Home » Materials » МРНТИ 03.20.00 DOI 10.51943/2710_3994_2021_3_41

ПИДАХМЕТ БОБКИН И ЕГО ПОТОМКИ

МРНТИ 03.20.00 DOI 10.51943/2710_3994_2021_3_41

Scientific E-journal «edu.e-history.kz» № 3(27), 2021

Tags: Пидахмет Бобкин, купец, Восточный Казахстан, политические репрессии, казахская интеллигенция, мемуары, беженцы, биография
Author:
К.Н. Балтабаева¹*ID

¹Казахский национальный университет имени аль-Фараби, Казахстан, Алматы

*Корреспондирующий автор

Е-mail: Kulgazira_777@mail.ru (Балтабаева)
Аннотация. В статье рассматривается о лицах казахской национальности, подвергшихся политическим репрессиям в 20–50-е годы ХХ века. В частности, автор статьи остановился на месте и роли в казахской истории Пидахмета Бобкина (1863-1937 гг.) – известного гражданина и предпринимателя, занимавшегося с конца XIХ века торговлей в Восточном Казахстане, бизнес которого развивался на Иртыше и Поволжье, одного из богатейших купцов, поднявшегося своими силами. Автор, опираясь на некоторые исследования, воспоминания внучки Бекмухамедовой Халимы Адамовны и архивные документы, пытался раскрыть жизнь и общественную деятельность Пидахмета Бобкина и причины политических репрессий. П.Бобкин прославился в Восточном Казахстане не только своим богатством, но и меценатской, просветительской деятельностью в стране. Автор ставит своей целью дать историческую достоверную оценку личности на основе новых архивных документов.
Ключевые слова: политические репрессии, беженцы, Пидахмет Бобкин, биография, мемуары, купец, казахская интеллигенция, Восточный Казахстан.
Text:

Введение. 20 лет тому назад, в 2001 году, известный педагог Казахстана Халима Адамовна Бекмухамедова с горечью писала о своем дедушке (нағашы атасы) по материнской линии: «Неизвестно, на какой срок осужден был П. Бобкин, но на наш запрос в НКВД Узбекистана сообщили, что он направлен в лагерь на Дальний Восток, в город Ворошиловград. Письмо, денежный перевод, посланные по указанному адресу, вернулись обратно, где сообщалось, что адресат не проживает. Вероятно, он не доехал до лагеря, умер по дороге, не пережив несправедливости приговора» (Новое поколение, 2001). По происшествии 64 лет самые близкие родственники не владели информацией о судьбе Пидахмета Бобкина, арестованного в 1937 г. и репрессированного в Ташкенте.

254294359_111995531284990_61656075424025

Рисунок 1 – Пидахмет Бобкин (Большая семья Пидахмета Бобкина, 2011).

В 2020 г. Президент Узбекистана Ш. Мирзиёев предложил увековечить память всех репрессированных за период с 1937-го по 1957 год. Президент поручил провести изыскания по каждому репрессированному, узнать его историю, встретиться с родственниками, издать книги о деятельности жертв сталинского террора, увековечить их имена, «чтобы наш народ знал и никогда не забывал о прошлом, ценил нынешнюю мирную жизнь» (В Узбекистане, 2020). По мере возможности в этой благородной работе участвуют и исследователи из Казахстана, в том числе в составе республиканских и региональных рабочих групп Государственной комиссии по полной реабилитации жертв политических репрессий.

Материалы и методы. В статье впервые использованы документы и материалы Архива Президента Республики Казахстан (АП РК), Центрального Государственного архива Республики Казахстан (ЦГА РК), Государственного архива Восточно-Казахстанской области (ГАВКО), Зайсанского историко-краеведческого музея, как дореволюционного, так и советского периода, в том числе на арабской графике казахского языка. Большой фактологический материал извлечен из воспоминаний членов семьи Пидахмета Бобкина, ученых Халимы Адамовны Бекмухамедовой и Назиры Кадыровны Кулмановой. Причем воспоминания доктора технических наук, профессора, академика Н.К. Кулмановой записаны автором данной статьи в июле 2021 г. Лишь в сопоставительном плане разных по времени создания источников и воспоминаний осуществлена реконструкция жизни и деятельности действующих лиц данной публикации. При этом в центре заслуженно стоит Пидахмет Бобкин – купец 2-й гильдии, общественный деятель и меценат.

Обсуждение. Историографический задел впервые был представлен краеведческой литературой на казахском языке (Н.Т. Дәріқұлов, Қ.Қ. Алтыбаев) к 75-летию создания Зайсанского района. В научной монографии В.В. Галиева дан список русских, татарских и казахских купцов Восточного Казахстана, однако Пидахмета Бобкина он ошибочно отнес к группе татарских купцов (Галиев, 2003: 65–66). Как утверждают другие исследователи, Пидахмет Бобкин имел собственный магазин в Нижнем Новгороде (Тоқтабай, 2014: 209; Каримов и др., 2016: 163). В 2011 г. в Алматы вышла в свет небольшая, но очень ценная книга «Большая семья Пидахмета Бобкина», насыщенная фотографиями XX–XXI вв., краткими биографическим сведениями о трудовой деятельности и воспоминаниями потомков. Идея издания принадлежит Халиме Адамовне Бекмухамедовой. У Пидахмета Бобкина было 10 детей, от дочерей родилось 14 внуков (жиен немере), от внуков пошли 22 правнука, 19 праправнуков, 7 прапраправнуков. «Мы, потомки Пидахмета-ата, благодарны нашему деду и прадеду за интересную, сложную жизнь, за то, что мы можем им гордиться, помнить о нем. …Ему хотелось, чтобы его дети были образованными, приносили пользу людям. Мечты его сбылись: все его потомки стали образованными людьми, учеными, общественными деятелями, первоклассными специалистами», – справедливо подчеркнуто авторами и составителями книги. Пидахмет Бобкин заслуживает того, чтобы его имя произносили с уважением и о нем знали правду.

Результаты исследования. В 2007 г. благодаря профессору Р.Т.Шамсутдинову – директору Музея памяти жертв репрессий при Андижанском государственном университете им. Бабура (Узбекистан) буквально из небытия вернулись многие фамилии казахстанцев. Cреди них – Пидахмет (Бидахмет, Фида Ахметович) Бобкин (на каз.Бидахмет Бәбікенов, Бидахмет Боқыұлы). Его фамилия была внесена в книгу Памяти под названием: «Репрессия. 1937–1938 годы. Документы и материалы. Вып. 3. Жертвы Большого террора из Узбекистана. 1937 год, ноябрь». Обратим внимание, что в отдельное издание внушительного объема вошли фамилии жертв политических репрессий в соседней республике только за 30 дней ноября. Так, с 13 по 28 ноября 1937 г. было осуждено 1611 человек, а в декабре – 3610 человек (Шибутова, 2020). В интересующем нас протоколе за № 34 заседания Тройки при НКВД Узбекской ССР от 13 ноября 1937 г. зафиксированы антиконституционные решения по 164 уголовным делам. Среди них есть как групповые, так и индивидуальные дела. Под номерами 145, 146 и 147 значатся фамилии лиц казахской национальности: Нисанбаев Буйсебай (встречался с В.И. Лениным два раза, устанавливал советскую власть) (АП РК, 66:31-36), Садырмеков Исмаил и Бидахмет Бобкин.

