Home » Materials » МРНТИ 03.20.00 DOI 10.51943/2710_3994_2021_2_1 ГЕНЕЗИС КАЗАХСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ В КОНТЕКСТЕ ОБЩЕЙ КОНЦЕПЦИИ ВОСТОЧНОГО ПУТИ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ГОСУДАРСТВ

Г.К. Асанова¹. ¹К.и.н., профессор. Карагандинский университет Казпотребсоюза. Казахстан, Караганда.

МРНТИ 03.20.00 DOI 10.51943/2710_3994_2021_2_1 ГЕНЕЗИС КАЗАХСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ В КОНТЕКСТЕ ОБЩЕЙ КОНЦЕПЦИИ ВОСТОЧНОГО ПУТИ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ГОСУДАРСТВ

Scientific E-journal «edu.e-history.kz» № 2(26), 2021

Tags: (неевропейский), восточный, государственность, казахская, народов, кочевых, государственность, государственность, путь, развития, всемирно-исторический, контекст
Annotation:
Аннотация. В данной статье исследуется генезис казахской государственности в общем контексте исторического процесса возникновения восточных (неевропейских государств). Понятие Востока в исторической науке используется не столько как географическое, сколько как историческое, культурное, цивилизационное. Специфика и характер возникновения и функционирования институтов власти на Востоке связаны с типологическими особенностями, особенностями исторического, идеологического, этнического, социокультурного, природно-климатического и экономического характера. Эти черты и составили восточный, азиатский (неевропейский) способ возникновения государств. Государственность казахов – продолжение государственности крупных кочевых империй и отдельных ханств, с древности существовавших на территории Казахстана. Возникновение государственности было связано не с формированием частной собственности и классового общества (европейский путь), а с оформлением ранних политических образований типа протогосударств, в результате постепенного перехода, перерастания родоплеменного общества в государство. Эти особенности, как известно, стали причиной различных теорий о том, что кочевые цивилизации в целом, и в частности, казахи не имели института государства, как такового. Ключевые слова: государственность, государственность кочевых народов, казахская государственность, восточный (неевропейский) путь развития, всемирно-исторический контекст.
Text:

Введение. В современных условиях глобализации, сохранение национальной идентичности, истории и культуры народов занимает ключевое место в общественном развитии. История выступает одним из ключевых элементов государственности как таковой, восстанавливающей и сохраняющей связь времен, преемственность истории и традиций государственности.

Приобретение Казахстаном независимости и суверенитета изменило мир устоявшихся стереотипов и подходов в исторической науке Казахстана. Изменения, происшедшие за годы независимости Республики Казахстан, определили в обществе принципиально новые методологические подходы к изучению национальной истории. Приоритетное место в исследованиях заняла реализация программы по раскрытию «белых пятен» истории Казахстана. Усилия историков были направлены на то, чтобы осветить ранее «закрытые зоны», переосмыслить односторонне исследованные проблемы дореволюционной и советской истории страны. Возросла востребованность обществом исторической науки (Козыбаев, 2006: 11).

Национальная история должна стать центральным звеном общественных наук и важнейшим инструментом формирования исторического сознания и воспитания патриотизма. «Необходимо немедленно приступить к написанию новой академической истории Казахстана. В конце концов, в этом суть проблемы возрождения исторического сознания. К этой работе необходимо привлечь наших авторитетных историков. Я также предлагаю написать краткую историю Казахстана для иностранной аудитории и перевести её на основные языки мира. Это единственный способ показать миру многовековую правдивую историю казахского народа. …Каждый народ должен сам писать свою историю, не поддаваясь влиянию чуждой идеологии. История, написанная с позиций национальных интересов, способствует пробуждению национального самосознания» - отметил Президент Республики Казахстан Касым-Жомарт Токаев своей в статье «Независимость превыше всего» (Токаев, 2021).

Проблема генезиса казахской государственности, методологии исследования государственности кочевых народов в целом, является одной из актуальных в современной историографии Казахстана.

Формирование и развитие государства – это долгий, сложный и постепенный исторический процесс, который у различных народов мира шел разными путями. В исторической науке выделяют два пути возникновения и развития – европейский и неевропейский (азиатский), которые в своем развитии приводят соответственно к двум различным социальным и политическим структурам. Государственность казахов –продолжение государственности крупных кочевых империй и отдельных ханств, с древности существовавших на территории Казахстана.

Казахское ханство, основанное в ХV в., по признакам единства территории, политического устройства и общности культуры, религии и языка отвечало критериям самостоятельного государства. Находясь на стыке Европы и Азии, территория Казахстана была «мостом», соединявшим различные цивилизации, культуры, народы. Поэтому, считаем, что в современных условиях, следует рассматривать генезис казахской государственности в контексте мировой истории, истории Евразии, кочевых цивилизаций, истории тюркских народов, стран Центральной Азии.

Материалы и методы.

1. В качестве источников привлечены специальные научные труды европейских, российских и казахстанских исследователей, теоретико-обобщающих работ по истории кочевых народов Центральной Азии, монографии, статьи, тезисы статей, которые позволили обозначить и детализировать научные взгляды, видение исторических процессов, теоретические концепции и методологические позиции, и проследить их эволюцию.

Важное методологическое значение имеют труды ряда исследователей, в которых глубоко обосновывается идея целостности и взаимной обусловленности природы и общества в историческом развитии человечества. Большое теоретическое значение имеют труды ученых, в которых содержатся ключевые методологические положения, раскрывающие направленность и характер взаимоотношений общества и природы, основополагающие принципы и закономерности их взаимодействия во всех сферах жизнедеятельности человека.

2. Решение исследовательских задач основано на принципе историзма. «Фундаментальной предпосылкой историзма является уважение к независимости прошлого. Сторонники историзма считают, что каждая эпоха представляет собой уникальное проявление человеческого духа с присущими ей культурой и ценностями. Если наш современник хочет понять другую эпоху, он должен осознать, что за прошедшее время условия жизни и менталитет людей – а может быть, и сама человеческая природа – существенно изменились. Историк не страж вечных ценностей; он должен стремиться понять каждую эпоху в ее собственных категориях, воспринять ее собственные ценности и приоритеты, а не навязывать ей наши» (Тош, 2000: 16).

