Басты бет » Материалдар » МРНТИ 03.20.00 КАВАЛЕРИЙСКИЕ СОЕДИНЕНИЯ КАЗАХСТАНА В ГОДЫ ВОЙНЫ (1941-45): по материалам 81-й, 96-й и 105-й кавалерийских дивизий

Алмас Джунисбаев¹, Кайдар Алдажуманов², Сабит Шилдебай³

МРНТИ 03.20.00 КАВАЛЕРИЙСКИЕ СОЕДИНЕНИЯ КАЗАХСТАНА В ГОДЫ ВОЙНЫ (1941-45): по материалам 81-й, 96-й и 105-й кавалерийских дивизий

«edu.e-history.kz» электрондық ғылыми журналы № 4(24), 2020

Тегтер: национальное-военное строительство, Казахстан, мобилизация, Великая Отечественная война., кавалерия, формирование, дивизия, национальное войсковое соединение
Автор:
Аннотация. В статье, на основе широкого круга архивных документов, большая часть из которых впервые вводится в научный оборот, хронологически последовательно и комплексно освещен процесс формирования и боевой путь трех войсковых соединений Казахстана периода Великой Отечественной войны Советского Союза – 81-й отдельной, а также 96-й и 105-й национальных (казахских) кавалерийских дивизий. Процесс создания и сколачивания этих войсковых соединений, осуществлявшийся за счет людских и материально-финансовых ресурсов республики, столкнулся с объективными трудностями, вытекавшими из социально-экономического состояния Казахстана. Несмотря на все предпринимаемые усилия и меры со стороны руководства Казахской ССР, из-за острой нехватки обученных кавалерийскому делу бойцов и командиров, необходимости изготовления кавалерийского вооружения, обмундирования и снаряжения, спешной мобилизации конского состава и автотранспорта, ни одна из вышеупомянутых дивизий не была сформирована полностью в указанные сроки. У созданных с помощью всех областей Казахстана этих кавалерийских соединений дальнейшая судьба сложилась по-разному: 81-я кавдивизия попала в окружение под Сталинградом, и была разгромлена; 96-я кавдивизия была расформирована уже спустя два месяца после начала формирования; а ее личный состав позднее был отправлен на Брянский фронт; расформированная же летом 1942 г. под Москвой 105-я кавдивизия была направлена на усиление и комплектование других воинских формирований.
Мазмұны:

Введение. История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941-1945 гг. имеет достаточно обширную и богатую историографию. В советский период данная тематика являлась одной из наиболее крупных и узловых проблем советской исторической науки. На протяжении пяти десятилетий советскими историками и исследователями был изучен широкий круг актуальных вопросов истории военного противостояния между СССР и Германией, представленный в виде огромного количества разнообразной научной, научно-справочной и историко-документальной литературы.

После распада СССР история Великой Отечественной войны нашла свое логическое продолжение и в историографии ныне суверенных постсоветских государств, которые после обретения независимости, направили свои усилия главным образом на изучении ее отдельных национальных, региональных и биографических аспектов.

Меж тем, за этот же внушительный отрезок времени в историографии Великой Отечественной войны накопился целый ряд малоизученных проблем, который в силу разных причин, до настоящего времени так и не нашел своего должного научного освещения. К их числу можно отнести историю советских кавалерийских войск в годы войны, принявших в составе Красной армии активное участие в обороне страны в самый ее тяжелый начальный период боевых действий. С сожалением, стоит отметить, что история кавалерийских дивизий Казахстана, являющаяся составной и неотъемлемой частью истории советской кавалерии длительное время, оставалась вне поля зрения историков и исследователей истории Великой Отечественной войны Советского Союза.

Материалы и методы. Источниковую базу данного исследования составляют архивные документы по истории казахстанских кавалерийских дивизий, выявленные в ходе научно-поисковых работ в отечественных и российских архивах. Материалы Архива Президента РК (АП РК), Центрального государственного архива РК (ЦГА РК), Государственные архивы Акмолинской, Восточно-Казахстанской и Жамбылской областей, Центрального архива Министерства обороны РФ (ЦА МО РФ) и Российского государственного архива социально-политической истории (РГАСПИ) взаимодополняют друг друга, поскольку в отечественных архивах в основном хранятся документы по истории формирования казахстанских кавдивизий на территории республики, документы же российских архивов, главным образом ЦА МО РФ, освещают их дальнейшую судьбу. Весь этот обширный комплекс архивных источников был выявлен в ходе работ по грантовым проектам «Казахстан в годы ВОВ Советского Союза (1941-1945)» и «Национальные войсковые формирования Казахстана на фронтах войны (1941-1945)», выполненных под руководством известного историка К.С. Алдажуманова, а также по проекту ПЦФ «Археографические работы в зарубежных архивах и фондах по истории и культуре Великой степи (выявление, анализ, оцифровка)».

В АП РК значительная часть документов по истории кавалерийских соединений отложилась в фонде ЦК Компартии Казахстана (Ф. 708), в так называемых «особых папках» и в других архивных делах данного фонда. Эти документы, длительное время носившие гриф секретности, позволяют в хронологическом порядке восстановить процесс реализации комплексных мер по формированию и комплектованию национальных воинских соединений, осуществлявшихся высшими советско-партийными органами республики за период с ноября 1941 г. по сентябрь 1942 г. В большинстве своем эти архивные материалы представлены в виде решений и постановлений бюро ЦК КП(б) Казахстана, протоколов, выписок из заседаний обкомов и райкомов партии, докладных записок, информационных справок, отчетов с мест, выступавших пунктами формирования воинских соединений (Акмолинск, Алма-Ата, Актюбинск, Джамбул и Усть-Каменогорск), а также различного рода нарядами, заданиями, секретной перепиской и телеграммами. Особую ценность и информативность представляют стенографические отчеты заседаний бюро ЦК КП(б) Казахстана по вопросам формирования национальных соединений. Этот комплекс архивных документов дополняют материалы рассекреченного осенью 2016 г. фонда Военного комиссариата Казахской ССР (Ф. Р-1146), находящийся на хранении в ЦГА РК. По теме исследования особый интерес вызывает материалы служебной переписки между высшими и местными органами власти по формированию и материальному обеспечению национальных соединений.

Наиболее полно и хронологически последовательно процесс создания кавалерийских дивизий отражен в материалах трех региональных архивов Казахстана, расположенных в тех областях, которым в первые годы войны была отведена роль пунктов формирования 4 кавдивизий – Жамбылской (81-я и 105-я), Акмолинской (106-я) и Восточно-Казахстанской (96-я). Отчетные доклады начальников военных отделов обкомов партии, областных военных комиссаров, материалы служебной переписки с высшими советско-партийными органами республики и республиканской комиссией по национальным воинским формированиям, и иная секретная документация содержат в себе ценные и подробные сведения, позволяющие комплексно изучить и разносторонне осветить проблемы формирования казахстанских кавдивизий. Вместе с тем, необходимо отметить, что в отдельных воспоминаниях, хранящихся в личных делах коллекционных фондов участников ВОВ вышеупомянутых архивов можно встретить краткие и фрагментарные упоминания об их пребывании в рядах, изучаемых кавалерийских дивизий.

В ЦА МО РФ каждая из 4 казахстанских кавдивизий имеет свой отдельный архивный фонд: 81-я – Ф. 3601, 96-я – Ф. 3607, 105-я – Ф. 3616 и 106-я – Ф. 3617. С учетом, трагической судьбы, постигшей 81-й кавдивизию на Сталинградском фронте в декабре 1942 г., а также участия в сражениях частей 96-й, 105-й и 106-й кавалерийских дивизий в переформированном виде в составе других воинских соединений, ни на одну из них так и не были заведены исторические формуляры, отсутствующие во всех четырех вышеуказанных фондах. Среди всех этих дивизий лишь 81-я кавдивизия имеет «Журнал боевых действий» (сентябрь 1942 г. – май 1943 г.), являющийся самым важным и основным источником по ее истории. В нем наиболее полно отражен ее боевой путь с момента отбытия из Кушки (на границе Туркмении и Афганистана) и до расформирования в мае 1943 г. в Воронежской области, когда ее уцелевшие части были направлены на пополнение 7-го гвардейского кавкорпуса, находившегося под командованием генерал-майора Я.С. Шарабурко.

По сравнению с тремя другими казахскими кавалерийскими соединениями, именно архивный фонд 81-й кавдивизии более широко представлен различными боевыми документами: боевыми приказами и приказаниями, директивами и распоряжениями командования дивизии, вышестоящих инстанций, боевыми и разведывательными донесениями, оперативными сводками штаба, а также штатно-должностными книгами учета командно-начальствующего состава и т.д.

В то же время, фонды остальных кавалерийских соединений достаточно ограничены по числу архивных дел: в Ф. 3607 и Ф. 3616 по 6, а в Ф. 3617 всего лишь 2 единицы хранения. Эти дела содержат в себе ведомости на выдачу денежного содержания и путевого довольствия военнослужащим управления и частям дивизии. Ценность данного вида источника заключается в том, что в нем указывались должность, воинское звание, ФИО, выслуга лет, размер оклада, и подтверждающая подпись военнослужащего. Данные ведомости способны оказать большую помощь в поименном восстановлении их командно-начальствующего, старшего, среднего, а также сержантского и рядового составов за 1942 г. Персонификация и идентификация командиров и воинов кавалерийских дивизий позволяют обратиться к их биографиям, наградным документам, в очень редких случаях воспоминаниям, и на основе этих материалов расширить круг исследования истории этих войсковых соединений.

В отличие от архивных фондов двух других казахских кавалерийских дивизий, в фонде 96-й кавдивизии отложились также другие ценные документы помимо денежных-финансовых ведомостей, сведения которых оказались достаточно информативными в деле воссоздании ее истории. В первую очередь к ним относятся доклады о состоянии и формировании дивизии, директивы и приказания вышестоящих инстанций по боевой подготовке и результатам проверки состояния частей, приказы дивизии по назначению, перемещению и исключению личного состава, присвоению воинских званий, план работ по расформированию дивизии, а также выписки из приказов по САВО.

Несмотря на то, что в последние годы отдельные казахстанские историки и исследователи, занимающиеся изучением истории ВОВ, вели научно-поисковую работу в вышеуказанных фондах ЦА МО РФ, подавляющее большинство архивных документов и источников по истории казахстанских кавдивизий продолжают оставаться не введенными в научный оборот. Что же касается документов казахстанских архивов по рассматриваемой теме, то за годы независимости в Казахстане было издано несколько тематических сборников документов и материалов, в которых были опубликованы ряд ценных источников по истории национальных воинских формирований, в том числе и кавалерийских соединений. Так, в сборнике «Рассекреченная война: «особые папки» ЦК КП(б) Казахстана. 1941-1945 гг.»[1], подготовленном АП РК были впервые опубликованы объединенные постановления бюро ЦК КП(б) Казахстана и СНК Казахской ССР о формировании национальных войсковых соединений, наряды и задания на выполнение поставок личного и конского состава, гужавтотранспорта, обмундирования, снаряжения, продовольствия (2010: С. 135-136, 138-148, 165, 168-182, 197-204, 206-208, 210).

Постановления и решения областных советско-партийных органов о формировании национальных кавдивизий, докладные записки заведующих отделов и областных военных комиссаров Джамбулской и Акмолинской областей о ходе их формирования (105-й и 106-й), а также другие архивные источники впервые были опубликованы в сборнике документов и материалов под названием «Соғыс. Халық. Жеңіс», который был издан Институтом истории и этнологии им. Ч.Ч. Валиханова ко Дню 70-летия Победы (2015: С. 74-75, 81-86, 90-97, 117-122, 138-142, 144-146).

Архивные документы по истории 105-й кавдивизии более полно были представлены в первом томе сборника «История Жамбылской области. Документы и материалы (1939-1945 гг.)», выявленные А.А. Джунисбаевым в фондах Госархива Жамбылской области в 2015 г. В него вошли 13 документов, освещающих историю формирования 105-й и 81-й кавалерийских дивизий (2017: 162-169, 171-173, 177-184, 186-194, 202-209, 230-231, 281-282, 286-291), среди которых особую ценность представляют справки и докладные записки заведующего военным отделом Джамбулского обкома КП(б) Казахстана К. Берденникова о ходе создания 105-й кавдивизии.

Обсуждение. В советской историографии теме истории советской кавалерии в годы ВОВ было посвящено ограниченное количество работ как научно-исследовательского, так и историко-мемуарного характера. Их авторы, опираясь на достаточно узкую источниковедческую базу, состоящей в основном из материалов периодической печати и отдельных архивных документов, направили свои усилия на описание боевых сражений и героических действий наиболее известных кавалерийских соединений, их прославленных командиров, а также воинов-кавалеристов, отличившихся подвигами в годы войны. При этом, им далеко не всегда удавалось избежать излишней героизации, преувеличения роли и значения советской конницы, подчас допуская вольную трактовку исторических фактов и данных в угоду господствовавшей идеологии.