Приведем выпискуиз протокола Тройки НКВД Узбекской ССР (Репрессия. 1937–1938 годы, 2007:210–211, 217):

Выписка из протокола № 34 заседания Тройки при НКВД УзССР

на основании директивы НКВД СССР № 00447 от 30 июля 1937 года

От 13 ноября 1937 года

Председатель: Наркомвнутдел УзССР майор госбезопасности

– тов. Апресян

Члены:  Секретарь ЦК КП (б) Уз

– тов. Юсупов

Пред. СНК УЗ

– тов. Сигизбаев

 Присутствовали: Прокурор Узбекской ССР

– тов. Шейндлин

 Секретарь: Нач. 8 Отд. УГБ НКВД Уз лейтенат госбезопасности

т. Бароненко

СЛУШАЛИ:

ПОСТАНОВИЛИ:

1. […]

[…]

147. Дело № 4651 3-го отдела УГБ НКВД УзССР по обвинению Бобкина Бидаахмета, 1882 г.р., г. Семипалатинск, б[ывший] кулак, торговец. В 1920 г. бежал в Китай и вернулся в 1922 г. В момент ареста без определенных занятий.

Обвиняется в том, что в момент разгрома белых банд бежал в Китай, состоял чл[еном] организации алашордынцев, имел связь с японскими разведывательными органами, т.е. в пр[еступлениях] пр[едусмотренных] ст. 66 и 67 УК УзССР.

(докл. тов. Аванесов)

Бобкина Бидаахмета – заключить в ИТЛ на десять лет, считая срок с 11 августа 1937 г.

164. […]

Председатель – Наркомвнутдел УзССР майор госбезопасности

(подпись)

(Апресян)

Члены: Секретарь ЦК КП (б) Уз

(подпись)

(Юсупов)

Пред. СНК УЗ

(подпись)

(Сигизбаев)

Присутствовали: Прокурор УзССР

(подпись)

(Шейндлин)

Секретарь: Нач. 8 Отд. УГБ НКВД Уз лейтенант госбезопасности

(подпись)

(Бароненко)

Что здесь правда? Что здесь ложь и фальсификация? Нельзя не отметить, что личность обвиняемого освещена крайне односторонне и с акцентом на социальное положение в прошлом. Указан лишь компромат: «в момент разгрома белых банд бежал в Китай», причем о бегстве в Китай упоминается в коротком тексте дважды, а белая армия превращена чекистами в банду. Национальную окраску обвинению придает упоминание о том, что П. Бобкин «состоял членом организации алашордынцев», а связь с японскими разведывательными органами не подкреплена фактами. О заслугах гражданина, как видим, ни слова в его защиту. Ложный посыл об обострении классовой борьбы по мере построения социализма определял в стране логику действий карательных органов, что привело к арестам невинных граждан, правовому беспределу.

Пидахмет Бобкин родился не в 1882 году, как указано в протоколе Тройки НКВД, а в 1863-м, то есть на момент ареста в Ташкенте ему было 74 года, а по сфабрикованным документам НКВД – 55 лет, то есть фактически признавалась пригодность к каторжному труду в лагерях. Предложение чекистов «В момент ареста без определенных занятий» скрывает факт инвалидности обвиняемого, который потерял слух, со слов внучки «терпеливо переносил свою глухоту», при встрече в городе с родными общался письменно. Он был грамотным, читал и писал по-русски. В протоколе не отражены сведения о национальности, образовании, семейное положение.

Будучи выходцем из небогатой казахской семьи, рано оставшись без родителей, Пидахмет смог преодолеть трудности жизни и крепко встать на ноги благодаря торговле. Вот как описано в литературе исключительное значение торговли на развитие Зайсана, когда Пидахмету было 18 лет. «Зайсанский пост по преимуществу служит для обитателей всего Зайсанского приставства торговым, или лучше сказать, меновым пунктом. Каждую осень, начиная с первых чисел сентября, сюда съезжаются киргизы, татары и сарты. Киргизы привозят: кожи, капы, арканы, армячину, попоны, кочмы и прочее. Татары и русские торгуют смесью киргизского и русского товара. А сарты – ташкентскими изделиями: коврами, дабами, седлами, чембарами, урюком, рисом. За свои товары сарты скупают наиболее верблюжью шерсть. А русские и татары – овчину и баранов, которые доставляются ими в Семипалатинск и Павлодар, а там сдаются более крупным торговцам, отпускающим им свои товары в кредит. Вообще, в Зайсане найдется не более трех самостоятельно торгующих купцов, остальные же играют роль приказчиков от семипалатинских и павлодарских торговцев. Зайсанский базар имеет до 40 лавок, из которых не более 5 принадлежат русским, прочие – татарам и сартам. Таким образом, только осенью, с приездом торгующего люда, Зайсан несколько оживляется, все же остальное время проводится тихо и вяло», – подчеркивала «Сибирская газета» в номере 32 за 1881 год.

Благодаря трудолюбию, выносливости, исключительной сметливости, порядочности в общении с людьми, в том числе по торговым делам, Пидахмет стал купцом 2-й гильдии в Восточном Казахстане и распорядителем товарищества «Б.А. Бобкин и К» (но собственноручно указал в прошении Фида Ахмет Бобкин) (ЦГА РК, 1910: 1). Зайсанский городской староста подал в Омскую Казенную Палату «Список лиц, возобновивших выборку сословных купеческих свидетельств по городу Зайсану на 1911 год», в котором есть такая информация:  «Бобкин Фида Ахмет, 46 лет, мужчина; жена его Хамималь – 40 лет, Мухульсум – 26 лет, сын Хусаин, 3 года, дочери Биби-Хайша, 11 лет, Биби-Хадича – 7 лет, Биби-Сара – 2 года (ЦГА РК, 536: 35). Как следует из приведенного документа, кроме главы семьи купеческим званием пользовались члены семьи: супруга (супруги), сыновья и незамужние дочери. Свидетельство выдавалось только в городах и давало право на торговлю. «Положение о государственном промысловом налоге» от 8 июня 1898 г. разрешило заниматься торговлей без получения гильдейских свидетельств.

В Российской империи купцы были выделены в отдельное сословие и их специализацией было предпринимательство в области торговли. Социальный статус подчеркивался масштабами торговли, а наличие и богатство купцов определяло влияние самого города, особенно приграничного с другим государством.