Проблемы генезиса казахской государственности рассматриваются как следствие конкретных социально-исторических условий в контексте общей концепции восточного (неевропейского) пути возникновения государств, а также мировой истории, истории Евразии, кочевых цивилизаций.

В работе использованы общенаучные принципы познания, методы периодизации, логического анализа, сравнительно-исторический, системно-исторический.

Обсуждение и результаты. Изучая вопросы генезиса государственности, К. Маркс впервые выдвинул идею об особом восточном (неевропейском) пути возникновения государств, основанном на азиатском способе производства. Знакомясь с восточными обществами и государствами, изучая азиатскую общину как первичную ячейку общества, он не увидел там частной собственности, следовательно, и классовую борьбу. На основе этого, была выдвинута идея о Востоке как особом феномене, которая дает основание признать существование структурных различий между Западом и Востоком.

Впервые понятие азиатского способа производства употребляется в переписке Маркса и Энгельса в 1853 году (Маркс, Энгельс, 1962: 174-261) и в статье Маркса «Британское владычество в Индии» (Маркс, 1957: 130-36). В предисловии к труду «К критике политической экономии» (1859) К. Маркс прямо утверждает, что «…азиатский, античный, феодальный и современный, буржуазный, способы производства можно обозначить, как прогрессивные эпохи экономической общественной формации» (Маркс, 1957: 7). Характеристика отдельных аспектов азиатского способа производства встречается и в последующих работах основоположников марксизма (в «Капитале» и «Анти-Дюринге»). Понятие Восток в исторической науке используется не столько как географическое, сколько как историко-культурное, цивилизационное. Здесь впервые в истории развития человеческого общества сложились те социальные и политические институты, государство, право, мировые религии, которые и породили со времени возникновения античных государств (Древней Греции и Рима) в 1 тысячелетии до н.э. дихотомию Восток-Запад.

Принципиальные различия восточного и западного цивилизационных путей развития заключались в том, что на Востоке, в отличие от Запада, где частная собственность играла господствующую роль, частнособственнические отношения, отношения частного товарного производства, ориентированного на рынок, не занимали значительного места. Восток в мировой истории был представлен многими странами, рядом крупнейших региональных цивилизаций (индо-буддийской, ассирийско-вавилонской, конфуцианско-китайской, мусульманской), но вышеуказанные особенности (отсутствие господствующей роли частной собственности, общинный строй общества) были главными определяющими чертами их типологического сходства в отличие от античных стран, а затем и стран Западной Европы, преемника античной цивилизации. Одной из основных социальных форм, играющих решающую роль в эволюции восточных обществ, была сельская община, сохранившая во многом черты патриархально-родовой организации. В значительной мере она определяла характер политической власти в этих обществах, роль и регулирующе-контрольные функции государства, особенности правовых систем.

В современной литературе «азиатский» способ производства характеризуется как сочетание «производительной активности сельских общин и экономического вмешательства государственной власти, которая одновременно эксплуатирует общины и управляет ими» (Захаров, 1992: 49). В Философском словаре дается следующее определение: ««азиатский» способ производства - это своеобразная система земледельческих общин, объединенных государством» (Философский энциклопедический словарь, 1983: 14) Иными словами, «азиатский» способ производства это такое социально-экономическое устройство, в котором общество это совокупность земледельческих общин, государство это единственный суверен и аппарат, организующий производство и эксплуатирующий земледельцев-крестьян. Здесь очень важно заметить, что при «азиатском» способе производства основной производительной единицей были лично свободные крестьяне, а не рабы, как это часто трактуется в некоторых источниках. На большом фактическом материале современные исследователи показали, что рабовладельческий строй возникает как исключение главным образом в античном мире. (Крашенинникова, 2001: 6-7); (Гуревич, 1990: 36) Из этого тезиса следует, что на Востоке классического рабовладения не было, как не было и чистого феодализма. Восток, в силу своей специфики, глубокого своеобразия общественных структур и способов их функционирования, выпадал из жесткой пятичленной схемы формаций, сменяющих друг друга. «Эти отклонения» не случайны. Не говоря уже о том, что при уровне развития исторических знаний середины XIX в. свою теорию формации Маркс неизбежно основывал преимущественно на материале истории Европы.

Современное понимание «азиатского» способа производства и новые концептуальные подходы заключаются в исследовании уровня развития государства (по различным критериям), процесса признания прав и свобод личности в государстве, особенностей формы государственного правления и соотношения общества и государства и др.

Говоря об уровне развития государства на Востоке, следует отметить, что «азиатское государство», или «государство-класс», которое в силу отведенных ему полномочий противостояло обществу, - это мощный механизм, тонкий чиновничий аппарат, сочетавший в себе все властные институты, регулировавшие социальные, правовые, экономические, культурные, словом, все сферы жизнедеятельности общества (Васильев, 2011: 76). Представление о «восточной деспотии» как пример произвола и тирании, абсолютизация присущей каждому государству функции подавления, приводило к забвению его социальной роли. Например, функции гарантии безопасности, правосудия, арбитра в споре между публичными и частными интересами, как хранителя конкретной этнической (или межэтнической) общности с присущей ей культурой, являющейся непременным условием ее ценности и выживания. Эту универсальную роль государства, проявляющуюся с той или иной мерой полноты в разных обществах, можно проследить в истории самых ранних древневосточных цивилизаций. Признание высшего божественного авторитета правителя, его деспотических полномочий, было основополагающим элементом духовной культуры, патерналистско-этатистской идеологии, присущей восточным традиционным обществам. Государственная власть, государство, персонифицируемое в лице правителя, наделялись здесь в массовом сознании всесилием в силу отводимой особой роли в поддержании безопасности, правосудия и справедливости. Колоссальная роль государства была в экономике. На наш взгляд, это и есть одна из ярких черт «азиатского государства», азиатского пути развития вообще: главное отличие Востока от Запада, - это то обстоятельство, что государство на Западе развивало частную собственность, а на Востоке подавляло. Для восточного общества «развитие политической организации при отсутствии или неразвитости частной собственности было нормой» (Васильев, 1980: 173). Мы понимаем «азиатский способ производства» как особый путь обществ Востока, несопоставимый с этапами развития Запада.

