Басты бет » Материалдар » МРНТИ 03.20.00 DOI 10.51943/2710_3994_2021_2_1 НАУЧНОЕ НАСЛЕДИЕ А.И. ЛЕВШИНА КАК ПЕРВОКЛАССНЫЙ ИСТОЧНИК ПО ИСТОРИИ КАЗАХСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ

Г.К. Асанова¹. ¹К.и.н., доцент. Карагандинский университет Казпотребсоюза. Казахстан, Караганда.

МРНТИ 03.20.00 DOI 10.51943/2710_3994_2021_2_1 НАУЧНОЕ НАСЛЕДИЕ А.И. ЛЕВШИНА КАК ПЕРВОКЛАССНЫЙ ИСТОЧНИК ПО ИСТОРИИ КАЗАХСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ

«edu.e-history.kz» электрондық ғылыми журналы № 2(26), 2021

Тегтер: всемирно-исторический, кочевые, казахов, народы, казахи, киргиз-казаки, государство, народа, казахского, история, контекст, А.И., Левшин
Аңдатпа:
Аннотация. В данной статье рассматривается научное наследие выдающегося русского ученого первой половины XIX в. Алексея Ираклиевича Левшина (1797–1879). Наиболее ценным в научном смысле, является сформулированная им концепция исследования истории народа: «Первые два вопроса, которые рождаются при имени малоизвестного народа, суть следующие: «Где он живет и как он многочислен?», и собранный с этих позиций А.И. Левшиным колоссальный фактический материал, огромное количество сведений, имеющие фундаментальное значение для современных исследователей государственности Казахстана. Собранные им исторические сведения подтверждают наличие в Казахском ханстве общих признаков, присущим всем государствам: территория, население, власть, что делает данное исследование ценным источником по истории казахской государственности. Данная статья представляет собой опыт изучения и осмысления творческого наследия А.И. Левшина как первоклассного, оригинального источника по истории казахского государства, применения этого материала в контексте других источников наших знаний о Казахстане и казахах с целью создания более объемной и объективной исторической картины.
Мазмұны:

Введение. Современные процессы развития демократического общества заключаются не только перестройкой его политической и экономической систем, но неразрывно связаны с культурно-духовной сферой, необходимостью освоения национальных и общечеловеческих ценностей, воспитания патриотизма как основы успеха общества. Сохранение национальной идентичности, истории и культуры народов занимает ключевое место в общественном развитии. История выступает одним из ключевых элементов государственности, восстанавливающей и сохраняющей связь времен, преемственность истории и традиций государственности.

Обретение Казахстаном суверенитета изменило мир сложившихся стереотипов и подходов в исторической науке Казахстана, и обусловило формирование в исторической науке принципиально новой методологии изучения национальной истории.

«На самом деле, несмотря на то, что за годы независимости неоднократно предпринимались попытки, наша многотомная новая история, отвечающая национальным интересам, так и не была полностью написана. Давно пора пересмотреть его концепцию с учетом предыдущих пробелов и начать писать на основе новых научных позиций и открытий. Все учебники разрабатываются на основе такого фундаментального труда. Это стратегически важный вопрос с точки зрения популяризации национальной летописи. Поэтому необходимо немедленно начать писать новую историю Казахстана в академическом стиле. В конечном счете, именно в этом заключается проблема модернизации исторического сознания. Необходимо привлечь к этому делу наших авторитетных историков.

Также, предлагаю написать короткую историю Казахстана для зарубежной аудитории и перевести на основные языки мира. Это единственный путь познания мира с многовековой историей казахов.

Каждый народ должен писать свою историю. Не следует доверять чужой идеологии. Генеалогия, написанная исходя из национальных интересов, позволяет воссоздать память нации, созерцая сознание потомков. История, написанная с позиций национальных интересов, способствует пробуждению национального самосознания» - подчеркнул Президент Республики Казахстан Касым-Жомарт Токаев в своей статье «Независимость превыше всего» (6 января 2021г.) (Токаев, 2021).

Исходя из этих стратегических задач, особую актуальность имеет изучение истории казахской государственности, казахского народа в контексте мировой истории, непредвзято, опираясь на научные факты и достижения мировой исторической науки, применяя объективные исследовательские методы, избегая идеологизации, политизации и мифологизации, стремясь не использовать историю в интересах политики.

Вопросы существования, функционирования и эволюции казахской государственности, методологии исследования государственности кочевых народов в целом, является одной из актуальных в современном обществе. Формирование и развитие государства – это долгий, сложный и постепенный исторический процесс, который у различных народов мира шел разными путями.

Казахское ханство, основанное в ХV в., по признакам единства территории, политического устройства и общности культуры, религии и языка отвечало критериям самостоятельного государства.

В данном контексте «исключительно важным представляется вклад российской школы востоковедения в изучение истории Казахстана. Крупнейшие ее представители дали мощный толчок для появления в недрах казахского общества исследователей-казахов с европейскими историографическими традициями, соcтавившими целый пласт казахской культуры. Неоценим вклад российских исследователей во всестороннее изучение истории Казахстана…» (Козыбаев, 2006: 9)

Выдающимся представителем российской школы востоковедения, внесшим значительный вклад в исследование этнополитических процессов в казахской степи, является русский чиновник и ученый Алексей Ираклиевич Левшин (1798 - 1879). Изданный в 1832 году фундаментальный трехтомный труд И.А. Левшина «Описание киргиз-казачьих, или киргиз-кайсацких орд, и степей» о казахском народе был признан научной общественностью и принес ему широкую международную известность.

В данном в исследовании А.И. Левшина излагаются этнополитические процессы в казахской степи в эпоху средневековья, критически осмыслена вся западноевропейская и русская литература о казахском народе, систематизированы исторические сведения о казахах, накопленные в России к первой трети XIX века. Собранные им исторические сведения показывают наличие общих признаков, присущим всем государствам: территория, население, власть, правовая система, что делает данное исследование ценным источником по истории казахской государственности.

Материалы и методы.

1. В качестве источников привлечены специальные научные труды европейских, российских и казахстанских исследователей, теоретико-обобщающие труды, научные статьи, касающиеся научного наследия А.И.Левшина.

2. Решение исследовательских задач основано на принципе историзма. Основные положения трудов А.И. Левшина рассматриваются как следствие конкретных социально-исторических условий в контексте всемирно-исторического процесса, в собственной структуре того времени. Концептуально новый подход предполагает осмысление исторического прошлого казахского народа в рамках национальной жизни, национальной истории, в контексте мирового исторического процесса.

При исследовании данной проблемы мы опирались также на принципы системного подхода, которые заключаются в целостном, системном исследовании объектов и процессов, изучении внутренних механизмов, лежащих в основе всех процессов развития. Причем специфика системного подхода требует выяснения общих закономерностей развития и их приложения к конкретной исторической ситуации. Также использован междисциплинарный подход, междисциплинарные связи с наукой теории государства и права.

В работе использованы общенаучные принципы системности научного познания и научной объективности, которые сочетаются с ценностным подходом к событиям, как прошлого, так и настоящего периодов истории Казахстана.

Обсуждение. В начале XVIII века в России складывается практическое востоковедение. В то же время начинается и научное изучение Востока. Публикуются исследования о народах Азии, как переводные (западноевропейских авторов), так и отечественные. В XIX столетии в России интенсивное развитие получило научное востоковедение. По мнению академика Н.И. Конрада, «наряду с практическим востоковедением, как стали обозначать это направление в изучении Востока, развивалась и та отрасль востоковедной работы, которая получила наименование научного востоковедения. Толчком к его развитию послужил более глубокий интерес к Востоку». (Конрад, 1972: 9).