Пидахмет Бобкин стал известен в Восточном Казахстане не столько своим богатством, сколько щедрой меценатской и просветительской деятельностью на родине. Он не кичился богатством и деловыми связями, в том числе с известным текстильным фабрикантом и меценатом Саввой Морозовым, а помогал своему народу. Построил мельницу в Усть-Каменогорске, был спонсорам в обучении детей из малообеспеченных семей, как общественное достояние оставил школы, медресе в Зайсане и Семипалатинске. В журнале «Айқап» за 1912 г. № 14 была размещена такая информация: «Зайсан қазақтары мектеп салуға қаржы жинау шараларын ұйымдастырды. Пидахмет Бобкин бұл шараға 500 сом бөлді» (Фонд Зайсанского историко-краеведческого музея, 2021а) («Казахи в Зайсане организовали сбор денег на строительство школы. Пидахмет Бобкин выделил 500 рублей на это дело» – перевод К.Б.). Для своего времени это был щедрый взнос: стоимость одного барана тогда составляла 2-3 рубля.

Пидахмет Бобкин пользовался большим уважением у земляков, он стоял у истоков многих культурных начинаний сторонников партии «Алаш» в крае. По просьбе своего друга указного муллы (в будущем – құда/сват) Бекмухамеда Сатыбалдыулы, который добился отвода земли на берегу озера Жарлы для казахов, переходящих на оседлый образ жизни, Пидахмет поручил в 1914 г. составить генеральный план застройки аула со школой, медресе, мечетью, общежитием для учащихся, базарной площадью в центральной части стационарного поселения. Эту работу сделал талантливый народный архитектор, а по существу первый профессиональны архитектор дореволюционного Казахстана Баязит Сатпаев.

При открытии мечети Пидахмет Бобкин произнес такую речь: «Сіздердің отырықшы ел болып, егін егіп, бау-бақша өсіріп, ата қоныстарынызды қара шекпенділерге бермей, ауыз бірлік танытқандырыныз үлкен жетістік, қуаныш болды» (Алтыбаев, 2006: 62) («Большим успехом, радостью является то, что вы стали народом оседлым, посеяли урожай, возделываете огороды, сохранили землю предков от посягательства казаков, тем самым показали свое единство» – перевод К.Б.). Поэтому аул получил название «Қуаныш» («Радость») и существует до сегодняшнего дня.

Пидахмет Бобкин пригласил в 1916 г. из Семипалатинска Тайлакбая (Таира) Жомартбаева и его супругу Адгию – выпускников медресе «Ғалия» (г. Уфа) – высшего мусульманского учебного заведения в России. Т.Жомартбаев – автор романа «Қыз көрелік» («Смотрины» или «Поглядим на девушку») – одного из первых произведений зарождавшейся казахской художественной прозы, в котором подняты злободневные проблемы жизни и быта народа. В 1912 г. он также издал сборник стихов «Балаларға жеміс» («Подарок детям»). По мнению специалистов, в него вошли стихи, написанные под влиянием произведений Абая Кунанбаева, И. Крылова, Л.Толстого, утверждавших идеи просветительства, стремление к знаниям, сострадание и гуманизм. Стихотворения «Добрые друзья», «Воспитанный мальчик», «Наставление детям», «Печаль сироты» и другие, были сюжетными и побуждали к добрым поступкам, учили детей познавать окружающий мир. Педагогическую и просветительскую деятельность супруги Жомартбаевы вели в Зайсане до 1927 г.

254361299_112226621261881_49839275636346

Рисунок 2 – Айша Бобкина (Семейный архив Кулмановой Назиры Кадыровны)

Безусловно, общение с видными представителями национальной интеллигенции особо выделяло в обществе колоритную фигуру Пидахмета Бобкина. Он мечтал дать дочери Айше образование в России. Об этом сохранилась заметка Арысұлы в газете «Қазақ» за 22 июня 1913 г. «22 мамыр күні зайсандық қазақ Пидахмет Бобкин өзінің 13 жасар қызын Мәскеуге орысша оқыту үшін алып кетті. Қай мектеп екені белгісіз. Қызы 2-3 жыл зайсан мектебінде білім алған. Сірә, оның білім алсам деген ықыласы үлкен болса керек. Қайда жүрседе аман-сау жүрсін және өз мақсатына жетсін. Қазақтардың ішінде де білімді адамдар болсын. Пидахмет сияқты әкелер сирек кездеседі. Дәулетті адамдар, одан үлгі алар ма едіңдер? Егер үлгі алсаңдар, оған сендердің қаражаттарың жетеді» (Фонд Зайсанского историко-краеведческого музея, 2021а) («22 мая зайсанский казах Пидахмет Бобкин увез свою 13-летнюю дочь в Москву для обучения русскому языку. Какая школа – неизвестно. Дочь в течение 2-3 лет училась в зайсанской школе. Скорее всего, желание получить образование было огромным. Где бы она ни находилась, пусть будет жива и добьется своей цели. Пусть среди казахов будут образованные люди. Такие отцы, как Пидахмет, встречаются редко. Состоятельные люди, вы бы взяли с него пример? Если последуете его примеру, вам хватит на это ваших средств. Арысулы» – перевод К.Б.). Пидахмет намеревался показать своей дочери и Европу. Но осуществлению планов помешала Первая мировая война, была аннулировала и виза Бобкиных на въезд во Францию и Германию. Но даже перечисление российских городов, в которых была Айша с подросткового возраста впечатляет: Москва, Санкт-Петербург, Нижний Новгород, Казань и Уфа, в последнем городе она окончила гимназию.

По воспоминаниям Халимы Адамовны Бекмухамедовой: «Пидахмет Бобкин был настолько внутренне благороден, что и внешне выглядел красиво. Породистый мужчина, вышесреднего роста, с красивым лицом. Запомнились мне его удивительно удлиненные аристократические пальцы рук. И одевался он по-особенному: длинное коричневое пальто с бархатным воротником. Ему было 70 лет, но выглядел он моложе. Все трудности последних лет не отразились на его лице. Он был вынослив, характер мягкий, не нервный. Не помню, чтобы он по-стариковски ворчал или злился. Каждую пятницу рано утром он приходил в нам на Кашгарку. Дедушка с бабушкой и детьми жили в старом городе Ташкента – Шайхантауре» (Большая семья Пидахмета Бобкина, 2011: 4). В письме Службы национальной безопасности Республики Узбекистан от 10 апреля 2008 г. на имя младшей дочери Фатимы Ахмедовны Бобкиной были приведены уточняющие сведения: «Бобкин Бидахмет (Фидахмет), 1863 года рождения, уроженец города Семипалатинска, казах, гражданин СССР, проживал по адресу город Ташкент, Кировский район, махалля Икрамова, дом № 44, не работал по инвалидности».

254351010_111995554618321_23812842816422

Рисунок 3 – Ответ Службы национальной безопасности Узбекистана в 2008 г. (Большая семья Пидахмета Бобкина, 2011: 45).