К одной из первых серьезных попыток воссоздания обобщенной истории советской кавалерии с момента ее образования и до окончания ВОВ можно отнести коллективный военно-исторический очерк «Советская кавалерия» (Советская кавалерия, 1984). В данной книге, ставшей на долгие годы практически настольной для многих исследователей по изучаемой теме, вне поля зрения остались такие важные вопросы как история создания, причины реорганизации и расформирования кавалерийских частей, их материально-техническое обеспечение и вооружение, политико-воспитательная работа, кадровое комплектование и многие др. Особо стоит отметить, что в силу цензуры и идеологического диктата, авторы данного очерка были вынуждены обойти молчанием трагическую судьбу тех кавдивизий, вследствие ошибок и просчетов высшего военного командования, подвергшиеся практически полному уничтожению на полях сражений. Это в полной мере касается и тех из них, которым в силу разных обстоятельств не удалось избежать участи попадания во вражеский плен, со всеми вытекающими из этого последствиями.

Распад СССР и образование независимых государств на постсоветском пространстве, смена идеологических парадигм и заметное расширение методологической базы, получение доступа к ранее засекреченным архивным фондам и документам, как ни странно, привели не к ожидаемому системному изучению и объективному освещению истории советской конницы, а скорее, к зарождению и насаждению разного рода мифов в исторической и научно-популярной литературе, частично приведших к отрицанию и негативной трактовке ее роли в годы войны, как устаревшего и небоеспособного вида войск в составе Действующей армии.

С сожалением стоит отметить, что в постсоветский период по истории советской кавалерии в годы войны было опубликовано лишь несколько обобщенных научных исследований, среди которых отдельно стоит выделить работы Г.Л. Воскобойникова (1993; 2008) и Ю.А. Аквилянова (2014; 2020), написанных в виде документальных очерков. И если, работы первого автора были направлены в основном на изучение истории казачьей кавалерии в годы войны, то вторым были приложены усилия по обобщению и воссозданию боевого опыта кавалерийских соединений в сражениях на фронте и в тылу врага.

Существенный вклад в комплексное изучение истории кавалерийских соединений, сформированных в южных регионах России, местах компактного проживания казачьего населения, внесли диссертационные исследования российских историков Г.М. Куркова (2006), А.Н. Голикова (2009), А.Г. Бурмагина (2011), А.Н. Долгова (2011), А.В Агеева (2013) и др. Ими на основе ранее не введенного в научный оборот обширного массива архивных источников были изучены различные аспекты истории казачества и отдельных казачьих кавкорпусов и дивизий как в межвоенный, так и в военный периоды.

В постсоветский период историография советской кавалерии значительно расширилась за счет исследований по истории национального военного строительства в СССР в первой половине прошлого столетия. Это было связано с тем, что из более чем 110 кавдивизий, сформированных в годы ВОВ, 20 были созданы по национально-региональному признаку за счет людских и материальных ресурсов республик Поволжья, Урала и Средней Азии. Проблемы истории формирования национальных кавалерийских соединений и их боевого пути нашли свое освещение в работах Н.А. Кирсанова (1995: 14-19), В.В. Градосельского (2002: 31-36), В.Н. Подпрятова (2006), А.Ю. Безугольного (2014: 16-21; 2016; 2017: 35-42) В.Б. Убушаева (2016: 62-67), М. Бикмеева 2010: 3-32) и др. Ими были предприняты первые серьезные попытки по обобщению исторического опыта создания и привлечения национальных воинских соединений к обороне страны в годы войны. Тем не менее, в работах вышеуказанных авторов история национальных кавдивизий так и не стала объектом самостоятельного научного исследования.

В последние годы, благодаря усилиям российских исследователей и историков изучение истории национальных кавалерийских соединений стало приобретать более узкопрофильный и предметный характер. На основе анализа архивных источников в научных статьях уже упомянутых А.Ю. Безугольного (2012: 29-32) и В.Б. Убушаева (2015: 19-26), а также Т.Х. Ахмадиева (1997: 173-184; 169-181), К.Н. Максимова (2011: 48-55), У.Б. Очирова и С.А. Заярного (2017: 55-70; 2017: 43-61; 2018: 34-62) была описана история 110-й и 111-й калмыцких, 112-й башкирской, 114-й чечено-ингушской и 115-й кабардино-балкарской кавдивизий.

Непрерывная исследовательская работа и систематическое выявление новых документальных источников в центральных и региональных архивах Российской Федерации привели к изданию первых монографий по истории национальных кавдивизий. Первенство в этом деле принадлежит башкирским историкам и исследователям. Еще в советские годы на русском и башкирском языках были изданы эпистолярные и документальные сборники, воспоминания военачальников и командиров легендарной 112-й башкирской кавдивизии (позднее 16-я гвардейская). В результате длительного изучения истории этого соединения в 1999 году была опубликована объемная монография военного историка Т.Х. Ахмадиева (1999), ставшая первым серьезным научным трудом в этом направлении. В год 60 летнего юбилея Победы в ВОВ сначала увидела свет книга М.А. Бикмеева по истории 16-й гвардейской кавдивизии (2005), а затем совместная работа Ф.Н. Вахитова и Н.И. Камалова, в которой были опубликованы документы, воспоминания, очерки, фотографии, письма, списки воинов, собранные в музеях и архивах Республики Башкортостан (Слава башкирских, 2005). Наряду с этими трудами также были изданы работы Ф.Н. Вахитова (2019) и А.Х. Насырова (2006), освещающие жизнь и военную деятельность первого командира этой дивизии генерал-майора М. Шаймуратова.

Достижения башкирских исследователей были поддержаны калмыцкими историками. В 2018 году У.Б. Очиров и С.А. Заярный представили 2-томную монографию «Клятве остались верны: история формирования и боевого пути 110-й Калмыцкой кавалерийской дивизии» (2018). В том же году В.Н. Бадмаевымбыл опубликован сборник документов и материалов о жизни и деятельности сначала заместителя командира по строевой части, а затем и командира 110-й калмыцкой кавдивизии полковника В.А. Хомутникова (2018).

По сравнению с вышеуказанными воинскими соединениями, история кавдивизий, созданных на территории Казахстана и Средней Азии в годы войны изучена достаточно слабо и не полно. В первый период войны (22 июня 1941 г. – 18 ноября 1942 г.) в САВО, куда входили все 5 среднеазиатских союзных республик, было сформировано 24 кавдивизий, 16 из них по национальному признаку. До настоящего времени, в русскоязычной историографии как советского, так и независимого периодов отсутствуют специальные научные труды, в которых бы освещалась история их формирования и участия в боевых сражениях на фронтах войны. В отличие от истории доблестно воевавших стрелковых дивизий и бригад (национальных в том числе), история этого вида воинских соединений удостаивалась лишь краткого упоминания в обобщенных научных работах по истории ВОВ, а также в академических многотомных изданиях, посвященных истории тех республик, на территории которых происходило их формирование. История и боевая деятельность среднеазиатских кавдивизий в большей степени кратко освещена в материалах периодической печати, а также на различных интернет-ресурсах, в виде кратких публицистических статей и с уклоном на биографии и воспоминания отдельных известных воинов-героев.

К числу таких работ можно отнести книгу исследователя военной истории, журналиста Д. Игсатовой «Право на добрую память. Возвращенные имена казахстанцев Второй мировой». В нее вошли биографические очерки комиссара дивизии, старшего политрука Н. Сеитова и командира 307-го кавполка 106-й кавивизии майора Т. Уваисова (2017: 82-92, 122-133). Также, на сайте организации «Бирлик» размещены разного рода архивные документы, биографические очерки, воспоминания по истории казахстанских кавдивизий.

В Казахстане за весь период войны было сформировано 4 кавалерийских дивизий: 81-я отдельная, а также национальные (казахские) – 96-я, 105-я и 106-я. Всем им в разной степени было суждено попасть на фронт и принять участие в боевых сражениях: 81-й в качестве самостоятельного соединения, 105-й в переформированном виде, частям 96-й и 106-й в составе других кавалерийских дивизий. К сожалению, до настоящего времени в историографии Казахстана отсутствуют отдельные научные исследования, посвященные истории вышеупомянутых войсковых соединений. Тем не менее, справедливо будет упомянуть, что в фундаментальных научных трудах по истории Казахстана военного времени, а также в исследованиях по истории воинских соединений, созданных на территории республики, встречаются сведения, в которых кратко описывается история четырех казахстанских кавалерийских дивизий (в большей степени о 81-й и 105-й). К их числу можно отнести работы З. Кашкенбаева (1970), Т. Балакаева и К. Алдажуманова (1984), П. Белана (1990; 1995) и др.

История же двух других национальных кавдивизий – 105-й и 106-й, рассматривается в статьях К. Алдажуманова, С. Асановой (2018; 2020: 46-53), А. Джунисбаева (2016: 83-95), в которых на основе разбора ранее не введенных в научный оборот архивных документов освещается история их формирования и боевой деятельности. Что же касается истории 96-й казахской кавдивизии, формировавшейся в Усть-Каменогорске в 1942 году (в период с января по март) по-прежнему остается белым пятном в истории Казахстана периода ВОВ.

Среди мемуарной литературы особо стоит отметить воспоминания, сначала заместителя командира 287-го и 268-го, а затем и командира 306-го кавполков 105-й казахской кавдивизии, впоследствии подполковника гвардии Байдильды Доскенова (Майдан, 1965: 21-38), в которых приведены ценные сведения по истории создания этого воинского соединения в г. Джамбуле, ее переформирования в 6-ю воздушно-десантную дивизию под Москвой в зимний период 1942-1943 гг. и участии в боевых сражениях на Курской дуге и за освобождение Украины. К сожалению, эти воспоминания остаются единственными опубликованными и известными на данный момент среди всех казахстанских воинов-кавалеристов национальных формирований, принявших участие в боевых сражениях на фронтах Великой Отечественной войны.

Результаты исследования. Несмотря на то, что Первая мировая война достаточно ярко продемонстрировала, что в будущих крупных военных противостояниях ведущую роль будут играть моторизированные наземные и воздушные войска, кавалерия на протяжении почти двух последующих десятилетий оставалась одним из самых крупных в составе Красной Армии. Свидетельством тому может служит факт наличия более 10 отдельных кавдивизий, дислоцировавшихся в приграничных районах СССР. С учетом же кавалерийских училищ общая численность советской конницы в конце 1920-х гг. достигала 77 тыс. чел. (Советскаякавалерия, 1984: 142).

В 1930-х гг. советским военным командованием было предпринято несколько попыток реформирования и модернизации конных войск: были разработаны боевые уставы, введены новые штаты, централизована и усовершенствована подготовка командных кадров, значительное внимание было уделено повышению качеству огневой подготовки, для повышения огневой мощи и маневренности постепенно в штаты вошли сначала конно-артиллерийские, а затем и танковые полки. В результате всех этих преобразований, вместо ожидаемого сокращения, численность кавалерии к 1935 г. выросла почти вдвое. Однако по причине смены курса на быстрое увеличение авиации, танковых и механизированных войск в 1937-1938 гг. началось сокращение кавалерийских соединений, когда было расформировано 8 дивизий и 2 национальные бригады.

Первые серьезные вооруженные конфликты на советско-финской границе и на территории Западной Белоруссии и Украины в 1939-1940 годах показали слабую техническую оснащенность советских войск. В результате чего, советское командование приняло решение сократить число кавалерии сразу в нескольких военных округах: было расформировано 2 корпуса, 11 дивизий и 1 бригада. К началу же войны Красная Армия в своем составе имела всего 3 кавкорпуса и 7 отдельных кавдивизий. Иными словами, в приграничных военных округах располагались 13 конных дивизий, из которых 4 были горно-кавалерийские (Советская кавалерия, 1984: 161).

Катастрофическое начало войны для Советского Союза, привело к огромным людским, материальным и территориальным потерям. За первые полгода боевых действий безвозвратные людские потери советской стороны превысили более 4,4 миллиона чел. Красной Армии был нанесен тяжелый урон, выражавшийся в потере свыше 20 тыс. танков, около 17 тыс. боевых самолетов, более 60 тыс. орудий и минометов (Великая Победа, 2015: 7). Еще в ходе летней кампании на захваченной противником территории остались 202 военных склада (более 50% от общего количества), что вызвало острую нехватку боеприпасов, горючего, вооружения и обмундирования. В сложившейся чрезвычайной ситуации, когда промышленность СССР в условиях масштабной эвакуации была не в состоянии за короткий период времени в полной мере восполнить потери и обеспечить военной техникой и вооружением формируемые новые танковые и механизированные дивизии, советское командование было вынуждено на данном этапе войны приступить к спешному созданию легких кавалерийских частей истребительского типа, способных дать Красной Армии необходимую мобильность и маневренность, и выиграть драгоценное время.

После проведенной тотальной мобилизации в первые недели войны, когда в ряды Красной Армии влилось около 10 млн. призывников (при общей потребности армии 4 887 тыс. чел.), летом 1941 г. ГКО СССР в срочном порядке приступает к формированию новых воинских соединений. В 6 постановлениях ГКО за июль-август были приняты решения о создании 52 кавдивизий (32 из них по новым штатам с численностью людского состава не более 3,3 тыс. чел., а конского не более 3,6 тыс. голов) практически во всех военных округах СССР, с упором на Северо-Кавказский, Уральский, Сибирский, Среднеазиатский и Закавказский военные округа (РГАСПИ. Ф. 664. Оп. 1. Д. 1. Л. 132, 154-155; Д. 3. Л. 165, 207; Д. 6. 151-152).