«В деле изучения новой истории мусульманской Средней Азии, как и в деле изучения географии тех же областей, - отмечал В.В. Бартольд, - русская наука уже в первой половине XIX века была впереди западноевропейской; этой исторической дисциплине было положено начало в 1824 г. трудом Сенковского» (Бартольд, 1971: 331). Направление, заданное О.И. Сенковским, было поддержано и успешно продолжено другими востоковедами. Появились исследовательские работы по истории народов Средней Азии и сопредельных территорий с широким привлечением восточных письменных источников, донесений глав и участников посольств и экспедиций, записок чиновников и путешественников в Туркестан и Казахскую степь (История отечественного востоковедения, 1990: 201). Посольские донесения, как и донесения и дневники руководителей тех или иных миссий, как правило, отличались значительной достоверностью, поскольку основывались на личных наблюдениях авторов этих документов, их беседах с официальными лицами и информации, полученной от местных жителей. Они стали важным источником для изучения истории казахского народа.

«Серьезные успехи русской науки в области историко-этнографического изучения казахского народа связаны с именем Алексея Ираклиевича Левшина (1799–1879). Выпускник Харьковского университета, он в 1820–1822 гг. по поручению Азиатского департамента МИД ездил в Казахские степи. В течение этих лет он вел подробные записи, ознакомился с делами Оренбургской пограничной комиссии и собрал огромный научный материал. Изучив все доступные литературные источники о казахах, Левшин в 1832 г. издал обширный труд» - отмечают авторы фундаментального исследования «История отечественного востоковедения до середины XIX века» (История отечественного востоковедения, 1990: 202).

Алексей Ираклиевич Левшин (1798–1879) – выдающийся русский ученый, государственный деятель, историк, этнограф, писатель, занимает одно из видных мест в истории научной и общественной мысли дореволюционной России. А.И. Левшин оставил несравнимый, бесценный след в деле изучения истории Казахстана. Научное наследие И.А. Левшина по истории, этнографии и культуре казахского народа было успешно признано научной общественностью и принесло ему широкую международную известность. Фундаментальное исследование И.А. Левшина «Описание киргиз-казачьих, или киргиз-кайсацких орд и степей» является оригинальным, всесторонним и всеобъемлющим научным исследованием, и состоит из трех частей (томов).

Первый том содержит географические сведения, собранные как собственно автором, так и заимствованные из известных к тому времени журналов, маршрутов и записок путешественников, бывших в казахских степях. Таким образом, первая часть труда представляет наиболее точное воспроизведение и упорядочение собственных и собранных автором различных материалов. К первому тому прилагается географическая карта, составленная в результате маршрутов и съемок, произведенных «квартирмейстерскими, инженерными и горными офицерами», посланными правительством в казахские степи (Левшин, 1996: 15)

Вторая часть представляет собой исторический обзор казахского народа. При этом, автор отмечает, что о своем стремлении, сделать обозрение истории «малоизвестного» казахского народа всесторонним и содержательным и «удовлетворительным» как для интересующихся, так и полезным для чиновников в деле управления киргиз-казачьими ордами (Левшин, 1996: 15).

Третий том содержит статистические данные и собранные лично автором в результате поиска и всестороннего изучения, наблюдения этнографические сведения, сверенные с показаниями самих казахов и «мнением людей, знающих» казахский народ (Левшин, 1996: 15).

Исторический процесс в видении А.И. Левшина был детерминирован географическими и общественными условиями жизни людей. И те, и другие оказывают непосредственное влияние на обычаи и нравы, институты и законы - все они складываются объективно, с естественной необходимостью. Принцип естественного закона проявляется в мире человека в том, что «образ правления, воспитание, климат и местоположение, сильно действуя на природу человеческую, производят различия, как в нравственном, так и в чувственном ее состоянии. Отсюда происходит разнообразие в вере, нравах, образе жизни и обрядах людей – разнообразие, замеченное у всех народов во всех веках». (Левшин, 1816: 57). В этой связи, А. И. Левшин видел свою основную задачу в том, чтобы на опыте отдельных «многочисленнейших» народов исследовать природу «человека вообще», то есть того сущего, что может быть подвергнуто эмпирическому изучению и рациональному объяснению.

Поступление на службу в Коллегию иностранных дел, а затем, после реорганизации внешнеполитического ведомства и создания Азиатского департамента Министерства иностранных дел, положило начало знакомству А.И. Левшина с историей народов среднеазиатского Востока, в том числе казахских степей. «Первые понятия мои о сем народе почерпнуты из архива Азиатского департамента Министерства иностранных дел в течение 1819 и 1820 годов». (Левшин, 1996: 542). Двухлетний опыт работы в престижном дипломатическом ведомстве страны содействовал не только расширению специальных знаний и интересов А.И. Левшина, но и, безусловно, усилил его интерес к науке, в особенности к историческим исследованиям. Обращает внимание, огромный интерес А.И. Левшина к казахскому народу.

«…Обстоятельства, при которых я собрал сведения о киргиз-казаках, были столь благоприятны, источники, из коих я заимствовал сии сведения, столь достоверны, и. наконец, повторю, орды казачьи так мало известны, что я почитаю обязанностью издать в свет все то, что имел случай узнать о прежнем и нынешнем состоянии оных» (Левшин, 1996: 12). И.А. Левшин указывает, что сведения о казахском народе почерпнуты им из Архива Азиатского департамента Министерства иностранных дел в течение 1819 и 1820 годов, которые пополнены подробностями, замечаниями, поверками и различными другими сведениями последующих двух лет, которые он провел в Оренбурге и зауральских степях, в результате непосредственных отношений с казахами, поездок, встреч с ханами, султанами, знатными старейшинами, а также наблюдений нравов и обычаев, собрания преданий, чтения маршрутов и записок, разбора и рассмотрения архива Оренбургской пограничной комиссии, в том числе бумаг и дел об отношениях российского правительства с народами Средней Азии со времени основания Оренбургской линии (с 1735г.). А.И. Левшин с чиновниками комиссии совершает поездки вглубь казахской степи. Левшин интересовался кочевым укладом жизни, бытом кочевников, их жилищем, летним и зимним, одеждой, пищей, уходом за скотом, размерами хозяйств, количеством скота, местами кочевок, их особенностями петом, осенью, торговлей скотом, ценами, ремеслами кочевников и, конечно, их историей, культурой, фольклором, песнями, исполнительским мастерством на музыкальных инструментах, свадьбы, поминальные пиршества, скачки, охота, памятники старины и многое другое (Новиков).

В 1886 году известный русский ученый-географ И.В. Мушкетов писал в одной из своих работ: «Сочинение А.И. Левшина представляет всю сумму знаний того времени о киргизских (казахских) степях. Ни до, ни после него еще не появилось другой работы, которая бы затмила сочинение Левшина, оно до сих пор – лучший источник для знакомства с киргиз-кайсацкими степями» (Мушкетов, 1906: 107).

Известно, также, что «Описание киргиз-казачьих орд» внимательно изучал А.С. Пушкин (Шейман, 1963: 30-31, 52-70). Он использовал большие фрагменты из этой работы для написания «Истории Пугачева». Монография А.И. Левшина занимала почетное место в его личной библиотеке (Шейман, 1963: 30). В 18З1 году по инициативе А.С. Пушкина еженедельная «Литературная газета», издаваемая поэтом А.А. Дельвигом (при участии А.С. Пушкина) в двух номерах опубликовала «Этнографические известия о киргиз-кайсаках или киргиз-казачьих ордах» А.И. Левшина. В примечании к статьям от редакции отмечалось, что это «выписки из большого сочинения» А.И. Левшина. В них читателю рассказывалось об еще пока малоизвестном народе, кочующем на обширных просторах Азии. Автор живо и реалистично описал неведомый петербуржцу суровый кочевой быт, поразительные нравы и обычаи, отметил тяготение кочевников, хоть они и мусульмане, к древним языческим верованиям. В примечании к статьям редакция дала высокую оценку труду А.И. Левшина: «Почтенный автор долго путешествовал по Киргизской степи и собрал все возможные сведения о народе, кочующем по оной… Лестное доверие автора познакомило нас отчасти с его сочинением: рукопись была у нас в руках несколько времени, и мы смело скажем, что у нас редко появляются книги, столь богатыми учеными изысканиями, столь знаменательные по своему предмету и по образу воззрения сочинителя, и притом оживленные столь хорошим увлекающим слогом г. Левшин скоро напечатает сочинение свое вполне. Это будет новый и богатый вклад, приносимый русским ученым в общее европейское хранилище сведений об Азии. Нет сомнения, что книга г. Левшина будет немедленно переведена на иностранные языки и что в других краях Европы ученые отдадут его труду полную и заслуженную справедливость». В этой характеристике научного труда А.И. Левшина в значительной степени отражено мнение А.С. Пушкина (Новиков).

