Home » Materials » МРНТИ 03.00.20 DOI 10.51943/2710_3994_2021_3_1 ИСТОРИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ УЧАСТИЯ КАЗАХОВ В ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЕ

С.-Х. А. Жүсіп¹, Х.Б. Маслов²*

МРНТИ 03.00.20 DOI 10.51943/2710_3994_2021_3_1 ИСТОРИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ УЧАСТИЯ КАЗАХОВ В ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЕ

Scientific E-journal «edu.e-history.kz» № 3(27), 2021

Tags: «Алаш» Орда, войско Алаш, недоедание, голод, неведомые болезни, окоп, блиндажи, адская работа, реквизиция, казахи-инородцы, указ от 25 июня, первая мировая война, февральская революция, автономия Алаш
Annotation:
В официальных исторических исследованиях вплоть до периода независимости Казахстана указ царя Российской империи «О реквизиции инородцев на тыловые работы» от 25 июня 1916 года рассматривался однобоко, лишь как причина восстания казахского народа против российского колониализма, само восстание получило спорную, но вполне соответствующую марксистко-ленинской идеологии и пропаганде трактовку как «национально-освободительное». І-я мировая война, её влияние на события в Казахских степях, участие казахов в этой войне так и не стали предметом исследований. Между тем, материалы из отечественных и ряда зарубежных архивов свидетельствуют об участии сотни тысяч казахов в І-й мировой войне. Казахские рабочие от 19 до 35 лет, «реквизированные» на обустройство тылов Российской империи в этой войне, работали в адских условиях – под артобстрелами, авиабомбёжками и химическими атаками немецкой армии, а также страдали от неведомых для казахов болезней, недоедания и даже голода. Вместе с ними все эти тяготы и лишения мировой войны добровольно несла на себе и элита «Алаш» и студенческая молодёжь под руководством Алихана Букейхана, последовавшая за ними на фронт осенью 1916 года. После свержения царизма в феврале 1917 года, Временное правительство России в апреле прекратило мобилизацию казахов на тыловые работы и приступило к их эвакуации на родину. Последний казах был эвакуирован в августе 1917 года.
Text:

Введение. Участие казахов в Первой мировой войны в 1916-1917 гг. одна из белых страниц в новейшей истории Казахстана. Казахи участвовали в первой самой кровопролитной войне в истории человечества не только по долгу службу будучи кадровыми офицерами самодержавной России, или военными врачами, но также привлекались к военным действиям принудительно по указу от 25.06.1916 г. По неподтверждённым сведениям, по данному указу в течение 1916-1917 годов к тыловым работам были насильственно мобилизованы от 100 до 200 и более тысяч граждан казахской национальности. Но историческая наука Казахстана к истории Первой мировой войны подошла избирательно и рассматривала не сам факт участия казахов в боевых действиях, а лишь историю локального и стихийного восстания казахского народа 1916 года, возникшего вследствие спешного исполнения указа 25 июня. В текущем году этим событиям исполнилось 115 лет.

Научно-исследовательские работыв фондах национальных архивов и библиотек Казахстана, Беларуси и России позволяют изучить исторические материалы о судьбе казахов, насильственно реквизированных в 1916-1917 годах на обустройство оборонительных сооружений и военных сообщений в районах воюющей в І-й мировой войне российской армии, списки их имён и другие документы. В ходе работы в архивах и библиотеках предполагалось найти ответы на вопросы: фактически сколько казахов были мобилизованы в 1916-1917 годах на тыловую повинность? где они отбывали эту повинность? чем конкретно занимались? Сколько из них погибло, умерло и по какой причине, сколько человек пропало без вести? Сколько из мобилизованных казахов вернулось на родину живыми и здоровыми?

Методы и материалы. При работе над настоящей статьей авторы руководствовались научной объективностью и историзмом как основополагающими научными принципами. При исследовании были использованы общенаучные и специально-исторические методы, а из общенаучных методов - анализ, синтез, логический методы. В категории специально-исторических методов авторы акцентировали свое внимание историко-ретроспективном, историко-генетическом, историко-типологическом, историко-системном методах. Были использованы как общенаучные, так и специальные методы исторического исследования, применение которых позволило найти ответы на ряд важных вопросов по теме. В частности, были найдены вполне удовлетворительные ответы на возникшие вопросы по рассматриваемой теме.

В ходе работы над статьей были соблюдены основные принципы научной этики и высокие стандарты интеллектуальной честности и порядочности. Авторы статьи не допускали случаев фабрикации научных данных, фальсификации, плагиата, ложного соавторства и т.д.

Для изучения темы были впервые использованы материалы из архивов и библиотек Казахстана, России и Беларуси. Первоисточниками послужили материалы казахской и русской периодический печати 1913-1917 годов, как газеты «Қазақ», «Сарыарқа», которые весь период существования СССР были недоступны для научных разработок, а также «Вестник Комитета Западного фронта Всероссийского земского союза». Из них в газете «Қазақ» нашло зеркальное отражение все события, происходившее на территории дореволюционного Казахстана до и после указа 25 июня о мобилизации инородцев-казахов на тыловые работы, процесс составления списков мобилизуемых казахов и сам процесс мобилизации, условия быта, виды работ мобилизованных в тылу І-й мировой войны, их поименные списки, адреса их дислокации и т.д. Сама газета «Қазақ» служила мостом между казахскими рабочими и их родными, оставшимися в Великой казахской степи.

В статье впервые были изучены и проанализированы архивные материалы, до сих пор не востребованные для научных изысканий. Солидный объем первоисточников были обнаружены в Национальном историческом архиве Беларуси (НИАБ, фонды 33, 314, 2090, 2533, 2592, 3328, 4634 и 4722) и ЦГА РК (фонд 40), не менее ценными оказались материалы из фондов 9563, 9555 и 9556 Российского военно-исторического архива (РГВИА).

Из работ советского периода по теме мобилизации казахов на тыловые работы в 1916-1917 годах стоит отметить учебник «История Казахской ССР с древнейших времен до наших дней» 1943 года издания, монографию советско-узбекского историка П.А. Ковалёва «Тыловые рабочие Туркестана в годы первой мировой войны (1916 – май 1917 гг.)» (Ковалев, 1957). При независимости тема реквизиции казахов на устройство оборонительных сооружений и военных сообщений в тылу России в І-й мировой войне лишь вскольз анализировалась в трудах отечественных историков К., Нурпеисова (Нұрпейісов, 1995), М.Койгельдиева (Қойгелдиев, 2008), статье С. Аккулы «Казахи и первая мировая войны. Или что скрывалось в архивах Беларуси?», опубликованной на портале Е-history.kz (2018), а также историка из Москвы Д.Аманжоловой (Аманжолова, 2009).