За время существования истории как науки, одной из актуальных задач научных поисков было исследование основных причин и исторических закономерностей процессов, генерируемых государственную организацию в конкретных обществах. В эпоху средневековья характер и направленность этих процессов, трансформация институтов общества, определяются широким диапазоном факторов. Основным фактором является своеобразное взаимодействие экологических и социально-экономических процессов в обществе, когда природная и ландшафтная среда обусловливали основные параметры жизнедеятельности социума, систему материального производства и т.д., которые, в свою очередь, определяли «надстройку», основные особенности и закономерности такого явления, как государство номадного типа.

Между тем в последнее время, благодаря высвобождению научной мысли только из формационных рамок, появилась перспектива для изучения проблем, связанных с генезисом государственного управления, идеологии власти и других вопросов государственности у номадов, на новом уровне. В последнее десятилетие поссибилизм постепенно уступает место цивилизационному пониманию мира и истории, представлению о том, что основные параметры жизни средневековых аграрных обществ: характер и направленность институциональных процессов, трансформация традиционных органов власти, - определяются широким диапазоном факторов. Ведущее место, в числе этих факторов, принадлежит экологическим и природно-климатическим условиям. Именно в этой последовательности они определяют социальный и политический облик аграрных обществ, с преобладанием животноводческой отрасли экономики, а также характер и содержание происходящих в них социальных и политических процессов.

Государственные объединения номадного типа, более чем другие типы государств, были втянуты в естественные и общественно-политические процессы своей эпохи, но существовали лишь в определенных пространственно-временных, природно-климатических границах, с известной амплитудой условий жизнедеятельности. Это следует понимать, прежде всего, как форму взаимодействия природных и политических факторов жизни конкретных обществ, как способ социального и политико-потестарного функционирования в определенных экологических нишах, посредством определённого вида аграрной экономики.

Исследование цивилизационных и пространственно-временных законов исторического развития номадов представляется вполне возможным сквозь призму изучения истории и культуры, системы материального производства и общественных отношений казахов, одного из крупнейших кочевых народов Евразии нового времени, в наибольшей степени сохранившего к началу XX в. кочевой образ жизни. В силу ряда объективных причин именно анализ культурно-бытовых реалий кочевников-казахов, является тем ключом, с помощью которого может быть обеспечено познание и всестороннее исследование механизма функционирования системы «общество природа». Кочевая цивилизация казахов XVIII - начала XX вв. ярко иллюстрирует способы адаптации номадов к условиям аридной экосистемы, особенности кочевой стратегии природопользования, специфику системы материального производства, социальной организации и общественных отношений. На этой основе возможно исследование кочевого хозяйственно-культурного типа, получившего широкое распространение на всем ареале степной, полупустынной и пустынной зоны умеренного пояса Евразии, историко-культурного функционирования (Масанов, 1995: 5).

Объективное исследование данной проблемы позволяет выявить две позиции историков по истории развития евразийской степной цивилизации.

Взгляды одних основаны на европоцентристских представлениях, утверждающих, что кочевые народы не имели не только своей собственной государственности, но даже и своей истории. Традиции европоцентризма получили научное обоснование данное мнение получило в марксистской советской историографии, отрицавшей существование государственности у кочевников и отказывавшей им в способности достигнуть уровня государственной организации по причине отсутствия классов и частной собственности на средства производства. А раз отсутствовали классы и частная собственность на средства производства, то не могло быть и государства.

Известно, что у истоков европоцентристских взглядов, отрицающих кочевую государственность, стояли основоположники немецкой классической философии И. Кант, Ф. Гегель, А. Тойнби. В частности, И. Кант усматривал истоки государственности у кочевников в конфликте между кочевниками (номадами) и землевладельцами (оседлыми группами). Ф. Гегель, относя номадов ко второй доисторической стадии развития кочевничества, считал, что кочевники не дозрели до стадии образования государственности. А. Дж. Тойнби, обозначая все империи, как «универсальные государства», подразделяет их на европейские демократические и евроазиатские деспотические. Причем, последние, по его мнению, быстро деградируют. Таким образом, они, абсолютизируя возникновение цивилизации и развития государственности в Европе, обосновали возможность завоевания и упорядочения «цивилизованной Европой над дикой Азией». Их теории сопровождали новые направления, сначала теория антропологизации в исследовании номадизма, затем возникла «завоевательная теория» происхождения государства у кочевников (Ратцель и др.), т.е. возникновение кочевых империй. Необъективным можно считать и разделение народов на «оседлые» и «кочевые», когда непременно пытаются придать последним отрицательный оттенок. Их отличие лишь в том, что была разной форма хозяйствования, у одних оседлая земледельческая, у других кочевая скотоводческая, у одних множество письменных источников, у вторых богатая устная традиция.

Также с этих позиций рассматривался вопрос о роли кочевых народов в мировой истории и культуре. Многие исследователи Запада придерживались тезиса о застойности кочевого общества и кочевой экономики, тем самым отрицая наличие каких-либо поступательных изменений в социальной сфере кочевых народов. А. Тойнби однозначно утверждал, что «несмотря на нерегулярные набеги на оседлые цивилизации, временно включающие кочевников в поле исторических событий, общество кочевников является обществом, у которого нет истории» (Тойнби, 1991: 186). В рамках этих научных концепций государственность кочевых народов представлялась как «варварское дофеодальное государство» (История Казахской ССР, 1943:49). Однако, впоследствии исследователи доказали, что в результате культурного прорыва на рубеже летоисчисления началось формирование тюркской цивилизационной модели, которая имела одновременно признаки речной, нагорной и континентальной культуры. Проф. С.Г. Кляшторный (Кляшторный, 1964)выводит ее исходным началом Тюркский каганат. К более раннему периоду относит процесс формирования цивилизации в тюркской Сибири академик АН СССР А.П. Окладников. А.Х. Маргулан (Маргулан, 1998), Л.Н. Гумилев однозначно пришли к выводу о наличии высокоразвитого уровня кочевой цивилизации среди народов Евразии, которая за три тысячелетия прошла законченный цикл творческой эволюции (Гумилев, 1979: 5).