Казахский ученый-просветитель Ч. Ч. Валиханов высоко ценил огромный вклад А.И. Левшина в изучение истории и культуры казахского народа и считал, что его труды «относительно истории среднеазийских кочевников будут всегда драгоценными» для науки, а их автора почтительно называл «Геродотом казахского народа» (Валиханов, 1985: 63; Валиханов, 1984: 164).

Высокую оценку работа А.И. Левшина получила в советской исторической науке. В частности, казахский ученый Э.А. Масанов, отмечал, что этот труд «представляет интерес не только для историографии, как первое капитальное исследование, в котором впервые поставлены некоторые важные научные проблемы, но и для изучения исторической этнографии казахов, так как точно и добросовестно описанные в ней многие материалы сохраняют значение достоверного и зачастую, единственного источника» (Масанов, 1966: 118). Так же высоко оценивается книга А. И. Левшина в одном из фундаментальных исследований по истории дореволюционного востоковедения, авторы которого рассматривают ее как закономерный итог всех предшествующих исследований о казахах, отмечая, что она сохранила большое значение и поныне (История отечественного востоковедения, 1990: 397).

Научные труды А.И. Левшина стали предметом изучения со стороны многих историков и других исследователей: Э.А. Масанов, М.К. Козыбаев, Л.А. Шейман, М.И. Фетисов, В.Г. Ерзакович, И.Р. Емельченко, П.А. Аравин, Я.С. Ахметова, А.С. Бейсенова, В.3. Галиев, И.В. Ерофеева, В.А. Вищневецкая, Ю.Ю. Гречихова, А. Новикова, А. Муктар, Н.И. Мошна, О.Е. Гундова, О.Е. Сухих и др.

Труд А.И. Левшина «Описание киргиз-казачьих, или киргиз-кайсацких орд, и степей», изданный в 1832 году небольшим тиражом, еще при жизни учёного стало библиографической редкостью, но с тех пор в Казахстане не переиздавался. Учитывая это обстоятельство, а также возрастание востребованности и научного интереса к первому в историографии Казахстана монографическому труду, группа сотрудников Института истории и этнологии им. Ч.Ч. Валиханова Национальной академии наук Республики Казахстан под руководством академика М.К. Козыбаева и Республиканского музея книги подготовила к переизданию трёхтомное исследование учёного, которое полностью воспроизвело текст первого издания «Описания киргиз-казачьих, или киргиз-кайсацких, орд и степей», опубликованного в трёх томах, но объединило их в одной книге. Научную значимость имеет представленная в конце издания, статья И.В. Ерофеевой, содержащая подробные сведения о жизни и деятельности А.И. Левшина и всестороннюю характеристику его труда.

Результаты. Создание первого специального исследования о казахском народе было одним из важных проявлений процесса формирования истории, как самостоятельной науки, и выражением переоценки существующих подходов к миру кочевых народов Востока. Научные труды А.И. Левшина показали его стремление к глубокому, всестороннему исследованию и описанию истории казахов с целью расширения научного поиска, и способствовало осознанию русским обществом реальных проблем социально-политического и культурного развития кочевых народов восточных окраин.

Очень важным, считаем, рассмотрение А.И. Левшиным, вопроса об имени киргиз-казак (киргиз-кайсак) и отличию их от подлинных, или диких киргизов. Этот вопрос рассмотрен в статье «Об имени киргиз-казаков и отличии их от подлинных, или диких, киргизов» (журнал «Московский вестник» (1827 г., ч.4, № 16), впоследствии составившей отдельную главу в монографии. В этой статье, пожалуй, впервые А.И. Левшин поднял вопрос о неправильности употребления названия киргизы к кочующим степным родам, которых более правильно следует называть казаки.

А.И. Левшин подчеркивает, что казахов называют в Европе «чужим именем», которым не называют ни они сами себя, ни соседи, включая россиян (Левшин, 1996: 135). «Оно составлено из двух слов – киргиз и кайсак. Киргиз есть название народа, известного не связями своими с киргиз - кайсаками, но древнею против их враждою и доныне существующего под именами кара (черных) – киргизов, закаменных киргизов и бурутов. Слово «кайсак», или «касак» есть испорченное имя «казак», которого древность, как уверяют некоторые восточные писатели, восходит далее Рождества Христова». Не вдаваясь в исследование причин и справедливость данного мнения, И.А. Левшин отмечает, что название «казак» принадлежит киргиз-кайсакским ордам с начала их существования, и что этот народ называет себя казаками. Также, автор указывает, что казаки под этим именем известны другим народам и государствам: персиянам, бухарцам, хивинцам, китайцам и другим народам Азии. Причем, китайцы называют казахов «хасаки», смягчая начальную букву «к». Что касается отличия собственно киргизов и киргиз - казаков, отмечается, что к названию кара-киргизы (черные киргизы), русские добавили еще два: дикие и закаменные киргизы, что их и отличало от киргиз-казаков. «Дикими назвали их, как говорят, потому, что они храбрее киргиз-казаков и жестокостию своею еще страшнее их в грабежах купеческих караванов» (Левшин, 1996:143). В описании указывается, набеги и грабежи диких киргизов на сибирские города и селения сделали их имя настолько страшным и ненавистным, что россияне дали это имя и «казачьим ордам» которые после киргизов также отличались своим нравом, храбростью и независимостью от России. Хотя, по словам автора, все другие соседние татарские и монгольские племена не причиняли такого вреда. С другой стороны, казахов киргиз-казаками стали называть для того, чтобы отличать их от сибирских казаков. Такая позиция И.А. Левшина совпадает с научной трактовкой советских ученых разных лет (Ерофеева, 1996: 579).

«По всем сим причинам орды, которые в летописях наших XVI и XVII столетий не имеет другого названия кроме орд казачьих, в дополнение к собственному имени своему казак получили прилагательное киргиз, из чего сначала вышло киргиз-казак, потом киргиз-касак и, наконец, киргиз-кайсак» (Левшин, 1996:144). Заключая свои рассуждения, А.И. Левшин полагает справедливым вместо искаженного слова «кайсак», употреблять «казак», следовательно, говорить и писать киргиз-казаки, или киргиз-казачьи  орды, вместо киргиз-кайсаков, или киргиз-кайсацских орд. При этом, сохранится во второй части подлинное название народа, а первая останется как прилагательное, или прозванное так россиянами. Обращает внимание, что в книге неоднократно указывается, что ранее, то есть до начала XVIII века, в бумагах, «хранящихся в архивах Коллегии иностранных дел и бывшей Оренбургской губернской канцелярии, а также европейских источниках, основанных на материалах, доставленных из России по воле Петра Великого, нынешние киргизские орды называются казачьими ордами, или татарскими казаками» (Левшин, 1996: 145). Это был первый опыт исследования проблем этногенеза казахского народа, постановки вопроса о действительном самоназвании казахов и неправомерности употребления по отношению к казахскому народу этнонима «киргизы» и «киргиз-кайсаки» (Масанов, 1966: 117).

Таким образом, А.И. Левшиным впервые поставлена проблема этногенеза казахского народа, самоидентификации казахов, что имело большое значение для развития научных представлений по этнологии казахского народа.

