские сады, 4,9% – национально-культурные центры, 18,8% – квоты для поступления в вузы, 28,4% – делопроизводство на родном языке и 4,2% – традиционные праздники и дни национальной культуры (Курганская, 2003: 38).

Этнокультурные процессы в Казахстане определяются не только доступом к образовательным учреждениям, но и к общественно-финансируемым СМИ. В разрезе языков в 2011 г. ситуация выглядела следующим образом: на казахском языке издавались (выходили в эфир) – 543 средства массовой информации, на русском языке – 920 из 2740 (Министерство..., 2012). Через 10 лет в 2021 г. РК стало уже 5189 СМИ, из которых используют только русский язык – 853, только казахский – 693 (Нурбай: https://www.inform.kz/kz/razvitie-i-dostizheniya-otechestvennyh-smi_a3948648/amp). В соответствии со статьей 18 Закона РК «О языках в РК» от 11 июля 1997 г. № 151-I, а также статьей 3 Закона РК «О средствах массовой информации» от 23 июля 1999 г. № 451-I за годы независимости 95% действующих теле- и радиокомпаний 50% объема вещания программ осуществляли на государственном языке, однако сетка вещаний казахоязычных программ устанавливалась в утреннее и вечернее время, когда рейтинг просмотров телезрителями достаточно низкий. Представленная статистика показывает, что русский язык в Казахстане остается одним из основных коммуникативных средств, тем более, что 5248 газет и журналов на русском языке поступают из Российской Федерации и других стран (Нургалиева, 2012: 21). Однако в настоящее время в гражданском обществе нарастает убеждение в отказе от трансляции российских федеральных каналов в связи с их пропагандистским контентом. В свою очередь на повестке дня стоит вопрос о дальнейшем развитии собственных телевизионных каналов для удержания пользовательской аудитории.

Если в 2003 г. благодаря государственной поддержке выходило лишь 11 национальных газет, 44 телестудии вещали на 12 национальных языках и 18 радиостанций на 7 национальных языках (Курганская, 2003: 36), то в 2012 г. газеты и журналы выпускались на 15 языках, радиопередачи на 8, телепередачи на 11, государство поддерживает деятельность 23 республиканских и региональных этнических газет, радио- и телепрограмм (Этоносы Казахстана, 2013: 37, 45). Причем, многие этносы сохраняют высокий уровень национальных ориентаций в культуре и языковой сфере, понимая тесную связь культурной и этнической идентичностей. По данным этносоциологического опроса, проводившегося в 2002 г. с охватом более 1000 респондентов в разных регионах Казахстана, только 6,8% респондентов считали не обязательными книги, газеты и журнала на родном языке, 9,2% – радио- и телепередачи (Курганская, 2003: 36, 38).

Что касается газет, то на республиканском уровне издаются 12 газет: русские «Былина», «Казачий курьер», «Огни Алатау», корейская «Коре ильбо», курдская «Жйина курд», немецкая «Deutscheallgemeinezeitung», узбекские «Адабиётвасанъат», «Сайрам садоси» и «Жанубий қозоғистон», уйгурские «Уйғуравази» и «Жаркент өңірі», турецкая «Ahiska» (https://assembly.kz/ru/media-centr/smi-etnokulturnykh-obedineniy/). В регионах также выходят в свет национальные газеты, например, «Айдын жол» Каракалпакского ЭКЦ в г. Мангыстау, Украинский ЭКЦ «Ватра» является учредителем газеты «Українські новини» («Украинские новости»), которая издавалась с 1994 г. в Алматы, а с 2000 г. Астане (ныне г. Нур-Султан) (Ватра, 2014: https://e-history.kz/ru/news/show/6187/), без государственной поддержки выпускается в столице газета на татарском языке «Яшьлек», в Алматы газета для китайских мигрантов «Хуацяо Казахстана» и др. (Этносы Казахстана, 2013: 229, 287).