Против европоцентристского восприятия истории кочевых народов выступили известные ученые. В свое время и академик Н.И. Конрад в своих статьях «Средние века в исторической науке» (Конрад,1972: 11-102), «О смысле истории» (Конрад, 1972: 446-486), а также в письмах к А.Дж. Тойнби дал достаточно обоснованный с методологических позиций ответ европоцентризму. Аналогичные мнения встречаются и среди западных исследователей (американский исследователь Руди Пол Линднер) (Lindneret.al., 1982: 690).

Подобное субъективное отношение к истории кочевников имело место еще до ХХ века. Однако в это столетие были проделаны первые шаги к объективному концептуальному переосмыслению проблемы. Например, в трудах В.В. Вельяминова-Зернова, В.В. Григорьева, Я.В. Ханыкова, И.Н. Березина, А.С. Алекторова, Г.Н. Потанина, А.А. Харузина, А.И. Левшина,Б.А. Владимирцова, В.В. Бартольда, Ч.Ч. Валиханова, М. Красовского, А.К. Гейнса, Л. Мейера, В.В. Радлова, Л.Н. Гумилева вопрос о наличии или отсутствии государства у кочевников специально не ставился, ими рассматривались внутренние этнополитические процессы, происходившие в степи, критически осмыслена вся западноевропейская и русская научная литература, систематизированы исторические сведения о казахах. Собранные ими исторические сведения разрушили концепцию европоцентризма и показали наличие общих признаков, присущих всем государствам, что делает эти исследования ценным источником по истории казахской государственности. Более позже, вопросы генезиса казахской государственности исследованы в трудах С.Г. Кляшторного, А.П. Окладникова, А.Х. Маргулана, Э.А.Масанова, М.М. Козыбаева, И.В. Ерофеевой и др.

Большой вклад в изучение этнополитических процессов в казахской степи и различных сторон жизни казахского народа, внес А.И. Левшин. Следует отметить, что наиболее ценным в его научном наследии, является концепция исследования истории народа, методологический подход к исследованию. «Первые два вопроса, которые рождаются при имени малоизвестного народа, суть следующие: «Где он живет и как он многочислен?» Подобный подход к исследованию и раскрытие этих вопросов имело не только важное научное, но и политико-правовое значение для изучения истории государственно-политической организации общества. Научные воззрения А.И. Левшина основаны на принципе естественного закона, т.е. детерминированности географическими и общественными условиями жизни людей, их влияние на обычаи и нравы, институты и законы, складывающиеся объективно, с естественной необходимостью. Принцип естественного закона проявляется в обществе в образе правления, воспитании, климате и местоположении, которые сильно действуя на природу человека, порождают различия и разнообразие в вере, нравах, образе жизни и обрядах людей у всех народов во все времена. Ссылаясь на сведения восточных историков, А.И. Левшин утверждает, что казахи составляли «самостоятельный и независимый народ в отдаленнейших веках нашего летоисчисления». «Достоверно то, что Фирдевси, или Фердуси, живший около 1020 года, то есть за два столетия до появления монголо-татар на западе в «Истории Рустема» упоминает о народе казаках и, ханах казакских» (Левшин, 1996:152). «Народ сей весьма известен в Азии и составляя одну из отраслей многочисленного турецкого племени…» (Левшин, 1996:153-154].

Особое место занимают взгляды Л.Н. Гумилева. Проблемы кочевой государственности, поднимавшиеся в многочисленных работах Л.Н. Гумилева по истории кочевников, всегда излагались аргументировано и обоснованно, с привлечением многочисленных разноязычных источников и литературы. В научном наследии Л.Н. Гумилева приоритетное место занимают исследования по истории тюркского и монгольского миров, кочевых народов в целом (Гумилев, 1999). Рассматривая проблемы тюркологии, поднятые в работах известных востоковедов, Л.Н. Гумилев разработал концептуальные методологические подходы в целом к истории кочевничества.

Заслуживает внимания оригинальная концепция этногенеза и этнической истории казахов Э.А. Масанова, исследовавшего основные особенности функционирования и жизнедеятельности кочевого общества казахов, процессы адаптации номадов к специфическим ресурсам аридных экосистем, социально-экономическую дисперсность и концентрацию, общину, разнообразные формы собственности.

На протяжении длительного времени с III в. до н.э. до XIV в. н.э. на территории обширного евразийского степного пространства существовали различные государственные объединения, у истоков которых стояли кочевые народы от хуннов до монголов и их наследников. Все эти государства имели соответствующие атрибуты высокой политической организации в виде государств с определенными территориальными границами, добровольной или регулярной армией, правовой системой, четкой военно-административной организацией во главе которой стояли верховные правители – каган или хан, со своей ставкой и ордой (столицей), с широкими внешнеполитическими связями с сопредельными государствами. Эти государства невозможно характеризовать как некие неорганизованные, аморфные толпы населения, кочевавшие с места на место и проводившие постоянные захватнические войны. В наследие от них осталось немало исторических памятников: городов, городищ и укреплений и т.п. До появления Чингис хана, Жетысу стал ареной междоусобных войн, столкновений кочевых племен, а также образования и упадка государств -кочевых империй.

В целом период VXIII вв. имеет огромное значение для истории казахского народа. Протоказахские и другие тюркские племена впервые выходят на историческую арену под собственными именами, идет активный процесс образования современных языков и этносов, распространения среди населения мировых религиозных систем - христианства, буддизма и ислама. Впервые тюркский язык перелагается на арабскую графику, и появляются крупные литературные произведения, заложены те основы, которые определяли всю последующую историю кочевых народов Евразии.