Особый интерес вызывают сведения о происхождении казахов. «Большая часть русских писателей полагает, что первые казаки произошли или составились из татар, что у них же родилось название казак, и от них перешло ко всем отраслям прежде бывших и ныне существующих казаков. Мысль сию, к которой мы уже привыкли, опровергают восточные историки, утверждая, что казаки составляли самостоятельный и независимый народ в отдаленнейших веках нашего летосчисления. Некоторые даже относят их существование далее Р.Х. Достоверно то, Фирдевси, или Фердуси, живший около 1020 года, то есть за два столетия до появления монголо-татар на западе в «Истории Рустема», упоминает о народе казаках и ханах казакских». Данное положение свидетельствует о более раннем, домонгольском происхождении казахов, как самостоятельного, независимого народа, известного на исторической арене. «Народ сей весьма давно известен в Азии и, составляя одну из отраслей многочисленного турецкого племени, не уступает в древности ни найманам, ни киргизам, ни другим соплеменным с ним народам» (Левшин, 1996: 153).

«Из европейских писателей, первый, упоминающий об орде казачьей, есть Герберштейн. Быв дважды посланником императора римского при дворе царя Василия Ионновича и, собрав многие географические сведения, как о России, так и о соседственных, с нею землях…». Дженкинсон, бывший в Бухаре в 1558 и 1559 годах, пишет, что ташкентский владелец был тогда в войне с казаками, народом жестоким, многолюдным, не имеющим городов, и исповедующим магометанскую религию.

Вероятно, основываясь на сих двух известиях, земли киргиз-казачьи на одной географической карте 1587 года уже означены под именем земель татарских казаков.

Россияне по частым сношениям своим с ногаями, узнали их едва ли не целым столетием прежде. Первым доказательством тому служат вышеприведенные известия самого Герберштейна о киргиз-казаках, полученные им в Москве в начале XVI столетия. Вторым доводом служат хранящиеся в Московском архиве Коллегии иностранных дел акты сношений с ногайцами. В сих последних видим, например, под 1534 годом, что один посланец царя Иоанна Грозного по имени Данила Губин, находившийся у ногайцев, доносит: «А казаки, Государь, сказывают, добре сильны, а сказывают, Государь, Ташкен (Ташкент) воевали, и ташкенские царевичи, сказывают, с ними дважды бились, а казаки их побивали» (Левшин, 1996: 155).

Семен Мальцов, посланный царем Иоанном Грозным в 1569 году к ногайцам, жившим между Волгою и Яиком, пишет о нападении на улусы их казацких орд Акназара царя, Шигая царевича и Челыма царевича. При этом, автор подчеркивает, эти факты он помещает для утверждения раннего происхождения казахов «их древности» (Левшин, 1996: 156).

Отмечая большие заслуги А. И. Левшина в изучении политической истории казахского народа, следует отметить, наиболее ценным в научном смысле, является сформулированная им концепция исследования истории народа, методологический подход исследования. «Первые два вопроса, которые рождаются при имени малоизвестного народа, суть следующие: «Где он живет и как он многочислен?» Подобный подход к исследованию имеет не только важное научное, но и политико-правовое значение для изучения истории государственно-политической организации общества. В данном контексте, в исследовании А.И. Левшина излагается политическая организация казахов в эпоху средневековья, критически осмыслена вся западноевропейская и русская литература о казахском народе, систематизированы исторические сведения о казахах, накопленные в России к первой трети XIX века. Собранные им исторические сведения подтверждают наличие общих признаков, присущим всем государствам: территория, население, власть, что делает данное исследование ценным источником по истории казахской государственности.

В политико-юридической литературе существует множество дефиниций понятия «государство». Его определяют и как «общественный союз свободных людей с принудительно установленным мирным порядком посредством предоставления исключительного права принуждения только органам государства» (Н. Коркунов); и как «естественно возникшую организацию властвования, предназначенную для охраны определенного правопорядка» (Л. Гумплович); и как «союз членов социальных групп, основанный на общечеловеческом принципе справедливости, под соответствующей ему верховной властью» (Л. Тихомиров); и как «союз людей, властвующий самостоятельно и исключительно в пределах определенной территории» (Е. Трубецкой); и как «союз людей, организованный на началах права, объединенный господством над единой территорией и подчинением единой власти» (И. Ильин); и как «общность людей, представляемая и организуемая органом высшей власти и проживающая на определенной территории»; и «учреждение, организация, обладающая верховной властью на определенной территории» (Пугачев, 2000: 250); и как «организация политической власти, содействующая преимущественному осуществлению конкретных классовых, общечеловеческих, религиозных, национальных и других интересов в пределах определенной территории» (Матузов, Малько, 2004: 27).

Общим во всех существующих определениях является то, что названные ученые включали в качестве специфических видовых отличий государства, такие его важнейшие признаки, как народ, публичную власть и территорию. Большинство понимали под государством соединение людей под одной властью и в пределах одной территории.

Таким образом, из теории государства и права следует, что наиболее общими признаками государства являются: 1) территория; 2) население; 3) публичная власть. Как правило, государство рассматривается как совокупность понятий «территория», «население», «власть», составляющих перечень основных признаков государства.

Исходя из общих признаков, присущих всем государствам, одним из важнейших признаков, является наличие единой территории государства. Обращает внимание, что во всех определениях упоминается территория государств, как один из основных признаков государства. Следует отметить, что без территории государство просто не могло бы существовать, поэтому ее и выделяют как главный признак государства. Еще сотни лет назад французский государствовед Леон Дюги сказал, что территория представляет собой категорию, которая сформировалась исторически в тесной связи с такими понятиями как «государство» и «нация». Развивая это понятие, он уточнил его элементы: коллективность, территория, суверенитет. Он отмечал также, что «коллективность может быть государством только закрепившись на определенной территории» и, что по-другому государства быть, не может (Дюги, 1908: 101-194).

В этой связи, обращают внимание сведения, представленные в работе А. И. Левшина о территории казахов. «Должно, впрочем, думать, что пограничные жители новых владений русских и купцы наши имели с ними в то время довольно частые сношения, и приобрели о земле их достоверные сведения, ибо в книге «Большому чертежу», которая, по основательным доводам Карамзина должна быть написана в царствование Феодора Иоанновича, говорится о многих урочищах земель казачьей орды очень подробно». Далее, автор приводит описание огромных степных пространств, составлявших «киргиз-казачьи степи» и утверждает, что в начале XVII столетия киргиз-казаки были властителями Туркестана и город был местом постоянного пребывания казахских ханов (Левшин, 1996: 159).

Первый том книги открывает большая глава, содержащая географический обзор казахского края. Для его написания А.И. Левшин использовал данные геодезических, топографических и гидрографических обследований степей, проведенных русскими естествоиспытателями и инженерами в первые два десятилетия XIX века. Под термином «киргиз-казачья степь» он понимал огромное пространство, заключенное между реками Уил, Урал, Тобол и Иртыш с северной стороны, Каспийским и Аральским морем на юго-западе, и на востоке – Алтайским хребтом и Цинской империей. Текст первого тома ученый сопроводил «Картой земель, принадлежавших киргиз-казакам, и Туркестана», составленной им в 1831 году на основе новейших нарративных и картографических материалов (Ерофеева, 1996: с.579). Описывая территорию, географическое положение и климат, И.А. Левшин отмечает, какие огромные пространства занимали киргиз-казакские орды, расположенные между Россией и рядом торговых государств Средней Азии, а также посредническую роль на караванных торговых путях. Безусловно, пространственные пределы Казахского ханства изменялись с учетом непрерывной борьбы за укрепление и распространение власти его правителей, в ходе военных акций, борьбы за пограничные земли, миграции племен и родов.