В деле пропаганды культуры этносов Казахстана и сохранения их историко-культурного наследия созданы этнографические музеи под открытым небом. В 2010 г. в Восточно-Казахстанской области (г. Усть-Каменогорс) этнодеревня с усадьбами 11 этносов области, в которых воссоздан этнографический быт, интерьер и утварь XIX столетия. Другой формой является инициатива общины удмуртов по открытию курсов по обучению прикладному искусству: вышивке, ковровому ткачеству, деревообработке, в том числе плетению и тиснению по бересте (Этносы Казахстана, 2013: 143, 315).

Заключение. Таким образом, в суверенном Казахстане проводилась целенаправленная государственная политика по формированию единого казахстанского народа, единой казахстанской идентичности. Национальная политика Республики Казахстан, направленная на укрепление межконфессионального и межэтнического согласия как основы национальной безопасности, помимо названной интегрирующей задачи строительства казахстанской нации на основе общегражданской идентичности, стремится сохранить языковый и культурный плюрализм при интенсивной межэтнической коммуникации. Поиск компромиссов и соблюдение баланса интересов различных этносов ставились во главу угла при выработке научных концептуальных основ национальной политики в молодом независимом государстве.

Государственная политика развития казахского языка, миграционные и демографические процессы привели к утверждению общей тенденции в области системы образования на постепенное увеличение числа учащихся с казахским языком обучения. Представители крупных этносов Казахстана также имеют возможность получать среднее образование на родных языках, но лишены этой возможности в отношении среднего специального и преимущественно высшего образования. Необходимо обратить внимание на то, что нарастает процесс сокращения национальных школ, вызывающий недовольство среди многих этносов.

Что касается этноязыковых процессов, то здесь наблюдалось формирование биязычного социально-коммуникативного пространства с преобладанием казахского и русского языков. Планомерная реализация государственной языковой политики, активное внедрение его в делопроизводство и государственную службу, имела результатом повышения показателей владения казахским языком, ставшим функционально востребованным среди всех этносов Казахстана. Однако наличие противоречий в языковой сфере, национально-языковой неудовлетворенности со стороны некоренных этносов остается главным конфликтогенным фактором в республике.

Государственная забота о развитии казахского языка, практически вытесненного в бытность Советского Союза из многих сфер общественного пользования, привела к ограничению прав этнических меньшинств на доступ к СМИ, вещающими на их родных языках. В области СМИ с русским языком начал конкурировать казахский язык, имеющий весомый политический ресурс. Малая часть этнических меньшинств имела свои национальные газеты и передачи на радио и телевидении, именно поэтому большую роль в сохранении их культурной идентичности играли Ассамблея народа Казахстана и региональные и национальные культурные центры.

Анализ развития языков и культур представителей основных этносов Казахстана позволяет выработать некоторые рекомендации по этнополитике в данной сфере:

– необходимо внедрить инновационные методики преподавания казахского языка, повысить качество учебно-методического обеспечения, квалификацию кадрового состава, выработать систему мотивации к его овладению со стороны всех этносов.

– необходимо повсеместно внедрить государственную поддержку деятельности воскресных национальных школ;

– открыть школы-лицеи с углубленным изучением национальных языков;

– расширить государственное финансирование газет и телеканалов на языках этносов Казахстана;

– учредить проведение в качестве государственного праздника Дня этнической культуры, когда каждый год отмечался бы  какой-либо значимый этнический традиционный праздник (к примеру, татар и башкир – сабантуй, корейцев – день благодарения «Чусок» и пр.), не привязывая его к определенной дате, поскольку у разных народов эти праздники носят сезонный характер;

– отреставрировать памятники истории и культуры, связанные с культурой этносов Казахстана;

– наладить межгосударственное сотрудничество по сохранению языков и культур этнических диаспор в Казахстане.

*Исследование выполнено в рамках реализации проекта программно-целевого финансирования Комитета науки Министерства образования и науки Республики Казахстан (ИРНOR11465477«Разработка краткой истории Казахстана для иностранной аудитории»).

Information about the authors:

A.T. Abdulina–Candidate of Historical Sciences, acting Deputy Director for Public Relations, Head of the Department of Ethnology and Anthropology, Ch.Ch. Valikhanov Institute of History and Ethnology. Kazakhstan, Almaty. E-mail: abd_aksunkar@mail.ru, https://orcid.org/0000-0001-8556-3432.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ И ИСТОЧНИКОВ:

Абдуалиев Н. В Таразе закрывается единственная узбекская школа. – 2018. – 25 января. – URL:  https://ec-sport.kz/?p=9585 (дата обращения: 30.06.2022).

