Басты бет » Материалдар » МРНТИ 03.00.20 DOI 10.51943/2710_3994_2021_3_1 ПРОДОВОЛЬСТВЕННАЯ ПОЛИТИКА СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ В КАЗАХСТАНЕ В УСЛОВИЯХ «ВОЕННОГО КОММУНИЗМА»

А.Т. Капаева¹. ¹Д.и.н., профессор, ГНС. ИИиЭ им.Ч.Ч. Валиханова. Казахстан, г. Алматы. E-mail: kapaeva.59 @mail.ru, https://orcid.org/0000-0002-1198-0185

МРНТИ 03.00.20 DOI 10.51943/2710_3994_2021_3_1 ПРОДОВОЛЬСТВЕННАЯ ПОЛИТИКА СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ В КАЗАХСТАНЕ В УСЛОВИЯХ «ВОЕННОГО КОММУНИЗМА»

«edu.e-history.kz» электрондық ғылыми журналы № 3(27), 2021

Тегтер: «военный коммунизм», продразверстка, налоги, реквизиция, джут, голод
Аңдатпа:
В 1921-1922 гг. пять губерний Казахстана: Уральская, Оренбургская, Кустанайская, Актюбинская, Букеевская испытывали сильнейший голод. По официальным данным на май 1922 г. голод охватил территорию 1 048 100 кв. м с населением 2 071 222 человек (АП РК, 211:39). В статье рассмотрены предпосылки голода. Главной причиной разразившегося голода, на протяжении долгого времени называли последствия гражданской войны и погодные условия: засуху и джут, охватившие западную часть Казахстана. Предпосылками невиданного голода послужил комплекс причин, главная из которых эта политика большевиков, установивших продовольственную диктатуру, трансформированную в политику «военного коммунизма». Главным звеном этой политики была продразверстка, в результате которой у населения изымалось все «подчистую» силовыми методами – конфискацией и реквизицией. Другой важнейшей причиной голода в 1921-1922 гг. было разрушение традиционной системы хозяйствования казахов, игнорирование большевиками общих закономерностей взаимодействия природно-климатических и социально-экономических факторов. В статье рассматривается деятельность вооруженных продотрядов, занимавшихся сбором налогов, наделенных властью огромными полномочиями, которые они безнаказанно превышали: подвергали аресту и даже расстрелу без суда и следствия людей, вставших на защиту своих семей. Несомненно, погодные условия также сыграли свою роль. Засуха и джут сопровождали жизнь кочевого населения периодически – раз в 10 лет, по наблюдениям старожилов. Однако таких тяжелых последствий, как в 1921-1922 гг. коренное население не испытывало.
Мазмұны:

Введение. В результате вооруженного восстания 24 октября 1917 г. власть захватили большевики, что вызвало сопротивление свергнутых классов. Гражданская война была продолжением борьбы за власть, в результате общество разделилось на два враждующих лагеря по классовому признаку: с одной стороны представители буржуазной России, стоявшие у власти, с другой рабочие и крестьяне, захватившие власть и объявившие о переходе всей власти в руки диктатуры пролетариата. В этих обстоятельствах, условиях гражданской войны революционный комитет мобилизует имеющиеся материальные ресурсы для перераспределения между различными слоями населения. В 1918 г. большевики начали вводить жесткую продовольственную диктатуру, реализуемую через вооруженное насилие и реквизиции. С начала 1919 г. эта система, трансформированная в продовольственную разверстку, стала определяющей причиной голода, продолжавшегося до середины 1925 г. и принесшего народу тяжелые испытания.

Материалы и методы. Основным источником для статьи послужили архивные документы Архива Президента РК, Центрального Государственного Архива РК.

В Архиве Президента изучены фонды: Ф.139 Киргизский областной комитет (Киробком) РКП(б); Ф.140 Областное бюро РКП(б); Ф.141 Казахский краевой комитет (Казкрайком) РКП(б). Большой интерес представляет коллекция особо ценных документов АП РК, в которую вошли документы за 1920-1925 гг. В них содержатся протоколы пленумов, закрытых заседаний, циркуляры, секретные сводки, телеграммы и т.д. Например, доклад «Голод и борьба с ним в КССР», данные об эпидемиях во время голода 1921-1922 гг., материалы по продовольственно-налоговой кампании, информационные сводки о политическом и экономическом состоянии губерний и т.д.

В Центральном государственном архиве РК исследованы Ф.224 Народный комиссариат продовольствия Киргизской АССР, Ф.82. Народный комиссариат здравоохранения КССР, Ф.30 Совет Народных комиссаров (СНК) Казахской ССР; Ф.135 Центральная комиссия по конфискации имущества и выселению баев-полуфеодалов при Центральном Исполнительном комитете Казахской ССР, Ф. 5 Центральный Исполнительный комитет Советов КазАССР (ЦИК КазАССР). Из фондов архива взяты материалы: Положение о Краевой комиссии помощи голодающим и протоколы заседания; протоколы заседания комиссии помощи голодающим при Наркомпроде; доклады о продовольственном положении в республике и др.

Изучая архивные материалы центральных властных структур, мы получили информацию об основных мероприятиях в области продовольственной политики, ее методах и результатах. Документы местных органов позволили ознакомиться с конкретными условиями выполнения поставленных планов, проблемами и сложностями на местах. В архивах изучены различные инструкции, распоряжения, приказы, записки, телеграммы, телефонограммы, которые раскрывали происходившие процессы изнутри.