При изучении настоящей темы учитывался тот факт, что Казахстан до революции 1917 года был разделен на два генерал-губернаторства (Степное, Туркестанское), ряд отдельных областей (Уральская, Тургайская, Прикаспийская и др.), губерний (Оренбургская) и уездов (Букеевская орда Астраханской губернии, Бийский, Барнаульский, Змеиногорский уезды Алтайской губернии), из которых коренное казахское население насильственно мобилизовалось на тыловую повинность.

Обсуждение и результаты. Материалы из фондов архивов России (РГВИА) (РГВИА, 9563: 4), Беларуси (Национальный исторический архив - НИАБ) (НИАБ, 314: 2), а также в ЦГА РК (ЦГА РК, 40: 368), открыли немало загадок о судьбе казахов, служивших непосредственно в тылах І-й мировой войны со стороны Российской империи. Прежде чем перейти к анализу новых архивных материалов, важно подчеркнуть, что казахская молодёжь трудилась не только в тылу Западного, Юго-Западного и Северного фронтов, но и в лесоповалах, в заводах, выполнявших заказы воюющей российской армии, железнодорожных узлах, станциях, военно-морских портах и т.д. по всей колониальной империи.

28 июля 1914 года началась І-я мировая война. Российская империя вступила в войну на стороне военно-политического блока Антанта 1 августа 1914 года. В этот день Германия объявила войну России.

Новые первоисточники свидетельствуют, что казахская национальная элита «Алаш» вступление России в войну пыталась использовать в интересах своёго народа.

Казахские лидеры в 1913-1916 годах предприняли очередную попытку законодательного введения для казахов воинской повинности. Согласно грамоте русского царя от 1834 года, выданной Коныр-Кулдже Худайменде, казахский народ навечно был освобожден от воинской повинности как при кочевой жизни, так и после перехода в оседлость (Қыр баласы, 1913: 1-2). «Если бы наш казах нёс воинскую повинность с самого начала, - писал 80 лет спустя лидер Алаш А.Н. Букейхан в своей статье «Екі жол» («Два пути»), - то, кто знает, может быть наш народ значительно продвинулся бы в своей культуре» (Бөкейхан, 2017: 119). Исходя из этой позиции, деятели «Алаш» уже ставили своей основной целью легальное формирование из казахов национальных кавалерийских войск по образу и подобию казачьих войск - со своим снаряжением, оружием и, по возможности, с самостоятельным войсковым управлением (командованием).

Вместо формирование из казахов кавалерийских войск, царь Николай ІІ 25 июня 1916 года подписал указ о реквизиции «инородцев» Степного и Туркестанского краев и ряда других колониальных окраин «для работ по устройству оборонительных сооружений и военных сообщений в районе действующей армии». Набору подлежало всё трудоспособное население в возрасте от 19 до 35 (в самом указе от 25.06.1916 г. речь шла до 43 лет. - Авторы). Тем самым царский режим пытался освободить массу солдат и рабочих от устройства оборонительных сооружений и других тыловых работ, заменив их «реквизированными инородцами», как более покорной и дешёвой рабочей силой. Предполагалась реквизиция из Туркестана и Степного края более 500 тысяч человек (Елеуов, Зима и др., 1960: 25-26).

Вслед за указом в Туркестанском и Степном краях вспыхнуло стихийное восстание. Судя по материалам частного совещания казахских представителей Тургайской, Уральской, Акмолинской, Семипалатинской и Семиреченской областей по вопросу об ущербе, причинённом народному хозяйству Степного и Туркестанского краёв мобилизацией мужчин на тыловые работы, состоявшегося 7 августа 1916 года в Оренбурге, подколониальные народы восстали не столько против самого указа, а сколько против беспредела и злоупотреблений колониальной администрации на местах, переусердствовавшей в реализации «высочайшего повеления». Далее цитируем вкратце протокол данного совещания:

«Высочайшее повеление 25 июня стало известно казахам в форме объявления местных властей в то время, когда само повеление не было опубликовано...

Всё, что до сих пор произошло, объясняется чрезвычайной спешностью приведения в исполнение высочайшего повеления. Необходимо немедленное принятие мер по успокоению населения отозванием из степи казачьих отрядов и частей воюющей армии, созывом на местах съездов уполномоченных от населения. Местные власти, особенно волостные управители, сами создавали своими спешными действиями, грубостью и злоупотреблениями народное волнение, возмутили самый мирный, покорный высочайшему повелению народ, которого объявили непокорным властям и закону. Все это неверно – казахи исполняют повеление» (Мартыненко, 1992: 5-7).

Обсудив все объективные и субъективные причины стихийного восстания, участники совещания приняли ходатайство из 18 пунктов:

1/ ...Необходимо отсрочить призыв рабочих для северных уездов до 1 января 1917 г., а для южных уездов – до 15 марта 1917 г.

2/ Призвать в первую очередь одну треть 19-31 возрастов, начиная с младшего возраста, так как в этом возрасте наибольшее число несемейных.

3/ Прием лиц, проживающих за пределами места приписки, согласно их желанию производится или по месту жительства или приписки.

10/ Старые списки, представленные спешно, неправильны, нужно их возвратить; избрать комитет, составленный лицами, избираемыми по одному от каждого десятка домохозяев и поручить этому комитету составление нового списка в присутствии аульного схода.

15/ Рабочие казахи должны быть в ведении учреждений Земгора. О правах и обязанностях учреждений, заведующих рабочими казахами, должна быть издана инструкция.

16/ Для доставления рабочим одежды и провизии с мест должны быть предоставлены бесплатные вагоны в необходимом количестве и пропуск двум лицам от каждой волости.

18/ Об изложенном совещание постановило ходатайствовать перед правительством (Мартыненко, 1992: 8-10).

Как видно из этой цитаты, лидеры движения «Алаш» инициировали это совещание с единственной целью защиты и ограждения своёго народа от ещё больших бедствий, которые неминуемо обрушились бы на без того обездоленный народ. Другой яркой иллюстрацией подлинного отношения казахской элиты «Алаш» к своёму народу, является их воззвание, опубликованное буквально по следам этого совещания в номере газеты «Қазақ» под заголовком «Алаш азаматтарына!» («Гражданам Алаш!»). Вот что говорилось в документе:

«... Какая судьба нас ждёт в случае, если мы не подчинимся указу? Что же будет, если мы отпустим своих родных на тыловые работы?

Если мы подчинимся воле государства, то да, хозяйство останется без присмотра, может погибнуть и джигит, призванный на тыл фронта, но не на войне, а от болезни или несчастного случая. Но главное, мы сохраним своё единство.