Асылбеков М.Х. Демографическое развитие Республики Казахстан в условиях суверенитета / М.Х. Асылбеков, В.В. Козина, МОН РК, НАН РК, Ин-т истории и этнологии им. Ч. Валиханова. – Алматы: Оркениет, 2001. – 112 с.

Ватра родной очаг украинской культуры. – 2014. – 1 мая. –URL: https://e-history.kz/ru/news/show/6187/ (дата обращения: 30.06.2022).

Государственным языком сегодня владеет почти 70% населения страны. 2007. 17 февраля. – URL: ru.goverment.kz/site/news/2007/02/71 – ukimet.kz (дата обращения: 30.06.2022).

Итоги Национальной переписи населения Республики Казахстан 2009 года: аналитический отчет. Т. 1. Статист.сб./ Под ред. А.А. Смаилова. – Астана, 2011. – 65 с.

Казахстан в глобальном мире: вызовы и сохранение идентичности. – Алматы:Институт философии и политологии КН МОН РК, 2011. –422 с.

Казахстан и казахстанцы: Мониторинг общественного мнения 1 квартала 2002 года (январь-март) / Под общ.ред. Б. Бектурганова: Ассоциация социологов и политологов. – Алматы, 2002. – 69 с.

Казахстанский путь - 2050: коллективная монография в 2-х т. / Под ред. Ж.Д. Кусмангалиевой. Т. 2. Становление и развитие государства в зеркале казахстанской социологии в 2001–2015 гг. – Астана, Институт Евразийской интеграции, 2016. –302 с.

Калымов А. Разговорные клубы казахского языка открылись в Алматинской области // Казахстанская правда. – 2021. – 4 ноября.

Карабаев Ш.К. Социокультурные основы устойчивого развития гражданского общества в Казахстане. – Алматы: Экономика, 2014. – 544 с.

Конкаль М. Сохранение родного языка в контексте проблемы малочисленных и исчезающих тюркских языков Казахстана // Turkic Studies Journal.  Т. 4. –2022. № 1. – С. 47–57.

КоноваловА.П. Развитие национальной ситуации и этносоциальных общественных объединений в Восточном регионе Казахстана (системные социологическ ие исследования) / Общественное объединение «Русский соц.-культ.центр, Центр соц.мониторинга и прогнозирования СГУ им. Шакарима. – Семей, 2007.  –75 с.

Курганская В.Д. Мониторинг прав этнических меньшинств в Казахстане: Научно-исследовательский отчет / В.Д. Курганская, В.Ю. Дунаев, К.К. Айтхожин; Центр гуманитарных исследований. – Алматы: ЦГИ, 2003.  –100 с.

Малинин Г.В. Казахстанское общество и социальное прогнозирование: социологическое измерение / Г.В. Малинин, В.Ю. Дунаев, С.Е. Нурмуратов; МОН РК, Ин-т философии и политологии. – Алматы, 2001. – 186 с.

Министерство связи и информации РК опубликовало аналитическую справку о состоянии отрасли СМИ за 2011 год // Сайт неправительственной организации «Интерньюс Казахстан». – URL: http://www.internews.kz/newsitem/20-01-2012/17371 (дата обращения: 30.06.2022).

Национальный доклад о системе образования Казахстана (по итогам 2020 года). – Нур-Султан: Министерство образования и науки Республики Казахстан, АО «Информационно-аналитический центр», 2021.  – 310 с.

Национальный состав, вероисповедание и владение языками в Республике Казахстан. Итоги национальной переписи населения 2009 года в Республике Казахстан.: Статист.сб. / Под ред.  А. Смаилова.  – Астана, 2010. – 297 с.

Нурбай Р. Развитие и достижения отечественных СМИ. – URL: https://www.inform.kz/kz/razvitie-i-dostizheniya-otechestvennyh-smi_a3948648/amp (дата обращения: 30.06.2022).