Как мы видим, в данном письме в отличие от протокола № 34 заседания Тройки при НКВД Узбекской ССР от 13 ноября 1937 г. приведены более точные сведения, что еще раз подтверждает фальсификацию документа в 1937 г.

Уточним некоторые детали в трудовой деятельности Пидахмета Бобкина. Зайсан вырос как торговый центр при таможне «Майкапчагай». Приграничное расположение позволяло вести торговые дела с Россией, Монголией, Китаем. Пушнина, чай, кожа ценились на международном и российском рынке, большой спрос на широкий спектр товаров, строительных материалов и продуктов питания был на местном рынке. В 1898 г. в городе проживали 32 купца (Алтыбаев, 2006: 54). Торговые дела у Пидахмета Бобкина развивались поступательно, о чем косвенно свидетельствуют его участие в общероссийской и местной ярмарках, ходатайство товарищества «Б.А. Бобкин и К» Семипалатинскому губернатору о разрешении устроить шерстомойку на реке Бакасу в гор. Зайсане (ЦГА РК, 1910), его роскошный дом и благотворительная деятельность.

254342523_111995657951644_87196196509960

Рисунок 4 – Дома купца Пидахмета Бобкина (архитектор Баязит Сатпаев) (Фонд Зайсанского историко-краеведческого музея. г. Зайсан, 8 сентября 2021 г.)

В 1894 г. Пидахмет Бобкин перезжает в Зайсане в одноэтажный дом. Это был первый заказ от купцов города, остальные дома купцов, которые сохранились и по сегодняшний день, построены позже, в первое десятилетие ХХ в. Дом купца Бобкина из кирпича местного производства возводился с 1891 года. Высота комнат достигает 3 метра 80 см., а общая площадь дома составляет 198,8 кв. метра. Фасады декорированы рустованными лопатками, прерывающиеся рельефной тягой, узорами карниза и верхней части пилястр. 19 больших прямоугольных окон с криволинейным завершением оформлены кирпичной кладкой (Фонд Зайсанского историко-краеведческого музея, 2021б).

Творение архитектора Баязита Сатпаева выдержало землетрясение 1911-го и сильнейшее землетрясение 14 июня 1990 г. Известно, что в Зайсанском районе после последней природной катастрофы одних только жилых домов было разрушено в количестве 3147. Дому Пидахмета Бобкина сегодня 127 лет, над ним развивается флаг Республики Казахстан, ибо в нем с 17 декабря 1997 г. размещен Зайсанский историко-краеведческий музей (ул. Желтоксан, 27). Памятная доска со стихами местного акына напоминает каждому, что в этом доме жил известный гражданин и предприниматель, бизнес которого развивался на Иртыше и Волге.

255020585_111995647951645_73376172062539

Рисунок 5 – Дом Пидахмета Бобкина - памятник 214.017.А2

Круто изменила жизнь подданных России с октября 1917 г. насильственная смена власти большевиками. В Зайсан Советы и ЧК были созданы одновременно из местных большевиков зимой 1918 г. Закономерно последовала нестыковка политической платформы сторонников правительства Алаш-Орды и большевиков в крае.

С установлением советской власти имущество купца Бобкина было конфисковано, в его доме разместился уездный комитет большевиков. Гражданская война привела к миграции сторонников и противников белых и красных. Семья Бобкина была вынуждена бежать в Синьцзянскую провинцию Китая, в Алтайский округ, где временно обосновалась в небольшом городке Бурчун (каз. Буыршын). «Когда все утихло, установилась советская власть, семья вернулась в родной город. Большевики уважали Бобкина как демократически настроенного человека, знали его как хорошего хозяйственника, поэтому пригласили его на работу. Он с удовольствием стал работать и восстановил свое разрушенное хозяйство», – пишет в бесценных воспоминаниях Халима Адамовна Бекмухамедова.

В 1924 г. Пидахмет благословил свою старшую дочь Айшу (1899 г.р.) на брак с Адамбеком Бекмухамедовым (1898 г.р.) – выпускником Семипалатинской учительской семинарии, сторонником партии «Алаш». По социальному происхождению он был сыном указного муллы Бекмухамеда Сатыбалдыулы, просвещенного человека, основателя медресе, пользовавшего непререкаемым авторитетом у земляков. По его личному приглашению детям преподавал Миржакип Дулатов, а выпускники медресе направлялись в Турцию для продолжения образования. Мулла к тому же был другом Пидахмета и вместе они оказывали населению и обучающимся благотворительную помощь.

Адамбек был в первом составе Зайсанского ревкома от казахского населения. Но на него тайно оформлялось досье в ОГПУ: «Я, нижеподписавшийся гражданин из города Зайсана Димухаметов Гатядулла, по делу показываю чистосердечную правду, за правдивость чего отвечаю вплоть до расстрела, следующее: Бекмухаметов Адамбек состоял на службе в 1919 г. в алашском отряде командиром. Был самым ярым противником Советской власти. Бежал в Китай и вернулся в 1921 г. осенью. В чем и подписуюсь. Димухаметов» (Әбдіғалиұлы, 2014: 587).

«Досье» на зятя Пидахмета лишь временно осталось под сукном, ибо новой власти, нужны были авторитетные и грамотные люди. 31 августа 1921 г. Адамбека назначают зав. земельным отделом Зайсанского уезда, хотя один из членов президиума уисполкома внес в протокол под роспись особое мнение: «Так как Бекмухаметов является активным участником свержения Соввласти в 1918 году и, следовательно, ему не может быть поручено ответственная должность. А. Иванов» (ГАВКО, 289: 127 об.).

Счастье учителей Бекмухамедовых, Адамбека и Айши, было недолгим. В младенчестве умерли двое детей – Тимерлан и Куляй. Работа в управлении сырьевых заготовок прерывалась арестами Адамбека за «алашординские» дела 10-летней давности. 28 января 1928 г. он был арестован в последний раз. Особое Совещание при Коллегии ОГПУ вынесло приговор 23 ноября 1929 г. по ст. 59-3 УК РСФСР. Адамбек умирает в тюрьме в возрасте 32 года (Дәріқұлов, Алтыбаев, 2003: 143). Супруга Айша Ахмедовна с двумя малолетними детьми и младшей сестрой Хадишой Бобкиной вынуждена была бежать из Семипалатинска в Узбекистан, чтобы избавиться от тревоги и преследования из-за своего социального происхождения и статуса супруги репрессированного алашординца (Бекмұхамедова, 2009). В Ташкенте в 4-летнем возрасте умерла дочь Халида, так из четырех детей четы Бекмухамедовых осталась в живых одна Халима. Ее отец Адамбек Бекмухамедов был реабилитирован после 70-ти лет забвения, 7 января 1999 г. Кандидат педагогических наук, доцент, основатель научной школы по методике обучения русскому языку в казахских школах Халима Адамовна  умерла 6 октября 2021 г.