Однако, вот какие бедствия нас ждут в случае, если мы откажем государству в помощи в этой войне: правительство применит силу, причём на основе закона военного времени. Доказательств тому достаточно. Например, в Тургайской и Уральской областях все, кто отказался от мобилизации, были подвергнуты телесным наказаниям, арестам, осуждены. В Акмолинской, Семиреченской областях, где население активно выражало недовольство указом, джигиты были насильственно мобилизованы на тыловые работы при помощи казачьих отрядов.

В тех регионах, где было оказано вооруженное сопротивление, было введено военное положение, как, например, в Туркестанском крае. При военном положении суровые карательные меры незамедлительны и последуют при малейшем неповиновении властям. При этом под карательные меры попадает весь народ от стара до мала, хозяйство будет разрушено до основания.

Всё имеет своё начало и конец, закончится и война. Тогда каждый получит по заслугам, адекватно своёму вкладу в общую победу. Кто ничего не посеял, тот ничего и не пожнёт. Если мы действительно хотим равноправия, то мы должны подумать об этом сейчас. В этом мире всё имеет свою цену» (Қазақ, 1916: 1).

В конце сентября 1916 года первые эшелоны с казахами и другими «инородцами» (сарты, буряты, киргизы и др.) последовали на Западный фронт через Петроград. Их на вокзале встречали Алихан Букейхан, Мустафа Шокай, Салимгерей Жанторе (Джантюрин) и казахские студенты, обучавшиеся в вузах Петрограда, Москвы, Киева и т.д. Ими тут же составлялись списки мобилизованных с адресами отбытия ими повинности на трёх фронтах, чтобы сообщить все сведения о них их родным со страниц общенациональной печати. А далее эшелоны с «инородцами» уже следовали в сопровождении переводчиков, инструкторов и мулл.

В течение сентября-декабря 1916 года, для переговоров с руководством Земгора по вопросу передачи казахских джигитов в ведение этой организации, А.Н. Букейхан в Москве встречался с князем Г.Е. Львовым, главой объединённого комитета Земгора, с которым обсуждал вопрос принятия казахов под опёку Земгора (Ғали хан, 1916: 2). В этой поездке его сопровождали учитель из Кустаная Мырзагазы Есболулы (Испулов), студенты из Тургая, обучавшиеся в Москве - Тел Жаманмурынулы (Джаманмурынов), Муса Сейдалыулы (Сейдалин), Хасен Бекетайулы (Бекетаев) и мн. др. Вскоре их ряды пополнили другие казахские студенты, учителя, врачи, служащие в лице, например, Назира Торекулулы (Тюрякулов), Аспандияра Кенжеулы (Кенжин) и других. Ради помощи и служения своим соотечественникам на фронте кто-то из них отложил на время учёбу в престижном вузе (Н.Торекулулы оставил учебу в экономическом факультете Московского коммерческого института после ІІ курса), учительской семинарии, кто-то бросил работу учителя, перспективную службу (А. Кенжеулы) и т.д. 

21 декабря 1916 года редакция «Қазақ» из Москвы получила очередную телеграмму, где сообщалось, что «Алихан, Тел, Муса, Мырзагазы и Хасен выехали на Западный фронт». 26 декабря А.Н. Букейхан уже из Западного фронта сообщил, что «ознакомились с условиями работы и быта джигитов, мобилизованных на фронт из Кустанайского и Актюбинского уездов» (Ғали хан, 1916: 2). 

Во всех сообщениях о работе казахских рабочих в тылу непременно указывались их адреса. Например, такие: «Действующая армия, 1-я инженерно-строительная дружина, 200-я рабочая партия, ІІ отряд», «Действующая армия, 16-я инженерно-строительная дружина, 210-я рабочая инородческая партия, І и ІІ отряды», или «Действующая армия, 9-я инженерно-строительная дружина, 221-я инородческая рабочая партия, 3-й отряд» (Ғали хан, 1917: 3).

А.Н. Букейхан и его группа посещали своих соотечественников на местах их трудовой повинности на линиях трех фронтов. 12 января 1917 года Алихан уже выступил в Комитете Западного фронта Земгора (КЗФ ВЗС) в Минске с докладом о положении казахов на линии западного фронта. Согласно докладу, казахи, работавшие в инженерно-строительных дружинах КЗФ ВЗС, жили в бараках и палатках вместимостью 100, 150 и 200 человек. Питались в этих же бараках, в редких дружинах – в отдельных помещёниях, приспособленных для приготовления и приёма пищи. «Прекрасное впечатление производит кухня при партии, - писал некий И. Попов в статье «Инородцы на фронте. Казахи (в ориг. «Киргизы»)», опубликованной в газете «Вестник Комитета Западного фронта Всероссийского Земского Союза» (далее «Вестник КЗФ ВЗС») после посещения бараков, занятых казахами, - В сколоченном наскоро бараке идеальная чистота. Висят бараньи туши, в противоположном конце на чистом досчатом постиле - гора белого хлеба. За перегородкой – котлы для варки «махана», хорошо отчищенные, с крышками. Не кухня, а присутственное место... А за барьером - толчется человек 150 казахов» (Попов, 1916: 3).

5 февраля 1917 года редакция газеты «Қазақ» из Минска получила следующую телеграмму: «Минск, 5 февраля [1917 г]. Открыли Инородческий отдел Земгорсоюза. Алихан. Адрес Алихана:  г. Минск. Гостиница Льежъ. Алихану Букейхану» (Ғалихан, 1917: 3).

Организовав и возглавив Инородческий отдел КЗФ ВЗС, который оказывал рабочим консультативную, юридическую, переводческую и др. помощь, А.Н. Букейхан теперь отвечал не только за своих сородичей, но и за всех других «инородцев» - киргизов, сартов, узбеков, бурятов и др. В последующих телеграммах он приглашал казахов на вакантные должности врача, фельдшера, инструктора, переводчика, инженера и т.д. (Ғалихан, 1917: 2).

Как выяснилось в Земгоре в Москве, потребность КЗФ ВЗС в рабочих составляла всего 90 000 человек. В декабре 1916 года в девяти инженерно-строительных дружинах Земгора в тылу фронта работали всего 12-13 тысяч казахов (Ғали хан, 1917: 4). По данным историка М. Койгелдиева, в 1916-1917 годах на тыловые работы были мобилизованы в целом более 100 тысяч казахов (Қойгелдиев, 1995: 199). Но материалы из НИАБ свидетельствуют, что казахов было гораздо больше. Например, согласно лишь квитанции № 20750, выданной Управлением Начальника инженеров 1-й армии Докшицкому городскому старосте Борисовского уезде Минской губернии, с 19 октября по 28 ноября 1916 года в домах частных домовладельцев было размещено 158 249 казахских рабочих-инородцев с 3600 лошадьми (НИАБ, 314: 211).