Нургалиева Ж.К. Конструирование этнической и гражданской идентичности в национализирующем государстве на примере Республики Казахстан: Атореф. дис....канд.соц.н. (22.00.04). – Санкт-Петербург: Гос.ун-т, 2012. – 28 с.

Страновой базовый отчет Казахстана ОЭСР: обзор политики по улучшению эффективности использования ресурсов в школах (обзор образовательных ресурсов) / АО «Информационно-аналитический центр МОН РК. – Астана, 2014. – 266 с.

Численность населения Республики Казахстан по отдельным этносам на начало 2021 года. Комитет по статистике Министерства национальной экономики Республики Казахстан. 2021. – URL: https://stat.gov.kz/api/getFile/?docId=ESTAT414397 (дата обращения: 30.06.2022).

Шокаманов, Ю.К. Тенденции человеческого развития в Казахстане. – Алматы: Агенство РК по статистике, 2001. – 348 с.

Этносы Алматы. История происхождения этносов Алматы. Иллюстрированаая фотокнига. – Алматы: ЖШС «Тау Кайнар», 2015. – 254 с.

Этносы Атырау. Иллюстрированаая фотокнига. – Алматы: ЖШС «Тау Кайнар», 2015. – 256 с.

Этносы Казахстана. Посвящена формированию и развитию народа Казахстана: Фотоальбом. – Алматы: ЖШС «Тау Кайнар», 2013. – 319 с.

REFERENCES:

Abdualiev N. V Taraze zakryvaetsya edinstvennaya uzbekskaya shkola [The only Uzbek school closes in Taraz]. – 2018.  – 25 yanvarya. – URL:  https://ec-sport.kz/?p=9585 (data obrashcheniya: 30.06.2022) [in Russian].

Asylbekov M.KH. Demograficheskoe razvitie Respubliki Kazakhstan v usloviyakh suvereniteta [Demographic development of the Republic of Kazakhstan in the conditions of sovereignty] / M.KH. Asylbekov, V.V. Kozina, MON RK, NAN RK, In-t istorii i ehtnologii im. CH. Valikhanova. – Almaty: Orkeniet, 2001. – 112 р. [in Russian].

Vatra  rodnoj ochag ukrainskoj kul'tury [Vatra native center of Ukrainian culture] . – 2014. – 1 maya. – URL: https://e-history.kz/ru/news/show/6187/ (data obrashcheniya: 30.06.2022) [in Russian].

Gosudarstvennym yazykom segodnya vladeet pochti 70% naseleniya strany [Almost 70% of the country's population speaks the state language today]. 2007. 17 fevralya. – URL: ru.goverment.kz/site/news/2007/02/71 – ukimet.kz (data obrashcheniya: 30.06.2022) [in Russian].

Itogi Nacional'noj perepisi naseleniya Respubliki Kazakhstan 2009 goda: analiticheskij otchet [Results of the National Population Census of the Republic of Kazakhstan in 2009: analytical report]. T. 1. Statist.sb./ Pod red. A.A. Smailova. – Astana, 2011. – 65 р. [in Russian].

Kazakhstan v global'nom mire: vyzovy i sokhranenie identichnosti [Kazakhstan in the global world: challenges and preservation of identity]. – Almaty: Institut filosofii i politologii KN MON RK, 2011. – 422 р. [in Russian].

Kazakhstan i kazakhstancy: Monitoring obshchestvennogo mneniya 1 kvartala 2002 goda (yanvar'-mart) [Kazakhstan and Kazakhstanis: Monitoring of public opinion in the 1st quarter of 2002 (January-March)] / Pod obshch.red. B. Bekturganova: Associaciya sociologov i politologov. – Almaty, 2002. – 69 р. [in Russian].

Kazakhstanskij put' - 2050 [Kazakhstan way - 2050]: kollektivnaya monografiya v 2-kh t. / Pod red. ZH.D. Kusmangalievoj. T. 2. Stanovlenie i razvitie gosudarstva v zerkale kazakhstanskoj sociologii v 2001–2015 gg. – Astana, Institut Evrazijskoj integracii, 2016. – 302 р. [in Russian].