Насильственные хозяйственно-политические кампании советской власти в деревне и ауле, политические репрессии, в том числе против зажиточных слоев населения, спровоцировали в 1930 г. нелегальный переход государственной границы с Синьцзянской провинцией Китая 2460 казахских семей только из одного, Зайсанского, района Восточно-Казахстанской области. «На массовое бегство населения за границу среагировал СНК Казакской АССР, который постановлением от 3 апреля 1930 г. предписал начать выселение всех баев, кулаков и их семейств из пограничной полосы на 100 км в глубь страны. Началась трагедия разорванных семей» (Петров, 1998: 9).

Зайсанский Совет о лояльности к советской власти известных в городе граждан, в частности, констатировал: «Бобкин Фидаахмет: ведет скрытую агитацию против текущих кампаний и ухода в Китай, за границу. Имеет влияние на бедноту и батрачество, в особенности на аксакалов, через них на казакско-татарскую бедноту и батрачество как бывший крупный купец. Иммигрировал за границу – (в) Китай при свержении Колчака. Политически опасен, необходимо требовать выселения» (ГАВКО. 10: 4).

Пидахмет Бобкин с семьей бежал в Узбекистан, где уже проживали две его дочери от первого брака. Он пытался скрыться и в Каракалпакии, но в конце концов обосновался в Ташкенте. В «Списке кулацких хозяйств, бежавших за границу и убывших неизвестно куда» от 10 декабря 1930 г. Бобкин указан местной властью в Зайсане как «кулак», «враждебный элемент», «политически неблагонадежный» и предполагаемое время выбытия из города – 1 июля 1930 г. (ГАВКО, 10: 12, 59).

11 августа 1937 г. Управление государственной безопасности НКВД Узбекской ССР арестовало Пидахмета Бобкина, обвинив в шпионаже и связи с иностранной разведкой. По воспоминанию Халимы Адамовны: «В Ташкент приезжали взрослые дети казахов (его земляков), которые в трудные годы бежали в Китай из Зайсана, а приехав позже на родину, нашли дедушку и навестили его в Ташкенте. Это послужило поводом, чтобы глухого старика забрать в НКВД, осудить его по политической статье и отправить в лагерь» (Большая семья Пидахмета Бобкина, 2011: 4).

Как следует из протоколаТройки НКВД,  Пидахмета Бобкина обвинили по ст. 66 (пропаганда или агитация, содержащие призыв к свержению, подрыву, ослаблению Советской власти или к совершению отдельных контр-революционных преступлений…, а равно распространение, или изготовление, или хранение литературы того же содержания) и ст. 67 (всякого рода организационная деятельность, направленная к подготовке или совершению контр-революционных преступлений, а равно участие в организации, образованной для подготовки или совершения одного из этих преступлений) УК Узбекской ССР (Уголовный кодекс, 1929). 10-летний срок пребывания в исправительно-трудовом лагере он должен был завершить в 84-летнем возрасте.

После ареста Пидахмета Бобкина в тюрьме оказалась и его дочь Айша, вдова Адамбека Бекмухамедова. Следствие по делу велось 11 месяцев, с 26 мая 1938 г. по 5 мая 1939 г. Лишь разоблачение в Москве наркома НКВД СССР Николаева Ежова спасло ее, как и тысяч других узников сталинских тюрьм и лагерей. Когда руководители учреждений образования узнали, что Галия Бобкина (1920 г. р.) – дочь «врага народа», ее отчислили с физико-математического факультета Средне-Азиатского государственного университета, затем с Ирригационного техникума в Ташкенте. По признанию сестер: «После ареста Пидахмета Бобкина сыновьям Хусаину и Анвару приходилось жить под страхом гонений и репрессий со стороны советской власти, так как они считались сыновьями врага народа, бывшего богатого купца». Хусаин в 1928 г. предпринимал отчаянную попытку выдать себя за сына простого человека и поступить в Средне-Азиатский государственный университет, но эта информация стала известна Семипалатинской окружной прокуратуре и последовало жесткое указание внести ясность в документы сына Бобкина по социальному происхождению. Ему пришлось бежать в Каракалпакию, где он погиб в Турткуле в автокатастрофе.

254516281_111995651284978_76777645959740

Рисунок 6 – Запрос помощника Семипалатинского окружного прокурора инспекторам народного образования о документах Хусаина, сына Бобкина (ГАВКО, 28а: 71).

Управление Делами ЦИК и СНК Каракалпакской АССР 25 августа 1935 г. запросило из Турткуля секретным письмом у Зайсанского РИКа социальное происхождение Пидахметова Анварбека, 1914 г. р., уроженца Зайсана, сына П. Бобкина. «Не являются ли его родители высланными из Зайсана и нет ли кого-либо из родственников, лишенных прав голоса в прошлом и в настоящем?», - подчеркнуто в запросе, причем с указанием домашнего адреса родителей Анварбека в Ташкенте (ГАВКО, 91: 101). «Когда сотрудники НКВД пришли арестовать Анвара, призванного в армию в Великую Отечественную войну, его жизнь уже была безвременно оборвана из-за приступа астмы. Хусаин и Анвар не успели создать свои семьи», – с горечью вспоминает Назира Кадыровна Кулманова (Воспоминание Назиры Кадыровны Кулмановой, 2021). Другие сыновья Пидахмета – Нурум и Талгат (попал под трамвай в Ташкенте в 1931 г.  в возрасте 6 лет) рано умерли.

Айша Бекмухамедова, которая с 13 лет сопровождала отца в его поездках на Нижегородскую ярмарку и грамотно на русском языке оформляла деловые бумаги на пишущей машинке, смогла получить только в 1945/46 учебном году диплом о высшем образовании с присвоением квалификации преподавателя русского языка и литературы. Одновременно с матерью окончила вуз и ее дочь Халима, которая осталась сиротой в 5-летнем возрасте. Но даже без диплома Айша Ахмедовна занимала руководящие должности в сфере высшего образования города Ташкента. Она отлично освоила узбекский язык, была заместителем декана факультета узбекского языка и литературы, заместителем директора по заочному обучению (ныне – это должность проректора вуза) Ташкентского государственного педагогического института. Забегая вперед, отметим, что способная к языкам Айша Ахмедовна овладела и уйгурским языком, участвовала в подготовке словаря уйгурского языка. Ее трудовая книжка хранится в Зайсанском историко-краеведческом музее, в доме, где прошли в материальном достатке, в стремлении получить образование ее счастливое детство и юность.