Следующим признаком государства является – население. Что касается численности населения, то А.И. Левшин считает, что определить точное число киргиз-казаков совершенно невозможным, ввиду кочевого образа жизни народа, которого «одно слово «перепись» может привести в волнение». Отмечая, что все или большая часть исчислений, до сих пор, составленных русскими чиновниками на Оренбургской и Сибирской линиях о численности, неточны и приблизительны, все же, приведены данные о численности казахов: «По нашим соображениям, все три орды киргиз казачьи должны составлять около 500000 кибиток, из коих в Большой орде заключается до 100000. В Средней – до 210000, а в Меньшей – около 190000. Число людей, живущих в каждой кибитке, не всегда равно, но кажется, что в сем случае можно взять за среднее количество 5 или 6. По таковому расчету выйдет, что Большая Орда киргизская содержит в себе от 500 до 600000, Средняя – до 1360000, Меньшая – около 1100000, а все три – от 2500000 до 3000000 душ обоего пола». В частности, Г. Броневский в своих записках о киргизах см. «Отечественные записки», 1830 год, месяц май) полагает, что 84 волости, составляющие Среднюю орду, заключают в себе 500000 юрт и до 3млн. душ и др. (Левшин, 1996: 288). С учетом противоречивости данных в научной литературе, на наш взгляд, сведения, данные А.И. Левшиным являются неточными.

Совокупность людей – население, из которых сложилось казахское ханство, суть то общество, которое ему предшествовало, основанное на кровной (родственной) связи членов, или на сожительстве их на одной территории. Кровные и территориальные общества, несмотря на кажущуюся противоположность друг другу, генетически связаны между собой. Осевшие роды составляют сначала племена, в которых кровные начала еще преобладают над территориальными. Родовые коллективы, разложившиеся на отдельные жилища, составляют общину. Родовой характер общин замечен повсюду. Однако, с переходом рода в общину родственные (естественные) связи общества слабеют. Усвоение чужеродцев облегчается и совершается через простое вселение, власть родоначальника заменяется выборной. Община, из которой вышли отдельные родовые коллективы, составляет с ними новый более обширный союз – жуз. В истории, как и в природе, ничто вполне не исчезает: более примитивные формы, переходя в другие новые, остаются заметными и в последующем быту. Таким образом, государственная власть распространялась на всё население в пределах определенной территории. «Сколь ни были различны поколения, составившие нынешние киргиз - казачьи орды, но они все, наконец, слились в один народ, живший в одном месте и имевший общего начальника, или повелителя. Язык, религия, образ жизни, нравы служат тому доказательством. Предания говорят то же и прибавляют, что народ сей после смерти одного из единственных ханов был разделен его сыновьями на три части, которые по старшинству новых повелителей получили название Большой, Средней и Меньшей…» (Левшин, 1996: 288-289).

Важнейшим признаком государства является – власть, т.е. наличие специального аппарата управления, стоящего над обществом для обеспечения его нормальной жизнедеятельности. В данном контексте особый интерес представляют сведения, наблюдения и выводы А.И. Левшина о содержании институтов ханской власти в казахском обществе и ее взаимоотношениях с органами местного самоуправления, народными собраниями, кочевыми общинами на богатой и достоверной фактологической основе. Автор приводит исторические факты, свидетельствующие о могуществе казахских ханов. Опираясь на многочисленные источники, казахи, во времена Чингис хана, вплоть до его смерти, состояли в уделе его сына Джучи, и хотя принадлежали Золотой Орде, но имел своих ханов. Далее, А.И. Левшин утверждает, о существовании к началу XVI века, сильного владения во главе с казакским ханом, который был настолько могуществен, что мог выставить 400000 тысяч готового к бою войска. При этом, автор ссылается на сведения падишаха Бабера, основателя знаменитой империи Великого Могола в Индии, который был очевидным свидетелем могущества казакских ханов. В книге описывается, как в этот период могущества, к казахам присоединяются различные отделения многих народов, отпавшие от Золотой Орды: кыпчаки, найманы, конрады, джалаиры, канклы и другие роды, названия которых до сих пор носят сильнейшие поколения и отделения казахских родов. Однако, далее, по мнению А.И. Левшина, теряется нить непрерывной истории и происшествий, описываемых восточными историками. Казахи, вследствие кочевого образа жизни, не оставили каких-либо письменных исторических источников. Зато, сведения о казахах встречаются в сочинениях европейских путешественников и летописях русских, архивах, сохранившие «свидетельства частых сношений России с азиатскими народами» (Левшин, 1996: 155).

О могуществе казахских ханов свидетельствуют также исторические факты: Хак-Назар хан (Хақ - Назар - хан) – хан Казахского ханства в 1538−1580 годах, сын Касым-хана. С именем Хак - Назара связывают период возрождения ханства после междоусобиц, в его период правления наблюдался подъём во внутренней и внешней политике государства. Во время правления Хак - Назар - хана, казахское ханство начало обретать свое былое могущество, достигнутое во времена Касыма хана. Хак - Назар-хан объединил разрозненные после 1520 годов жителей степи былого Казахского ханства (Абусеитова, 1985: 49). Около 1556 года в источниках без точного указания даты говорится о поражении могулов в битве с Хак - Назар - ханом, «ханом казахским и киргизским» (Абусеитова, 1985: 46−48). «Хак - Назар - хан подчинил своей власти не только всю казахскую степь, но и вел масштабные войны с соседними государствами. За короткий срок он разбил войска Могулистана, нанес сокрушительные удары ойратам в 1554 году. Башкиры, каракалпаки, киргизы признали Хак - Назара своим ханом. Также ему удалось нанести ряд поражений правителям Мавераннахра. Отряды Хак - Назара держали под постоянной угрозой Ташкент, взимая дань со всех проходящих караванов. Военный поход Хак - Назара против Сибирского хана Кучума (Кошим) вынудил последнего искать союзников у русских правителей и среди среднеазиатских ханов.

При Хак - Назаре границы Казахского ханства расширились от Волги до Урала (Жайык). При правлении Хак - Назара города Туркестан, Сыганак, Сауран, Сайрам, Тараз вошли в состав Казахского ханства. Иван Грозный признал Хак - Назара великим правителем и в 1573 году направил к нему своего первого посла. Но посол не доехал до Хак - Назар - хана, так как по дороге был захвачен в плен отрядами сибирского хана Кучума. Тем не менее, в 1574 году Иван Грозный даровал купцам Строгановым грамоту на право беспошлинной торговли с казахами. За установлением торговых связей последовали и политические сношения между Москвой и Казахским ханством. Некоторое время Дин -Мухаммад - султан, сын Хак - Назара, правил Ташкентом и Хивой. Все эти события происходили до мая 1580 года, после этого в источниках нет никаких упоминаний о Хак -Назар - хане, а казахским ханом называется его двоюродный брат Шигай - хан (Абусеитова, 1985: 55-58).

Вскоре последовало завоевание Сибири, начавшееся в 1581 году походом Ермака против Сибирского ханства (Тураев, 2013). По словам А.И. Левшина, завоевание Сибири сблизило казахов с россиянами. «Кучум, последний сибирский хан, был киргиз-казак. Завладев Искером силою оружия и убиением царствовавших в нем князей Ядигяра и Бекбулата, он необходимо должен был иметь около себя и войско, составленное из прежних соотечественников своих. Следовательно, Ермак и сподвижники его, без всякого сомнения, сражались с казаками, или нынешними киргиз-казаками.

Муртаза, отец Кучумов, был, вероятно, владелец уже довольно сильный, ибо не только дал сыну своему войско для завоеваний, но прислал оное вместе с муллами для введения в Сибири магометанской религии» (Левшин, 1996: 156). В дальнейшем, Кучум был изгнан из Искера Сейдаком, который вскоре был пленен россиянами. Вместе с ним был взят в плен казахский султан, Ураз - Мегмет, племянник хана Тауекеля. Это послужило поводом русскому царю Федору Ивановичу (1584-1598 гг.) склонить казахского хана Тауекеля к подданству, предлагая не сотрудничество, а покровительство. Хан Тауекель, желая вернуть своего племянника, в 1594 году послал в Москву посла с грамотой, в которой просил царя о принятии его со своею ордою в подданство и об освобождении племянника.