Kalymov A. Razgovornye kluby kazakhskogo yazyka otkrylis' v Almatinskoj oblasti [Conversational clubs of the Kazakh language opened in the Almaty region] // Kazakhstanskaya pravda. – 2021. – 4 noyabrya [in Russian].

Karabaev SH.K. Sociokul'turnye osnovy ustojchivogo razvitiya grazhdanskogo obshchestva v Kazakhstane [Sociocultural foundations for the sustainable development of civil society in Kazakhstan]. – Almaty: Ehkonomika, 2014. – 544 р. [in Russian].

Konkal' M. Sokhranenie rodnogo yazyka v kontekste problemy malochislennykh i ischezayushchikh tyurkskikh yazykov Kazakhstana [Preservation of the native language in the context of the problem of small and disappearing Turkic languages of Kazakhstan] // Turkic Studies Journal.  T. 4. – 2022. № 1. – Р. 47–57. [in Russian].

Konovalov A.P. Razvitie nacional'noj situacii i ehtnosocial'nykh obshchestvennykh ob"edinenij v Vostochnom regione Kazakhstana (sistemnye sociologichesk ie issledovaniya) [Development of the national situation and ethnosocial public associations in the Eastern region of Kazakhstan (systemic sociological research)] / Obshchestvennoe ob"edinenie «Russkij soc.-kul't.centr, Centr soc.monitoringa i prognozirovaniya SGU im. Shakarima. – Semej, 2007. –75 р. [in Russian].

Kurganskaya V.D. Monitoring prav ehtnicheskikh men'shinstv v Kazakhstane: Nauchno-issledovatel'skij otchet [Monitoring the Rights of Ethnic Minorities in Kazakhstan: Research Report] / V.D. Kurganskaya, V.YU. Dunaev, K.K. Ajtkhozhin; Centr gumanitarnykh issledovanij. – Almaty: CGI, 2003.  – 100 р. [in Russian].

Malinin G.V. Kazakhstanskoe obshchestvo i social'noe prognozirovanie: sociologicheskoe izmerenie [Kazakh Society and Social Forecasting: Sociological Dimension] / G.V. Malinin, V.YU. Dunaev, S.E. Nurmuratov; MON RK, In-t filosofii i politologii. – Almaty, 2001. – 186 р. [in Russian].

Ministerstvo svyazi i informacii RK opublikovalo analiticheskuyu spravku o sostoyanii otrasli SMI za 2011 god [The Ministry of Communications and Information of the Republic of Kazakhstan published an analytical report on the state of the media industry for 2011] // Sajt nepravitel'stvennoj organizacii «Intern'yus KazakhstaN». – URL: http://www.internews.kz/newsitem/20-01-2012/17371 (data obrashcheniya: 30.06.2022) [in Russian].

Nacional'nyj doklad o sisteme obrazovaniya Kazakhstana (po itogam 2020 goda) [National report on the education system of Kazakhstan (based on the results of 2020)]. – Nur-Sultan: Ministerstvo obrazovaniya i nauki Respubliki Kazakhstan, AO «Informacionno-analiticheskij centR», 2021.  – 310 р. [in Russian].

Nacional'nyj sostav, veroispovedanie i vladenie yazykami v Respublike Kazakhstan. Itogi nacional'noj perepisi naseleniya 2009 goda v Respublike Kazakhstan Statist.sb. [National composition, religion and language skills in the Republic of Kazakhstan. Results of the 2009 national population census in the Republic of Kazakhstan] / Pod red.  A. Smailova.  – Astana, 2010. – 297 р. [in Russian].

Nurbaj R. Razvitie i dostizheniya otechestvennykh SMI [Development and achievements of domestic media]. – URL: https://www.inform.kz/kz/razvitie-i-dostizheniya-otechestvennyh-smi_a3948648/amp (data obrashcheniya: 30.06.2022) [in Russian].

Nurgalieva ZH.K. Konstruirovanie ehtnicheskoj i grazhdanskoj identichnosti v nacionaliziruyushchem gosudarstve na primere Respubliki Kazakhstan [Construction of ethnic and civil identity in the nationalizing state on the example of the Republic of Kazakhstan]: Atoref. dis....kand.soc.n. (22.00.04). – Sankt-Peterburg: Gos.un-t, 2012. – 28 р. [in Russian].