Но основной поток «рабочих-инородцев» прибывали непосредственно в распоряжение Главного Начальника Снабжений воюющей армии. Так, согласно «Временного положения» об организации реквизированных и порядке поступления инородцев в район театра военных действий, утвержденного приказом начальника Штаба Верховного Главнокомандующего генерал-адъютанта Алексеева от 29.09.1916 года за № 1337, инородцы распоряжением Военного министра доставлялись в район фронта на распределительные пункты, которыми были назначены: для Северного фронта ст. Псков, для Западного фронта ст. Орша и ст. Гомель, для Юго-Западного фронта – ст. Харьков. В целом в ведение Начальников Снабжений армий трех фронтов планировалось направить всего 600 тысяч «рабочих-инородцев», то есть по 200 тысяч «инородцев» каждому из трёх фронтов. Рабочим-«инородцам» уплачивалось денежное довольствие в размере 1-го рубля за каждый рабочий день, «не считая казённого пищевого довольствия». Одеждой и обувью обеспечивались по желанию самих рабочих за счёт их денежного довольствия (НИАБ, 2540: 244).

А.Н. Букейхан предугадал, когда в своих лекциях перед рабочими в дружинах предупреждал, что «пора научиться есть варёную или солёную рыбу и сушёное мясо, черный хлеб, кашу из гречки и проса, а также капусту, которая спасёт ... от цинги, что запас конины, привезённый с собой, скоро закончится» (Ғалихан, 1917: 4). Архивные документы свидетельствуют, что в первые месяцы в тылу І мировой войны, с конца октября до середины декабря 1916 года, казахи питались исключительно бараниной и, конечно же, кониной, постепенно забивая лошадей, прибывших вместе с ними в эшелонах.

Судя по архивным материалам, в тылу І-й мировой войны среди казахских рабочих наблюдалось массовое заражение такими инфекционными болезнями, как «заушница», «возвратный тиф», «цынга» и т.д. Например, по докладу начальника Витебского гарнизона полковника Шемякина от 04.0.2.1917 года № 2130, с 01.01 по 04.02.1917 г. в 47-й инородческой партии «заболело заушницей 73 человека, выздоровело 40 чел., и возвратным тифом заболело 3 человека» (НИАБ, 2540: 68). В докладе начальника 46-й инородческой партии от 11.02.1917 года № 349 говорится, что с 04 по 11.02.1917 г. «заразились заушницей 18 человек, возвратным тифом – 3 человека, из них от возвратного тифа умерло – 1 человек» (НИАБ, 2533: 104).

Казахинередкопогибали от недоедания, недостатка медикоментов, почти все были цынготные, которые требуют усиленного питания и чистого воздуха. Умерло их, по словам очевидцев, слишком много. Всё это врачи объясняли неприспособленностью организма казаха к климатическим условиям Европы. Кроме того иной пищевой режим для степняка и другие неблагоприятные условия лечения являлись основными причинами слишком большой смертности инородцев: «в одном бобруйском военном госпитале умерло с февраля (по август 1917 г. – С.А.) месяца 185 человек». Поэтому врачи единогласно признавали необходимость скорой эвакуации их на родину, где они несомненно имели надежду на выздоровление, «ибо цынготные казахи лечатся дома козьем молоком и здоровым питанием» (Вестник КЗФ ВЗС, 1917: 2).

По данным юриста Инородческого отдела Мусы Сейдалулы, на момент его визита к больным инородцам, в бобруйском госпитале оставалось 133 человека, в том числе 125 «цынготных», из которых казахов было 58, бурят 36, сартов 32, калмыков 9, татаров 2 и 1 персиянин (таджик). Основной поток больных прежде были сосредоточены в 12 малоприспособленных эвакуационных сводных госпиталях и Морозовском ночлежном доме, которых с 06 по 09.07.1917 г. перевели в бобруйский. Их перевозили на... грузовиках. Тяжелобольные, которые не могли перенести сильной тряски и грохота грузовиков, умирали в дороге: при разгрузке за один день было обнаружено 7 трупов «инородцев». По словам больных, отношение санитаров было недопустимое: при разгрузках с грузовиков больных на носилках бросали «как ящиков» (Вестник КЗФ ВЗС, 1917: 2).

Более того, больные жаловались, что их «морили голодом»: «ничего нельзя было достать хотя бы на свои средства – ни хлеба, ни молока, ни масла, и обед готовится на свином сале; мусульмане не едят – отказываются, их порцию съедали сами санитары» (Вестник КЗФ ВЗС, 1917: 2).

Инородческому отделу при поддержке КЗФ ВЗС удалось организовать бесперебойную доставку на фронт продуктов по почте и железной дороге, общим весом до 800-1000 пудов, вплоть до живого скота, а также одежды, писем и свежих номеров газеты «Қазақ» (Әлихан, 1917: 2). Руководство Инородческого отдела заручилось пониманием и поддержкой всех новообразованных казахских областных комитетов, предварительно отправив телеграмму следующего содержания: «Необходимо прийти на помощь Временному правительству в продовольственном деле и принять меры к заготовлению копченой конины, сала [курдючного жира. – С.А.], пшена для наших рабочих на фронте» (Алихан, Мир-Якуб и др., 1917).

Помимо всего работа в тылу фронта І мировой войны было далёко небезопасной. В любой момент они могли стать жертвой химической атаки, авианалётов немецких боевых самолётов, артиллерийских обстрелов. Об одном эпизоде поведал бывший инструктор Инородческого отдела Тамимдар Сафиулы (Сафиев). «В самый разгар войны, - писал он в своих воспоминаниях, - немцы вплотную подошли к станции Молодёжной, откуда, затем, вынуждены были немного отступить. Доехав до этой станции, мы вышли на вокзале и обнаружили станцию разрушенной. В 7-8 км от ст. Молодёжной рабочие 7-й дружины Земгора копали окопы. Оказалось, что в 7-й дружине служит тысяча казахских рабочих. Нашей конечной целью как раз и была 7-я дружина с казахами... Мы пошли пешком по густой лесной чаще. В пути над нами пролетели два немецких аэроплана, которые сбросили две бомбы. Неподалёку от нас взрывы бомб подняли огромные клубы дыма и груды глины. Меня охватил ужас, стало трясти. Мой спутник начал успокаивать меня, говоря: «Не бойся, у нас часто такое бывает». Так я, примерно в 15-х числах ноября 1916 года, добрался до рабочей партии казахов 7-й дружины» (Сафиев, 2015). 