Для исследования продовольственной политики большевиков интерес представляют законодательные акты центральных органов власти СНК, ВЦИК и Наркомпрода (декреты, постановления, приказы и циркуляры).

Большой комплекс документов посвящен проблеме голода 1921-1922 гг. - это телеграммы, письма, докладные записки уездных и губернских комитетов, в которых излагаются факты затруднений с продовольствием, недостаток семенного материала, невозможность взыскания продналога. Ряд документов освещает деятельность местных комиссий помощи голодающим и мероприятиях по борьбе с голодом, много документов по вопросам помощи беженцам из голодных мест, организации столовых и т.д.

Интересны работы, написанные очевидцами тех страшных событий 20-х годов ХХ в. Брошюра Мардаровского Н.И. Голод в Киргизии и борьба с недородами; Горева М. Голод и церковные ценности. 

Источниками исследования явились сборники документов и материалов, обобщающие труды и монографии, которые отражают деятельность партийных, советских и хозяйственных органов по реализации продовольственной политики советской власти в Казахстане. Большой интерес представляют труды Дахшлейгера Г.Ф., Нурпеисова К.Н., Турсунбаева А.Б., в которых рассматривается социально-экономическое положение аула и деревни в 20-е годы ХХв.; политическое положение в Казахстане после установления советской власти. (Дахшлейгер, 1965; Нурпеисов, 1972; Турсунбаев, 1967)

Большой научный интерес представляют монографии и статьи Абылхожина Ж.Б., в которых автор рассматривает социально-экономические аспекты формирования и трансформации традиционной структуры Казахстана (Абылхожин, 1991).

Голоду 1921-1922 г. посвящена работа Мусаева Б.А., вышедшая в 2006 году. Автор рассматривает целый комплекс вопросов: причины, масштабы и характер голода, мероприятия органов власти по организации борьбы с голодом и его последствиями (Мусаев, 2006).

В работе Абсеметова М. раскрывается роль Сакена Сейфуллина на посту Председателя Совета Народных Комиссаров Казахстана в 1922-1924 гг. и его роль в ликвидации последствий голода. Один из параграфов называется «Сакен и ликвидация последствий голода 1921-1922 годов» (Абсеметов, 2006:47).

Результаты. Власть вводит целый ряд чрезвычайных мер в экономике, получивших название политики «военного коммунизма». Основными составляющими этой политики являлись национализация не только крупной и средней, но и мелкой промышленности, введение всеобщей трудовой повинности, установление государственной хлебной монополии, запрещение частной торговли продовольствием.Основным элементом политики «военного коммунизма» являлась продовольственная разверстка. Ее суть заключалась в обязательной сдаче государству всех излишков хлеба и других продуктов по фиксированным ценамза обесцененные бумажные деньги, но фактически продукты просто изымались, в основном силовыми методами. Продразверстка исчислялась из государственных потребностей и распределялась по областям, губерниям, уездам, волостям, зачастую без учета их реальных возможностей.

Продовольственный вопрос стал одним из важнейших направлений экономической политики советской власти. В стране установилась продовольственная диктатура, осуществлявшаяся системой государственных органов во главе с Наркомпродом.

На основании декрета ВЦИК и Совнаркома от 26 августа 1920 г. «Об образовании Автономной Киргизской Советской Социалистической Республики» и постановлением Всекиргизского съезда Советов от 20 октября 1920 г. был организован Киргизский Народный Комиссариат продовольствия (Кирнаркомпрод).

Кирнаркомпрод являлся высшим органом, который регулировал и контролировал деятельность всех продовольственных организаций на территории республики и находился в непосредственном подчинении Народного комиссариата продовольствия РСФСР, в тоже время был подчинен и подотчетен в своей деятельности КирЦИК (ЦГА РК, 107:99).

Перед Комиссариатом продовольствия стояли следующие задачи: заготовка всех видов продуктов продовольствия, снабжение населения и армии, распределение продуктов, установление совместно с ВСНХ цен на продовольствие и предметы первой необходимости, руководство деятельностью местных продорганов КАССР.

К концу 1920 г. продразверстка была распространена практически на все виды продовольствия, в том числе «мясная» разверстка в скотоводческих районах. Продовольственная разверстка в Казахстане начала осуществляться с начала 1920 г.Основной отраслью экономики Казахстана являлось животноводство, которое оказалось в глубочайшем кризисе.Реквизиционная политика советской власти в Казахстане особенно подорвала животноводство.

Одним из основных документов, на которые опирались продорганы по изъятию скота был декрет СНК от 23 марта 1920 г. за подписью В.И. Ленина об обязательной поставке скота на мясо из годичного расчета: «а) 8% общего количества стаде крупного скота (коров и волов) в возрасте от 3; б) весь молодняк от 1 до 3-х лет..» Поставка определяется не счетом голов скота, а в пудах. Данный декрет не был официально опубликован в открытой печати. Последний параграф декрета приказывал применять более суровые меры к уклонявшимся от выполнения плана заготовки мяса через «…реквизиции подлежащего поставке скота с понижением его стоимости против твердых цен, ареста виновных и предании их суду революционного трибунала» (Декреты, 1975:377).

На 1-ом Краевом Продовольственном Совещании при Кирнаркомпроде, состоявшемся 18 марта 1921 г рассматривался  вопрос о норме изъятия скота у казахов.