Stranovoj bazovyj otchet Kazakhstana OEHSR: obzor politiki po uluchsheniyu ehffektivnosti ispol'zovaniya resursov v shkolakh (obzor obrazovatel'nykh resursov) [OECD Kazakhstan Country Background Report: Policy Review to Improve Resource Efficiency in Schools (Educational Resources Review)] / AO «Informacionno-analiticheskij centr MON RK. – Astana, 2014. – 266 р. [in Russian].

Chislennost' naseleniya Respubliki Kazakhstan po otdel'nym ehtnosam na nachalo 2021 goda. Komitet po statistike Ministerstva nacional'noj ehkonomiki Respubliki Kazakhstan. 2021 [The population of the Republic of Kazakhstan by individual ethnic groups at the beginning of 2021. Statistics Committee of the Ministry of National Economy of the Republic of Kazakhstan]. – URL: https://stat.gov.kz/api/getFile/?docId=ESTAT414397 (data obrashcheniya: 30.06.2022) [in Russian].

Shokamanov, YU.K. Tendencii chelovecheskogo razvitiya v Kazakhstane [Human Development Trends in Kazakhstan]. – Almaty: Agenstvo RK po statistike, 2001. – 348 р. [in Russian].

Ehtnosy Almaty. Istoriya proiskhozhdeniya ehtnosov Almaty [Ethnoses of Almaty. The history of the origin of ethnic groups]. Illyustrirovanaaya fotokniga. – Almaty: ZHSHS «Tau KajnaR», 2015. – 254 р. [in Russian].

Ehtnosy Atyrau. Illyustrirovanaaya fotokniga [Ethnoses of Atyrau. Illustrated photobook]. – Almaty: ZHSHS «Tau KajnaR», 2015. – 256 р. [in Russian].

Ehtnosy Kazakhstana. Posvyashchena formirovaniyu i razvitiyu naroda Kazakhstana: Fotoal'bom [Ethnoses of Kazakhstan. Dedicated to the formation and development of the people of Kazakhstan: Photo album]. – Almaty: ZHSHS «Tau KajnaR», 2013. – 319 р. [in Russian].


ҒТАМР 03.61.00

ҚАЗАҚСТАННЫҢ НЕГІЗГІ ЭТНОС ӨКІЛДЕРІНІҢ ТІЛДЕРІ МЕН МӘДЕНИЕТТЕРІ ЭТНОСАРАЛЫҚ КЕЛІСІМНІҢ ҚАЗАҚСТАНДЫҚ МОДЕЛІ ПРИЗМАСЫ АРҚЫЛЫ

А.Т. Абдулина*

Ш.Ш. Уәлиханов атындағы Тарих және этнология институты, Қазақстан, Алматы.

*Автор-корреспондент

E-mail: abd_aksunkar@mail.ru (Абдулина)

Аңдатпа. Егеменді Қазақстанда тілдік және мәдени плюрализмді сақтай отырып, біртұтас қазақ болмысына негізделген біртұтас қазақ халқын қалыптастыру мақсатында мақсатты мемлекеттік саясат жүргізілуде. Этносаясат ұлттық қауіпсіздіктің негізі ретінде конфессияаралық және ұлтаралық келісімді нығайтады.

Қазақ тілін дамытудың мемлекеттік саясаты, көші-қон және демографиялық үдерістер білім беру жүйесінде қазақ тілінде оқытатын оқушылар мен мектептердің санын кезең-кезеңмен арттыруға жалпы тенденцияның қалыптасуына әкелді. Қазақстандағы ірі этностар өкілдерінің де ана тілдерінде орта білім алу мүмкіндігі бар, алайда көптеген этностар арасында наразылық туғызатын ұлттық мектептерді қысқарту процесі ұлғаюда.

Этнолингвистикалық үдерістер барысында қазақ және орыс тілдерінің басымдығы бар қостілді әлеуметтік-коммуникативтік кеңістіктің қалыптасуы байқалады. Дегенмен, тіл саласындағы қайшылықтардың болуы, жергілікті емес этникалық топтар тарапынан ұлттық және тілдік қанағаттанбаушылық республикадағы негізгі қақтығыс факторы болып қала береді.