В соответствии с постановлением ГКО от 11 августа САВО начал формирование 6 отдельных кавдивизий: в Узбекистане – 44-й, 57-й и 79-й, в Таджикистане – 61-й и 63-й, в Казахстане – 81-й. Состав этих соединений был интернациональным, в их ряды призывались русские, украинцы, белорусы, а также представители местных народов и национальностей. Формирование и сколачивание всех вышеназванных дивизий должно было быть завершено к 15 ноября 1941 г. Однако, как показывает практика их формирования, этот процесс затребовал более длительное время, фактически растянувшись до лета 1942 г. 3 среднеазиатские кавдивизии – 61-я, 79-я и 81-я были включены в состав формировавшегося 4-го кавкорпуса под командованием генерала Т. Шапкина.

Все же за годы ВОВ было сформировано 19 кавкорпусов (только 3 из них имели несколько этапов формирования), состоявшие обычно из 3 кавдивизий. Большая их часть была создана уже в ходе войны (15 кавкорпусов), при этом, отдельно стоит отметить, что 12 кавкорпусов были сформированы в период с января по май 1942 г. (Аквилянов, 2020: 7). Судьба этих корпусов в годы кровавых сражений сложилась по-разному: практически половина из них была расформирована и направлена на усиление и комплектование других корпусов, другая же часть была реорганизована или же сменила свои названия. Из 19 кавкорпусов лишь 7 были преобразованы в гвардейские и им удалось сохранить свои знамена и боеспособность вплоть до самого конца войны.

На1января 1942 г. в составе Красной Армии числилось 94 кавдивизии. Однако они не имели достаточной ударной силы, несли большие потери от авиации, артиллерии и крупнокалиберного оружия, поэтому началась их коренная реорганизация. Укрепление сил кавалерии началось летом 1943 г. в соответствии с Постановлением ГКО от 25 апреля 1943 г. «О доукомплектовании гвардейских кавкорпусов иусилении их боевой мощи» (РГАСПИ. Ф. 664. Оп. 2. Д. 162. Л. 22-23). По введенным тогда новым штатам кавкорпус (21 тыс. чел.) кроме трех кавдивизий включал истребительно-противотанковый артполк, полк самоходно-артустановок, истребительно-противотанковый дивизион, зенитно-артполк, гвардейский минометный полк, разведывательный дивизион, дивизион связи, тыловые подразделения корпуса и подвижный полевой госпиталь. Были существенно усилены и сами кавдивизии. К 1944 г. в действующей армии насчитывалось 26кавдивизий, объединённых в8 кавкорпусов. Таким образом, кавкорпусы в новой штатной организации превратились в соединения конно-механизированных войск, способные кбыстрому оперативному маневру имощному удару по врагу. Они успешно применялись воперациях, ав ходе некоторых из них (например, в Ровно-Луцкой 1-го Украинского фронта) сыграли основную роль в достижении успеха.

Создание национальных кавалерийских дивизий.13 ноября 1942 г. ГКО СССР издал секретное постановление за №ГКО-894сс «О формировании национальных воинских соединений», согласно которому, ЦК Компартии и СНК 5 союзных (Туркменская, Узбекская, Таджикская, Казахская, Киргизская) и 4 автономных республик в составе РСФСР (Башкирская, Калмыцкая, Чечено-Ингушская, Кабардино-Балкарская) поручалось создание 20 кавдивизий и 15 отдельных стрелковых бригад (РГАСПИ. Ф. 664. Оп. 1. Д. 14. Л. 85). Воинские соединения должны были быть укомплектованы здоровым и крепким личным составом из представителей местных национальностей, в возрасте не старше 40 лет. В постановлении отдельным пунктом значилось, что обмундирование, людское и конское снаряжение, седла, подфуражное и прочее довольствие, конский состав, холодное и частично огнестрельное оружие должно быть обеспечено за счет ресурсов местных бюджетов.

На следующие же день, высшие партийно-советские органы указанных республик в спешном порядке приступили к формированию национальных кавдивизий. В Туркмении началось создание 97-й и 98-й, в Узбекистане – 99-й, 100-й, 101-й, 102-й и 103-й, в Таджикистане – 104-й, в Казахстане – 105-й и 106-й, в Киргизии – 107-й, 108-й и 109-й, в Калмыкии – 110-й и 111-й, в Башкирии – 112-й и 113-й, в Чечено-Ингушетии – 114-й, в Кабардино-Балкарии – 115-й. В январе 1942 г. к ним добавилась 96-я казахская, пунктом формирования которой выступил Усть-Каменогорск.

Руководствуясь постановлением ГКО №894сс бюро ЦК КП(б) Казахстана 14 ноября 1941 г. приняло постановление «О формировании национальных соединений в Казахской ССР», согласно которому для проведения работ связанных с формированием образовывалась специальная республиканская комиссия в составе 5 человек (Н.Е. Бабкин – зампредседателя СНК Казахской ССР (председатель комиссии), П.Б. Алексеев – заведующим военным отделом ЦК КП(б) Казахстана (зампредседателя комиссии), А.Г. Дудкин – секретарь ЦК КП(б) Казахстана по кадрам, Г.У. Бузурбаев – секретарь ЦК КП(б) Казахстана по пропаганде и агитации, А.С. Щербаков – военком КазССР) (Рассекреченная война 2010: 135-136). Постановление обязывало местные советско-партийные органы в двухдневный срок организовать областные, городские и районные комиссии для проведения работ, связанных с формированием, обучением и сколачиванием национальных воинских соединений.

Спустя несколько дней, 17 ноября 1941 г. вышло постановление СНК и ЦК КП(б) Казахстана «О мероприятиях по формированию национальных войсковых соединений в Казахской ССР», в котором говорилось, что на территории Казахской ССР в ближайшее время должны быть сформированы 2 отдельные стрелковые бригады и 2 кавдивизии. Пунктами формирования отдельных стрелковых бригад значились города Алма-Ата и Актюбинск, а кавдивизий – Акмолинск и Джамбул. Для содержания национальных войсковых соединений из бюджета республики было выделено более 3,2 млн. рублей из расчета содержания частей в течение 45 дней. Заместителю председателя СНК КазССР Н.А. Ерофееву и секретарю ЦК КП(б) Казахстана по промышленности Н.К. Уразалину поручалось обеспечить производство к 15 декабря 1941 г. 8 тыс. шашек кавалерийского образца. Также военкому республики А.С. Щербакову поручалось учесть боевое оружие, находящееся в организациях ОСОВИАХИМ республики, изъяв все годное для укомплектования национальных воинских соединений. Постановление обязывало Актюбинский, Акмолинский, Джамбулский, Кустанайский обкомы КП(б) Казахстана и исполкомы областных советов депутатов не позднее 27 ноября 1941 г. подготовить и оборудовать помещения (жилье, кухни, конюшни, склады и т.д.) для размещения воинских национальных соединений; Наркомату здравоохранения КазССР обеспечить в местах отправки и формирования национальных соединений медико-санитарное обслуживание; обкомы КП (б) Казахстана обеспечить среди призываемых в формируемые национальные части партийно-комсомольскую прослойку не менее 34-40%. Помимо вышеуказанных мероприятий, в постановлении указывались и точные сроки: а) к 10 декабря 1941 года обеспечить призыв рядового, младшего и командно-политического состава; б) закончить сдачу заготовительным органам продовольствия и фуража к 5 декабря 1941 г. (АП РК. Ф. 708. Оп. 1/1. Д. 3. Л. 166-168).

81-я отдельная кавалерийская дивизия. Во исполнение постановления ГКО от 11 августа руководство САВО совместно с властями Джамбулской области начало работу по созданию 81-й отдельной кавдивизии в г. Джамбуле. Эта задача была возложена на генерал-майора Д.И. Густишева, который 22 августа был назначен командиром 81-й кавдивизией, военного комиссара, старшего батальонного комиссара Г.И. Клецова и начальник штаба, подполковника А.А. Терехина (ЦАМО РФ. Ф. 3601. Оп. 1. Д. 12. Л. 1-1 об.).

В ноябре 1941 г. командование САВО принимает решение о включении формировавшейся 81-й кавдивизии, вместе с 61-й и 63-й кавдивизиями в состав 4-го кавкорпуса, и с целью пополнения их дополнительными людскими и кавалерийскими ресурсами, а также для проведения военных учений направить ее, в город Кушка, расположенный на южной границе Туркменистана.

В ноябре и декабре 1941 г. формирование 81-й кавдивизии шло медленными темпами. Ее средний, низший и рядовой состав состоял в основном из представителей европейской национальности, уроженцев Джамбулской области. В феврале, марте и начале апреля 1942 г. был пересмотрен основной штат 81-й кавдивизии, и начались работы по переформированию дополнительных полков и полковых школ. В связи с этим в конце января 1942 г. 81-я кавдивизия пополнилась на 1019 чел., в основном за счет туркмен, таджиков и узбеков, а к концу января большими и маленькими партиями в нее влились еще 2 тыс. чел. В соответствии с заданием штаба военного округа это пополнение было направлено на создание дополнительных кавалерийских частей и формирование полковых школ.

Во второй половине февраля 1942 года начались работы по переводу 81-й кавдивизии и ее частей на новые штаты, а личный состав был направлен на различные военные курсы и училища. Только в феврале-марте 1942 г. из Кушки в Ташкент 5 маршевыми эшелонами было направлено около 1700 чел. высшего, среднего и рядового состава. Это было обусловлено тем, что новобранцы, присланные из других расформированных воинских частей округа для пополнения 81-й кавдивизии, совершенно не было обучены кавалерийскому делу и мастерству (ЦАМО РФ. Ф. 3601. Оп. 1. Д. 11. Л. 44).

Несмотря на то, что 4-5 марта 1942 г. к 81-й кавдивизии присоединились еще 900 чел. из 318-го запасного кавполка, а 22-25 марта еще около 500 чел. из 14-го туркменского кавполка, ее штат до 31 марта дивизия оставался неполным. Только в начале апреля в результате расформирования запасного полка 81-ю кавдивизию сначала пополнили 150-200 чел., а затем прибыли 863 отборных бойца из походной группы Тамбовской школы и 87-го запасного полка, предназначавшихся для пополнения 6-го кавкорпуса. Таким образом, личный состав дивизии был сформирован в соответствии со штатным расписанием (ЦАМО РФ. Ф. 3601. Оп. 1. Д. 11. Л. 44).

После коренной реорганизации в январе 1942 г. 81-й кавдивизия приобрела следующий вид: 216-й кавполк (командир – полковник Г.Г. Гончаров), 227-й кавполк (командир – майор П.И. Телешев) и 232-й кавполк (командир – гвардии майор А.И. Кацюренко), артиллерийский парк, артиллерийская батарея, отдельный разведывательный дивизионы, саперный, санитарный и связной эскадроны; отдельный танковый полк; особый отдел НКВД, химзащита, взводы горючего, ветеринарный пункт, пищеблок и транспорт (ЦАМО РФ. Ф. 3601. Оп. 1. Д. 29. Л. 77, 122).

С конца января по 1 апреля 1942 г. в 81-й кавдивизии насчитывалось 4856 рядовых и 134 младших командиров, никогда ранее не служивших в кавалерийских частях, из них около 500 из-за неудовлетворительного состояния здоровья были отозваны обратно по итогам медицинского освидетельствования (ЦАМО РФ. Ф. 3601. Оп. 1. Д. 11. Л. 44). К маю 1942 г. в составе 81-й кавдивизии насчитывалось 4355 чел. (в том числе 393 командира, 728 низших командиров и 3234 рядовых). Низшее командование состояло в основном из 32 лейтенантов и 3 младших лейтенантов, окончивших Ташкентскую военную академию (ЦАМО РФ. Ф. 3601. Оп. 1. Д. 11. Л. 76, 158).

При формировании дивизии большую проблему вызвал вопрос обеспечения ее обмундированием, оружием и необходимым снаряжением. Несмотря на завершение формирования, к маю 1942 г. в дивизии было всего 1884 винтовки вместо необходимых по штату 2350 и всего 48 пистолетов-пулеметов вместо 108. Однако дивизия была максимально полно обеспечена остальными видами вооружения и техники (кавалерийские шашки и сабли, автоматы, ППС и ППД, противотанковое вооружение, 120-мм, 82-мм и 50-мм минометы, гаубицы, рации, противогазы и пулеметные тележки). Что же касается конского состава, то к осени 1942 г. в 81-й кавдивизии было зарегистрировано 4644 лошади, из которых 3611 кавалерийских, 758 артиллерийских и 280 грузовых (ЦАМО РФ. Ф. 3601. Оп. 1. Д. 11. Л. 158, 235). Чтобы полностью укомплектовать дивизию конским поголовьем, часть боевых лошадей в спешном порядке была закуплена в Китае и Иране (ЦАМО РФ. Ф. 3601. Оп. 1. Д. 11. Л. 122-123).