На этом совещании выступил А. Букейханов, представлявшийКирнаркомзем, который отметил: «Краевое совещание должно и обязано учесть особенности края, ибо по декрету от 23 марта степь через некоторое время может остаться совсем без скота. Надо учесть, что мясо государству нужно не только лишь в 21 году, но оно нужно и в 22, 23, 24 году. Сохранение основы скотоводства и рациональное его использование - задача не Краевая, а общая государственная». Далее А. Букейханов ссылается на цифровой материал сборника экспедиции Щербины, освещающий отношение разных возрастов скота в процентах – доказывая, что применение норм декрета затрагивает основной скотоводческий фонд (ЦГА РК, 16:98). Некоторые участники совещания поддержали предложение Букейханова, отмечая, что Кирнаркомпрод  не только может , но и обязан  изменить норму, раз установить что грозит опасность уничтожению молодняка в случае применения ставок декрета. Но этой уменьшение должно быть строго и точно обоснованно, как в обстоятельствах, вызвавших его, так и в размере. Шарц находит, что никакого нарушения закона в данном случае нет: « нельзя управлять такой громадной страной, как РСФСР по одному шаблону. Учет местных условий – оправдание существования Кирнаркомпрода (ЦГА РК, 16:99).

Выступивший на совещании Омаров отметил, «губпродкомы обязаны были не слепо подчиняться распоряжениям центра в некоторых случаях не учитывающего местных условий, а в соответствии с требованиями и интересами дела.

При обсуждении этого пункта А. Букейханов указывает на необходимость понижения % изъятия, исходя из процентного соотношения стада по данным научной экспедиции Щербина. Букейханов и его сторонники настаивали, что необходимо снизить процент изъятия скота у казахов. Процент изъятия, предложенный Центром составлял 25%. Букейханов доказывал, что предполагая прирост в 40% в год, изъять 25%, значит получить через два года отрицательную величину. Однако предложения Букейханова и его сторонников было отклонено и приняты меры изъятия скота, не учитывавшие особенности края и научные выкладки (Щербины).

Совету Народных Комиссаров КССР было направлено распоряжение в котором отмечалось: «Все разверстки, произведенные Наркомпродом РСФСР на все продукты остаются незыблемыми и работа в этой области должна принять характер усиления интенсивности заготовок путем посылки ответственных руководителей на места, отдельных распоряжений и соответствующих организационных указаний о приспособлении и функциях продаппаратов (ЦГА РК, 26:78).  Продразверстки предписывалось выполнять любой ценой.

Животноводство оказалось в крайне тяжелом положении, о чем свидетельствуют архивные данные. Если в 1917 г. в Кирреспублике было 29700 голов скота, то в 1920 г. – 9700, в 1921 г. – 6200, что в процентном отношении уменьшение скота составляет 83% (АП РК, 211:38). В Кустанайской губернии погибло овец и крупного рогатого скота в среднем 95%, В Актюбинской губернии – 90% (АП РК, 359:32).

Перед губерниями ставились непомерные требования сдачи скота, которого не было в наличии. Из телеграммы зам. предисполкома Омарова: «Политруками экспедиции почти всех волостей предписано к сдаче такое количество скота, которое местами превышает количество имеющегося скота, если не превышает, то равняется наличному количеству. Если допустить то вследствии истекших джутов местами совершенно потрясших экономическое положение киргизского населения угрожает окончательная гибель скотоводческого хозяйства, так как по мнению экспедиции населением должно быть выполнено обязательство …» (АП РК, 74:32). С потерей скота кочевые киргизы теряют единственный источник существования.

В письме в КирЦик от 25 марта 1921 г. председатель Адаевского революционного комитета Альниязов отмечает, что прибывший член КирЦика Данилов «по неизвестной нам причине наложил на Адаевский уезд разверстку на скот в следующем количестве: 20.000 баранов, 40.000 крупного скота и 12.000 пудов жира» (ЦГА РК, 45:56). Далее Альниязов отмечает, что данная разверстка установлена без каких-либо сведений о количестве имеющегося скота в уезде, который еще не взят на учет. «Эта разверстка на наше население является очень тяжелым бременем, выполнить ее не в силах, она может окончательно расстроить скотоводческую жизнь нашего населения, неизвестно останется ли скот у населения после этой разверстки». (там же). Обращаясь в КирЦик, председатель ревкома Адаевского уезда просит обсудить этот вопрос и снять эту неподъемную разверстку с населения и провести для начала учет имеющегося скота в уезде.

В самый разгар голода, в августе 1921 г. из более благополучных казахских губерний вывозится скот не в остро нуждающиеся губернии республики, а в счет продразверстки в центр в следующих объемах: к примеру из Семипалатинска: конина 8830 голов, кургашки – 182.788 , коз – 257.569 шт. Из Петропавловска: конина 24.155 шт.(АП РК, 197:196).

Убыль скота в 1921 г.  составила 83% по сравнению с 1917 г.: в 1917 г. в наличии было 29700 голов скота, в 1921 г. 6200.(АП РК, 211:39) Из доклада председателя Волисполкома Джитыгульской волости Адамовского района количество скота значительно уменьшилось: весной 1920 г. в волости было 12.000 голов рогатого скота, то к весне 1922 г. осталась только 1000; лошадей было 20.000 – осталось 2.500; баранов было 13.000 стало 2000. 120  хозяйств остались совсем без скота (АП РК,11:28).