БАҚ саласында салмақты саяси ресурсы бар қазақ тілі орыс тілімен бәсекелесе бастады, алайда этникалық азшылықтардың өз тілдерінде хабар тарататын БАҚ-қа қол жеткізу құқығын кеңейту қажет. Этникалық мәдениеттерді сақтау мен дамыту бойынша үлкен жұмысты Қазақстан халқы Ассамблеясы мен өңірлік және ұлттық мәдени орталықтар жүргізеді.

Түйін сөздер: Қазақстан халқы Ассамблеясы, бірегейлік, мәдениет, толеранттылық, этнос, этносаясат, тіл.

* Зерттеу Қазақстан Республикасы Білім және ғылым министрлігі Ғылым Комитетінің бағдарламалық-нысаналы қаржыландыру жобасын іске асыру шеңберінде орындалды (ЖТН OR11465477 «Шетелдік аудиторияға арналған Қазақстанның қысқаша тарихын жазу»).


IRSTI03.61.00

LANGUAGES AND CULTURES OF REPRESENTATIVES OF THE MAIN ETHNIC GROUPS OF KAZAKHSTAN THROUGH THE PRISM OF THE KAZAKH MODEL

OF INTERETHNIC CONSENT

A.T. Abdulina*

Ch.Ch. Valikhanov Institute of History and Ethnology, Kazakhstan, Almaty.

Corresponding author

E-mail: abd_aksunkar@mail.ru(Abdulina)

Abstract. In sovereign Kazakhstan, a purposeful state policy is being carried out to form a unified Kazakh people on the basis of a single Kazakh identity while preserving linguistic and cultural pluralism. Ethnopolitics strengthens interfaith and interethnic harmony as the basis of national security.

The state policy of the development of the Kazakh language, migration and demographic processes have led to the approval of a general trend in the field of the education system for a gradual increase in the number of students and schools with the Kazakh language of instruction. Representatives of large ethnic groups of Kazakhstan also have the opportunity to receive secondary education in their native languages, but the process of reducing national schools is increasing, causing discontent among many ethnic groups.

During the ethno-linguistic processes, the formation of a bilingual social and communicative space with the predominance of Kazakh and Russian languages is observed. However, the presence of contradictions in the language sphere, national-linguistic dissatisfaction on the part of non-indigenous ethnic groups remains the main conflict-causing factor in the republic.

In the field of media, the Kazakh language has begun to compete with the Russian language, which has a significant political resource, but it is necessary to expand the rights of ethnic minorities to access media broadcasting in their native languages. Great work on the preservation and development of ethnic cultures is carried out by the Assembly of the People of Kazakhstan and regional and national cultural centers.

Key words: Assembly of the people of Kazakhstan, identity, culture, tolerance, ethnos, ethnopolitics, language.

* The research was carried out within the framework of the program-objective financing project of the Science Committee of the Ministry of Education and Science of the Republic of Kazakhstan (IRN OR11465477«Elaboration of the concise history of Kazakhstan for the foreign audience»).

Пікір жоқ

Пікір қалдыру үшін кіріңіз немесе тіркеліңіз

Қаралуы: 217

Рецензиялар жоқ

Жүктеу

Санат

Пәнаралық зерттеулер Әдістемелік еңбектер Макро- және микротарих Отан тарихы. Зерттеудің жаңа әдістері Жас ғалымдар зерттеулері Сын. Пікір