5 мая 1942 г. командир 81-й кавдивизии генерал-майор Д. Густищев был отстранен от руководства из-за недостатков и упущений в организаторской работе и направлен в Военный совет САВО. 2 июня 1942 г. его на этой должности сменил полковник Василий Баумштейн, ранее командовавший 96-й казахской кавдивизией (Командование корпусного, 1964: 361).

С 1 по 6 сентября 1942 г. представители Главного инспектора Красной Армии проверяли боеготовность частей 81-й кавдивизии. Комиссия приняла решение, что после исправления ряда недостатков, она будет готова к отправке на фронт (ЦАМО РФ. Ф. 3601. Оп. 1. Д. 11. Л. 128-129).

После того как все приготовления были завершены, 20 сентября 1942 г. дивизия прибыла по железной дороге к Каспийскому морю по маршруту Кушка-Мары-Ашхабад-Красноводск. 5 октября ее части сначала на баржах по Волге достигли порта «Оля», а затем пешком до сел Яндыки и Михайловка (ЦАМО РФ. Ф. 3601. Оп. 1. Д. 5. Л. 2-8). 9 ноября 1942 г. дивизия прибыла в район поселков Райгород-Светлый Яр и была передана в состав 4-го кавкорпуса 51-й армии (командующий – генерал-майор Н.И. Труфанов) Сталинградского фронта. Таким образом, несмотря на то, что 81-я кавдивизия была первой кавдивизией, сформированной в Казахстане во время войны, на фронт она ушла только осенью. Ранее уже успели уйти на поля сражений части бывших 105-й и 106-й казахских кавдивизий.

19 ноября 1942 г. 81-я кавдивизия в составе 4-го кавкорпуса и 51-й армии участвовала в операции «Сталинград» (кодовое название «Уран»). 21 ноября стрелковые соединения прорвали оборону противника между озерами Цаца и Барманцак. В связи с этим 81-й кавдивизии была поставлена первая боевая задача – выйти на район станции Абганерово и перекрыть Сталинградско-Тихорецкую железную дорогу, тем самым препятствовать возможной контратаке войск противника на левом фланге, чем оказать содействие окружению их под Сталинградом. 21 ноября 216-й и 232-й кавполки 81-й кавдивизии вместе с частями 61-й кавдивизии преодолели сопротивление немецкого пехотного батальона и румынской кавдивизии, захватив сначала селоАбганерово, а затем железнодорожную станцию Абганерово. В результате успешной военной операции бойцами 81-й кавдивизии было убито 150 солдат и офицеров противника и взято в плен около 200 румынских солдат (ЦАМО РФ. Ф. 3601. Оп. 1. Д. 5. Л. 8-9).

23-25 ноября части 81-й кавдивизии продолжали движение на запад, ведя боевые действия. В ходе них дивизия захватила село Аксай и овладела рубежом Ивановка-Громославка-Нижний Кумский. 26 ноября в соответствии с приказом командования корпуса дивизия сражалась против 3-х немецких и румынских пехотных батальонов, чтобы захватить станцию Котельниково, и понесла большие потери из-за отсутствия поддержки со стороны 1-й танковой роты 61-й кавдивизии. Только в этом бою дивизия лишилась 576 чел., 1-й батальон конноартиллерийского дивизиона потерял все 4 орудия и 827 лошадей, при этом дивизией было уничтожено 2 пехотные роты и 8 танков противника. С 26 ноября по 2 декабря части 81-й кавдивизии занимались обороной рубежа в районе Верхний Курмоярск, Нижний и Верхний Яблочный.

3 декабря 1942 г. командование корпуса приказало 81-й кавдивизии во второй раз занять станцию Котельниково. В тот же день дивизия, несмотря на то что освободила от врага село Похлебин, подверглась мощному удару противника и вступила в ожесточенный бой на Цыганско-Захаровском рубеже. 4 декабря части 81-й кавдивизии, под сильными ударами и натиском немецких танков, попали в окружение, а командный пункт оказался под непрерывным обстрелом. В этом бою дивизия потеряла 1897 чел. и 1860 лошадей, а также все тяжелое вооружение. В ходе отчаянной попытки выхода из окружения смертью героев погибли командир дивизии полковник В.Г. Баумштейн, начальник штаба подполковник А.А. Терехин, начальник политотдела, полковой комиссар В.И. Турбин, начальник связи капитан М.А. Овсянников и другие члены командования. В ходе кровопролитного боя части 81-й кавдивизии уничтожили 2 пехотные роты противника, 60 танков, 11 орудий тяжелой артиллерии и 40 машин (ЦАМО РФ. Ф. 3601. Оп. 1. Д. 5. Л. 10-20).

С 5 по 11 декабря остатки трех полков 81-й кавдивизии продолжали оборону рубежей Верхней Курмоярск и Нижний Яблочный. 6 декабря командиром дивизии был назначен полковник А. Скороход, который до этого командовал 115-й кабардино-балкарской кавдивизией, разгромленной летом того же года под Сталинградом. В спешном порядке на должность заместителя командира был назначен майор Э. Шаповалов, а старших батальонных комиссаров – Р. Джалилов и подполковник Г. Никитас, начальником штаба стал майор Н. Ракитин (ЦАМО РФ. Ф. 3601. Оп. 1. Д. 30. Л. 6 об.).

12 декабря при защите прежнего рубежа 216-й кавполк попал под сильные артиллерийские и авиаудары, несмотря на это, в завязавшемся бою ему удалось уничтожить 2 пехотные роты противника, 16 танков и 8 бронемашин, при этом практически полностью потеряв весь личный состав, лошадей и припасы (ЦАМО РФ. Ф. 3601. Оп. 1. Д. 5. Л. 22). 16 декабря, когда на помощь 81-й кавдивизии пришла 85-я танковая бригада, остатки полка отступили к границе Городская-Чаусовская-Кирьяновская, где продолжил держать оборону. До середины января 1943 г. 81-я кавдивизия занималась охраной важных рубежей в Ромашинском, Демкинском, Ковалевском, Шабалинском, Верхне-Рубежно-Князевском, Чипуринском и Пимлянском районах (ЦАМО РФ. Ф. 3601. Оп. 1. Д. 5. Л. 21-27).

15 января 1943 г. остатки, чудом уцелевшей 81-я кавдивизии были переведены в резерв Сталинградского фронта для пополнения и боевой подготовки, а ее воинские части были сосредоточены в Нижнем Курмане и Кулалах. 1 февраля командир 4-го кавкорпуса генерал-лейтенант Т. Шапкин и командир дивизии полковник А.Ф. Скороход вручили ордена и медали командирам и бойцам 81-й кавдивизии за героизм в боях с противником под Сталинградом (ЦАМО РФ. Ф. 3601. Оп. 1. Д. 5. Л. 28-34.). В феврале 1943 г. 81-я кавдивизия провела учения, а в марте ее пополнили 2700 чел. и 2800 лошадей из 28-й армии (Астраханский резервный кавполк) и 97-й туркменской кавдивизии, которая была расформирована еще 4 марта, и находилась в резерве САВО.

С 5 по 31 марта 1943 г. 81-я кавдивизия, пройдя 620 км от Нижнего Курмана до Матвеевской крепости была передана в ведение Юго-Западного фронта. С 4 апреля по 3 мая части 81-й кавдивизии готовились к боевым действиям, а 10 мая вышли на Лизиновку. 6 мая 1943 года на основании директивы за №0067 Военного совета Степного военного округа, приказа 4-го кавкорпуса за №044 и 7-го гвардейского кавалерийского корпуса за №059 81-я кавдивизия была расформирована, а ее части были направлены на пополнение 7-го гвардейского кавкорпуса. С 11 по 22 мая части дивизии, дислоцировавшиеся в районе между Сергиевском и Сапринском были полностью переданы 7-му гвардейскому корпусу под командованием генерал-майор Я.С. Шаробурко (ЦАМО РФ. Ф. 3601. Оп. 1. Д. 5. Л. 45-46). Судьбу 81-й кавдивизии повторила 61-я таджикская кавдивизия (сформированная в Сталинабаде), понесшая тяжелые потери под Сталинградом, а ее части также были переданы в 7-й гвардейский кавкорпус.

105-я казахская кавалерийская дивизия. Во исполнение решений ГКО СССР, бюро ЦК КП(б) Казахстана и СНК Казахской СССР 21 ноября 1941 г. Исполкомом Джамбулского облсовета депутатов и бюро Обкома КП(б) Казахстана было принято постановление «О мероприятиях по формированию национальной кавалерийской дивизии в г. Джамбуле», которое состояло из 14 пунктов. Из него видно, что основная тяжесть по созданию национальной дивизии ложилась на районы недавно образованной Джамбулской области с еще неокрепшей экономикой и численностью населения чуть выше 320 тыс. чел. (ГА ЖО. Ф. 399. Оп. 1. Д. 119. Л. 4). Согласно второму пункту постановления наряд на поставку людского состава, лошадей, продовольственного фуража, снаряжения и других материальных ресурсов должен был полностью реализовываться за счет средств районов.

В тот же день в дополнение к постановлению Исполкома Джамбулского облсовета депутатов и бюро Обкома КП(б) Казахстана был разработан наряд на призыв людского состава и поставку лошадей, повозок, упряжи, седел и автотранспорта. Помимо него также была составлена ведомость распределения специального задания по поставкам продовольствия и фуража. Согласно которой, в работу по обеспечению продовольствием формируемой национальной дивизии включались все районы области без исключения (ГА ЖО. Ф. 282. Оп. 1. Д. 257. Л. 6).

23 ноября 1941 г. председатель исполкома Джамбулского облсовета А. Жансакалов в телеграмме на имя Н. Бабкина сообщил о создании областной комиссии по формированию национальный частей. Также в этой телеграмме было указано, что к 23 ноября на территории Джамбулской области было создано 8 районных и 1 городская комиссии (ГА ЖО. Ф. 282. Оп. 1. Д. 257. Л. 6).

Согласно постановлению Исполкома Джамбулского облсовета и Бюро Обкома КП(б) Казахстана от 24 ноября 1941 г. «Об изготовлении обмундирования и кавалерийского снаряжения для формируемой кавалерийской дивизии» обмундирование и кавалерийское снаряжение планировалось изготовить из кожсырья, сбор и поставка которого должна быть завершена к 10 декабря. Ответственность за поставку кожсырья и изготовки обмундирования, а также кавалерийского снаряжения возлагалась на Областной промышленный союз. В дополнение к этому ему также поручалось к 25 декабря закончить работу по пошиву 750 пар сапог для дивизии (ГА ЖО. Ф. 282. Оп. 1. Д. 257. Л. 21). Помимо этого, в расчетной смете по снабжению кавдивизии значились верхняя и внутренняя одежда, комплекты белья и банных принадлежностей, кирки-мотыги, саперские лопаты и т.д. Изготовление всей вышеуказанной продукции должно было быть окончено к 20 декабря 1941 г.

В первой половине декабря председатель облкомиссии А. Жансакалов неоднократно в своих телеграммах, направленных в СНК Казахской ССР информировал о ходе работ, приводя количество собранного обмундирования и снаряжения (ГА ЖО. Ф. 282. Оп. 1. Д. 257. Л. 32, 33, 34, 60). 18 декабря 1941 г. заввоенным отделом Джамбулского Обкома КП(б) Казахстана К. Берденников составил обширную справку о ходе формирования национальной кавдивизии в Джамбуле, которая была направлена в виде доклада руководству Казахской ССР. По данным приведенным в справке, можно увидеть то, что несмотря на мобилизацию всех сил и помощь из других областей, Джамбулская область к указанным срокам не успевала закончить производство обмундирования и конского снаряжения. Из 750 комплектов обмундирования к 11 декабря было выполнено 2/3, несколько хуже дело обстояло с 420 комплектами конского снаряжения; область значительно отставала от первоначального графика поставки кожсырья для изготовки кавалерийского снаряжения и сапог. К 11 декабря в г. Джамбул из районов было поставлено крупной яловой, конской и бычьей кожи в 10 раз, шерсти в 2 раза меньше, чем намечалось, план был перевыполнен только в отношении бараньей кожи (459 штук вместо 375).

В отличии от обмундирования и кавалерийского снаряжения, поставка продовольствия и фуража проводилась с опережением графика. Из 9 пунктов значительная недостача наблюдалась в отношении сена (88,8 тонн вместо 150) и соломы (77,3 тонн вместо 275), в противовес этому задача по мясозаготовке была перевыполнена почти в 3 раза (11,6 тонн вместо 4) (ГА ЖО. Ф. 282. Оп. 1. Д. 257. Л. 77).

Если же в отношении людского ресурса намеченный план по возможности строго соблюдался, то в отношении поставки лошадей и гужавтотранспорта он был реализован только на половину. Всего же из 610 лошадей по плану в распоряжение кавдивизии прибыло 291 лошадь; ни один из районов с поставкой лошадей не справился. К примеру, Луговой район из ожидаемых 75 лошадей поставил всего 7. В связи с этим вторичные сроки поставки лошадей были отодвинуты на 15 декабря. Удручающее положение в этом деле было значительно улучшено прибывшими из Алма-Атинской области лошадьми в количестве 234 голов. Подобная картина наблюдалась и в деле снабжения кавдивизии автомашинами, из ожидаемых 21 машин к месту формирования к 12 декабря прибыло всего 8 единиц техники (ГА ЖО. Ф. 282. Оп. 1. Д. 257. Л. 78).