254332968_111995571284986_22923684670171

Рисунок 7 – Трудовой список (Зайсанский историко-краеведческий музей)

254350572_111998907951319_44433381123211

Рисунок 8 – Выписка из приказа № 124 (Зайсанский историко-краеведческий музей)

В 1951 г. Айша Ахмедовна вернулась на родину, в Алма-Аты. Но здесь пришла в семью новая беда: 5 сентября 1952 г. в селе Новотроицк Джамбулской области был арестован первый доктор исторических наук из казахов, профессор, зав. кафедрой Истории Казахстана КазГУ им. С.М.Кирова (ныне – КазНУ им. аль-Фараби) Ермухан Бекмаханович Бекмаханов – ее зять, супруг Халимы. «Об этом даже среди родственников нельзя было говорить в слух», – вспоминает о тяжелом времени для семьи Назира Кадыровна Кулманова.

254416834_111995547951655_65553363647856

Рисунок 9 – Ермухан Бекмаханов и Халима (Большая семья Пидахмета Бобкина, 2011: 11).

Ученый обвинялся в «буржуазном национализме» за монографию «Казахстан в 20–40-е годы XIXв.». В ней, в частности, восстание, поднятое ханом Кенесары Касымовым против колониальной власти, было названо «национально-освободительным движением казахского народа», а не «феодально-монархическим». 2 декабря 1952 г. согласно ст. 58-10 части 2 УК РСФСР с санкцией ст. 58-2 Судебная коллегия Верховного суда Казахской ССР приговорила Ермухана Бекмаханова к 25 годам заключения в исправительно-трудовом лагере. Ученый был отправлен в г. Бодайбо Иркутской области. Лишь после смерти Сталина и расстрела Берия удалось добиться освобождения политзаключенного, опального профессора Бекмаханова, благодаря вмешательству академика из Москвы Анны Михайловны Панкратовой. 16 февраля 1954 г. на Лубянке в МВД СССР Е.Б. Бекмаханову была вручена справка о прекращении уголовного дела. Он был реабилитирован, но из-за репрессии слишком рано ушел из жизни.

Изданная стенограмма дискуссии 1948 года по книге Е.Б. Бекмаханова «Казахстан в 20–40-е годы XIXв.» (Стенограмма, 2005)ярко раскрывает идеологические деформации времен расцвета тоталитаризма и культа личности Сталина, политико-психологическое состояние общества. В научных спорах некоторые историки, как свидетельствует внимательное изучение названной стенограммы, не воздерживались от политических и идеологических обвинений в адрес профессионально успешного коллеги.

Судьбы членов родственных семей Пидахмета Бобкина (1863–1937 гг.), Бекмухамеда Сатыбалдыулы (1855(?)–1925 гг.), Адамбека Бекмухамедова (1898–1930 гг.) и Ермухана Бекмаханова (1915–1966 гг.) – своего рода хрестоматийный пример истории советского периода, репрессий по политическим мотивам, классовой, социальной, религиозной, партийной принадлежности, как во несудебном (ОГПУ–НКВД), так и судебном порядке. Зятья Пидахмета Бобкина были выходцами из семей духовных лиц и торе (төре), которых советская власть в проведении репрессивной политики отнесла к категории АСЭ – антисоветских элементов. «Признавая моральный авторитет алашордынцев, большевики в первые годы советской власти, были вынуждены воспользоваться их знаниями, навыками для чего их приглашали на ряд ключевых позиций в органы управления и в партийные структуры. Но уже к 10-летию советской власти начались суды и гонения над бывшими алашордынцами, а к ее 20-летию, в 1937 году, они были физически уничтожены», – справедливо заключает Берік Әбдіғалиұлы в своем труде «Алашорда әскері. Войско Алаш-Орды» (Әбдіғалиұлы, 2014:184).

Беженцами в Китай, Россию, Узбекистан и Каракалпакию стали Пидахмет Бобкин и его семья, в Китай бежал Адамбек  Бекмухамедов. Их добровольное возвращение (репатриация) Советы не принимали во внимание. Хотя арест Е.Б. Бекмаханова и суд над ним состоялся в Казахской Советской Социалистической Республике, однако осуждение выдающегося ученого проведено на основании Уголовного кодекса другой республики – Российской СФСР, из состава которой Казахстан вышел на основании Конституции СССР 1936 года. Решения о конфискации имущества купца Пидахмета Бобкина, приговоры несудебных и судебных органов касательно Адамбека Бекмухамедова в 1929 г., Пидахмета Бобкина в 1937 г., Ермухана Бекмаханова в 1952 г., арест и следствие по делу Айши Ахмедовны Бекмухамедовой в 1938–1939 гг. противоречили даже советским законам на момент их ареста и вынесения приговоров, в том числе Конституции РСФСР от 11 мая 1925 года и Конституции СССР от 5 декабря 1936 года. С глубокой болью в сердце Халима Адамовна Бекмухамедова пишет о своем дедушке Пидахмете Бобкине: «Сколько мы его ни искали, так и не смогли отыскать каких-либо следов его дальнейшей судьбы. Вероятнее всего, он умер где-то в заключении».

Заключение. Автор данной статьи 25 августа 2021 г. сделал онлайн запрос в Управление Федеральной Службы Безопасности по Приморскому краю, ибо город Ворошилов в 1934–1943 гг. являлся административным центром Уссурийской области Приморского края, куда предположительно в ИТЛ на край света и был направлен Пидахмет Бобкин. К сожалению, из Владивостока (Россия) пришел отрицательный ответ. А это означает, что осужденный Пидахмет Бобкин не доехал до места назначения.

19 марта 1990 г. Пидахмет Бобкин был реабилитирован Прокуратурой Узбекской ССР на основании ст. 1 Указа Президиума Верховного Совета Союза ССР от 16 января 1989 г.

Список литературы и источников

Алтыбаев Қ. Атамекен Зайсан.– Өскемен: «EXW–TAРекламный Джайдест» ЖШС филиалының баспаханасы, 2006. – 506 б.

Архив Президента Республики Казахстан. Ф. 811. Оп. 23. Д. 66. Л. 200. 

Әбдіғалиұлы Б. Алашорда әскері. Войско Алаш-Орды. – Астана: «Туған жер» ҚӨБҚБ, 2019. – 709 с. Ссылка на: ЦДНИ ВКО. Ф. 1п. Оп. 1. Д. 173. Л. 65. Подлинник.

Бекмухамедова Х. Купец // Новое поколение. – 2001. – № 17. – 27 апреля.

Большая семья Пидахмета Бобкина. – Алматы, 2011. – 52 с.

В Узбекистане увековечат память каждой жертвы сталинских репрессий.https://politics.nur.kz/1872445-v-uzbekistane-uvekovecat-pamat-kazdoj-zertvy-stalinskih-repressij.html (дата обращения 2020-09-03).

Воспоминание Назиры Кадыровны Кулмановой, 1943 г. р., доктора технических наук, профессора, академика. Записала К.Н. Балтабаева, г. – Алматы, 27 июля 2021 г.

Галиев В.В. Казахстан в системе российско-китайских торгово-экономических отношений в Синьцзяне (конец XIX – начало XX вева). – Алматы: ИИЭ им. Ч.Ч. Валиханова, 2003. – 188 с.