Тақырып бойынша мақалалар

Автордың мақалалары

Солтүстік Каспий аймағының түркілену процесі Бірінші дүние жүзілік соғыс тұтқындары Жетісуда Charisma and "Politics of Proximity" in the time of the Revolution and Civil War Роль военной контрразведки «Смерш» в годы Великой Отечественной войны и подвиг нашего земляка ҚАЗАҚСТАН МЕН ҚЫТАЙ АРАСЫНДАҒЫ ШЕКАРАЛЫҚ КЕЛІССӨЗДЕР МӘСЕЛЕСІ Абд ар-Раззак Самаркандидің «Матла ' ас-са ' дайн ва маджма 'ал-бахрайны» шығармасы ХАЛЫҚТАРДЫ КҮШТЕП ҚОНЫС АУДАРУ – АҚМОЛА ОБЛЫСЫНДА ПОЛИЭТНИКАЛЫҚ ХАЛЫҚТЫҢ ҚАЛЫПТАСУЫНЫҢ БІР ФАКТОРЫ РЕТІНДЕ МРНТИ 3.20.00 DOI 10.51943/2710_3994_2021_1_1 ОCНОВНЫЕ АCПЕКТЫ РОCCИЙCКО – КАЗАХCТАНCКОГО ВЗАИМОДЕЙCТВИЯ В ТАМОЖЕННОЙ CФЕРЕ «edu.e-history.kz электронды журналы 4(28), 2021 «edu.e-history.kz» электрондық ғылыми журнал 3(27), 2021 «edu.e-history.kz» электрондық ғылыми журнал 1(29), 2022 ЯЗЫКИ И КУЛЬТУРЫ ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ ОСНОВНЫХ ЭТНОСОВ КАЗАХСТАНА ЧЕРЕЗ ПРИЗМУ КАЗАХСТАНСКОЙ МОДЕЛИ МЕЖЭТНИЧЕСКОГО СОГЛАСИЯ ШЫҒЫС ҚАЗАҚСТАНДАҒЫ ЭТНОДЕМОГРАФИЯЛЫҚ ҮДЕРІСТЕРДІҢ КЕЙБІР МӘСЕЛЕЛЕРІ (ХХ ғ. 20-30 жж.) О ДВУХ ЭТАПАХ ИСТОРИИ БУДДИЗМА В ЮГО-ВОСТОЧНОМ КАЗАХСТАНЕ ДОМОНГОЛЬСКОГО ПЕРИОДА МОБИЛИЗАЦИЯ ЛЮДСКИХ И МАТЕРИАЛЬНЫХ РЕСУРСОВ КАЗАХСТАНА НА ОБОРОНУ СССР АҚТӨБЕ ОБЛЫСЫНДАҒЫ ПОЛЯКТАРДЫҢ ҚУҒЫН-СҮРГІНГЕ ҰШЫРАУ ТАРИХЫ ОТАНДЫҚ ТАРИХШЫЛАРДЫҢ ҚАЗАҚСТАНДАҒЫ АСА МАҢЫЗДЫ ТАРИХИ ТҰЛҒАЛАРДЫ ҚАБЫЛДАУЫ МЕН БАҒАЛАУЫ (ӘЛЕУМЕТТІК ЗЕРТТЕУ НӘТИЖЕЛЕРІ БОЙЫНША) БАТЫС ҚАЗАҚСТАНДАҒЫ КЕЙІНГІ САРМАТ МӘДЕНИЕТІНЕ ТӘН ЖЕРЛЕУ ҒҰРПЫ ӘЛИХАН БӨКЕЙХАН, АХМЕТ БАЙТҰРСЫНҰЛЫ ЖӘНЕ «ҚАЗАҚ» ГАЗЕТІНІҢ ФЕНОМЕНІ THE REPRESSIVE POLICY OF THE SOVIET GOVERNMENT TOWARDS EUROPEAN EMIGRANTS АКАДЕМИК МАНАШ ҚОЗЫБАЕВ ЖӘНЕ ЭТНОС ТАРИХЫНЫҢ ГЕНЕЗИСТІК МӘСЕЛЕЛЕРІ КЕҢЕСТІК БИЛІКТІҢ ҚАЗАҚСТАНДАҒЫ МЕШІТТЕРГЕ ҚАРСЫ САЯСАТЫ (1918-1953 жж.) «ШЕЖІРЕ-И-ТАРАКИМЕ» ШЫҒАРМАСЫНДАҒЫ АУЫЗША ТАРИХ ДӘСТҮРІ: ДЕРЕКТЕМЕЛІК ТАЛДАУ ЖӘНЕ ТӘПСІРЛЕУ МӘСЕЛЕЛЕРІ