25 декабря 1941 года заввоенным отделом Джамбулского Обкома КП(б) Казахстана К. Берденников в своей справке докладывал высшему руководству республики о значительном улучшении в деле снабжения национальной дивизии обмундированием, продовольствием и кавалерийским снаряжением. Благодаря повсеместной и масштабной работе, а также предпринятым сверхусилиям к концу декабря Джамбулская область приблизилась к реализации намеченного плана, однако, также следует отметить, что первоначальный план ввиду слабой экономической развитости недавно образованной области так и не был выполнен (ГА ЖО. Ф. 282. Оп. 1. Д. 257. Л. 118-125).

Подтверждение этому мы можем найти в докладной записке командира 105-й кавдивизии, полковника В. Калашникова и военкома дивизии, старшего политрука К. Сулейменова от 18 января 1942 г., которая была направлена в Джамбулский обком и ЦК КП(б) Казахстана. В докладе начальство дивизии особо отмечало, что ввиду крупных недостатков в организаторской работе по формированию национального воинского соединения не способно приступить к боевой подготовке людского и конского состава, и это несмотря на истекшие сроки сдачи его командованию САВО. По этой причине военное начальство дивизии настоятельно требовало скорейшего вмешательства со стороны высшего руководства республики.

Среди недостатков в деле формирования 105-й кавалерийской дивизии ее воинское командование отмечало следующие моменты: 1) комплектование лошадьми проходило крайне неудовлетворительно, по плану дивизия должна была получить 4417 лошадей, из них прибыло только 2533, следовательно, недостача по конскому составу составляла 1834 лошадей. В общей массе прибывшие лошади отвечали соответствующим требованиям, однако приемная комиссия ввиду непригодности и болезни жеребцов вынуждена была браковать большой процент прибывшего из районов конского состава; 2) в отношении конского снаряжения: всего седел поступило 55%, из них половина требовала ремонта, причем больше 50% некомплект, переметных сумм, попон, уздечек, недоуздков и т.д.; 3) прибывшие в распоряжение обмундирование в основном по своему качеству было признано удовлетворительным, однако, выполнение плана обстояло не лучшим образом; 4) поставка и изготовление различного имущества, необходимого для снаряжения кавалерийской дивизии проводилась на низком уровне. Ввиду отсутствия промышленной продукции укомплектованная людским составом дивизия не имела возможности приступить к учебе и боевой подготовке, дивизия не была снабжена ружейными ремнями, портупеями, лопатами, шанцевыми инструментами и др.; 5) по штату дивизии полагалось 39 машин, из которых в распоряжение прибыло всего 11. Имеющийся в наличии автотранспорт находился в плохом техническом состоянии, по этой причине мало пригоден для боевой обстановки; 6) по расчетной ведомости дивизии требовались 51 пулеметных тачанок, однако в распоряжение не прибыло ни одной; 7) поступившие из районов и областей седла, сбруи и другое конское снаряжение требует ремонта, однако произвести его невозможно по причине отсутствия кожевенного материала; 10) Ввиду не обеспечения дивизии горюче-смазочными материалами, автопарк не функционирует, части дивизии разбросаны на большом расстоянии. Один из полков расположен в 45 км от железной дороги (ГА ЖО. Ф. 282. Оп. 1. Д. 339. Л. 1-2).

Полное комплектование дивизии людским составом было завершено в феврале 1942 г., однако из-за трудностей, возникших с ее обмундированием и обеспечением необходимыми предметами, обучение и боевая подготовка личного состава дивизии постоянно срывались. В итоге, все работы по формированию, снабжению, комплектованию, обучению были закончены только лишь к июлю 1942 г. 26 июля на стадионе «Спартак» секретарь Джамбулского обкома КП(б) Казахстана М. Ткаченко в торжественной обстановке 105-й кавдивизии было вручено знамя Верховного Совета КазССР (АП РК. Ф. 708. Оп. 1/1. Д. 4. Л. 255).

Согласно сведениям, приведенных в материалах военного отдела ЦК КП(б)Казахстана в ряды 105-й кавдивизии, вступило 4242 чел., на ее формирование было выделено 4499 лошадей, 37 автомашин и 298 бричек (АПРК. Ф. 708. Оп. 8. Д. 1559. Л. 31).

Командиром дивизии был назначен генерал-майор А.И. Кирзимов (до этого командовал 102-й узбекской кавдивизией, формировавшейся в Намангане), заменивший на этом посту полковника В. Калашникова. Обязанности начальника штаба дивизии исполнял майор Павленко. На должность комиссара полка был назначен К. Сулейменов (ГА АО. Ф. 13. Оп. 4. Д. 647), а политруком был Г. Лукманов. В командование дивизии также входили начальник по кадрам капитан М. Жубангалиев, начальник санитарной службы, выпускник знаменитой Ленинградской военно-медицинской академии А. Джарылгапов, начальник ветеринарной службы А. Абишев. Тремя кавполками – 268-м, 287-м, 306-м командовали майоры Е. Ешанов и А. Акаев, старший лейтенант Б. Доскенов. Именно воспоминания последнего, позволяют получить ценные сведения о ходе формирования, командном и личном составе дивизии. К примеру, под его командованием в 268-м кавполку служили такие известные общественные деятели как писатель Д. Абилев, поэт К. Абдукадыров, журналист А. Ипмагамбетов (временный редактор дивизионной газеты «Красный щит») и многие др. (Майдан, 1965: 21-38). С ними на фронт отправился и уже бывший председатель исполкома Джамбулского областного совета депутатов А. Жансакалов.

Еще до прибытия 105-й кавдивизии на железнодорожную станцию Ильино под Москвой, руководством Наркомата обороны СССР было принято решение о ее расформировании (приказ №0144 от 15 июля 1942 г.). Документы из архивного фонда дивизии в ЦА МО РФ, указывают на то, что в начале августа командный состав 105-й кавдивизии – командир А. Кирзимов и начальник оперативного отдела Н. Торбин несколько раз вызывались в НКО СССР для ведения служебных переговоров. С такой же целью военные комиссары дивизии К. Сулейменов и Г. Лукманов были приглашены в Политуправление РККА (ЦАМО РФ. Ф. 3616. Оп. 1. Д. 5. Л. 249-250, 253-254.). По итогам этой работы, 12 августа 1942 г. НКО СССР был издан приказ о расформировании 105-й кавдивизии к 15 августа, согласно которому, было принято решение весь ее личный состав в количестве 4185 чел. направить в Горьковский артиллерийский центр, располагавшийся вблизи станции Ильино, в то же время старший и средний начальствующий состав был передан в распоряжение начальника Артиллерии РККА. Что же касается конского состава, кавалерийского снаряжения, автотранспорта и повозок, вооружения дивизии, то оно решением НКО СССР было передано командованию Московского военного округа для завершения снабжения стрелковых дивизий и бригад, выводимых с фронта в резерв для доукомплектования (http://birlik.org.ua/). К слову, необходимо отметить, что такая же участь скорого расформирования постигла, прибывшую эшелонами из Киргизии и находившуюся на железнодорожной станции Коломна 107-ю национальную кавдивизию.

К сожалению, дальнейшая судьба личного состава 105-й кавдивизии недостаточно полно изучена по архивным документам, что привело к разного рода противоречивым мнениям и путанице среди историков и исследователей. Это связано с тем, что практически все члены управления бывшей 105-й кавдивизии, включая ее командира – генерала А. Кирзимова, начальника штаба – майора А. Павленко, его заместителя – майора Н. Торбина, командиров кавполков – майоров Б. Доскенова, А. Акаева, Е. Есшанова и других были направлены в состав формировавшейся в декабре 1942 – январе 1943 гг. в Ногинске 6-ю воздушно-десантную дивизию (после войны была преобразована в 113-ю гвардейскую стрелковую дивизию).

Подтверждение этим данным можно обнаружить, как в личных учетных карточках (в ЦА МО РФ), указанных выше командиров, так и в архивных документах фонда 6-й воздушно-десантной дивизии (Ф. 1313 в ЦА МО РФ). Упоминания об этом можно также встретить и в воспоминаниях Б. Доскенова. Именно опираясь на них, отдельные исследователи пришли к неверным выводам о том, что на базе 105-й кавдивизии была создана 6-я воздушно-десантная дивизия, что не соответствуют действительности в полной мере. Так как, низший командный и рядовой состав были определены в разные артиллерийские части, формировавшиеся в зимний период 1942-1943 гг. в Московском военном округе.

Свидетельством тому служат сведения из биографии бывших бойцов 105-й кавдивизии, которые сохранились в коллекционном фонде (Ф. 341) ветеранов ВОВ в Госархиве Жамбылской области. К примеру, один из таких ветеранов М. Бердибаев в личном листке по учету кадров указывает, что в период с декабря 1941 г. по июнь 1945 г. служил сначала в составе 105-й кавдивизии, а затем был переведен в 154-й стрелковый полк 1107-й отдельный артдивизион (ГА ЖО. Ф. 341. Оп. 1. Д. 34. Л. 2 об., 4). Другой же ветеран, С. Керимбаев в таком же листке приводит сведения о том, что он после того, как служил пулеметчиком в 306-м кавполку 105-й кавдивизии в ноябре 1942 г. был определен на службу командиром орудия 482-го истребительно-противотанкового артполка 4-го гвардейского мехкорпуса (ГА ЖО. Ф. 341. Оп. 1. Д. 134. Л. 2 об., 4.). То, что и третий ветеран А. Койшибаев в своем личном листке приводит свидетельства о том, что после службы в 105-й кавдивизии в сентябре 1942 г. был направлен в 368-й легкий артполк 8-й артиллерийской дивизии (ГА ЖО. Ф. 341. Оп. 1. Д. 149. Л. 2 об.) дает основания полагать о том, после поступления сержантского и рядового состава 105-й кавдивизии численностью свыше 3 тыс. чел. в распоряжение начальника Артиллерии РККА, они были переобучены в артиллеристов, а не десантников, как предполагалось ранее.

Немного иной оказался дальнейший фронтовой путь политических работников 105-й кавдивизии. К примеру, начальник политотдела дивизии, батальонный комиссар Г. Лукманов вскоре после расформирования был назначен заместителем командира по политической части 98-й отдельной стрелковой бригады, а затем начальником политического отдела 130-й стрелковой Таганрогской Краснознаменной ордена Суворова дивизии. Бывший же военком дивизии, подполковник К. Сулейменов был определен на службу в 1321-й стрелковый полк 415-й стрелковой дивизии на должность заместитель командира по политической части (ЦА МО РФ. Ф. 33. Оп. 682526. Д. 1898. Л. 12 об., 150; ГА АО. Ф. 13. Оп. 4. Д. 647).

Что же касается 6-й воздушно-десантной дивизии, которой командовал до 13 марта 1943 года генерал А. Кирзимов, то она приняла участие в боях в районе Старой Руссы, в Курской битве и Битве за Днепр, в Кировоградской, Корсунь-Шевченковской, Уманско-Ботошанской, Ясско-Кишиневской, Будапештской, вела бои на территории Венгрии и Австрии, участвовала в освобождении Чехословакии. За подвиги на полях сражений дивизия была удостоена почетных званий – Кременчугская и Знаменская, а также награждена Красным знаменем и орденом Суворова (ЦА МО РФ. Ф. 1313. Оп. 1. Д. 1. Л. 1-15).

96-я казахская кавалерийская дивизия. К началу 1942 г., когда из разных уголков Казахстана уже успели отбыть на фронт более 10 стрелковых дивизий, и шла кипучая работа по формированию национальных воинских соединений, в Восточно-Казахстанской области так и не было создано ни одной дивизии. К примеру, сформированные в соседней Семипалатинской области 238-я и 458-я (позднее 8-я) стрелковые дивизии уже вели ожесточенные бои на фронтах войны. Тем не менее, начиная с ноября 1941 г. Восточно-Казахстанская область принимала деятельное участие в формировании и комплектовании национальных воинских соединений, выполняя различные наряды на продовольствие, снабжение людскими и конскими ресурсами. Сразу же после получения объединенного решения бюро ЦК КП(б) Казахстана и СНК Казахской ССР от 14 ноября 1941 г. о формировании национальных воинских соединений, для проведения работ, связанных с их формированием, обучением и сколачиванием в тот же день в Восточно-Казахстанской области была создана областная комиссия под руководством первого заместителя председателя Облисполкома Рыспаева (ГА ВКО. Ф. 1п. Оп. 1. Д. 763. Л. 71).