Государственный архив Восточно-Казахстанской области (ГАВКО). Ф. 788. Оп. 1. Д. 91.

ГАВКО. Ф. 279. Оп. 1. Д. 1.

ГАВКО. Ф. 787. Оп. 1. Д. 10.

ГАВКО. Ф. 788. Оп. 1. Д. 28а.

Дәріқұлов Н.Т., Алтыбаев Қ.Қ. Шырағың мәңгі сөнбейді: Зайсан ауданының құрылғанына 75 жыл толу құрметіне арналады. – Өскемен: «EXW–TA Рекламный Джайдест» ЖШС филиалының баспаханасы, 2003. – 200 б.

Дискуссия  по книге Бекмаханова Е.Б. «Казахстан в 20–40-е годы XIXв.».  Стенограмма 14-19 июля 1948 г. Переизд. – Алматы: ТОО «Кенже-Пресс-Медиа», 2005. – 186 с.

Каримов М.К., Асылбеков М.К., Даутова А.Ф. Шығыс Қазақстандағы қазақ кәсіпкерлігінің дамуы (XIX ғ. – XX ғасырдың басы). – Семей: Семей қ. Шәкәрім ат. мем. ун-тінің баспасы, 2016. – 252 б.

Петров В.И. Предисловие // Под грифом секретности. Откочевки казахов в Китай в период коллективизации. Реэмиграция. 1928–1957 гг. Сборник документов / Сост. Жандабекова О.В. – Усть-Каменогорск, 1998. – 100 с.

Репрессия. 1937–1938 годы. Документы и материалы. Вып. 3. Жертвы Большого террора из Узбекистана. 1937 год, ноябрь. – Ташкент: Шарк, 2007. – 496 с.

Саудагер Пидахмет Бобкин // Фонд Зайсанского историко-краеведческого музея. г. Зайсан. Дата обращения: 7 сентября 2021 г.

Справка «Дом купца Бобкина. Архитектурный памятник. 1894 год. г. Зайсан, ул. Желтоксан, № 27» // Фонд Зайсанского историко-краеведческого музея. г. Зайсан. Дата обращения: 7 сентября 2021 г.

Тоқтабай А. Халық архитекторы // Зайсан мұражайына 40 жыл: тарихи-танымдық  фото альбом / құраст.: Әденбек Әбілмәжінов, Фемистокл Жүнісов. – Алматы: «Елтаным» баспасы, 2014. – 208–211 бб.

Уголовный кодекс Узбекской Советской Социалистической Республики (С изменениями и дополнениями по 1 июля 1929 г.). – Самарканд: Узб. гос. издат., 1929. – 77 с.

Халима Бекмұхамедова: ХІХ ғасырды зерттеу арқылы Ерекеңнің (Ермұхан Бекмаханов) басы айықпас дауға қалған еді. 27 сәуір 2009 жыл // –URL: https://www.azattyq.org/a/Kazahstan_ermukham_bekmakhanov (дата обращения: 2011-11-11).

Центральный Государственный архив Республики Казахстан. Ф. 342. Оп. 1. Д. 536. 107 л.

ЦГА РК. Ф. 15. Оп. 1. Д. 1910. Л. 42.

Шибутова Л. История Узбекистана: кого расстреливали по приказу Политбюро? – URL:https://regnum.ru/news/polit/2329482.html (дата обращения 2020-12-17).

References

Abdіgaliuly B. Alashorda askerі. Voisko Alash-Ordy. [The army of alashorda]. – Astana: «Tugan zher» KOBKB, 2019. – 709 s. Ssylka na: CDNI VKO. F. 1p. Op. 1. D. 173. L. 65. Podlinnik. [in Kazakh].

Altybaev K.  Atameken Zaisan. [Atameken Zaisan] – Oskemen: «EXW–TA Reklamnyi Dzhaidest» ZhShS filialynyn baspahanasy, 2006. – 506 b. [in Kazakh].

Arhiv Prezidenta Respubliki Kazahstan. F. 811 Op. 23. D. 66.

Bekmuhamedova H. Kupec [Merchant] // Novoe pokolenie. – 2001. – № 17. – 27 aprelya. [in Russian].

 Bol'shaya sem'ya Pidahmeta Bobkina [The big family of Pidakhmet Bobkin]. – Almaty, 2011. – 52 s. [in Russian].

Central'nyi Gosudarstvennyi arhiv Respubliki Kazakhstan. F. 342. Op. 1. D. 536. L. 107.

CGA RK. F. 15. Op. 1. D. 1910. L. 42.

Darіkulov N.T., Altybaev K.K. Shyragyn mangі sonbeidі: Zaisan audanynyn kurylganyna 75 zhyl tolu kurmetіne arnalady. [The light will not go out forever: Zaisan district will be dedicated to the 75th anniversary of its foundation]. – Oskemen: «EXW–TA Reklamnyj Dzhaidest» ZhShS filialynyn baspahanasy, 2003. – 200 b. [in Kazakh].

Diskussiya po knige Bekmahanova E.B. «Kazakhstan v 20–40-e gody XIX v.». Stenogramma 14-19 iyulya 1948 g. Pereizd. [Discussion on the book by E. B. Bekmakhanov "Kazakhstan in the 20-40s of the XIX century". Transcript of July 14-19, 1948. Reprint]. – Almaty: TOO «Kenzhe-Press-Media», 2005. – 186 s. [in Russian].

Galiev V.V. Kazahstan v sisteme rossiisko-kitaiskih torgovo-ekonomicheskih otnoshenii v Sin'czyane (konec XIX – nachalo XX veka). [Kazakhstan in the system of Russian-Chinese trade and economic relations in Xinjiang (late XIX-early XX century)]. – Almaty: IIE im. Ch.Ch. Valihanova, 2003. – 188 s. [in Russian].

Gosudarstvennyi arhiv Vostochno-Kazahstasnkoi oblasti (GAVKO). F. 788. Op. 1. D. 91.

GAVKO. F. 279. Op. 1. D. 1.

GAVKO. F. 787. Op. 1. D. 10.

GAVKO. F. 788. Op. 1. D. 28а.

Halima Bekmuhamedova: XIX gasyrdy zertteu arkyly Erekennіn (Ermuhan Bekmahanov) basy aiykpas dauga kalgan edі. 27 sauіr 2009 zhyl [Halima Bekmukhamedova: after studying the XIX century, Erekenin (Yermukhan Bekmakhanov) was left with an incurable dispute] // – URL: https://www.azattyq.org/a/Kazahstan_ermukham_bekmakhanov (data obrashhenija: 2011-11-11). [in Kazakh]. 

Karimov M.K., Asylbekov M.K., Dautova A.F. Shygys Kazahkstandagy kazak kasіpkerlіgіnіn damuy (XIX g. – XX gasyrdyn basy). [Development of Kazakh entrepreneurship in East Kazakhstan (XIX – beginning of XX century)]. – Semei: Semei k. Shakarіm atyn. mem. un-tіnіn baspasy, 2016. – 252 b. [in Kazakh].