Результат. Казахская элита «Алаш» во главе с Алиханом Букейханом встретила Февральскую революцию в тылу І мировой войны, куда в октябре 1916 года отправилась добровольно - по зову сердца, бескорыстно и самоотверженно исполняя свой сыновий долг перед отечеством и с целью заботы о своих молодых сородичах, мобилизованных на тыловую повинность. Она целиком и стойко разделяла со своими соотечественниками все тяготы и лишения самой кровопролитной в истории человечества войны, рискуя здоровьем и жизнью под артиллерийскими обстрелами, авианалётами, химическими атаками германской армии, подвергаясь различным болезням, недугам, недоедая, порой и голодая.

2-8 апреля 1917 года в Оренбурге прошёл первый общеказахский съезд с участием делегатов из 6 казахских областей Степного и Туркестанского краев. Одним из постановлений первого общенационального форума казахов, который был созван по телеграмме А.Н. Букейхана из Петрограда, стало требование о немедленном возвращении мобилизованных на тыловую повинность казахских рабочих и прекращении дальнейшей мобилизации. Это требование съезда новым Всероссийским Временным правительством было исполнено (Шоқай, 2014: 214).

5 мая 1917 года Временное правительство приняло постановление, согласно которому подлежали возвращению на родину все «инородцы», о чём министр внутренних дел нового правительства телеграммой сообщил А.Н. Букейхану, только что вступившему в должность комиссара Временного правительства в Тургайской области.

Будучи комиссаром нового Временного правительства А.Н. Букейхан эвакуацию казахских рабочих из фронта на родину поручил своим молодым, но испытанным соратникам – Азимбеку Биримжану (Газимбек Беремжанов), Хайретдину Болганбайулы (Болганбаев), Аспандияру Кенжеулы (он заменил А.Н. Букейхана на посту заведующего Инородческого отдела. – С.А.), Мусы Сейдалулы и др.

Из материалов ЦГА РК следует, что А.Н. Букейхан, даже после свержения Временного правительства и вероломного захвата власти большевиками, не прекращая исполнять свои служебные обязанности комиссара Тургайской области, продолжал выяснять дальнейшую судьбу казахских рабочих, которые попали в госпиталь или пропали без вести. Эта истинно отцовская забота национального лидера о своём народе, особенно о молодёжи, мобилизованной на обслуживание Западного фронта, не осталась незамеченной. В редакцию газеты «Қазақ» начиная с конца мая 1917 года из разных концов Казахского края стали поступать телеграммы и письма с настоятельной просьбой учредить стипендию Алихана или построить мечеть в его честь. В этих телеграммах и письмах звучал также призыв присвоить Алихану Букейхану самое высокое народное имя, как «Алаштың Әлиханы» («Алихан всего Алаша»). Это имя являлось истинным и официальным признанием его роли лидера народа, отца новой нации.

В этом же июньском номере «Қазақ» была опубликована заметка Азанбая Сабекулы, который от имени каркаралинцев, вернувшихся домой из Западного фронта, выразил благодарность казахским студентам и учителям, бескорыстно помогавшим им во время работы в тылу Западного фонта, а также Алихану, за его отеческую заботу и покровительство. В заметке, в частности, говорилось:

«Казахскому народу! ...Мы приклоняем свои головы и выражаем безграничную благодарность тем молодым студентам и учителям, которые ради казахских джигитов приехали в Минск, открыли учреждение (Инородческий отдел), денно-нощно скитались по всей фронтовой зоне, заботясь о быте, условиях работы и безопасности своих сородичей, мобилизованных на тыловую повинность. Находясь на чужой земле всю зиму ради заботы о своих сородичах, сознательно рискуя своими жизнями, они чётко следовали инструкциям и советам издателей газеты («Қазақ») и старших товарищей.

С целью увековечения имени Галихана (Алихана Букейхана), который, призвав образованную молодёжь на фронт для оказания помощи мобилизованным, руководил её деятельностью, мы собрали деньги и передаём доверенному лицу!

Да здравствует Гали хан! Да здравствует казахская молодежь! Да здравствует казахский народ!

От имени каркаралинских джигитов Азанбай Сабекулы» (Қазақ, 1917: 4).

В статье, опубликованной газете «Южный Урал» (Оренбург) в 1917 г., А. Байтурсынулы и М. Дулатулы привели такой факт: «Какой популярностью пользуется Букейханов во всех казахских областях, доказывает то, что рабочие казахи, возвращаясъ с фронта, учредили стипендию его имени» (Байтурсунов, Дулатов, 1917: 2).

Перед выездом из Минска в Петроград за назначением на должность комиссара Временного правительства в Тургайской области, А.Н. Букейхан и его молодые соратники из Минска отбили одну телеграмму за другой во все концы Степного и Туркестанского краёв, одна из которых отправлена по 25 адресам, начиная от Кызылжара (Петропавловска), Омска, Семипалатинска до Ташкента, от Уральска, Акмолы до Перовска, Скобелева (ныне Фергана) и Коканда. В ней говорилось следующее:

«Для всех в России наступил день братства, равенства и свободы!

К выборам Учредительного собрания казахам нужно объединиться. Необходимо выдвигать на выборы достойных граждан. Впредь необходимо оставить все разногласия, раздоры, межпартийные распри. Всё, к чему нужно стремиться – это единство и справедливость!

Необходимо снова поднять вопрос о земле и всерьез взяться за решение этого первостепеннейшего вопроса! Государственной строй [в России], который отвечает нашим интересам – это «федеративная демократическая республика». Только такой строй позволит нам отстоять наши земли и сохранить нашу самобытную культуру.

Не бойтесь никого, кроме Бога! Действуйте по закону, поддержите новое Временное правительство, помогайте нашим братьям, работающим на фронте! Следите за настроением народа!

Алихан, Миржакып, Муса, Мурзагазы...

Западный фронт, Минск, 15..03.1917 г.» (Ғалихан, Міржақып и др., 1917: 1).

Заключение. Под этим документом, как и под телеграммами, рядом с лидером «Алаш» Алиханом Букейханом и его соратником Миржакыпом Дулатулы (Мир-Якуб Дулатов), стояли имена Назира Торекулулы, Мусы Сейдалыулы, Мырзагазы Есболулы, Сейдазима Кадырбайулы и др. Эта новая волна национальной элиты по призыву лидеров «Алаш» добровольно отправилась на фронт Первой мировой войны и в период своей службы в Инородческом отделе с октября 1916 по август 1917 годов, ярко продемонстрировала свою готовность бескорыстно и самоотверженно служить интересам своёго народа. Казахские джигиты, вернувшиеся из зоны боевых действий, составили костяк армии Автономии Алаш, достаточно успешно воевавшей против советской власти в 1918-1920 годах.

Әдебиеттер мен деректер тізімі:

Аманжолова Д. А. На изломе. Алаш в этнополитической истории Казахстана. – Алматы: ИД «Таймас», 2009. – 412 с.