Также, следует упомянуть о таком важнейшим признаке государства, как организация общественной жизни на правовых началах. Государство издает законы, при помощи которых регулирует общественные отношения, формирует определенный общественный порядок для того, чтобы общество могло существовать и функционировать. Первая в истории систематизация правовых обычаев и норм, получившая название «Қасым ханның қасқа жолы» (Светлая дорога Касым хана). После Касым хана важный вклад в развитие правовой системы внёс Есим-хан. Во время его правления был принят знаменитый свод законов, известный под названием «Есім ханның ескі жолы» (Древняя дорога Есим хана). Есим хан значительно усилил воинские законы, повысив ответственность воинов за нарушение воинской дисциплины, тем самым укрепил армию. Существенные изменения в систему казахского обычного права внес Тауке хан, во время правления которого был принят кодекс «Тауке ханның Жеті Жарғысы».

При описании различных сторон быта и общественных отношений казахов А. И. Левшин приводит ценные сведения о нормах обычного права, регулировавшего жизнедеятельность кочевого общества на протяжении многих веков. В четырнадцатой главе он излагает содержание законодательного памятника Тауке, относящегося к концу XVII века. Вариант «Жеті Жарғы» в передаче А. И. Левшина включает 34 фрагмента законов и занимает 9 страниц текста третьего тома монографии (Левшин, 1996: 170-178). По признанию специалистов, он является второй, более полной редакцией «Уложения» хана Тауке, учитывая опубликованную в 1820 г. Г. И. Спасским запись одиннадцати фрагментов этого памятника в журнале «Сибирский вестник» (Ч. IX. Спб. С.185-188). Следует заметить, что наряду с изложением текста вышеупомянутого ценнейшего источника по истории казахов, ученый высказал некоторые интересные соображения о времени создания и общем характере законодательного «Уложения». В дальнейшем, все исследователи политического строя и правовых обычаев казахов обращались к «Жеті Жарғы» исключительно по записи А.И. Левшина.  (Ерофеева, 1996: 591).

Также, в исследовании содержится много ценных сведений, мыслей и наблюдений содержится о содержании ханской власти в казахском обществе и ее взаимоотношениях с отдельными сословно-корпоративными группами кочевников, организации местного самоуправления, народных собраниях, роли обычного права в системе управления, истории казахских жузов, установлении дипломатических отношений казахов с Российским государством до начала XIX века, внутренней и внешней политике казахских ханов, содержании подданства, характеристики крупных политических деятелей казахских жузов и истории международных отношений в Центральной Азии.

Заключение. Таким образом, изучение научного наследия А.И. Левшина показывает, насколько тщательно и всесторонне исследованы практически все сферы жизни и деятельности казахского народа. Его труды внесли значительный вклад в исследование истории и этнографии Казахстана, а также оказали большое влияние на развитие историографии казахского народа.

В современных условиях, труды А.И. Левшина сохранили свою научную значимость как один основных источников по истории Казахстана.

В заключение, следует отметить, что являясь ярким представителем дореволюционного востоковедения, А.И. Левшин:

- внес большой вклад в научное изучение  российскими востоковедами истории, этнографии и культуры казахского народа;

- всесторонне исследовал практически все сферы истории, жизни и деятельности казахского народа, ввел в научный оборот богатый фактологический материал, ценные наблюдения, мысли, и сделал их достоянием общества;

- разрушил концепцию европоцентризма, содействовал взаимовлиянию культур, дал неограниченный материал для сравнительно-исторического метода в науке;

- показал, как лучший представитель дореволюционного русского научного востоковедения, преданное служение науке, и много сделал для ознакомления народов с культурой и историей казахского народа;

- способствовал развитию дальнейшего научного интереса русского общества, участников посольств и экспедиций, чиновников и путешественников в Туркестан и казахскую степь;

- был носителем широкого гуманистического содержания науки, способствуя взаимному обогащению, взаимопроникновению культур, материальному и духовному обмену и в конечном счете сближению народов. Эту высокую миссию научное наследие А.И. Левшина выполняет до сих пор;

- сформулированная им концепция исследования истории народа: «Где он живет и как он многочислен?» имеет не только важное методологическое, но и политико-правовое значение для изучения истории государственно-политической организации общества;

- собранные им исторические сведения о казахском народе, подтверждают наличие общих признаков, присущим всем государствам: территория, население, власть, что делает данное исследование ценным источником по истории казахской государственности.

Научное наследие А.И. Левшина, несмотря на его некоторые противоречивые взгляды, обусловленные той исторической эпохой, отвечает на вопрос: как нужно изучать историю народа? Ответ простой, актуальный и для современного исследователя: непредвзято, опираясь на факты и непосредственное взаимодействие, применяя объективные исследовательские методы, избегая идеологизации, политизации и мифологизации, стремясь не использовать историю в интересах политики.

Список литературы и источников:

Абусеитова М.Х. Казахское ханство во второй половине XVI века. //Академия наук Казахской ССР. Институт Истории, Археологии и Этнографии им. Ч.Ч. Валиханова. –Алма-Ата: Наука, 1985. –104 с.

Бартольд В.В. Сочинения. Т.7: Работы по исторической географии и истории Ирана. – Москва: Издат.восточ.лит-ры, 1971. –667 с.

Валиханов Ч.Ч. Собр. соч. Т. 2. –Алма-Ата, 1985. – 416 с.

Валиханов Ч.Ч. Собр. соч. Т. 1. –Алма-Ата, 1984. – 432 с.

Дюги Л. Конституционное право. Общая теория государства. Москва: Издательство «ИНФРА - М», 2018. – 427с.// [Электронный ресурс]: https://www.litres.ru/l-dugi/konstitucionnoe-pravo-obschaya-teoriya-gosudarstva/ (дата обращения: 14.03.2021г.)

Ерофеева И.В. А.И. Левшин и его труд «Описание киргиз-казачьих, или киргиз-кайсацких, орд и степей» //Левшин А. И. Описание киргиз-казачьих, или киргиз-кайсацких, орд и степей / под общ. ред. М.К. Козыбаева. –Алматы, 1996. –656 с.

История отечественного востоковедения до середины XIX века. – Москва: Наука. Главная редакция восточной литературы, 1990. – 435 с.

Козыбаев М.К. Проблемы методологии, историографии и источниковедения истории Казахстана (Избранные труды). – Алматы: Гылым, 2006. – 272 с.[Электронный ресурс]: pdf - Adobe Reader (дата обращения 16.12.2020 - 5.03.2021г.г.)

Конрад Н. И. Запад и Восток. Статьи. Издание 2-е, испр. и дополн. –Москва, 1972. – 496 с.

Левшин А.И. Описание киргиз - казачьих, или киргиз - кайсацких, орд и степей // под общ. ред. М. К. Козыбаева. –Алматы, 1996. –656 с.

Левшин А.И. Письма из Малороссии. Харьков, 1816. 206 с. // – [Электронный ресурс]: https://this-all.io.ua/album808341(дата обращения 6.03.2021г.)

Левшин А.И. Свидание с ханом Меньшей киргизской орды // Вестник Европы, 1820. Ч. 114. С. 129 – 139// – [Электронный ресурс]: https://myaktobe.kz/archives/38209// сайт http://www.vostlit.info/ (дата обращения 6.03.2021г.)

Масанов Э.А. Очерк истории этнографического изучения казахского народа в СССР/ АН Каз. ССР. Ин-т истории, археологии и этнографии им. Ч.Ч. Валиханова. – Алма-Ата : Наука, 1966. – 322 с.

Масанов Н.Э. Кочевая цивилизация казахов: основы жизнедеятельности номадного общества. Алматы «Социнвест» - Москва «Горизонт», 1995. - 320 с. - [Электронный ресурс]: pdf - AdobeReader (дата обращения 5, 13.03.2021г.)

Матузов Н.И., Малько А.В. Теория государства и права: Учебник. – Москва: Юристъ, 2004. – 245с.