«Политическая система кочевников намного отличалась от классического понимания, которое было принято у нас еще со времен Маркса-Энгельса. Поэтому спор на тему: «Было ли у казахов государство?» - считает казахстанский историк И. Ерофеева ненаучным. Разумеется, государство было, только устройство его нельзя сравнивать с европейским.

Здесь уместно вспомнить термин «Деспотия пространства», который ввел в оборот выдающийся исследователь номадов Н.Э. Масанов. Что это такое? Это совокупность многих факторов: огромные территории, небольшая плотность и рассеянность населения, аридный климат, отсутствие длительных и прочных поселений и так далее. Разумеется, в этих условиях управлять государством так, как было принято в городах или небольших государствах, невозможно. …Поэтому и форма государственной власти у номадов сложилась своя, совершенно уникальная». «Такое политическое устройство было органично вплетено в ткань естественных процессов Степи, адаптировано и к месту, и к климату, и ко времени. Степная система управления функционировала фактически без перебоев довольно продолжительное время вплоть до Нового времени, пока не изменилась геополитическая обстановка. В оседлых странах произошли технологические революции, возникли империи и начался передел мира. В новых условиях преимущества достаточно демократической системы Казахского ханства стали уязвимыми местами – Степь начала уступать технологичному и деспотичному напору соседних культур. Этому способствовали еще два фактора: изобретение огнестрельного оружия дальнего боя, которое лишило конницу кочевников всех преимуществ, и открытие морских торговых путей, которые оказались дешевле и безопасней сухопутных. И Степь постепенно перестала быть караванным путем…» (Ерофеева, 2015).

Особенностью казахской государственности было то, что социополитические институты выполняли не только вопросы политико-правового характера, но и заключали в себе совокупность социальных, культурно-духовных начал. Функции власти в степной цивилизации шире, универсальнее, и состоят не только в управлении, а защите интересов кочевого социума и сохранении целостности всего этноса. Государственность кочевников строилась на ценностных и нравственных началах, и не по своему внутреннему содержанию не может соответствовать общепринятым европейским образцам государства.

Особенностью вертикальной социальной стратификации традиционного казахского общества было то, что она представляла собой открытую, демократичную, легко приспосабливающуюся к обстоятельствам внешней среды, основанную на социальной справедливости, самобытную социо-политическую систему, основанную на принципе генеалогического родства и степной демократии. Элементами степной демократии выступали всеказахские курултаи, мажилисы, советы ханов, институты биев, батыров, жырау. Таким образом, институты власти и управления кочевого казахского общества, стоявшие над традиционными социальными институтами, формировались не в результате классообразования, а являются продолжением государственно-политических процессов, происходящих в течение длительного периода жизнедеятельности тюркского этноса.

Основными причинами появления государства здесь были:

1) потребность в организации кочевого хозяйства;

2) необходимость объединения в этих целях значительных масс людей (населения) и больших территорий;

3) необходимость единого, централизованного руководства этими процессами.

Аппарат государства возникает из структур управления родоплеменными объединениями.

Специфическими особенностями данной формы государства являлось:

•отсутствие классов в понимании их как групп людей, по-разному относящихся к основным средствам производства;

•отсутствие частной собственности на средства производства;

•сохранение основных экономических и социальных структур родовой организации, в частности, общины, основывающейся на генеалогической, кровнородственной близости и на патриархальных принципах отношений внутри семьи.

Обращает внимание тот факт, что община была в целом заинтересована в подобном порядке, т.е. община и её члены не претендовали на право собственности земли. В чем же общность интересов государства и общины?

На наш взгляд, это обусловлено рядом факторов, а именно:

•государство обеспечивало безопасность общины, община самостоятельно не смогла бы выдержать какой-либо натиск извне, взамен на это община содержала госаппарат, выплачивая налог;

•особый менталитет восточного традиционного общества, обусловленный поглощением личности коллективом – препятствовал формированию инициативной личности, способной развить частную собственность. Этому обстоятельству способствовала и государственная идеология, которая через мифологию, религию, обычаи и традиции устанавливала образ покорного человека, для которого на первом месте стояли общинные, родовые интересы и духовные ценности;

•природно-климатические условия и формы организации жизнедеятельности требовали таких усилий, что было под силу только организованному коллективу, а не отдельным семействам, что и обусловило объединение людей в общины. В связи с этим азиатское государство надолго консервировало общину как основную ячейку общества и производственную единицу.

Заключение. Таким образом, история образования Казахского ханства тесно связана с историей Золотой Орды. Период массовых передвижений целых кочевых народов и племен, постоянные и беспрерывные столкновения отдельных самостоятельных ханств, образованных на развалинах Золотой Орды, завершился образованием Казахского ханства к середине XV века.

Государственность казахов - продолжение государственности крупных кочевых империй и отдельных ханств, с древности существовавших на территории Казахстана. Возникновение государственности было связано не с формированием частной собственности и классового общества (согласно положениям марксистского обществоведения), а с оформлением ранних политических образований типа протогосударств. Это и есть тот самый неевропейский путь развития, который имел в виду К. Маркс, когда писал об «азиатском» способе производства и восточном (неевропейском) пути возникновения государств. В этом и заключается особенность генезиса государственности кочевников. Это и есть особый неевропейский, азиатский путь возникновения государства, в частности кочевого государства степной цивилизации, когда появление государства было вызвано необходимостью организации общественной жизни, и представляло собой постепенный переход, перерастание родоплеменного общества в государство. Эти особенности, как известно, стали причиной различных теорий о том, что кочевые цивилизации в целом, и в частности, казахи не имели института государства, как такового.

Список литературы и источников:

Бартольд В.В. Тюрки: двенадцать лекций по истории турецких народов Средней Азии. – Москва, 2020. – 154с.

Васильев Л.С. История Востока. Т.1. – Москва, 2001. – 152с.