Продотряды, собиравшие налоги наделялись большими полномочиями, которые они зачастую безнаказанно превышали. Из архивных документов следует, что продармейцы повсеместно злоупотребляли властью. Отнимали подводы, кошмы, реквизировали скот. Так в Адамовском , Можаровском уезде Кустанайской губернии «Военные агенты по закупке лошадей по зверски поступают, реквизируют лошадей у киргиз табунами по твердой цене, а продают по вольной». Жители не раз жаловались на беспорядки и незаконные действия продорганов в исполкомы и милицию, но они не предавали этому значения. Большинство населения боятся жаловаться (ЦГА РК,62:5).

В Акмолинскую губернию был направлен вооруженный отряд Дорошенко в количестве 45 человек для «мобилизации» гужевого транспорта. За двое суток было изъято у местного населения 1500 верблюдов. Поскольку это была не первая реквизиция скота у населения, казахи предпринимали меры защиты своего скота. В частности, прятали в горах или камышах верблюдов, связывая им ноги.  Об этом сообщает в своем докладе уполномоченный Кирнаркомпрода по Акмолинскому уезду П.Щепин (ЦГА РК, 44:37) «При работе мобилизации подвод арестовывались аксакалы и родоначальники аулов и только с их арестом киргизы соглашались указать где находились скрытые верблюды, вьюки и арканы.» В этом же докладе говорится о том, что киргизы оказывали сопротивление изъятию скота. При первой реквизиции скота в количестве 1000 верблюдов, киргизы напали на отряд и отбили свой скот и спрятали в горах. «Всего отрядом было арестовано в разных аулах, аксакалов и активных участников нападения до 25 человек. По окончании мобилизации в Саранской и Койтасской волостях отряд направился дальше, взяв с собой арестованных 7-8-человек, которые были расстреляны». В докладе Щепина отмечается, что «по неофициальным сведениям в южном районе уезда было расстреляно киргиз до 30 человек (ЦГА РК, 44:37).

В информационном докладе ответственного секретаря РКП и члена Каркаралинского уедного исполкома Семипалатинской губернии Зубова от 12 октября 1921 года говорится о беспределе, который устраивала официальная власть для выполнения продразверстки в казахских районах. 3 августа 1921 г. в северные волости Каркаралинского уезда прибыл вооруженный отряд в составе 30 человек под командованием начальника районной милиции 4-го района Акмолинского уезда для мобилизации 500 верблюдов для переброски собранного хлеба к линии железной дороги. Отряд действовал методом терроризирования населения. Были взяты в заложники 10 влиятельных киргизов, которые были затем расстреляны без суда и следствия. Хозяйства их полностью разграблены и обворованы. После таких бесчинств, устраиваемых властью, две волости полностью откочевали в Туркреспублику (ЦГА РК,44:52).

Таким образом, из вышеприведенных примеров мы видим, что скотоводческое хозяйство Казахстана было доведено до упадка, что привело в конечном счете к казахстанской трагедии, вызванной продразверсточными конфискациями и реквизициями, которые абсолютно не отличались от грабежа и насилия со стороны государства.

Не меньший урон понесло и земледельческое хозяйство Казахстана.

В сельском хозяйстве концентрированным выражением политики «военного коммунизма» стала так называемая разверсточная система заготовки сельскохозяйственных продуктов.

11 января 1919 г. вышел декрет СНК о разверстке зерновых хлебов и фуража. В нем говорилось, что в «целях срочной поставки хлеба для нужд Красной Армии и бесхлебных районов и в развитие декретов Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета о хлебной монополии и о натуральном налоге устанавливается нижеследующий порядок отчуждения излишков зерновых хлебов и фуража в распоряжение государства». В этом декрете были даны неограниченные полномочия продовольственным органам. Опираясь на этот декрет и начался повсеместный произвол со стороны продорганов, продотрядов, всех кто занимался заготовкой продовольствия. Основная форма организации работы этих органов – конфискация и реквизиция (Декреты, 1968:293).В п.5 Положения СНКот 2 сентября 1919 года говорилось, «премия выдается из заготовленного отрядами хлеба», отсюда особая жестокость с которой действовали продотряды.

Разверстка, начавшись с изъятия зерновых культур, вскоре была распространена на другую продукцию сельского хозяйства, с сохранением жестких методов, какими она повсеместно сопровождалась. К примеру, в 1921-1922 году было установлено тринадцать отдельных налогов почти на все продукты, производимые в сельском хозяйстве и каждый из них имел свою особую систему построения независимо от другого, т.е. они не были согласованы между собой. Такая система множественности налогов, отличалась сложностью и неудобством, как для государства, так и для налогоплательщиков.

Так к примеру, в Кокчетавском уезде в 1921 г. жители облагались следующими налогами: 1. яичный, 2. масляный, 3. на шерсть, 4. мясной, 5. сенной, 6. хлебный, 7. овощной, 8. табачный, 9. кож-сырьевой» (АП РК,107:83).

Посевная площадь по всей Кирреспублике сократилась в 1921 г. в среднем на 47% (АП РК, 211:39). В Уральской губернии, наиболее пострадавшей от засухи – площадь погибших хлебов составляет 80 %. Средний урожай составляет 1 пуд с посевной десятины (ЦГА РК,34:5).