Мушкетов И.В. Туркестан. Геологическое и орфографическое описание по данным, собранным во время путешествия с 1874 по 1800 гг. Т.1. – С.-Петербург, 1906. – 375. [Электронный ресурс]: pdfhttps://www.directmedia.ru/book_99882_Turkestan_Geologicheskoe_i_orograficheskoe_opisanie_po_dannym_sobrannym_vo_vremya_puteshestvii_s_1874_po_1880_g_Tom_2/

Новиков В.Я. Геродот казахского народа //http://novikovv.ru/aleksey-levshin/gerodot-kazachskogo-naroda.– [Электронный ресурс]: https://myaktobe.kz/archives/38209// сайт http://www.vostlit.info/ (дата обращения 4.03.2021г.)

Пугачев В.П., Соловьев А.И. Введение в политологию.–Москва: Издательство «АСПЕКТ ПРЕСС», 2000. –447 с.

Токаев Касым-Жомарт «Независимость превыше всего» (6 января 2021г.). – [Электронный ресурс] https://www.inform.kz/ru/polnyy-tekst-stat-i-glavy-gosudarstva-nezavisimost-prevyshe-vsego_a3737695 (дата обращения 12, 14.03.2021г.)

Тураев В.А. Хождение «встречь солнцу» в контексте проблем присоединения Дальнего Востока к Российскому государству (ХVII–ХVIII вв.). // Вестник ДВО РАН, 2013. – № 1.

Шейман Л.А. Пушкин и киргизы. – Фрунзе: Киргизучпедгиз, 1963. –143 с.

References:

Abuseitova, 1985 - Abuseitova M. KH. Kazakhskoye khanstvo vo vtoroy polovine XVI veka//Akademiya nauk Kazakhskoy SSR. Institut Istorii, Arkheologii i Etnografii im. CH. CH. Valikhanova. [Abuseitova M.Kh. The Kazakh Khanate in the second half of the 16th century // Academy of Sciences of the Kazakh SSR. Institute of History, Archeology and Ethnography named after Ch. Ch. Valikhanov]. – Alma-Ata: Nauka, 1985. – 104 p. [in Russian].

Bartol'd, 1971 - Bartol'd V. V. Sochineniya. T.7: Raboty po istoricheskoy geografii i istorii Irana. [Bartold V. V. Works. Vol.7: Works on the historical geography and history of Iran]. – Moscow: Publishing House of East Literature, 1971. – 667 p.[in Russian].

Valikhanov, 1985 - Valikhanov CH. CH. Sobr. soch. T. 2. [Valikhanov Ch. Ch.Collected. op. T. 2]. – Alma-Ata, 1985.– 416p.[in Russian].

Valikhanov, 1984 - Valikhanov CH. CH. Sobr. soch. T. 1. [Valikhanov Ch. Ch. Collected soch T. 1.] – Alma-Ata, 1984. – 432p.[in Russian].

Dyugi, 2018 - Dyugi L. Konstitutsionnoye pravo. Obshaya teoriya gosudarstva. [Dyugi L. Constitutional law. General theory of the state]. – Moscow: Publishing house "INFRA - M", 2018. – p.427s. // – [Electronic resource]: https://www.litres.ru/l-dugi/konstitucionnoe-pravo-obschaya-teoriya-gosudarstva/ (date of access: 03/14/2021)[in Russian].

Yerofeyeva, 1996 - Yerofeyeva I. V. A. I. Levshin i yego trud «Opisaniye kirgiz - kazach'ikh, ili kirgiz-kaysatskikh, ord i stepey» [Erofeeva I.V. A.I. Levshin and his work "Description of the Kirghiz - Cossack, or Kirghiz - Kaisak, hordes and steppes" // Levshin A. I. Description of the Kirghiz-Cossack, or Kirghiz - Kaisak, hordes and steppes / under total ed. M.K. Kozybaeva. – Almaty, 1996. – 656 p.[in Russian].

Istoriya otechestvennogo vostokovedeniya, 1990 - Istoriya otechestvennogo vostokovedeniya do serediny XIX veka. [History of Russian Oriental Studies until the mid-19th century]. – Moscow: Science. Main edition of oriental literature, 1990. – 435 p. [in Russian].

Kozybayev, 2006 - Kozybayev M.K. Problemy metodologii, istoriografii i istochnikovedeniya istorii Kazakhstana (Izbrannyye trudy). [Kozybaev M.K. Problems of methodology, historiography and source study of the history of Kazakhstan (Selected works)]. – Almaty: Gylym, 2006. – 272 p. [Electronic resource]: pdf - Adobe Reader (date of access 12/16/2020 - 03/05/2021)[in Russian].

Konrad, 1972 - Konrad N.I. Zapad i Vostok. Stat'i. [Konrad N.I. West and East. Articles]. Edition 2, rev. and add. – Moscow, 1972. – 496 p.[in Russian].

Levshin, 1996 - Levshin A.I. Opisaniye kirgiz - kazach'ikh, ili kirgiz - kaysatskikh, ord i stepey [Levshin A.I. Description of the Kirghiz - Cossack, or Kirghiz - Kaisak, hordes and steppes].Under total. ed. M.K. Kozybaeva. – Almaty, 1996 . – 656 p.[in Russian].

Levshin, 1816 - Levshin A.I. Pis'ma iz Malorossii. [Levshin A.I. Letters from Little Russia]. –Kharkiv, 1816.– 206 p. – [Electronic resource]: https://this-all.io.ua/album808341 (date of appeal 6.03.2021)[in Russian].

Levshin, 1820 - Levshin A. I. Svidaniye s khanom Men'shey kirgizskoy ordy [Levshin A.I. Appointment with the Khan of the Lesser Kyrgyz Horde]. Bulletin of Europe, 1820. Part 114. P. 129-139. [Electronic resource]: https://myaktobe.kz/archives/38209// site http : //www.vostlit.info/ (date of access 03/06/2021)[in Russian].

Masanov,1966 -Masanov E. A. Ocherk istorii etnograficheskogo izucheniya kazakhskogo naroda v SSSR. [Masanov E.A. Essay on the history of ethnographic study of the Kazakh people in the USSR]. AN Kaz. SSR. Institute of History, Archeology and Ethnography. Ch. Ch. Valikhanov. – Alma - Ata: Nauka, 1966 . – 322 p.[in Russian].

Masanov, 1995 - Masanov N.E. Kochevaya tsivilizatsiya kazakhov: osnovy zhiznedeyatel'nosti nomadnogo obshchestva.[Masanov N.E. Nomadic civilization of the Kazakhs: the basics of the life of the nomadic society]. – Almaty "Sotsinvest" - Moscow "Horizon", 1995. – 320 p. - [Electronic resource]: pdf - Adobe Reader (date of access 5, 13.03.2021)[in Russian].

Matuzov, Mal'ko, 2004 - Matuzov N.I., Mal'ko A.V. Teoriya gosudarstva i prava: Uchebnik [Matuzov N.I., Malko A.V. Theory of State and Law: Textbook].– Moscow: Yurist, 2004. – 245p.[in Russian].

Mushketov, 1915 - Mushketov I.V. Turkestan. Geologicheskoye i orfograficheskoye opisaniye po dannym, sobrannym vo vremya puteshestviya s 1874 po 1800 gg. [Mushketov I. V. Turkestan. Geological and spelling description based on data collected during travel from 1874 to 1880].Vol.1. - Petersburg,1906. –375. – [Electronic resource]:pdf https://www.directmedia.ru/book_99882_Turkestan_Geologicheskoe_i_orograficheskoe_opisanie_po_dannym_sobrannym_vo_vremya_puteshestvii_s_1874_po_1880_g_Tom_2[in Russian].

Novikov - Novikov V. YA. Gerodot kazakhskogo naroda. [Novikov V. Ya. Herodot of the Kazakh people].//http://novikovv.ru/aleksey-levshin/gerodot-kazachskogo-naroda. – [Electronic resource]: https://myaktobe.kz/archives/38209// site http://www.vostlit.info/ (date of access 03/04/2021)[in Russian].

Pugachev, 2000 - Pugachev V. P., Solov'yev A. I. Vvedeniye v politologiyu. [Pugachev V. P., Soloviev A. I. Introduction to Political Science].– Moscow: ASPECT PRESS Publishing House, 2000. – 447 p.[in Russian].