25 ноября 1941 г. Восточно-Казахстанский Обком КП(б) Казахстана специальным постановлением начал активно привлекать все 17 районных военкоматов, колхозы и совхозы, промышленные предприятия для обеспечения национальных формирований личным составом, лошадьми и другими необходимыми принадлежностями (ГА ВКО. Ф. 1п. Оп. 1. Д. 778. Л. 38-39). К 15 января 1942 г. на комбинатах «Алтайполиметалл» и Калбаолово, Иртышской ГЭС и артели «Курылысши» в срочном порядке планировалось изготовить 1500 сабель кавалерийского типа и 228 минометов, 5870 шпор для формируемых в республике кавдивизий (ГА ВКО. Ф. 1п. Оп. 1. Д. 763. Л. 84). Кроме того, к 25 декабря 1941 г. на областные и районные склады фонда формирования национальных воинских соединений прибыло более 500 лошадей, 312 легковых и 3 грузовых автомобиля, большое количество одежды и продуктов питания.

В ноябре и декабре 1941 г., когда в Казахстане формировались 4 национальных воинских соединения, 9 января 1942 г. ЦК Компартии Казахстана и Совнарком Казахской ССР приняли объединенное постановление «О мероприятиях по дополнительному формированию 96-й кавалерийской национальной дивизии».

14 января 1942 г. Восточно-Казахстанский обком поручил военкому Сретенскому мобилизовать к 25 января 2080 чел., 1900 лошадей, 15 автомобилей и 74 телеги в 96-ю кавдивизию (ГА ВКО. Ф. 1п. Оп. 1. Д. 1459. Л. 163). Накануне этой мобилизации в Усть-Каменогорск прибыл полковник В.Г. Баумштейн, назначенный командиром 96-й кавдивизии. Его приказом Х. Ибрагимов был назначен военным комиссаром дивизии, а начальником штаба полковник М. Дмитриев (ЦА МО РФ. Ф. 3607. Оп. 1. Д. 5. Л. 3).

Дело управление воинскими частями 96-й кавдивизии было поручено майору С. Кириллову (командир 95-го полка, военком А. Танатканов), майору Б. Дмитриенко (командир 102-го полка, военком Э. Бектурганов), майору Г. Кунакову (командир 144-го полка, военком Р. Ашекеев), ст. лейтенанту Н. Сахону (командир отдельной артдивизии, военком С. Мусыков), младшему лейтенанту Н. Правдину (командир частного рота химической защиты, военком К. Айкынбаев), военному врач В. Козлову (командир частного медицинского отряда), лейтенанту Г. Сердюкову (командир роты связи), ст. лейтенанту В. Федосову (начальник отдела продовольственного транспорта) (ЦА МО РФ. Ф. 3607. Оп. 1. Д. 4. Л. 72-78).

К 24 января 1942 г. в Усть-Каменогорск начали прибывать первые группы призывников из районов Восточно-Казахстанской и соседних областей. Согласно штату, личный состав дивизии должен был состоять из 3225 чел. Только в январе к ней присоединились 3010 солдат, а к 1 марта к ней присоединились еще 487 чел. По национальному составу 96-я кавдивизия насчитывала 2604 казахских бойцов и 88 командиров-казахов, 459 русских солдат и 186 русских командиров, 93 украинских солдата и 43 командиров-украинцев, а также 59 уйгурских солдат (Подпрятов, 2006: 24).

В то время, когда 96-я кавдивизия проводила учения в Усть-Каменогорске, 6 марта 1942 г. САВО принял решение о ее расформировании, и 23 марта для проведения этой работы была создана специальная комиссия. В акте приема 96-й кавдивизии о ее переходе в распоряжение ГКО СССР, указывалось, что дивизия была полностью укомплектована личным составом и минометами, на 58% была укомплектована лошадьми, однако в дивизии практически отсутствовали автоматы, пулеметы и пушки. Комиссия пришла к выводу, что даже если бы дивизия была обеспечена лошадьми, необходимым снаряжением, оружием, одеждой и транспортными средствами, на ее военную подготовку ушло бы еще 1,5 месяца (ЦА МО РФ. Ф. 3607. Оп. 1. Д. 1. Л. 16, 19, 43-48, 64-66). Личный состав дивизии, лошади (4051 лошадь) и другие материально-технические средства были отправлены в состав 13-го полка в САВО (ЦА МО РФ. Ф. 3607. Оп. 1. Д. 4. Л. 16). После расформирования 96-й кавдивизии ее бывший командир полковник В. Баумштейн 2 июня 1942 г. был назначен командиром 81-й кавдивизии.

Заключение. Обстоятельный анализ архивных документов, выявленных в отечественных и российских архивах, показывает, что сформированные с большими усилиями в самый тяжелый начальный период ВОВ казахстанские кавалерийские соединения, стали частью национально-военного строительства в СССР. Даже 81-я кавдивизия, создававшаяся как отдельная, впоследствии была пополнена за счет представителей среднеазиатских национальностей. И именно это войсковое соединение, несмотря на краткий срок своего существования, смогла продемонстрировать образцы воинской отваги и мужества на Сталинградском фронте. Другие же дивизии, в подавляющем большинстве состоявшие из казахов, так и не вступили в боевые сражение в качестве самостоятельных войсковых единиц. Это в полной мере относится и к 106-й акмолинской национальной дивизии, части которой, после расформирования были направлены на усиление 6 кавкорпуса, и приняли участие в печально известной Харьковской операции в мае 1942 г. Бойцы же 105-й кавдивизий после прибытия под Москву, были отправлены на обучение артиллерийскую делу, а ее командный состав ушел на комплектование создаваемой 6-й воздушно-десантной дивизии. Единственной кавдивизии так и не завершившей свое формирование стала 96-я казахский усть-каменогорская. Но и ее личный состав, сначала был отправлен в резерв САВО, а затем по сведениям имеющихся на руках архивных документов, в составе разных частей отбыл на Брянский фронт.

Список использованной литературы и источников

Агеев А.В. Добровольческие казачьи кавалерийские корпуса Красной Армии: формирование и участие в обороне Северного Кавказа: июнь 1941 года – декабрь 1942 года. Дисс… к.и.н. – Пятигорск, 2013. – 201 с.

Аквилянов Ю.А. Кавалерия. На службе Отечеству. От первой московской кавдивизии до Президентского полка. – Москва: Вече, 2014. – 552 с.

Аквилянов Ю.А. Советская кавалерия на фронтах Великой Отечественной. – Москва: Вече, 2020. – 480 с.

Алдажұманов Қ. Атты әскер дивизиясының тағдыры // Егемен Қазақстан. – 2018. – 24 сентября (№ 180). – С. 9.

Алдажұманов Қ., Асанова С. Қазақстанның ұлттық әскери құрамалары туралы // электронный журнал «edu.e-history.kz». – 2020. – №3(23). http://edu.e-history.kz/ru/publications/view/1528;

Алдажуманов К.С., Асанова С.А., Кали А.Н. Харьковская катастрофа 1942 г. и 106 казахская кавалерийская дивизия // Вестник КНУ им. Баласагуна. – 2020. – №3(103). – С. 46-53.

Архив Президента РК (АП РК). Ф. 708. Оп. 1/1. Д. 3.

АП РК. Ф. 708. Оп. 1/1. Д. 4.

АП РК. Ф. 708. Оп. 8. Д. 1559.

Ахмадиев Т.Х. Башкирская 16-я гвардейская кавалерийская 1941-1945 // Ватандаш. – 1997. – №11. – С. 173-184.

Ахмадиев Т.Х. Башкирская 16-я гвардейская кавалерийская 1941-1945 // Ватандаш. – 1997. – №12. – С. 169-181.

Ахмадиев Т.Х. Башкирская гвардейская кавалерийская: Боевой путь Башкирской 112-й – 16-й гвардейской кавдивизии. 1941-1945 гг. – Уфа: Китап, 1999. – 368 с.

Балақаев Т., Алдажұманов Қ. Қазақстан еңбекшілері майдан қызметінде (1941-1945 жж.). – Алматы: Ғылым, 1985. – 320 б.

Безугольный А.Ю. Опыт формирования боевого применения горских кавалерийских частей в годы Великой Отечественной войны (Об истории двух самых крупных национальных формирований – 114-ой чечено-ингушской и 115-ой кабардино-балкарской дивизиях.) // Военно-исторический журнал. – 2012. – №2. – С. 29-32.

Безугольный А.Ю. Национальные формирования в РККА в годы Великой Отечественной войны // Военно-исторический журнал. – 2014. – №6. – С. 16-21.

Безугольный А.Ю. «Источник дополнительной мощи Красной армии…». Национальный вопрос в военном строительстве в СССР. 1922-1945. – Москва: Политическая энциклопедия, 2016. – 271 с.

Безугольный А.Ю. Идеология строительства национальных воинских формирований в СССР в 1920-е гг. // Вестник академии наук Чеченской республики. – 2017. – №6. – С. 35-42.

Белан П.С. Казахстанцы в битве на Волге. – Алма-Ата: Гылым, 1990. – 270 с.

Белан П.С. На всех фронтах: Казахстанцы в сражениях Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. – Алматы: Ғылым, 1995. – 336 с.

Вахитов Ф.Н. Триумф и трагедия генерала Шаймуратова. – Уфа: Китап, 2019. – 229 с.

Бикмеев М. Национальные воинские формирования башкирского народа периода Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. // Ватандаш. – 2010. – №4. – С. 3-32.

Бикмеев М.А. Легендарная 16-я (112-я) гвардейская башкирская кавалерийская дивизия. – Уфа: БИРО, 2005. – 192 с.

Бурмагин А.Г. Участие кубанских казаков в составе советских кавалерийских соединений в Великой Отечественной войне: 1941-1945 гг. Дисс… к.и.н. – Краснодар, 2011. – 217 с.

В.А. Хомутников: жизнь и деятельность / сост. В.Н. Бадмаев. – Элиста: Калмыкия, 2018. – 159 с.

Великая Победа: в 15 т. / под общ. ред. С.Е. Нарышкина, А.В. Торкунова. – Москва: МГИМО-Университет, 2015. – Т. 12. – 2015. – 574 с.

Воскобойников Г.Л. Казачество и кавалерия в Великой Отечественной войне. – Москва: Изд-во Рос. киновидеокомпании, 1993. – 287 с.

Воскобойников Г.Л. Советская конница в Великой Отечественной. – Москва: Вече, 2008. – 320 с.

Государственный архив Актюбинской области (ГА АО). Ф. 13. Оп. 4. Д. 647.

Государственный архив Восточно-Казахстанской области (ГА ВКО). Ф. 1п. Оп. 1. Д. 763.

ГА ВКО. Ф. 1п. Оп. 1. Д. 778.

ГА ВКО. Ф. 1п. Оп. 1. Д. 1459.

Государственный архив Жамбылской области (ГА ЖО). Ф. 282. Оп. 1. Д. 257.

ГА ЖО. Ф. 282. Оп. 1. Д. 339.

ГА ЖО. Ф. 341. Оп. 1. Д. 34.

ГА ЖО. Ф. 341. Оп. 1. Д. 134.

ГА ЖО. Ф. 341. Оп. 1. Д. 149.

ГА ЖО. Ф. 399. Оп. 1. Д. 119.

Голиков А.Н. Роль кавалерийских частей Красной Армии в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.: на материалах II гвардейского кавалерийского корпуса. Дисс… к.и.н. – Москва, 2009. – 216 с.

Градосельский В.В. Национальные воинские формирования в Великой Отечественной войне // Военно-исторический журнал. 2002. – №.1. – С. 31-36.

Джунисбаев А.А. Из истории формирования 105-й национальной кавалерийской дивизии // «Токтагали Жангельдин: государственный деятель, ученый, фронтовик-партизан»: Материалы Межд. науч.-практич. конф., посв. 100-летнему юбилею видного общественного и государственного деятеля, ученого Токтагали Жангельдина (г. Алматы, 28 апреля 2016 г.). – Алматы: ИИЭ им. Ч.Ч. Валиханова, 2016. – С. 83-95.

Долгов А.Н. Роль ставропольцев-доваторцев в Великой Отечественной войне: 1941 - 1945 гг. Дисс… к.и.н. – Пятигорск, 2011. – 228 с.

Заярный С.А., Очиров У.Б. 110-я Отдельная Калмыцкая кавалерийская дивизия на защите донских переправ и ее роль в спасении части войск Южного фронта летом 1942 г. // Вестник КИГИ РАН. – 2017. – Vol. 34, Is. 6. – С. 43-61.

Заярный С.А., Очиров У.Б. «Разбежавшаяся» 110-я калмыцкая кавдивизия: реальность войны и исторический миф // Новый исторический вестник. – 2018. – №4(58). – С. 34-62.

Игсатова Д. Право на добрую память. Возвращенные имена казахстанцев Второй мировой. – Москва: ИЦ ОФ «Исследовательский центр «Ерлік жолымен», 2017. – 319 с.

История Жамбылской области. Документы и материалы (1939-1945 гг.). Том 1. / Под ред. акад. Д.П. Кожамжаровой; Ответ. сост. Коныратбаев О.М., Джунисбаев А.А. сост.: Ашимов Б.А. – Тараз: Формат-Принт, 2017. – 394 с.

Кашкенбаев З. Военно-организаторская работа Компартии республик Средней Азии и Казахстана в годы Великой Отечественной войны. – Алма-Ата, 1970. – 296 с.

Кирсанов Н.А. Национальные формирования Красной Армии в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. // Отечественная история. – 1995. – №4. – С. 14-19.