Признанные голодающими губернии освобождались от некоторых налогов, но основные налоги на хлеб и мясо оставались. На них был возложен так называемый внутригубернский налог, т.е. не шло речи о полном освобождении голодающих губерний от налогов. Даже в самой пострадавшей Уральской губернии «был объявлен хлебный налог по принципу общегосударственного, с уменьшением ставок, а также налоги на сено и мясо, с понижением ставок». Изъятие продналога проводилось совместно с уездными комиссиями помощи голодающим и губисполкомами, которым было предоставлено право освобождать от налога некоторые хозяйства (ЦГА РК,34:5).

Кустанайская губерния, которая позже других была признана голодающей, сдала налоги довольно успешно, как отмечается в отчете. Особенно мясной налог был выполнен даже в запланированном объеме, несмотря на то, что население голодало (ЦГА РК,34:4об.).

В Букеевской губернии большая часть засеянных хлебов погибла от засухи на 80%. Губисполком установил налоги: мясной, хлебный, на масло.

Из отчетов следует, что в самый сложный 1921-1922 гг., когда страдали от голода 5 губерний официально признанных голодающими, продорганы собрали налоги с двух более благополучных губерний Акмолинской и Семипалатинской даже с перевыполнением по некоторым показателям, таким как мясо.

Таблица: исчисление в пудах - Пуд - устаревшая единица измерения массы русской системы мер. 1 пуд = 16.3804815 кг

 

Хлеб.

Прод.

масла

яйца

сено

шерсть

кожи

мясо

Предположено

8470044

49.000

9671000

5300000

14379

608286

233.260

поступило

3993236

24.471

2743329

983277

10807

195296

326.780

Таблица взята из ЦГА РК.Ф.5.Оп.2.Д.34.Л.5

В Казахстане, несмотря на наступивший голод, взимание продналога продолжалось. По голодающим губерниям в кампанию 1921-1922 г., хотя официально они освобождались от некоторых налогов, было собрано продуктов по продналогу в следующем количестве:

Хлеб.

Прод.

масла

яйца

сено

шерсть

кожи

мясо

Предположено

84.465

38.192

2020008

180000

10434

300123

135678

поступило

38.376

5.093

473724

471.796

7034

12081

103055

Таблица взята ЦГА РК.Ф.5.Оп.2.Д.34.Л.5.

Все собранное по продналогу отправлялось в центральные органы Проднаркомпрода, в то время как население остро нуждалось в продуктах, голодало и умирало. Затем вычислялись недоимки, т.е. сколько тех или иных продуктов сдано меньше, чем планировалось. Недоимки по производящим губерниям подлежали уплате совместно с предстоящим единым натурналогом (ЦГА РК, 34:5), т.е. подлежали уплате в следующем году.Большевистское руководство, усиливая продовольственный «нажим», перешло к востребованию недоимки в счет следующего урожая. 

Встает закономерный вопрос, почему благополучные по урожаю 1921 года Семипалатинская и Акмолинская губернии не направляли хотя бы часть урожая в голодающие губернии. Ответ на вопрос мы получаем из доклада Саматова (народного комиссара по продовольствию) о продовольственном положении в Кирреспублике. Оказывается, именно эти две благополучные губернии были «забронированы» за центром: «Совнарком РСФСР постановил весь хлеб Семипалатинской и Акмолинской забронировать за центром, т.е. весь хлеб считается не в распоряжении КССР, а в распоряжении московских властей. В случае нужды мы ходатайствуем перед московскими властями, чтобы они дали нам то или другое количество хлеба»(ЦГА РК, 146:43).

«Настоящее положение вещей создается совершенно ненормальное. Одна часть КССР голодает в полном смысле этого слова, а другая вывозит хлеб в центр. Рабочие одной части республики получают полный паек, а рабочие другой части не получают ничего». При обсуждении доклада о продовольственном положении, участники совещания пришли к единому мнению, что необходимо вернуть Семипалатинскую и Акмолинскую губернии в распоряжение КССР, для того чтобы республика сама могла распоряжаться собранным урожаем. В частности, выступавший на этом заседании т.Даниловский в категоричной форме отметил: «Я усматриваю прямой тормоз со стороны Наркомпрода РСФСР по отношению Наркомпрода КССР. Нужно командировать ответственного представителя Кирсовнаркома и КирЦик с тем, чтобы настоять на отвоевывании Семипалатиской и Акмолинской губернии для включения в план внутрикиргизского распределения…»

Из доклада Народного комиссара по продовольствию Н.Саматова: « Мной был поднят вопрос о выделении 1 млн. пудов хлеба из того количества, которое было заготовлено в восточной Киргизии и подлежало вывозу в центр, по нарядам последнего, для снабжения голодающих губерний Кирреспублики.

Население не только не могло платить налога, но само нуждалось в серьезной государственной помощи. Население терпело вопиющую нужду, питалось всевозможными суррогатами, количество которых достигло 38 разновидностей; подобная картина была обнаружена даже в лучшем смысле экономическом состоянии волостях.

Центр продолжал посылать телеграммы, телефонограммы с угрозами наказания в случае невыполнения плана заготовок.