Васильев Л.С. Становление политической администрации (от локальной группы охотников-собирателей к протогосударству – чифдом) // Народы Азии и Африки. – 1980. – № 1. – С. 172-186.

Владимирцов Б.А. Общественный строй монголов. Монгольский кочевой феодализм. – Ленинград, 1934. – 224с.

Гумилев Л.Н. Древние тюрки. – Москва, 1999. – 480 с.

Гумилев Л.Н. Этногенез и биосфера Земли. - Ленинград,1979. – Т.2. – 248 с.

Гумилев Л.Н. Ритмы Евразии: эпохи и цивилизации. – Москва, 1993. – 576с.

Гумилев Л.Н. Древняя Русь и Великая степь. – Москва, 1993. – 784 с.

Гуревич А.Я. Теория формаций и реальность истории // Вопросы философии. – 1990. –№ 11. – С. 34-55.

Ерофеева И.В. Среди казахских ханов случайных людей не было//[Электронный ресурс]https://365info.kz/2015/07/istorik-irina-erofeeva-sredi-kazaxskix-xanov-sluchajnyx-lyudej-ne-bylo(дата обращения: 12.03.2021 г.)

Захаров А.К. Еще раз о теории формации // ОНС. 1992. –№2. –С. 46-55.

История Казахской ССР с древнейших времен до наших дней. – Алма-Ата, 1943. – 656 с.

Кляшторный С.Г. Древнетюркские рунические памятники как источник по истории Средней Азии. – Москва, 1964. – 214 с.

Козыбаев М.К. Проблемы методологии, историографии и источниковедения истории Казахстана (Избранные труды). – Алматы, 2006. – 272с.

Конрад Н.И. Средние века в исторической науке // Н. И. Конрад Н И. Запад и Восток. Статьи. – Москва, 1972. – 496с.

Конрад Н.И. О смысле истории // Конрад Н.И. Запад и Восток. Статьи. – Москва, 1972. – 496с.

Крашенинникова Н.А. Цивилизационные подходы к изучению государства и права. Методологические проблемы правоведения // Под ред. Марченко. – Москва, 1994.

Левшин А.И. Описание киргиз-казачьих, или киргиз-кайсацких. орд и степей (под общей редакцией академика М.К.Козыбаева). – Алматы. «Санат», 1996. – 656с.

Маргулан А.Х. Сочинения: в 14-т.: Бегазы-дандыбаевская культура Центрального Казахстана. –Алматы, 1998. – 400 с.

Маркс К., Энгельс Ф. Соч., 2 изд., т. 28.– Москва, 1962. – 767с.

Маркс К. «К критике политической экономии». Маркс К., Энгельс Ф. Соч., 2 изд., т. 9.– Москва, 1957. – 701с.

Масанов Н.Э. Кочевая цивилизация казахов: основы жизнедеятельности номадного общества. Алматы «Социнвест».– Москва «Горизонт», 1995. – 320 с.

Руди Пол Линднер «Чем являлось кочевое племя?»//Lindner, Rudi Paul «What Was a Nomadic Tribe?». Comparative studies in Society and History. Vol.24, –No. 4 (Okt., 1982). –pp. 689-711.

Тойнби А. Дж. Постижение истории: Сборник // Пер. с англ. Е. Д. Жаркова. –Москва, 2001. –640 с.

Тойнби А. Дж. Постижение истории. – Москва, 1991. – 736 с.

Токаев Касым-Жомарт «Независимость превыше всего» (6 января 2021г.) // «Egemen Qazaqstan». //[Электронный ресурс] https://www.inform.kz/ru/polnyy-tekst-stat-i-glavy-gosudarstva-nezavisimost-prevyshe-vsego_a3737695 (дата обращения 11/03/2021 г.)

Тош Д. Стремление к истине. Как овладеть мастерством историка. /Пер. с англ. – Москва: Издательство «Весь Мир», 2000. – 296 с.

Философский энциклопедический словарь, 1983 // Л. Ф. Ильичёв и др. – Москва, 1983. – 840 с.

References:

Bartol'd, 2020 - Bartol'd V.V. Tyurki: dvenadtsat' lektsiy po istorii turetskikh narodov Sredney Azii. [Turks: twelve lectures on the history of the Turkish peoples of Central Asia].– Moscow, 2020.– 154 p. [in Russian].

Vasil'yev, 2011 - Vasil'yev L.S. Istoriya Vostoka. T.1. [Vasiliev L.S.History of the East.T.1].– Moscow, 2001.– 152 p. [in Russian].

Vasil'yev, 1980 - Vasil'yev L.S Stanovleniye politicheskoy administratsii (ot lokal'noy gruppy okhotnikov-sobirateley k protogosudarstvu – chifdom) [Vasiliev L.S.Formation of political administration (from a local group of hunter-gatherers to a proto-state - chiefdom)]. Peoples of Asia and Africa, 1980. – N 1. – P. 172-186. [in Russian].

Vladimirtsov, 1934 – Vladimirtsov B.A. Obshchestvennyy stroy mongolov. Mongol'skiy kochevoy feodalizm [Vladimirtsov B.A. The social system of the Mongols. Mongolian nomadic feudalism]. Leningrad, 1934. 224 p. [in Russian].

Gumilev, 1999 – Gumilev L.N. Drevniye tyurki. [Gumilev L.N. Ancient Turks]. Moscow, 1999. 480 p. [in Russian].

Gumilev, 1979 - Gumilev L.N. Etnogenez i biosfera Zemli. [Gumilev L.N. Ethnogenesis and the Earth's biosphere]. Leningrad, 1979. T.2. 248 p. [in Russian].

Gumilev, 1993 - Gumilev L.N. Ritmy Yevrazii: epokhi i tsivilizatsii. [Gumilev L.N. Rhythms of Eurasia: Epochs and Civilizations]. Moscow, 1993. 576 p. [in Russian].

Gumilev, 1993 - Gumilev L.N. Drevnyaya Rus' i Velikaya step'.[Gumilev L.N. Ancient Russia and the Great Steppe]. Moscow, 1993. 784 p. [in Russian].