Алихан, Мир-Якуб, Хусаин... Председателю Казахского областного комитета в Оренбурге. – Семипалатинск: Бюллетень Семипалатинского областного исполнительнаго комитета. – 1917. – № 8.

Әлихан. Мәскеу (жұмысшылар хақында). – «Қазақ». – 31.12.1917. - № 211. – С. 1-2.

Байтурсунов А., Дулатов М. Наш ответ докладной записке, напечатанной в № 125 [оренбургской газ. «Заря»] от 5 сентября с.г. // «Южный Урал».–1917. –14.09. –№ 10. – СС. 1-2.

Бөкейхан Ә.Н. Шығармалары – Сочинения. 15 томов. – Астана: «Алашорда» Қоғамдық қоры, 2017. – Т. 9. – 558 б.

Букейханов А., Дулатов М., Алмасов О. Протокол частного совещания казахов... об ущербе, причиненном сельскому хозяйству мобилизацией мужчин на тыловые работы. 07.08.1916 г. Оренбург. // Алаш-Орда: Сборник документов //Состав. Н. Мартыненко. – Алматы: Малое издательство «Айқап», 1992 г. – С. 5–10.

Бұратаналар тақырыпты. – «Қазақ». – 1916. – 22.10. – № 202. – С. 1.

Ғали хан, Міржақып, Ахмет. Алаштың азаматына! // «Қазақ». –1916. –11.08.– № 192.– С. 1.

Ғали хан. Мәскеу (жұмысшылар хақында). // «Қазақ». – 31.12.1916. – №211.– С. 2.

Ғали хан, Мырзағазы, Тел, Мұса, Хасен. Күнбатыс майданнан. Жұмысшылар жайынан. // «Қазақ». – 1917. – № 212. – С. 3.

Ғалихан. Күнбатыс майданынан. Телеграм. 09.02.1917 ж. Минск. // «Қазақ». – 1917. – № 217. – С. 3.

Ғали хан. Қазақтан доктор, фелдшер һәм переводчик керек. Күнбатыс майданы. Минск. // «Қазақ». –1917. – 28.02.– № 219. – С. 2.

Ғали хан. Күнбатыс майданынан (Жұмысшылар жайынан). Есеп. // «Қазақ». – 1917. – № 212. – С. 4.

Ғалихан. Доклад. // «Қазақ». – 1917. – 23.02-01.03. – № 220, 221. – С. 4.

Ғалихан, Міржақып, Мұса, Шаһмардан, Мырзағазы, Хасен... Телеграм. Минскі, «15/ІІІ» (Минскі, 24.03.1917 ж.). // «Қазақ». – 1917. – № 223. – С. 1.

История Казахской ССР с древнейших времен до наших дней. – 3-е изд; переработ. – Алматы, 2011. – 670 с.

Ковалев П.А. Тыловые рабочие в годы первой мирово войны (1916 - май 1917 гг. – Ташкент: Государственное издательство Узбекской ССР, 1957. – 188 с.).

«К положению инородцев в лечебных заведениях». // «Вестник КЗФ ВЗС». –1917. – 09.08.– № 383 (539). – С. 2.

Қыр баласы. Қазақтан салдат ала ма? //«Қазақ». –1913. – 08.05. – № 13. – С. 1-2.

Қойгелдиев М. Алаш қозғалысы. – Алматы: «Санат». – 1995. – 368 с.

Қойгелдиев М. Алаш қозғалысы. 1 том. Өңделіп, толықтырылған екінші басылымы. – Алматы: «Мектеп», 2008. – 480 б.

Национальный исторический архив Беларуси (НИАБ). Ф. 314. Оп. 1. Дд. 828, 834.

НИАБ.Ф. 2090. Оп. 1. Д. 2.

НИАБ. Ф. 2499. Оп. 1. Д. 253.

НИАБ. Ф. 2533. Оп. 1. Д. 195.

НИАБ. Ф. 314. Оп. 1. Д. 828. Л. 211.

НИАБ: ЛА Ф. 2540, оп. 1, д. 37, л. 244об.

НИАБ. Ф. 2533. Оп. 1. Д. 92. Лл. 68, 104.

Нұрпейісов К. Алаш һәм Алашорда. – Алматы: «Ататек», 1995. – 256 б.;

Попов И. Инордцы на фронте. Киргизы. // Вестник КЗФ ВЗС. – 1916. –06.11.– № 152 (308). – С. 2-3.

Российский военно-исторический архив (РГВИА). Ф. 9563. Оп. 1. Дд. 4, 5;

РГВИА. Ф. 9555. Оп. 1. Д. 12;

РГВИА. Ф. 9556. Оп. 1. Дд. 4, 7;

Сафиев Т. 1916 жыл оқиғасы. // «DANAkaz» (журн.). – № 5 (19). – 2015. Орал.

Собрание узаконений и распоряжений правительства, отдел 1, № 182, 6 июля 1916 г., стр. 1747; Восстание 1916 года в Средней Азии и Казахстане. Сборник документов. (Ред. коллегия: А.В. Пясковский (ответ. ред.), Т.Е.Елеуов, А.Г.Зима, О.К. Кулиев, Х.Т. Турсунов. Составители: С.Г. Агаджанов, Ф.Азадаев, А.И. Акатова, Х. Зияев, Ф.Н. Киреева, Н.С. Орлова, Я.М. Серый, О.Д. Чехович.). – Москва: Изд. Академии наук СССР, 1960. – С. 25-26.

Тәңірі жарылқасын айту. // «Қазақ». – 1917. –03.07.–№ 232. – С. 4.

Центральный государственный архив РК (ЦГА РК). Ф. 40. Оп. 1. Дд. 20064, 20070, 20074-20076, 20084-86.

ЦГА РК. Ф. 46. Оп. 1. Дд. 368, 371.

ЦГА РК. Ф. 50. Оп. 1. Дд. 48, 51.

Шоқай М. Шығармаларының толық жинағы: Он екі томдық. – Алматы: Дайк-Пресс, 2014. – Т. 9. – С. 245.

References:

Amanzholova D. A. Na izlome. Alash v etnopoliticheskoy istorii Qazaqstana [On the break. Alash in the ethnopolitical history of Kazakhstan]. – Almaty: ID «Taymas». 2009. – 412 s. [in Russian].

Alikhan, Mir-Yakub, Husain... Predsedatelyu Qazaqskogo oblastnogo komiteta v Orenburge [To the Chairman of the Qazaq Regional Committee in Orenburg]. – Semipalatinsk: Byulleten Semipalatinskogo oblastnogo ispolnitelnago komiteta. – 1917. – № 8. [in Russian].