В телеграмме, переданной по прямому проводу в Акмолинск, всем занимающимся заготовкой и отправкой хлебной разверстки (в архивном документе Уполномоченному Кирнаркомпрода, Уревкому, Упродкому, Упарткому и Гужтройке) отмечалось, что губерния не выполняет заданий, возложенных на нее государством. Невыполнение плана повлечет за собой суровое наказание для всех, причастных к этому: «Предуревкома и Уипродкомиссар будут смещены с должности. Арестованы и направлены в Москву для предания суду Верховного Трибунала. Во избежание этого приказа Акмолинскому Уревкому не останавливаться ни перед чем, ни перед какими последствиями немедленно повысить вывоз до крайних пределов. Никакие ссылки на отсутствие сил или тяжелое политическое положение уезда приняты во внимание не будут, если в ближайшие дня вывоз хлеба Вашего уезда не повысится в десять раз.» (ЦГА РК,44:10). Далее приказывается направить вооруженные отряды в так называемые «опасные» места, мобилизовать всех коммунистов «под ружье», не останавливаться перед закрытием отделов и учреждений, для «максимального нажима» на волости, плохо выполняющие задания. Строго приказывается «прекратить какие бы то ни было перевозки для местных нужд». В это время крестьяне занимались заготовкой сена, в телеграмме говорилось, что необходимо запретить сенокос, если волость не выполнила задание по вывозке хлеба. В конце телеграммы, авторы взывают к революционному сознанию и заканчивается угрозой наказания: «Помните, что от вашей энергии, революционной решительности зависит спасение Республики переживаемой тяжелую годину, помните что слабые нерешительные и неспособствующие вывозу хлеба будут подвергнуты высшей мере наказания как за измену государству. Больше предупреждений не будет».Данное послание от 21 июля 1921 г. подписали: Уполномоченный Совета Труда и Обороны и Замкирнаркомпрода Пономаренко; секретарь Губкома Леонинок, Председатель Губревкома Айтиев, Председатель Чрезгубгужпятерки и Губпродкомиссар Иванов.

Заключение. Таким образом, Казахстан охватил тяжелейший экономический кризис, полнейшее разорение скотоводческих и земледельческих хозяйств, явившееся следствием в первую очередь политики «военного коммунизма».

Природный фактор, несомненно, имел место.Джуты сопровождали жизнь кочевников, поскольку жизнедеятельность кочевого скотоводческого хозяйства тесно связана с природными ресурсами обитания, во многом определялась географической средой. Но, такой катастрофы, которая произошла в 1921-1922 гг. не было. На наш взгляд, здесь несколько причин. Во-первых, разрушение традиционной системы хозяйствования казахов с началом колонизации и переселенческой политики. В прежние годы, когда начинался джут кочевники отгоняли свой скот на более благоприятные территории. Но, с конца XIX – нач. XX вв. казахи уже не имели права свободно передвигаться по традиционным маршрутам кочевания, так как реформой 1867-1868 г. земли Казахстана были объявлены государственной собственностью Российской империи. Переселявшиеся а Казахстан крестьяне из центральных районов России наделялись земельными участками, наиболее плодородными – возле рек, водоемов и озер. Для обеспечения землей переселявшихся крестьян земли отнимались у коренного населения, которые смещались на худшие земли, экспроприировались казахские пастбища. Нарушались пути кочевания и территории были ограничены.

Во-вторых, катастрофе способствовала политика «военного коммунизма», которая привела к тяжелым последствиям: кризису и упадку основной отрасли населения – животноводства, упадку сельского хозяйства, демографической катастрофе, тяжелым социальным последствиям, откочевкам населения в приграничные регионы.

Карательная политика по отношению к своему народу была узаконена властью: конфискация, реквизиция, самосуд к людям, защищавшим свой скот и зерно, угрозы и запугивание были обычным делом в 20-е годы ХХ в. Расстрел без суда и следствия наиболее влиятельных аксакалов и родоправителей ради выполнения планов продразверстки и реквизиции скота оставался безнаказанным.

Государственная политика, проводившаяся военно-коммунистическими методами, носившая мобилизационный характер не смогла решить продовольственный вопрос. Политика «военного коммунизма» привела экономику Казахстана, да и в целом страны на грань полного краха. Самые страшные, невосполнимые потери понес народ, обнищание которого достигло катастрофического уровня.

Список литературы и источников:

Архив Президента РК ( далее АП РК)

АП РК.Ф.139.Оп.1.Д.211.Л.38.

АП РК. Ф 139.Оп.1.Д.359.Л.32.

АП РК,Ф.139.Оп.1.Д.74.Л.32.

АП РК.Ф.139.Оп.1.Д.211.Л.39.

АП РК. Ф.139.Оп.1.Д.111.Л.28.

АП РК. Ф.139.Оп.1.Д. 107. Л.83.

АП РК. Ф.139.Оп.1.Д.107.Л.196.

АП РК.Ф.139.Оп.1.Д.211. Л.38-49.

Абылхожин Ж.Б. Традиционная структура Казахстана, социально-экономические аспекты функционирования и трансформации (1920-1930 гг.). – А., 1991 (240)

Дахшлейгер Г.Ф. Социально-экономические преобразования в ауле и деревне Казахстана (1921-1929 гг.). – Алма-Ата, 1965. – 535 с.

Дахшлейгар Г.Ф., Нурпеисов К.Н. История крестьянства Советского Казахстана. – Т.1. – А., 1985. (247 с.)

Декрет СНК о разверстке зерновых хлебов и фуража, подлежащих отчуждению в распоряжение государства, между производящими губерниями. 11 января //Декреты Советской власти. – Т.4. – М., 1968. – С.292-294.

Декрет СНК об обязательной поставке скота на мясо. 23 марта //Декреты Советской власти. – Т.7. – М., 1975. – С.377-379.