Gurevich, 1990 - Gurevich A.YA. Teoriya formatsiy i real'nost' istorii. [Gurevich A.Ya.  Theory of formations and the reality of history]. Problems of Philosophy, 1990. N 11. P. 34-55. [in Russian].

Yerofeyeva, 2015 - Yerofeyeva I.V. Sredi kazakhskikh khanov sluchaynykh lyudey ne bylo. [Erofeeva I.V. There were no random people among the Kazakh khans]. [Electronic resource] https://365info.kz/2015/07/istorik-irina-erofeeva-sredi-kazaxskix-xanov-sluchajnyx-lyudej-ne-bylo (date of access: 12.03. 2021) [in Russian].

Zakharov, 1992 - Zakharov A.K. Yeshche raz o teorii formatsii. [ Zakharov A.K. Once again about the theory of formation].ONS, 1992. N. 2. P. 46-55. [in Russian].

Istoriya Kazakhskoy SSR, 1943 - Istoriya Kazakhskoy SSR s drevneyshikh vremen do nashikh dney. [History of the Kazakh SSR from ancient times to the present day]. Alma-Ata, 1943. 656 p. [in Russian].

Klyashtornyy, 1964 - Klyashtornyy S.G. Drevnetyurkskiye runicheskiye pamyatniki kak istochnik po istorii Sredney Azii. [Klyashtorny S.G. Ancient Türkic runic monuments as a source on the history of Central Asia]. Moscow, 1964. 214 p. [in Russian].

Kozybayev, 2006 - Kozybayev M.K. Problemy metodologii, istoriografii i istochnikovedeniya istorii Kazakhstana (Izbrannyye trudy). [Kozybaev M.K. Problems of methodology, historiography and source study of the history of Kazakhstan (Selected works)]. Almaty, 2006. 272 p. [in Russian].

Konrad, 1972 - Konrad N.I. Sredniye veka v istoricheskoy nauke // N. I. Konrad N.I. Zapad i Vostok. Stat'i.[Konrad N.I. The Middle Ages in Historical Science // N.I. Konrad N.I. West and East. Articles]. Moscow, 1972. 496 p. [in Russian].

Konrad, 1972 - Konrad N.I. O smysle istorii // Konrad N.I. Zapad i Vostok. Stat'i.[Konrad N.I. About the meaning of history // Konrad N.I. West and East. Articles]. Moscow, 1972. 496 p. [in Russian].

Krasheninnikova, 1994 - Krasheninnikova N.A. Tsivilizatsionnyye podkhody k izucheniyu gosudarstva i prava. Metodologicheskiye problemy pravovedeniya. [Krasheninnikova N.A. Civilizational approaches to the study of state and law. Methodological problems of jurisprudence] Ed. Marchenko. Moscow, 1994. [in Russian].

Levshin, 1996 - Levshin A.I. Opisaniye kirgiz-kazach'ikh, ili kirgiz-kaysatskikh. ord i stepey (pod obshchey redaktsiyey akademika M.K.Kozybayeva). [Levshin A.I. Description of the Kirghiz-Cossack, or Kirghiz-Kaisak. hordes and steppes (under the general editorship of academician M.K. Kozybaev)]. – Almaty: «Sana», 1996. – 656 p. [in Russian].

Margulan, 1998 – Margulan A.KH. Sochineniya: v 14-t.: Begazy-dandybayevskaya kul'tura Tsentral'nogo Kazakhstana. [A.Kh. Margulan Works: in 14 volumes: Begazy-Dandybaevskaya culture of Central Kazakhstan]. Almaty, 1998. 400 p. [in Russian].

Marks, Engel's, 1962 - Marks K., Engel's F. Soch., 2 izd., t. 28. [K. Marx, F. Engels Soch., 2nd ed., Vol. 28]. Moscow, 1962. – 767 p. [in Russian].

Marks, 1957 - Marks K. «K kritike politicheskoy ekonomii». [K. Marx "To the Critique of Political Economy"]. K. Marx, F. Engels Soch., 2nd ed., Vol. 9. Moscow, 1957. 701p. [in Russian].

Masanov, 1995 - Masanov N.E. Kochevaya tsivilizatsiya kazakhov: osnovy zhiznedeyatel'nosti nomadnogo obshchestva. [Masanov N.E. Nomadic civilization of the Kazakhs: the basics of the life of the nomadic society]. – Almaty:"Sotsinvest".– Moscow "Horizon", 1995. 320 p. [in Russian].

Lindner et.al., 1982 - Rudi Pol Lindner «Chem yavlyalos' kochevoye plemya?» [Rudi Paul Lindner "What Was a Nomadic Tribe?"] Comparative studies in Society and History. Vol.24. N 4 (Okt., 1982). pp. 689-711.

Toynbi, 2001 - Toynbi A. Dzh. Postizheniye istorii: Sbornik. [Toynbee A.J.Comprehension of history: Collection]. Per. from English E.D. Zharkova. Moscow, 2001. 640 p. [in Russian].

Toynbi, 1991 - Toynbi A. Dzh. Postizheniye istorii. [Toynbee A.J. Comprehension of history]. Moscow, 1991. 736 p. [in Russian].

Tokayev, 2021 - Tokayev Kasym-Zhomart «Nezavisimost' prevyshe vsego» (6 yanvarya 2021g.) [Tokayev Kassym-Jomart "Independence Above All" (January 6, 2021)]. "Egemen Qazaqstan" // [Electronic resource] https://www.inform.kz/ru/polnyy-tekst-stat-i-glavy-gosudarstva -nezavisimost-prevyshe-vsego_a3737695 (date of treatment 11/03/2021) [in Russian].

Tosh, 2000 - Tosh D. Stremleniye k istine. Kak ovladet' masterstvom istorika. [Tosh D. Striving for Truth. How to master the skill of a historian]. Per. from English – Moscow, 2000. 296 p. [in Russian].