Alikhan. Maskeu (jumıshilar khahinda) [Moscow (on the situation of workers)]. – «Qazaq». – 1917. – 31.12. – № 211. – S. 1-2. [in Kazakh].

Baytursunov A., Dulatov M. Nash otvet dokladnoy zapiske, napechatannoy v №125 [orenburgskoy gazeti «Zarya»] ot 5 sentyabrya s.g. [Our response to the memo printed in No. 125 [of the Orenburg newspaper "Zarya"] of September 5 of this year]. – «Yujni Ural». – 1917. – 14.09. – № 10. – Ss. 1-2. [in Russian].

Bokeykhan A.N. Shıgarmaları - Sochineniya [Works - Essays]. 15 tomov. – Astana: «Alashorda» Qogamdıkh qory, 2017. – T. 9. – 558 s. [in Kazakh and Russian].

Bukeikhanov A., Dulatov M., Almasov O. Protokol chastnogo soveshchaniya Qazaqov... ob ushcherbe, prichinennom sel'skomu khozyaystvu mobilizatsiyey muzhchin na tylovyye raboty. 07.08.1916 g. Orenburg. [Protocol of a private meeting of Qazaqs... about the damage caused to agriculture by the mobilization of men for rear work. 07.08.1916. Orenburg] //Alash-Orda: Sbornik dokumentov // Sostavitel' N. Martynenko. – Almaty: Maloye izdatel'stvo «Ayqap», 1992 g. – S. 5–10. [in Russian].

Вuratanalar takyrypty [About foreigners]. // «Qazaq». – 1916.– 22.10. – №202. – S.1. [in Kazakh].

Gali Khan, Mirzhakyp, Akhmet. Alashtyng azamatyna! [Citizens of Alash!]. // «Qazaq». – 11.08.1916. – № 192. – S. 1. [in Kazakh].

Gali Khan. Maskeu (zhumysshylar khakynda) [Moscow (on the situation of workers)]. // «Qazaq». – 1916. – 31.12. – № 211. – S.2. [in Kazakh].

Gali khan, Mir-Yakub, Musa, Shahmardan, Myrzagazy, Hasen.... Kunbatis maydannan. (Jumishilar jayinan) [From the Western Front. (About the situation of the workers)]. // «Qazaq». – 1917. – № 212. – S. 3. [in Kazakh].

Gali khan. Kunbatis maydannan. (Jumishilar jayinan). Esep [From the Western Front (On the situation of the workers). Esep]. //«Qazaq». – 1917. – №212. – S. 4. [in Kazakh].

Gali khan. Khazakhtan doktor, feldsher ham perevodchik kerek. Kunbatis maydan. Minsk [Doctors, paramedics and interpreters from Qazaqs are required. From the Western Front. Minsk]. // «Qazaq». –1917. – 28.02. – № 219. – S. 2. [in Kazakh].

Gali khan. Doklad [Report]. // «Qazaq». – February 23 – March 1-No. 220, 221. – p. 4. [in Kazakh].

Gali khan, Mirjakhip, Musa, Shahmardan, Mirzagazy, Hasen... Telegram. Minsk, «15/III» (Minsk, 24.03.1917 j.). // «Qazaq». – 1917. – № 223. – S.1. [in Kazakh].

Istoriya Qazaqskoy SSR s drevneyshikh vremen do nashikh dney [The history of the Qazaq SSR from ancient times to the present day]. – 3-e izd; pererabot. – Almaty. 2011. – 670 s. [in Russian].

Kovalyev P.A. Tylovyye rabochiye v gody pervoy mirovo voyny (1916 - may 1917 gg [Rear workers during the First World War (1916-May 1917)]. – Tashkent: Gosudarstvennoye izdatelstvo Uzbekskoy SSR. 1957. – 188 s.). [in Russian].

K polojeniyu inorodcev v lechebnikh zavedeniyakh [On the situation of foreigners in medical institutions]. // Vestnik KZF VZS. – 1917. – 09.08. – № 383 (539). – S. 2. [in Russian].

Qyr balasy. Qazaqtan saldat ala ma? [Child of the steppes. Will they take soldiers from among the Qazaqs?]. // «Qazaq». – 1913. – 08.05. – № 13. – S. 1-2. [in Kazakh].

Koуgeldiev M. Alash khozgalysy (Komekshi okhu khuraly) [The movement of Alash (Textbook)]. – Almaty. – «Sanat». – 1995. – 368 s. [in Kazakh].

Koygeldiyev M. Alash kozgalysy. 1 tom. Ondelіp, tolykhtyrylgan ekіnshі basylymy. – Almaty: «Mektep». 2008. – 480 b. [in Kazakh];

Natsionalnyy istoricheskiy arkhiv Belarusi (NIAB) [National Historical Archives of Belarus]. F. 314. Op. 1. Dd. 828, 834. [in Russian].

NIAB.F. 2090. Op. 1. D. 2.[in Russian].

NIAB.F. 2499. Op. 1. D. 253.[in Russian].

NIAB.F. 2533. Op. 1. D. 195. [in Russian].

NIAB. F. 314. Op. 1. D. 828. L. 211. [in Russian].

NIAB. F. 2540. Op. 1. D. 37. L. 244 vol. [in Russian].

NIAB. F. 2533. Op. 1. D. 92. L. 68, 104. [in Russian].

Nurpeyіsov K. Alash ham Alashorda. – Almaty: «Atatek». 1995. – 256 b. [in Qazaq].

Popov I. Inordcı na fronte. Kirgizi [Aliens at the front. Kirghiz people]. // Vеstnik KZF VZS. – 1916. – 06.11. – № 152 (308). – S. 2-3. [in Russian].

Rossiyskiy voyenno-istoricheskiy arkhiv (RGVIA) [Russian Military Historical Archive]. F. 9563. Op. 1. Dd. 4, 5. [in Russian].

RGVIA.F.9555. Op. 1. D. 12. [in Russian].

RGVIA. F. 9556. Op. 1. Dd. 4, 7. [in Russian].

Safiev T. 1916 jil okhigasi [Events of 1916]. // «DANAkaz» (journal). – №5 (19). – 2015. Oral. [in Kazakh].

Sobraniye uzakoneniy i rasporyazheniy pravitel'stva, otdel 1, № 182, 6 iyulya 1916 g., str. 1747; Vosstaniye 1916 goda v Sredney Azii i Qazaqstane. Sbornik dokumentov. [Collection of Legalizations and Orders of the Government, Section 1, No. 182, July 6, 1916, p. 1747; The uprising of 1916 in Central Asia and Qazaqstan. Collection of documents]. (Red. kollegiya: A.V. Pyaskovskiy (otvet. redaktor), T.Ye. Yeleuov, A.G. Zima, O.K. Kuliyev, KH.T. Tursunov. Sostaviteli: S.G. Agadzhanov, F. Azadayev, A.I. Akatova, KH. Ziyayev, F.N. Kireyeva, N.S. Orlova, YA.M. Seryy, O.D. Chekhovich.).– Moskva: Izd. Akademii nauk SSSR, 1960. – S. 25-26. [in Russian].