Мусаев Б.А. Голод в1921-1922 гг. в Казахстане и ликвидация его последствий. – Актобе, 2006. – 190 с.

Нурпеисов К.Н. Крестьянские советы Казахстана (история становления, укрепления и практической деятельности аульных Советов в 1917-1928 гг.). – А., 1972.

Турсунбаев А.Б. Казахский аул в трех революциях. – Алма-Ата, 1967. – 483 с.

Центральный государственный архив Республики Казахстан (далее ЦГА РК)

ЦГА РК. Ф.28.Оп.1.Д.107.Л.99.

 ЦГА РК. Ф.5.Оп.1.Д.16.Л.98.

ЦГА РК. Ф.5.Оп.1.Д.26.Л.78.

 ЦГА РК.Ф.5.Оп.1.Д.45.Л.56.

ЦГА РК.Ф.5.Оп.1.Д.62.Л.5. 

ЦГА РК. Ф. 5.Оп.2.Д 44.Л.52.

ЦГА РК. Ф.5.Оп.2.Д.34.Л.5.

ЦГА РК. Ф.5.Оп.2.Д.34.Л.4.об.

ЦГА РК.Ф.5.Оп.2.Д.34.Л.5.

ЦГА РК. Ф.224.Оп.1.Д.146. Л. 43.

ЦГА РК. Ф.5.Оп.1.Д.16.Л.99.

ЦГА РК.Ф.139.Оп.2.Д.44.Л.37.

References:

Arkhiv Prezidenta RK ( daleye AP RK) [Archive of the President of the Republic of Kazakhstan (hereinafter AP RK)]

AP RK. F.139.Оp.1.D.211.L.38.

AP RK. F. 139.Оp.1.D.359.L.32.

AP RK. F.139.Оp.1.D.74.L.32.

AP RK. F.139.Оp.1.D.211.L.39.

AP RK. F.139.Оp.1.D.111.L.28.

AP RK. F.139.Оp.1.D. 107. L.83.

AP RK. F.139.Оp.1.D.107.L.196.

AP RK.F.139.Оp.1.D.211.L.38-49.

Abylkhozhin ZH.B. Traditsionnaya struktura Kazakhstana, sotsial'no-ekonomicheskiye aspekty funktsionirovaniya i transformatsii (1920-1930 gg.) [The traditional structure of Kazakhstan, socio-economic aspects of functioning and transformation (1920-1930)]. – A., 1991 (240). [in Russian].

Dakhshleyger G.F. Sotsial'no-ekonomicheskiye preobrazovaniya v aule i derevne Kazakhstana (1921-1929 gg.) [Socio-economic transformations in the aul and village of Kazakhstan (1921-1929)]. – Alma-Ata, 1965. – 535 s. [in Russian].

Dakhshleygar G.F., Nurpeisov K.N. Istoriya krest'yanstva Sovetskogo Kazakhstana. [History of the peasantry of Soviet Kazakhstan].– T.1. – A., 1985. (247 s.). [in Russian].

Dekret SNK o razverstke zernovykh khlebov i furazha, podlezhashchikh otchuzhdeniyu v rasporyazheniye gosudarstva, mezhdu proizvodyashchimi guberniyami. 11 yanvarya [The decree of the SNK on the distribution of grain loaves and forage, subject to alienation at the disposal of the state, between the producing provinces. January 11]. //Dekrety Sovetskoy vlasti. – T.4. – M., 1968. – S.292-294). [in Russian].

Dekret SNK ob obyazatel'noy postavke skota na myaso. 23 marta [The decree of the SNK on the mandatory supply of livestock for meat. March 23]. //Dekrety Sovetskoy vlasti. – T.7. – M., 1975. – S.377-379. [in Russian].

Musayev B.A. Golod v1921-1922 gg. v Kazakhstane i likvidatsiya yego posledstviy. [Famine in 1921-1922 in Kazakhstan and the elimination of its consequences]. – Aktobe, 2006. – 190 s. [in Russian].

Nurpeisov K.N. Krest'yanskiye sovety Kazakhstana (istoriya stanovleniya, ukrepleniya i prakticheskoy deyatel'nosti aul'nykh Sovetov v 1917-1928 gg.). [Peasant Soviets of Kazakhstan (the history of the formation, strengthening and practical activity of aul Soviets in 1917-1928)]. – A., 1972. [in Russian].

Tursunbayev A.B. Kazakhskiy aul v trekh revolyutsiyakh. [Kazakh aul in three revolutions]. – Alma-Ata, 1967. – 483 s. [in Russian].

Tsentral'nyy gosudarstvennyy arkhiv Respubliki Kazakhstan (daleye TSGA RK) [The Central State Archive of the Republic of Kazakhstan (hereinafter referred to as the Central State Archive of the Republic of Kazakhstan)].

TSGA RK. F.28.Оp.1.D.107.L.99.

TSGA RK. F.5.Оp.1.D.16.L.98.

TSGA RK. F.5.Оp.1.D.26.L.78

TSGA RK .F.5.Оp.1.D.45.L.56.

TSGA RK. F.5.Оp.1.D.62.L.5.

TSGA RK. F.5.Оp.2.D 44.L.52.

TSGA RK. F.5.Оp.2.D.34.L.5

TSGA RK. F.5.Оp.2.D.34.L.4.об.

TSGA RK. F.224.Оp.1.D.146. L. 43.