Petrov V.I. Predislovie // Pod grifom sekretnosti. Otkochevki kazahov v Kitai v period kollektivizacii. Reyemigraciya. 1928-1957 gg. Sbornik dokumentov [Preface // Under the stamp of secrecy. Migration of Kazakhs to China during the period of collectivization. Re-emigration. 1928-1957 Collection of documents] / Sost. Zhandabekova O.V. – Ust'-Kamenogorsk, 1998. – 100 s. [in Russian].

Repressiya. 1937–1938 gody.  Dokumenty i materialy. Vyp. 3. Zhertvy Bol'shogo terrora iz Uzbekistana. 1937 god, noyabr'. [Repression. 1937-1938 years. Documents and materials. Issue 3. Victims of the Great Terror from Uzbekistan. November, 1937]. – Tashkent: Shark, 2007. – 496 s. [in Russian].

Saudager Pidahmet Bobkin [Merchant Pidahmet Bobkin] // Fond Zaisanskogo istoriko-kraevedcheskogo muzeya. g. Zaisan. Data obrashheniya: 7 sentyabrya 2021 g. [in Kazakh].

Shibutova L. Istoriya Uzbekistana: kogo rasstrelivali po prikazu Politbyuro? [History of Uzbekistan: who was shot on the orders of the Politburo?] – URL:https://regnum.ru/news/polit/2329482.html (data obrashhenija 2020-12-17). [in Russian].

Spravka «Dom kupca Bobkina. Arhitekturnyj pamyatnik. 1894 god. g. Zaisan, ul. Zheltoksan, № 27» [Reference "The house of merchant Bobkin. An architectural monument. 1894. Zaisan, Zheltoksan str., No. 27"] // Fond Zaisanskogo istoriko-kraevedcheskogo muzeya. g. Zaisan. Data obrashheniya: 7 sentyabrya 2021 g. [in Russian].

Toktabai A. Halyk arhitektory [People's architect] // Zaisan murazhaiyna 40 zhyl: tarihi-tanymdyk foto al'bom / kurast.: Adenbek Abіlmazhіnov, Femistokl Zhunіsov. – Almaty: «Eltanym» baspasy, 2014. – 208–211 bb. [in Kazakh].

Ugolovnyi kodeks Uzbekskoi Sovetskoi Socialisticheskoi Respubliki (S izmeneniyami i dopolneniyami po 1 iyulya 1929 g.) [The Criminal Code of the Uzbek Soviet Socialist Republic (With amendments and additions until July 1, 1929)]. – Samarkand: Uzb. gos. izdat, 1929. – 77 s. [in Russian].

V Uzbekistane uvekovechat pamyat' kazhdoi zhertvy stalinskih repressii. [In Uzbekistan, the memory of every victim of Stalin's repressions will be perpetuated] – URL: https://politics.nur.kz/1872445-v-uzbekistane-uvekovecat-pamat-kazdoj-zertvy-stalinskih-repressii.html (data obrashheniya 2020-09-03). [in Russian].

Vospominanie Naziry Kadyrovny Kulmanovoi, 1943 g. r., doktora tehnicheskih nauk, professora, akademika. [Memory of Doctor of Technical Sciences, Professor, academician Nazira Kadyrovna Kulmanova, born in 1943]. ZapisalaK.N. Baltabaeva. – Almaty, 27 iyulya 2021 g. [inRussian].

Статья написана по проекту Института истории и этнологии им. Ч.Ч. Валиханова КН МОН РК«Политические репрессии среди казахов на территории республик Средней Азии в 20–50-е годы XX века (в свете новых архивных источников)».

ҒТАМР 03.00.20

ПИДАХМЕТ БОБКИН ЖӘНЕ ОНЫҢ ҰРПАҚТАРЫ

К.Н. Балтабаева¹

¹Әл-Фараби атындағы Қазақ ұлттық университеті, Қазақстан, Алматы

*Автор-корреспондент

Е-mail: Kulgazira_777@mail.ru (Балтабаева)

Аңдатпа. Мақалада ХХ ғ. 20–50 жылдарындағы саяси қуғын-сүргінге ұшыраған тұлғалар жайлы қарастырылған. Нақтырақ айтсақ, 1863-1937 жылдары өмір сүрген, ХІX ғ. аяғынан бастап Шығыс Қазақстанда саудамен айналысып, кәсібі Ертіс пен Еділ бойында дамыған белгілі азамат және кәсіпкер, өз күшімен көтерілген бай көпестердің бірі Пидахмет Бобкиннің қазақ тарихындағы алатын орнына тоқталған. Автор біршама зерттеулерге, жиен немересі Бекмухамедова Халима Адамовнаның естеліктеріне және архив құжаттарына сүйене отырып, Пидахмет Бобкиннің өмірі мен қоғамдық қызметін, саяси қуғын-сүргінге ұшырауының себептерін ашып көрсетуге тырысқан. П. Бобкин Шығыс Қазақстанда өзінің байлығымен ғана емес, елдегі меценаттық және ағартушылық қызметімен де танымал болған. Автор қолда бар жаңа архив құжаттары негізінде тұлғаға тарихи шынайы баға беруді мақсат еткен.

Түйін сөздер: саяси қуғын-сүргін, босқындар, Пидахмет Бобкин, өмірбаян, естелік, көпес, қазақ зиялылары, Шығыс Қазақстан.

IRSTI03.00.20

PIDAKHMET BOBKIN AND HIS DESCENDANTS

K.N. Baltabaeva¹*

¹Аl-Farabi Kazakh National University, Kazakhstan, Almaty

*Corresponding author

Е-mail: Kulgazira_777@mail.ru (Baltabaeva)

Annotation. The article describes the persons of Kazakh nationality who were subjected to political repression in the 20–50s of the twentieth century. In particular, the author of the article focused on the place and role in Kazakh history Pidakhmet Bobkin (1863-1937) – a famous citizen and entrepreneur who was engaged in trade in East Kazakhstan since the end of the XIX century, whose business developed in the Irtysh and the Volga region, one of the richest merchants who rose on his own. The author, relying on some research, memoirs of Bekmukhamedova's granddaughter Halima Adamovna and archival documents, tried to reveal the life and social activities of Pidakhmet Bobkin and the causes of political repression. P. Bobkin became famous in East Kazakhstan not only for his wealth, but also for his patronage and educational activities in the country. The author aims to give a historically reliable assessment of the personality on the basis of the available new archival documents.

Key words: political repressions, refugees, Pidakhmet Bobkin, biography, memoirs, merchant, Kazakh intelligentsia, East Kazakhstan.


Сведение об авторе:

¹Кандидат исторических наук

No comments

To leave comment you must enter or register