Командование корпусного и дивизионного звена советских вооруженных сил периода Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. – Москва: Издание Военной академии им. М.В. Фрунзе, 1964. – 572 с.

Курков Г.М. Кубанские и Донские казачьи кавалерийские формирования в 1936-1945 гг. Дис… к.и.н. – Москва, 2006. – 257 с.

Майдан жолдары (Жинақ). Құрастырушылар: Т. Балақаев, М. Машаков. – Алматы: Қазақстан, 1965. – 220 б.

Максимов К.Н. 110-я oтдельная калмыцкая кавалерийская дивизия в военной истории Калмыкии // Вестник Калмыцкого института гуманитарных исследований РАН. – 2011. – №1. – С. 48-55.

Насыров А.Х. Подвиг генерала: воспоминания командира эскадрона 112-й Башкирской кавалерийской дивизии. – Уфа: Китап, 2006. – 216 с.

Очиров У.Б. Формирование 110-й и 111-й калмыцких кавалерийских дивизий в 1941-1942 годах: трудности и итоги // Новый исторический вестник. – 2017. – №4(54). – С. 55-70.

Очиров У.Б., Заярный С.А. Клятве остались верны: история формирования и боевого пути 110-й Калмыцкой кавалерийской дивизии: монография / Калмыцкий научный центр РАН. В 2-х т. – Элиста: КалмНЦ РАН, 2018. – Т. 1. – 519 с.; Т. 2. – 523 с.

Подпрятов В.Н. Национальные воинские формирования народов Советского Союза в СССР и фашистской Германии в годы Второй мировой войны. – Пермь: Пермский университет, 2006. – 234 с,

Рассекреченная война: «особые папки» ЦК КП(б) Казахстана. 1941-1945 гг. Сборник документов / Е.М. Грибанова (ответ.), А.С. Зулкашева, Г.Н. Мурзагалиев, Е.В. Чиликова. – Алматы: ДП «Эдельвейс», 2010. – 604 с.

РГАСПИ. Ф. 664. Оп. 1. Д. 1.

РГАСПИ. Ф. 664. Оп. 1. Д. 3.

РГАСПИ. Ф. 664. Оп. 1. Д. 14.

РГАСПИ. Ф. 664. Оп. 2. Д. 162.

Слава башкирских конников / Авт.-сост. Ф. Н. Вахитов, Н. И. Камалова. – Уфа: Китап, 2005. – 276 с.

«Соғыс. Халық. Жеңіс». Құжаттар мен материалдар жинағы (1941-1945 жж.). Том 1 / т.ғ.к. Қ.С. Алдажұмановтың редакциясымен. Жауапты құрастырушы: А.Ә. Жүнісбаев. – Алматы: «Елтаным баспасы», 2015. – 224 б.

Советскаякавалерия: Военно-исторический очерк / А.Я. Сошников, П.Н. Дмитриев, А.С. Арутюнов и др. – Москва: Воениздат, 1984. – 319 с.

Убушаев В.Б., Шарапова Е.П. О создании национальных дивизий в составе Красной армии в союзных и автономных республиках СССР в декабре 1941 г. // Вестник Института ИАЭ. – 2016. – №1. – С. 62-67.

Убушаев В.Б. Шла дивизия вперед // Вестник Калмыцкого института гуманитарных исследований РАН. – 2015. – №1. – С. 19-26.

Феськов В.И., Калашников К.А., Голиков В.И. Красная Армия в победах и поражениях 1941-1945 гг. – Томск: Изд-во Томского университета, 2003. – 619 с.

ЦА МО РФ. Ф. 33. Оп. 682526. Д. 1898.

ЦА МО РФ. Ф. 1313. Оп. 1. Д. 1.

ЦА МО РФ. Ф. 3601. Оп. 1. Д. 5.

ЦА МО РФ. Ф. 3601. Оп. 1. Д. 11.

ЦА МО РФ. Ф. 3601. Оп. 1. Д. 12.

ЦА МО РФ. Ф. 3601. Оп. 1. Д. 29.

ЦА МО РФ. Ф. 3601. Оп. 1. Д. 30.

ЦА МО РФ. Ф. 3607. Оп. 1. Д. 1.

ЦА МО РФ. Ф. 3607. Оп. 1. Д. 4.

ЦА МО РФ. Ф. 3607. Оп. 1. Д. 5.

http://birlik.org.ua/ // документы по истории 105-й кавалерийской дивизии. Директива и приказы НКО СССР [дата обращения – 14.10.2020].

References

Ageev A.V. Dobrovol'cheskie kazach'i kavalerijskie korpusa Krasnoi Armii: formirovanie i uchastie v oborone Severnogo Kavkaza: ijun' 1941 goda – dekabr' 1942 goda. Diss… k.i.n. – Pjatigorsk, 2013. – 201 s.

Akviljanov Y.A. Kavaleria. Na sluzhbe Otechestvu. Ot pervoi moskovskoi kavdivizii do Prezidentskogo polka. – Moskva: Veche, 2014. – 552 s.

Akviljanov Y.A. Sovetskaja kavalerija na frontah Velikoi Otechestvennoi. – Moskva: Veche, 2020. – 480 s.

Aldazhumanov Q. Atty әsker divizijasynyñ tağdyry // Egemen Qazaqstan. – 2018. – 24 qyrküyek (№ 180). – B. 9.

Aldazhumanov Q., Asanova S. Qazaqstannyñ ulttyq әskeri quramalary turaly // elektronnyj zhurnal «edu.e-history.kz». – 2020. – №3(23). http://edu.e-history.kz/ru/publications/view/1528;

Aldazhumanov K.S., Asanova S.A., Kali A.N. Har'kovskaja katastrofa 1942 g. i 106 kazahskaja kavaleriskaja divizija // Vestnik KNU im. Balasaguna. – 2020. – №3(103). – S. 46-53.

AP RK. F. 708. Op. 1/1. D. 3.

AP RK. F. 708. Op. 1/1. D. 4.

AP RK. F. 708. Op. 8. D. 1559.

Ahmadiev T.H. Bashkirskaja 16-ja gvardejskaja kavalerijskaja 1941-1945 // Vatandash. – 1997. – №11. – S. 173-184; №12. – S. 169-181.

Ahmadiev T.H. Bashkirskaja gvardejskaja kavalerijskaja: Boevoj put' Bashkirskoj 112-j – 16-j gvardejskoj kavdivizii. 1941-1945 gg. – Ufa: Kitap, 1999. – 368 s.

Balaqaev T., Aldazhumanov Q. Qazaqstan eñbekshіlerі majdan qyzmetіnde (1941-1945 zhzh.). – Almaty: Ğylym, 1985. – 320 b.

Bezugol'nyj A.Y. Opyt formirovanija boevogo primenenija gorskih kavalerijskih chastej v gody Velikoi Otechestvennoi vojny (Ob istorii dvuh samyh krupnyh nacional'nyh formirovanij – 114-i checheno-ingushskoj i 115-i kabardino-balkarskoj divizijah.) // Voenno-istoricheskij zhurnal. – 2012. – №2. – S. 29-32.

Bezugol'nyj A.Y. Nacional'nye formirovanija v RKKA v gody Velikoi Otechestvennoi vojny // Voenno-istoricheskij zhurnal. – 2014. – №6. – S. 16-21.

Bezugol'nyj A.Y. «Istochnik dopolnitel'noj moshhi Krasnoj armii…». Nacional'nyj vopros v voennom stroitel'stve v SSSR. 1922-1945. – Moskva: Politicheskaja jenciklopedija, 2016. – 271 s.

Bezugol'nyj A.Y. Ideologija stroitel'stva nacional'nyh voinskih formirovanij v SSSR v 1920-e gg. // Vestnik akademii nauk Chechenskoj respubliki. – 2017. – №6. – S. 35-42.

Belan P.S. Kazahstancy v bitve na Volge. – Alma-Ata: Gylym, 1990. – 270 s.

Belan P.S. Na vseh frontah: Kazahstancy v srazhenijah Velikoi Otechestvennoj vojny 1941-1945 gg. – Almaty: Ğylym, 1995. – 336 s.

Vahitov F.N. Triumf i tragedija generala Shajmuratova. – Ufa: Kitap, 2019. – 229 s.

Bikmeev M. Nacional'nye voinskie formirovanija bashkirskogo naroda perioda Velikoi Otechestvennoj vojny 1941-1945 gg. // Vatandash. – 2010. – №4. – S. 3-32.

Bikmeev M.A. Legendarnaja 16-ja (112-ja) gvardejskaja bashkirskaja kavalerijskaja divizija. – Ufa: BIRO, 2005. – 192 s.

Burmagin A.G. Uchastie kubanskih kazakov v sostave sovetskih kavalerijskih soedinenij v Velikoi Otechestvennoj vojne: 1941-1945 gg. Diss… k.i.n. – Krasnodar, 2011. – 217 s.

V.A. Homutnikov: zhizn' i dejatel'nost' / sost. V.N. Badmaev. – Jelista: Kalmykija, 2018. – 159 s.

Velikaja Pobeda: v 15 t. / pod obshh. red. S.E. Naryshkina, A.V. Torkunova. – Moskva: MGIMO-Universitet, 2015. – T. 12. – 2015. – 574 s.

Voskobojnikov G.L. Kazachestvo i kavalerija v Velikoi Otechestvennoj vojne. – Moskva: Izd-vo Ros. kinovideokompanii, 1993. – 287 s.

Voskobojnikov G.L. Sovetskaja konnica v Velikoi Otechestvennoj. – Moskva: Veche, 2008. – 320 s.

Gosudarstvennyj arhiv Aktjubinskoj oblasti (GA AO). F. 13. Op. 4. D. 647.

Gosudarstvennyj arhiv Vostochno-Kazahstanskoi oblasti (GA VKO). F. 1p. Op. 1. D. 763.

GA VKO. F. 1p. Op. 1. D. 778.

GA VKO. F. 1p. Op. 1. D. 1459.

Gosudarstvennyj arhiv Zhambylskoj oblasti (GA ZhO). F. 282. Op. 1. D. 257.

GA ZhO. F. 282. Op. 1. D. 339.

GA ZhO. F. 341. Op. 1. D. 34.

GA ZhO. F. 341. Op. 1. D. 134.

GA ZhO. F. 341. Op. 1. D. 149.

GA ZhO. F. 399. Op. 1. D. 119.

Golikov A.N. Rol' kavalerijskih chastej Krasnoj Armii v Velikoi Otechestvennoj vojne 1941-1945 gg.: na materialah II gvardejskogo kavalerijskogo korpusa. Diss… k.i.n. – Moskva, 2009. – 216 s.

Gradosel'skij V.V. Nacional'nye voinskie formirovanija v Velikoi Otechestvennoj vojne // Voenno-istoricheskij zhurnal. 2002. – №.1. – S. 31-36.

Junisbayev A.A. Iz istorii formirovanija 105-i nacional'noi kavalerijskoi divizii // «Toktagali Zhangel'din: gos. dejatel', uchenyj, frontovik-partizan»: Materialy Mezhd. nauch.-praktich. konf., posv. 100-letnemu jubileju vidnogo obshh. i gos. dejatelja, uchenogo Toktagali Zhangel'dina (g. Almaty, 28 aprelja 2016 g.). – Almaty: IIJe im. Ch.Ch. Valihanova, 2016. – S. 83-95.

Dolgov A.N. Rol' stavropol'cev-dovatorcev v Velikoi Otechestvennoj vojne: 1941-1945 gg. Diss… k.i.n. – Pjatigorsk, 2011. – 228 s.

Zajarnyj S.A., Ochirov U.B. 110-ja Otdel'naja Kalmyckaja kavalerijskaja divizija na zashhite donskih pereprav i ee rol' v spasenii chasti vojsk Juzhnogo fronta letom 1942 g. // Vestnik KIGI RAN. – 2017. – Vol. 34, Is. 6. – S. 43-61.

Zajarnyj S.A., Ochirov U.B. «Razbezhavshajasja» 110-ja kalmyckaja kavdivizija: real'nost' vojny i istoricheskij mif // Novyj istoricheskij vestnik. – 2018. – №4(58). – S. 34-62.

Igsatova D. Pravo na dobruju pamjat'. Vozvrashhennye imena kazahstantsev Vtoroj mirovoj. – Moskva: IC OF «Issledovatel'skij centr «Erlіk zholymen», 2017. – 319 s.

Istorija Zhambylskoj oblasti. Dokumenty i materialy (1939-1945 gg.). Tom 1. / Pod red. akad. D.P. Kozhamzharovoj; Otvet. sost. Konyratbaev O.M., Junisbayev A.A. sost.: Ashimov B.A. – Taraz: Format-Print, 2017. – 394 s.

Kazaki-gvardejcy: 4-j Gvardejskij Kubanskij kazachij kavalerijskij korpus. Sbornik. – Krasnodar: Knizhnoe izd-vo, 1980. – 88 s.

Kashkenbaev Z. Voenno-organizatorskaja rabota Kompartii respublik Srednej Azii i Kazahstana v gody Velikoi Otechestvennoj vojny. – Alma-Ata, 1970. – 296 s.

Kirsanov N.A. Nacional'nye formirovanija Krasnoj Armii v Velikoi Otechestvennoj vojne 1941-1945 gg. // Otechestvennaja istorija. 1995. – №4. – S. 14-19.