TSGA RK. F.5.Оp.1.D.16.L.99.

TSGA RK. F.139.Оp.2.D.44.L.37.

ҒТАМР 03.00.20

КЕҢЕС ӨКІМЕТІНІҢ «ӘСКЕРИ КОММУНИЗМ» ЖАҒДАЙЫНДАҒЫ ҚАЗАҚСТАНДАҒЫ АЗЫҚ-ТҮЛІК САЯСАТЫ

А.Т. Қапаева¹

¹Т.ғ.д., профессор, Ш. Уәлиханов атындағы Тарих институтының бас ғылыми қызметкері. Қазақстан, Алматы қ. E-mail: kapaeva.59 @mail.ru, https://orcid.org/0000-0002-1198-0185

Аңдатпа. 1921-1922 жылдарыҚазақстанның бес өлкесі: Орал, Орынбор, Қостанай, Ақтөбе, Бөкей Ордасы алапат ашаршылыққа ұшырады. Ресми деректердің мәліметіне қарағанда, 1922 жылы мамыр айында ашаршылық 2.071.222 адам тұратын 1 0480100 шаршы шақырым аумақты қамтыған. Мақалада осы ашаршылықтың себебі қарастырылады. Ашаршылықтың негізгі себебі ретінде ұзақ жылдар бойы азамат соғысының салдары мен ауа-райының қолайсыздығы: Қазақстанның батыс өңірін жайлаған қуаңшылық пен жұт айтылып келді. Ғаламат ашаршылықтың кешенді себептері болды, соның ең бастысы большевиктердің «әскері коммунизм» саясатына ұласқан азық-түлік диктатурасын орнатуы еді. Бұл саясат күш қолдану әдісі, тәркілеу мен мүлікті мемлекеттің меншігіне қарататын - тұрғындардың қолындағы барын «түгін қалдырмай» тартып алған азық-түлік салғырты арқылы жүзеге асырылды. 1921-1922 жылдардағы ашаршылыққа - қазақ халқының дәстүрлі шаруашылық жүйесінің күйреуі және большевиктердің жергілікті табиғи-климаттық, әлеуметтік-экономикалық жағдайды ескермеуі де ерекше әсер етті. Мақалада азық-түлік пен салық жинайтын қарулы отрядтардың шексіз уәкілеттігі, олардың қызметтік билігін асыра пайдаланып, отбасын қорғаған қарапайым жазақсыз азаматтарды қамауға алғаны, сотсыз атып тастағандары т.б. қатігездікпен қатаң жаза қолданғандары жан-жақты ашып көрсетілген. Ауа-райының қолайсыздығы да елде ашаршылықтың орын алғанына әсер еткенін атап өткен жөн. Көпті көрген көнекөз қариялардың байқауынша, қуаншылық пен жұт көшпелі тұрғындарда әрбір он жылда қайталанып отырған. Алайда 1921-1922 жылдардағыдай ашаршылықтың салдарын байырғы халық ешуақытта басынан өткермеген еді.

Түйін сөздер: «әскери коммунизм», азық-түлік салғырты, ашаршылық, жұт, салық.

IRSTI03.00.20

FOOD POLICY OF THE SOVIET GOVERNMENT IN KAZAKHSTAN IN THE CONDITIONS OF "WAR COMMUNISM"

Kapaeva Aizhan Tokanovna¹

¹Doctor of Historical Sciences, Professor, State Tax Service Institute of History and Ethnology named after Ch.Ch. Valikhanov. Kazakhstan, Almaty.

E-mail: kapaeva.59 @mail.ru, https://orcid.org/0000-0002-1198-0185

Abstract. In 1921-1922. five provinces of Kazakhstan: Ural, Orenburg, Kustanayskaya, Aktobe, Bukeevskaya experienced severe hunger. According to official data, in May 1922, the famine covered an area of 1,048,100 square meters. m with a population of 2,071,222 people. The article examines the prerequisites for hunger. The main reason for the outbreak of famine, for a long time, was called the consequences of the civil war and weather conditions: drought and jute that swept the western part of Kazakhstan. The preconditions for the unprecedented famine were a complex of reasons, the main of which was the policy of the Bolsheviks, who established a food dictatorship, transformed into a policy of "war communism". The main link in this policy was the surplus appropriation system, as a result of which everything “cleaned up” was taken from the population by forceful methods - confiscation and requisition. Another major cause of famine in 1921-1922. was the destruction of the traditional economic system of the Kazakhs, the Bolsheviks ignoring the general laws of interaction of natural-climatic and socio-economic factors. The article examines the activities of armed food detachments engaged in collecting taxes, endowed with immense powers, which they exceeded with impunity: they arrested and even shot people who stood up to protect their families without trial or investigation. Undoubtedly, weather conditions also played a role. Drought and jute accompanied the life of the nomadic population periodically - once every 10 years, according to the observations of old-timers. However, such severe consequences as in 1921-1922. the indigenous population did not experience.

Key words: "war communism", surplus appropriation, requisition, hunger, jute, taxes.

Данная научная статья подготовлена в рамках реализации проекта AP09259227 «Голод в Казахстане в 1921-1922 годах и его последствия (на основе новых архивных и письменных источников)», по грантовому финансированию фундаментальных и прикладных научных исследований по научным проектам на 2020-2022 годы.

Пікір жоқ

Пікір қалдыру үшін кіріңіз немесе тіркеліңіз