Taniri jarilkhasin aitu! [We express our gratitude!] //«Qazaq».– 1917. –03.07.– № 232. – S. 4. [in Kazakh].

Tsentral'nyy gosudarstvennyy arkhiv RK (TSGA RK) [Central State Archives of the Republic of Qazaqstan]. F. 44. Op. 1. Dd. 20064, 20070, 20074-20076, 20084-86. [in Russian].

TSGA RK. F. 46. Op. 1. Dd. 368, 371. [in Russian].

TSGA RK. F. 50. Op. 1. Dd. 48, 51. [in Russian].

Shokhay M. Shigarmalarining tolikh jinagi: On eki tomdikh [Complete works: Twelve volumes]. – Almaty: Dayk-Press, 2014. – T. 9. – S. 241-242. [in Kazakh].

ҒТАМР 03.00.20

ҚАЗАҚТАРДЫҢ БІРІНШІ ДҮНИЕЖҮЗІЛІК СОҚЫСҚА ҚАТЫСУЫНЫҢ ТАРИХИ АСПЕКТІЛЕРІ

С.-Х. А. Жүсіп¹, Х.Б. Маслов²*

¹PhD, Л.Н. Гумилев атындағы Еуразия ұлттық университетінің «Алаш» ҒЗИ директоры. Қазақстан, Нұр-Сұлтан қ. E-mail: prahacz2002@gmail.com. https://orcid.org/0000-0002-4090-3963

²PhD, Л.Н. Гумилев атындағы Еуразия ұлттық университетінің «Алаш» ҒЗИ ғылыми қызметкері. Қазақстан, Нұр-Сұлтан қ. E-mail: halel_86@mail.ru. https://orcid.org/ 0000-0003-2027-0078

Аңдатпа. Қазақстан тәуелсіздігінің 30 жылдығына дейінгі тарихи зерттеулерде Ресей патшасының 1916 жылғы 25 маусымдағы «бұратана халықтарды тыл жұмысына тәркілеу туралы» жарлығы тек қазақ халқының Ресей отарлығына қарсы ұйымдаспаған көтерілісінің себебі ретінде бұрмаланып, біржақты қарастырылды, көтерілістің өзі - марксистік-лениндік идеология мен насихатына сай біржақты«ұлт-азаттық» ретінде сипатталды. І-інші дүниежүзілік соғыс, оның қазақ даласындағы ахуалға ықпалы, қазақтың осы соғысқа қатысуы ғылыми зерттеу тақырыбына айнала қоймады. Міне осы жағдайда отандық және шетел архивтеріндегі материалдар 1916-1917 жылдары соғысқа жүздеген мың қазақтың қатысқанын растайды. Соғыста патшалық Ресей тылын жайластыруға «тәркіленген» 19-дан 35-ке дейінгі қазақ оны тозақ жағдайында - неміс армиясының зеңбірек атқылауы, әуе бомбалауы және химиялық шабуылдары астында өтеді. Сондай-ақ қазақтар небір жат аурудан, тойып тамақ ішпеуден және тіпті аштықтан зардап шекті. Олармен бірге бұл азапты 1916-1917 жылдары Әлихан Бөкейхан бастаған «Алаш» элитасы мен студент жастары өз еркімен бастан кешті. Патшалық билікті құлатқан 1917 жылғы Ақпан төңкерісінен кейін сәуір айындаУақытша үкімет қазақты қаражұмысқа алуды тоқтату және оларды еліне жөнелту туралы қаулы қабылдады. Соңғы қазақ жұмысшысы 1917 жылғы тамыз айында елге оралды.

Түйін сөздер: Бірінші дүниежүзілік соғыс, 25 маусым жарлығы, бұратана-қазақ, реквизиция, тозақ жұмысы, окоп, блиндаждар, бейтаныс аурулар, аштық, Ақпан төңкерісі, Алаш аутономиясы, Алаш Орда, «Алаш» армиясы.

IRSTI 03.00.20

HISTORICAL ASPECTS OF THE PARTICIPATION OF QAZAQS IN THE FIRST WORLD WAR

Zhussip Sultan Khan¹, Мaslov Khalil²*

¹PhD, Director of the "Alash" Research Institute of the L.N. Gumilyov Eurasian National University. Kazakhstan, Nur-Sultan. E-mail: prahacz2002@gmail.com. https://orcid.org/0000-0002-4090-3963

²PhD, Researcher at the "Alash" Research Institute of the L.N. Gumilyov Eurasian National University. Kazakhstan, Nur-Sultan. E-mail: halel_86@mail.ru. https://orcid.org/0000-0003-2027-0078

Abstract. In official historical studies up to the period of independence of Kazakhstan, the decree of the tsar of the Russian Empire" on the requisition of foreigners for rear work "of June 25, 1916 was viewed one-sidedly, only as the reason for the uprising of the Kazakh people against Russian colonialism, the uprising itself received a controversial, but quite appropriate to Marxist-Leninist ideology, interpretation as "national liberation". The First World War, its impact on the events in Kazakhstan, the participation of Kazakhs in this war have not become the subject of research. Meanwhile, archival materials indicate the participation of hundreds of thousands of Kazakhs in this war. Kazakhs from 19 to 35 years in this war worked in hellish conditions - under shelling, aerial bombing and chemical attacks of the German army, and also suffered from unknown diseases, malnutrition and hunger. Together with them, all these hardships and hardships of the World War were voluntarily borne by the elite of "Alash" and the student youth under the leadership of Alikhan Bukeikhan, who followed them to the front in the autumn of 1916. After the overthrow of tsarism in February 1917, the Provisional Government of Russia in April stopped the mobilization of Kazakhs for rear work and their evacuation to their homeland. The last Kazakh was evacuated in August 1917.

Keywords: World War I; decree of June 25, Kazakhs-foreigners; requisition; hellish work; trench; dugouts; diseases; malnutrition; famine; February revolution; Alash autonomy; Alash Horde, Alash army.

Данная научная статья подготовлена в рамках реализации проекта AP08855676 «Новейшая интерпретация участия казахов в Первой мировой войне в 1916-1917 годах: художественно-документальные произведения, исторические документы, архивные материалы»по грантовому финансированию фундаментальных и прикладных научных исследований по научным проектам на 2020-2022 годы.

No comments

To leave comment you must enter or register