Tokayev, 2021 - Tokayev Kasym-Zhomart «Nezavisimost' prevyshe vsego» [Tokayev Kassym-Jomart "Independence Above All"]. (January 6, 2021). – [Electronic resource] - https://www.inform.kz/ru/polnyy-tekst-stat-i-glavy-gosudarstva-nezavisimost-prevyshe-vsego_a3737695 (date of access 12, 14.03.2021)[in Russian].

Turayev, 2013 - Turayev V. A. Khozhdeniye «vstrech' solntsu» v kontekste problem prisoyedineniya Dal'nego Vostoka k Rossiyskomu gosudarstvu (XVII–XVIII vv.).[Turaev VA Walking “to meet the sun” in the context of the problems of the annexation of the Far East to the Russian state (XVII – XVIII centuries)]. Bulletin of the FEB RAS, 2013. – N1[in Russian].

Sheyman, 1963 - Sheyman L. A. Pushkin i kirgizy. [Sheiman L.A. Pushkin and the Kyrgyz]. – Frunze: Kirgizuchpedgiz, 1963.– 143 p.[in Russian].

ҒТАМР 03.20.00

А.И. ЛЕВШИННІҢ ҒЫЛЫМИ МҰРАСЫ ҚАЗАҚ МЕМЛЕКЕТТІЛІГІТАРИХЫНЫҢ БІРІНШІ ДӘРЕЖЕЛІ ДЕРЕК КӨЗІ РЕТІНДЕ

Г.К. Асанова¹

¹Тарих ғылымдарының кандидаты, доцент. Қазтұтынуодағы Қарағанды университеті. Қазахстан, Қарағанды. E-mail: agk569@mail.ru

Аңдатпа. Бұл мақалада ХІХ ғасырдың бірінші жартысындағы көрнекті орыс ғалымы Алексей Ираклиевич Левшинның (1797–1879) ғылыми мұрасы қарастырылады. Ғылыми мағынада ең құндысы – ол тұжырымдаған халық тарихын зерттеу тұжырымдамасы: «Көпшілікке танымал емес халықтың атымен туындайтын алғашқы екі сұрақ: «Ол қайда тұрады және ол қанша?», және осы позициядан А.И. Левшин жинаған орасан зор фактілік материалдардың, өте ауқымды ақпараттың, қазіргі заманғы Қазақстан мемлекеттілігін зерттеушілер үшін іргелі маңызы. Оның жинаған тарихи мәліметтері Қазақ хандығында, барлық мемлекеттерге тән ортақ белгілері: территориясы, халқы, билік бар екендігін растайды. Бұл зерттеуді қазақ мемлекеттілігі тарихының құнды дерек көзіне айналдырды.

Бұл мақала, көлемді және объективті тарихи картина жасау мақсатында, А.И. Левшинның шығармашылық мұрасын, қазақ мемлекетінің тарихының бірінші дәрежелі түпнұсқа дереккөз ретінде, Қазақстан мен қазақтар туралы біздің басқа білім көздерінің контекстінде пайдалану, зерттеу және түсіну тәжірибесі болып табылады.

Түйін сөздер: А.И. Левшин, қырғыз-казактар, қазақтар, қазақ халқының тарихы, қазақ мемлекеті, көшпелі халықтар, әлемдік-тарихи контекст.

IRSTI 03.20.00

HERITAGE OF A.I. LEVSHIN AS A FIRST-CLASS

SOURCE ON THE HISTORY OF KAZAKH STATEHOOD

G.K. Assanova¹

¹candidate of historical sciences, associate professor. Karaganda University of Kazpotrebsoyuz. Kazakhstan, Karaganda. E-mail: agk569@mail.ru

Abstract. This article examines the scientific heritage of the outstanding Russian scientist of the first half of the 19th century. Alexei Iraklievich Levshin (1797–1879). The most valuable in the scientific sense is the concept of the study of the history of the people formulated by him: “The first two questions that are born under the name of a little-known people are the following:“Where does he live and how numerous is he?”, And collected from these positions by A.I. Levshin has colossal factual material, a huge amount of information that is of fundamental importance for modern researchers of the statehood of Kazakhstan. The historical information collected by him confirms the presence in the Kazakh Khanate of common features inherent in all states: territory, population, power, which makes this study a valuable source on the history of Kazakh statehood.

This article represents the experience of studying and comprehending the creative heritage of A.I. Levshin as a first-class, original source on the history of the Kazakh state, the use of this material in the context of other sources of our knowledge about Kazakhstan and the Kazakhs in order to create a more voluminous and objective historical picture.

Key words: A.I. Levshin, kyrgyz-cossacks, Kazakhs, the history of the Kazakh people, the state of the Kazakhs, nomadic peoples, the world-historical context.

Пікір жоқ

Пікір қалдыру үшін кіріңіз немесе тіркеліңіз

Қаралуы: 139

Рецензиялар жоқ

Жүктеу

Санат

Пәнаралық зерттеулер Әдістемелік еңбектер Макро- және микротарих Отан тарихы. Зерттеудің жаңа әдістері Жас ғалымдар зерттеулері Сын. Пікір

Тақырып бойынша мақалалар

Электронное правительство в Казахстане: реализация и перспективы Исторический нарратив - источник идентичности в современном Казахстане КАЗАХСКИЕ ЖЕНЩИНЫ ПРИ ДВОРАХ ИНОСТРАННЫХ ПРАВИТЕЛЕЙ (XV–XVII ВВ.) УДК 94(574) «20/30»:3231 Дискурсы по национальному вопросу в период становления советского государства КЕРЕИ В СОСТАВЕ ТЮРКСКИХ НАРОДОВ УДК 94. (517) : 17. 035.3 О НЕКОТОРЫХ ВОПРОСАХ КАЗАХСКО-МОГУЛЬСКИХ ОТНОШЕНИЙ В НАУЧНОМ НАСЛЕДИИ В.П. ЮДИНА УДК 94 (574) К ВОПРОСУ О ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СОВЕТСКОГО ГОСУДАРСТВА В ВОСТОЧНОМ ТУРКЕСТАНЕ В 1920-Е ГОДЫ ПО АРХИВНЫМ ДАННЫМ УДК 39 (574.42) ТРАНСФОРМАЦИЯ МАТЕРИАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ КАЗАХОВ ВОСТОЧНОГО КАЗАХСТАНА В КОНЦЕ XIX - НАЧАЛЕ XXI ВЕКОВ МРНТИ 17.71.91, 03.61.91 РЕЛИКТЫ ДРЕВНИХ РИТУАЛОВ, СВЯЗАННЫХ С РОЖДЕНИЕМ РЕБЕНКА В ТРАДИЦИОННОЙ КУЛЬТУРЕ МРНТИ 03.23.55 ИСТОРИОГРАФИЧЕСКИЙ ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ ПО ИСТОРИИ ПОЛИТИЧЕСКИХ РЕПРЕССИЙ КАЗАХОВ В СРЕДНЕЙ АЗИИ МРНТИ 03.20.00 DOI 10.51943/2710_3994_2021_2_1 НАУЧНОЕ НАСЛЕДИЕ А.И. ЛЕВШИНА КАК ПЕРВОКЛАССНЫЙ ИСТОЧНИК ПО ИСТОРИИ КАЗАХСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ МРНТИ 03.20.00 DOI 10.51943/2710_3994_2021_2_1 ГЕНЕЗИС КАЗАХСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ В КОНТЕКСТЕ ОБЩЕЙ КОНЦЕПЦИИ ВОСТОЧНОГО ПУТИ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ГОСУДАРСТВ

Автордың мақалалары

МРНТИ 03.20.00 DOI 10.51943/2710_3994_2021_2_1 НАУЧНОЕ НАСЛЕДИЕ А.И. ЛЕВШИНА КАК ПЕРВОКЛАССНЫЙ ИСТОЧНИК ПО ИСТОРИИ КАЗАХСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