Komandovanie korpusnogo i divizionnogo zvena sovetskih vooruzhennyh sil perioda Velikoi Otechestvennoj vojny 1941-1945 gg. – Moskva: Izdanie Voennoj akademii im. M.V. Frunze, 1964. – 572 s.

Kurkov G.M. Kubanskie i Donskie kazach'i kavalerijskie formirovanija v 1936-1945 gg. Dis… k.i.n. – Moskva, 2006. – 257 s.

Majdan zholdary (Zhinaқ). Qurastyrushylar: T. Balaqaev, M. Mashakov. – Almaty: Qazaqstan, 1965. – 220 b.

Maksimov K.N. 110-ja otdel'naja kalmyckaja kavalerijskaja divizija v voennoj istorii Kalmykii // Vestnik Kalmyckogo instituta gumanitarnyh issledovanij RAN. – 2011. – №1. – S. 48-55.

Nasyrov A.H. Podvig generala: vospominanija komandira jeskadrona 112-j Bashkirskoj kavalerijskoj divizii. – Ufa: Kitap, 2006. – 216 s.

Ochirov U.B. Formirovanie 110-j i 111-j kalmyckih kavalerijskih divizij v 1941-1942 godah: trudnosti i itogi // Novyj istoricheskij vestnik. – 2017. – №4. – S. 55-70.

Ochirov U.B., Zajarnyj S.A. Kljatve ostalis' verny: istorija formirovanija i boevogo puti 110-j Kalmyckoj kavalerijskoj divizii: monografija / Kalmyckij nauchnyj centr RAN. V 2-h t. – Jelista: KalmNC RAN, 2018. – T. 1. – 519 s., T. 2. – 523 s.

Podprjatov V.N. Nacional'nye voinskie formirovanija narodov Sovetskogo Sojuza v SSSR i fashistskoj Germanii v gody Vtoroj mirovoj vojny. – Perm': Permskij universitet, 2006. – 234 s,

Rassekrechennaja vojna: «osobye papki» CK KP(b) Kazahstana. 1941-1945 gg. Sbornik dokumentov / E.M. Gribanova (otvet.), A.S. Zulkasheva, G.N. Murzagaliev, E.V. Chilikova. – Almaty: DP «Jedel'vejs», 2010. – 604 s.

RGASPI. F. 664. Op. 1. D. 1.

RGASPI. F. 664. Op. 1. D. 3.

RGASPI. F. 664. Op. 1. D. 14.

RGASPI. F. 664. Op. 2. D. 162.

Slava bashkirskih konnikov / Avt.-sost. F. N. Vahitov, N. I. Kamalova. – Ufa: Kitap, 2005. – 276 s.

«Soğys. Halyq. Zheñіs». Quzhattar men materialdar zhinağy (1941-1945 zhzh.). Tom 1 / t.ğ.k. Q.S. Aldazhumanovtyñ redakcijasymen. Zhauapty qurastyrushy: A.Ә. Junіsbayev. – Almaty: «Eltanym baspasy», 2015. – 224 b.

Sovetskaja kavalerija: Voenno-istoricheskij ocherk / A.Ja. Soshnikov, P.N. Dmitriev, A.S. Arutjunov i dr. – Moskva: Voenizdat, 1984. – 319 s.

Ubushaev V.B., Sharapova E.P. O sozdanii nacional'nyh divizij v sostave Krasnoj armii v sojuznyh i avtonomnyh respublikah SSSR v dekabre 1941 g. // Vestnik Instituta IAE. – 2016. – №1. – S. 62-67.

Ubushaev V.B. Shla divizija vpered // Vestnik Kalmyckogo instituta gumanitarnyh issledovanij RAN. – 2015. – №1. – S. 19-26.

Fes'kov V.I., Kalashnikov K.A., Golikov V.I. Krasnaja Armija v pobedah i porazhenijah 1941-1945 gg. – Tomsk: Izd-vo Tomskogo universiteta, 2003. – 619 s.

CA MO RF. F. 33. Op. 682526. D. 1898.

CA MO RF. F. 1313. Op. 1. D. 1.

CA MO RF. F. 3601. Op. 1. D. 5.

CA MO RF. F. 3601. Op. 1. D. 11.

CA MO RF. F. 3601. Op. 1. D. 12.

CA MO RF. F. 3601. Op. 1. D. 29.

CA MO RF. F. 3601. Op. 1. D. 30.

CA MO RF. F. 3607. Op. 1. D. 1.

CA MO RF. F. 3607. Op. 1. D. 4.

CA MO RF. F. 3607. Op. 1. D. 5.

http://birlik.org.ua/ // dokumenty po istorii 105-і kavalerijskoj divizii. Direktiva i prikazy NKO SSSR [data obrashhenija – 10.12.2020].



[1] Переиздан в текущем году: Рассекреченная война: «особые папки» ЦК КП(б) Казахстана. 1941-1945 гг. Сборник документов / Е.М. Грибанова, А.С. Зулкашева, Г.Н. Мурзагалиев, Е.В. Чиликова (отв. сост.). – Алматы: LEM, 2020. – 608 c.

ҒТАМР 03.20.00

СОҒЫС ЖЫЛДАРЫНДАҒЫ ҚАЗАҚСТАННЫҢ

АТТЫ ӘСКЕРИ ҚҰРАМАЛАРЫ (1941-1945):

81, 96 және 105 атты әскер дивизияларының материалдары бойынша

Алмас Жүнісбаев¹, Қайдар Алдажұманов², Сәбит Шілдебай³

¹Қ.А. Ясауи ат. ХҚТУ Еуразия ғылыми-зерттеу институтының ғылыми қызметкері. Қазақстан, Алматы қ.

²Ш.Ш. Уәлиханов ат. Тарих және этнология институтының бас ғылыми қызметкері, т.ғ.к., профессор. Қазақстан, Алматы қ.

³Ш.Ш. Уәлиханов ат. Тарих және этнология институтының жетекші ғылыми қызметкері, т.ғ.к.Қазақстан, Алматы қ.

Аңдатпа. Мақалада бұрын жарияланбаған тың архив деректерінің негізінде соғыс жылдары Қазақстанда құрылған 3 атты әскер дивизиясының (81-дербес, 96 және 105-қазақ ұлттық) құрылу тарихы және майдандағы жолы жан-жақты әрі кешенді түрде зерттелген. Қазақ КСР-нің ішкі адами және материалдық-қаржы есебінің негізінде жасақталып жатқан бұл әскери құрамалардың құрылу процесі сол кездегі Қазақстанның әлеуметтік-саяси жағдайынан туындаған себептерге байланысты көптеген объективті қиындықтарға тап болды. Республика басшылығының тарапынан қолданған барлық шараларға қарамастан, атты әскер өнерін меңгерген жауынгерлер мен командирлердің тапшылығы, атты әскерге арналған қару-жарақ пен киім-кешекті, ат әбзелдерін өз күшімен жасап шығару қажеттігі, шұғыл түрде өткізілген жылқы және автокөлік мобилизациясы салдарынан жоғары аталып өткен әскери құрамалардың бірде-біреуі белгіленген мерзімде толықтай жасақталып үлгермеді. Қазақстанның барлық облыстары тарапынан көрсетілген көмектің арқасында құрылып жасақталған бұл әскери құрамалардың кейінгі тағдыры әр қилы болды: 81-атты әскер дивизиясы Сталинград түбінде қоршауда қалып, толық талқандалса; 96-атты әскер дивизиясы жасақталып бітпей жатып таратылды, кейіннен оның жеке құрамы Брянск майданына аттандырылды; 1942 жылы жазда Мәскеу түбіне темір жолмен жеткізілген 105-атты әскер дивизиясы да таратылып, оның жеке құрамы өзге әскери құрамаларды толықтыруға және күшейтуге аттандырылды.

Түйін сөздер: Ұлы Отан соғысы, Қазақстан, мобилизация, атты әскер, ұлттық-әскери құрылыс, дивизия, ұлттық әскери құрама, құрылу.

IRSTI 03.20.00

CAVALRY UNITS OF KAZAKHSTAN DURING THE WAR (1941-1945): based on materials of the 81st, 96th and 105th cavalry divisions

Almas Junisbayev¹, Kaidar Aldazhumanov², Sabit Shildebаy³

¹Researcher at Eurasian Research Institute of the Khoja Akhmet Yassawi International Kazakh-Turkish University. Kazakhstan, Almaty.

²Chief researcher at Ch.Ch. Valikhanov Institute of History and Ethnology. Candidate of Historical Sciences, Professor. Kazakhstan, Almaty.

³Leading researcher at Ch.Ch. Valikhanov Institute of History and Ethnology. Candidate of Historical Sciences, Professor. Kazakhstan, Almaty

Abstract. In the article, based on a wide range of archival documents, most of which are being introduced into scientific circulation for the first time, the process of formation and combat path of three military formations of Kazakhstan during the Great Patriotic War of the Soviet Union – the 81st separate, as well as 96th and 105th national (Kazakh) cavalry divisions. The process of creating and putting together these military units, carried out at the expense of the human and material and financial resources of the republic, faced objective difficulties arising from the socio-economic state of Kazakhstan. Despite all the efforts and measures taken by the leadership of the Kazakh SSR, due to the acute shortage of trained cavalry fighters and commanders, the need to manufacture cavalry weapons, uniforms and equipment, the urgent mobilization of horse personnel and vehicles, none of the above divisions was fully formed within the specified time frame. Created with the help of all regions of Kazakhstan, these cavalry formations had a different fate: the 81st  Cavalry Division was surrounded at Stalingrad, and was defeated; the 96th Cavalry Division was disbanded two months after the start of formation; and its personnel were later sent to the Bryansk front; the 105th Cavalry Division, which was disbanded in the summer of 1942 near Moscow, was aimed at strengthening and recruiting other military formations.

Keywords: Great Patriotic War, Kazakhstan, mobilization, cavalry, national-military construction, division, national military unit, formation.

Пікір жоқ

Пікір қалдыру үшін кіріңіз немесе тіркеліңіз

Қаралуы: 3265

Рецензиялар жоқ

Жүктеу

Санат

Пәнаралық зерттеулер Әдістемелік еңбектер Макро- және микротарих Отан тарихы. Зерттеудің жаңа әдістері Жас ғалымдар зерттеулері Сын. Пікір

Тақырып бойынша мақалалар

ИЗ ИСТОРИИ МУСУЛЬМАНСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ В СЕВЕРНОМ КАЗАХСТАНЕ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX – НАЧАЛЕ XX ВВ. НОВЫЕ АРХИВНЫЕ МАТЕРИАЛЫ О СОБЫТИЯХ 1916 ГОДА В КАЗАХСТАНЕ Электронное правительство в Казахстане: реализация и перспективы ИСТОРИКО-ДЕМОГРАФИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ТЮРКСКИХ НАРОДОВ КАЗАХСТАНА ЗА 1959 – 1970 ГГ. ПЕРВЫЙ ВСЕМИРНЫЙ КУРУЛТАЙ КАЗАХОВ: ИСТОРИЯ И ПРОДОЛЖЕНИЕ ТРЕТИЙ ВСЕМИРНЫЙ КУРУЛТАЙ КАЗАХОВ Особенности формирования казахской диаспоры в странах СНГ УДК 394.014 /1941-1945/ ПОВСЕДНЕВНАЯ ЖИЗНЬ КАЗАХСТАНСКОГО СЕЛА В ПЕРИОД ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ (НА ПРИМЕРЕ КУСТАНАЙСКОЙ ОБЛАСТИ) УДК 902/904 (035.3) К АТРИБУЦИИ ЗООМОРФНО ДЕКОРИРОВАННОГО ПРЕДМЕТА В ИСКУССТВЕ ДРЕВНЕГО НАСЕЛЕНИЯ САРЫАРКИ МРНТИ 03.20:03.29 РАБОЧАЯ СИЛА ИНДУСТРИАЛИЗАЦИИ ҒТАМР 03.20 ҰЛЫ ОТАН СОҒЫСЫНЫҢ АЛҒАШҚЫ ЖЫЛДАРЫНДА АҚТӨБЕДЕ ӘСКЕРИ ҚҰРАМАЛАРДЫҢ ЖАСАҚТАЛУЫ МРНТИ 03.20.00 КАВАЛЕРИЙСКИЕ СОЕДИНЕНИЯ КАЗАХСТАНА В ГОДЫ ВОЙНЫ (1941-45): по материалам 81-й, 96-й и 105-й кавалерийских дивизий МРНТИ 03.20.00 К ИСТОРИИ НАЦИОНАЛЬНО-ЯЗЫКОВОГО СТРОИТЕЛЬСТВА В СОВЕТСКОМ КАЗАХСТАНЕ: БОРЬБА ЗА ЛАТИНСКИЙ АЛФАВИТ

Автордың мақалалары

МРНТИ 03.20.00 КАВАЛЕРИЙСКИЕ СОЕДИНЕНИЯ КАЗАХСТАНА В ГОДЫ ВОЙНЫ (1941-45): по материалам 81-й, 96-й и 105-й кавалерийских дивизий