Filosofskiy entsiklopedicheskiy slovar', 1983 - Filosofskiy entsiklopedicheskiy slovar'. [Philosophical Encyclopedic Dictionary, 1983 // L.F.Ilyichev et al. Moscow, 1983. 840 p. [in Russian].

ҒТАМР 03.20.00

ҚАЗАҚ МЕМЛЕКЕТТІЛІГІНІҢ ГЕНЕЗИСІ МЕМЛЕКЕТТЕРДІҢПАЙДА БОЛУЫНЫҢ ШЫҒЫС (ЕУРОПАЛЫҚ ЕМЕС) ЖОЛЫНЫҢ ЖАЛПЫ ТҰЖЫРЫМДАМАСЫ КОНТЕКСТІНДЕ

Г.К. Асанова¹

¹Т.ғ.к.,профессор. Қазтұтынуодағы Қарағанды университеті. Қазақстан, Қарағанды. E-mail: agk569@mail.ru

Аңдатпа. Бұл мақалада қазақ мемлекеттілігінің генезисі шығыс (еуропалық емес мемлекеттер) жолының пайда болуының тарихи процесінің жалпы контекстінде қарастырылады. Тарих ғылымында Шығыс тек қана географиялық емес, сонымен қатар тарихи, мәдени, өркениеттік мағынада қолданылады. Шығыстағы билік институттарының пайда болуы мен қызмет етуінің ерекшелігі мен табиғаты типологиялық сипаттамалармен, тарихи, идеологиялық, этникалық, әлеуметтік-мәдени, табиғи-климаттық және экономикалық табиғат сипаттамаларымен байланысты. Бұл ерекшеліктер мемлекеттердің пайда болуының шығыс, азиялық (еуропалық емес) жолын құрды.

Қазақтардың мемлекеттілігі – бұл ежелгі дәуірден бастап Қазақстан аумағында болған ірі көшпелі империялар мен жекелеген хандықтардың мемлекеттілігінің жалғасы. Мемлекеттіліктің пайда болуы жеке меншіктің және таптық қоғамның қалыптасуымен (еуропалық жол) емес, прото-мемлекеттер сияқты алғашқы саяси құрлымдардың қалыптасуымен, рулық қоғамның біртіндеп дамуы, көшуі нәтижесінде мемлекетке айналуымен байланысты болды. Бұл ерекшеліктер, жалпы көшпелі өркениеттерде, атап айтқанда, қазақтарда мемлекет институты болмаған деген түрлі теориялардың туындауына себеп болды.

Түйін сөздер: мемлекеттілік, көшпелі халықтардың мемлекеттілігі, қазақ мемлекеттілігі, шығыс (еуропалық емес) даму жолы, дүниежүзілік тарихи контекст.

IRSTI 03.20.00

THE GENESIS OF THE KAZAKH STATEHOOD IN THE CONTEXT OF THEGENERAL CONCEPT OF THE EASTERN

(NON-EUROPEAN)WAY OF THE EMERGENCE OF STATES

G.K. Assanova¹

¹Candidate of Historical Sciences, Professor. Karaganda University of Kazpotrebsoyuz. Kazakhstan, Karaganda. E-mail: agk569@mail.ru

Abstract. This article examines the genesis of Kazakh statehood in the general context of the historical process of the emergence of eastern (non-European states). The concept of the East in historical science is used not so much as geographical, but as historical, cultural, civilizational. The specificity and nature of the emergence and functioning of institutions of power in the East are associated with typological characteristics, characteristics of the historical, ideological, ethnic, socio-cultural, natural-climatic and economic nature. These features constituted the Eastern, Asian (non-European) way of the emergence of states.

The statehood of the Kazakhs is a continuation of the statehood of large nomadic empires and individual khanates that existed on the territory of Kazakhstan since antiquity. The emergence of statehood was associated not with the formation of private property and class society (the European way), but with the formation of early political formations such as proto-states, as a result of a gradual transition, the development of a tribal society into a state. These features, as you know, became the reason for various theories that nomadic civilizations in general, and in particular, Kazakhs did not have the institution of the state as such.

Keywords: statehood, statehood of nomadic peoples, Kazakh statehood, eastern (non-European) way of development, world-historical context.

No comments

To leave comment you must enter or register

Views: 169

No reviews

Download files

Category

Interdisciplinary studies Methodological works Macro- and Microhistory History of the Homeland. New research methods Research works of  young scientists Review. Comment

Related articles

Об одной интересной миниатюре в рукописи Сефевидского периода из музея Реза Аббаси (ИРИ, Тегеран) КАТЕГОРИЯ «ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ» КАК ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМА УДК 94(574) «1886/91» АЛИХАН БУКЕЙХАНОВ И РЕФОРМЫ ЦАРСКОЙ РОССИИ В КАЗАХСКОЙ СТЕПИ МРНТИ 03.20.00 DOI 10.51943/2710_3994_2021_2_1 НАУЧНОЕ НАСЛЕДИЕ А.И. ЛЕВШИНА КАК ПЕРВОКЛАССНЫЙ ИСТОЧНИК ПО ИСТОРИИ КАЗАХСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ МРНТИ 03.20.00 DOI 10.51943/2710_3994_2021_2_1 ОСОБЕННОСТИ СОЗДАНИЯ, ГЕОГРАФИЧЕСКОГО РАСПОЛОЖЕНИЯ ВОЛОСТЕЙ В СЕМИРЕЧЕНСКОЙ И СЫРДАРЬИНСКОЙ ОБЛАСТЯХ МРНТИ 03.20.00 DOI 10.51943/2710_3994_2021_2_1 ГЕНЕЗИС КАЗАХСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ В КОНТЕКСТЕ ОБЩЕЙ КОНЦЕПЦИИ ВОСТОЧНОГО ПУТИ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ГОСУДАРСТВ

Author's articles

МРНТИ 03.20.00 DOI 10.51943/2710_3994_2021_2_1 ГЕНЕЗИС КАЗАХСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ В КОНТЕКСТЕ ОБЩЕЙ КОНЦЕПЦИИ ВОСТОЧНОГО ПУТИ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ГОСУДАРСТВ