Главная » Материалы » ГЕОГРАФО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ КАЗАХСТАНА В XIXВ. ПО ИСТОРИЧЕСКИМ ИСТОЧНИКАМ

КАСАБУЛАТОВА Г. М.

ГЕОГРАФО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ КАЗАХСТАНА В XIXВ. ПО ИСТОРИЧЕСКИМ ИСТОЧНИКАМ

Электронный научный журнал «edu.e-history.kz» № 2(06), 2016

Теги: целостность, географический, историко, -, процесс, региона, деление, территориальная, административное
Автор:
В статье автор рассматривает трансформацию границ Казахстана в период конца ХІХ и начала ХХ вв.Oпирируя историографическим анализомисточников российских и казахстанских исследователей, на основе статистических данных, автор выделяет основные виды хозяйственной деятельности казахов, уточняет место их расселения и влияние политики колониальной России на ход географо-экономических процессов в регионе.
Содержание:

Современные условия развития Республики Казахстан позволяет по новому подойти к анализу проблемы обеспечения территориальной целостности и национальной безопасности государства. К числу основополагающих вопросов историко-географического процесса формирования государственной территории Республики Казахстан  можно отнести проблемы, затрагивающие процессы формирования и исторической трансформации границ и административного деления региона, народорасселениеи география традиционного хозяйства казахов, изучение торговых связей, особенности хозяйстваи административной структуры управления  в  рамками единой колониальной системы Российской империи с казахским населением степи.  

Согласно историческим источникамXIX – началаXXвв., зачастую, территории, население которых вело кочевой образ жизни, представляли собой земельные образования, не всегда имеющие четкие границы. Как показывает анализзаписок путешественников, «Материалов по киргизскому землепользованию», материалов сборников «Вопросы колонизации», материалов собранных статистическими партиями переселенческого управления и географические труды ученых XIX–XX веков, не смотря на размежевание земель, менявшихся в интересах колониальной политики Российской империи, в указанный период Казахстан имел не только границы территорий, но и внутреннюю административно-территориальную структуру.

Наряду с этим необходимо отметить, что динамика изменений исторической географии, представленной в источниках позволяет правильно понять ход интеграционных процессов настоящего времени в Евразии. Так, например, в «Материалах по киргизскому землепользованию», собранных экспедицией под руководством Ф. А. Щербина было обследовано 12 уездов трех областей: Акмолинской, Семипалатинской и Тургайской[1]. В работе члена данной статистической экспедиции Чермака казахская община рассматривается как сельская. Основой её является не родовые связи, а совместное пользование землей, хозяйственные интересы. Исследователь высоко оценивает многовековый опыт и навыки казахского населения по организации кочевого хозяйства. Наибольший исторический интерес представляет собой опрос местного населения. Полученные данные отражают представление народа о порядке землепользования в данном районе и характере кочевого хозяйства и структуре стада и его воспроизводстве. Члены экспедиции методом сплошной выборки провели хозяйственную перепись казахского населения для выявления количества хозяйств, численности населения и скота. Наряду с этим был произведен подсчет площади пастбищ, используемых казахскими общинами в различные времена года. В каждом уезде была определена норма землепользования. Сопоставляя земли, приходящиеся по норме с землями, которыми казахи пользовались, были определены  излишки по каждому уезду и в отдельности. Опираясь на полученные данные члены экспедиции в восьми уездах зафиксировали используемую площадь в объеме 45889 тыс. десятин земли. Из них казахам по норме было оставлено 23297 тыс. десятин, или 51%, а остальные 22592 тыс. десятин, или 49% отнесены в излишки.[2]

Историко-географическим записки Левшина А.И. представленных в книге «Описание киргиз-казачьих или киргиз-кайсацких орд и степей», социально-экономическое развитие Казахстана в XIX в., его политические условия, какколонизированной части царской России представляют собой синтез объективных и субъективных факторов[3]. Именно они, в большей степени вызывали постоянные изменения историко-географической карты.

По мнению Идрисова Р.А.,врезультате непродуманных действийцарскихчиновников, одним из первых крупных изменений в 1801 г. было создание внутреннейордыв междуречье Урала и Волги[4]. Эти события стали причиной многих территориальных споров. В частности, они вызвалинеопределенность границ Букеевского ханства. Данное географическое положение стало причиной уязвимости для населения данной территории. С одной стороны, их соседями были Уральскоеказачьевойско, с другой, помещики Юсупов иБезбородко,  а также астраханские кордоны.

В течение всей первой половины XIX в. постоянно происходило изменение внешних границ Зауральской орды. Данная ситуация усугублялась во-первых, земельными изъятиями в пользу Оренбургскогоказачьеговойска Новоилецкого и Новолинейного районов, во-вторых, использованием  маршрутов традиционныхперекочевокказахских родов. В 1824 г. происходят изменения административно-территориального устройства Зауральской орды. Упраздняя "Устав об Оренбургских каргизах" - символа самостоятельности Младшегожуза- ханскую власть, в регион вводилась совершенно новаяпрактика внутреннего разделения территории. В определенной степени территориально-административный аспект данной реформы был углублен поэтапным введением в Оренбургской степи дистанционной системы. Это было новая составляющая в сфере управления в лице дистанционных и местных начальников. Данное нововведение на территории Казахстана укрепляло позициицарскойРоссии, однако, проводилось оно с ошибками в размещении дистанций и составе населения. К концу первой половины XIX в. данные «нововведения» стали весомым препятствием для существования самих дистанций из-за их чересполостности, условности границ и неравномерного расселения  жителей.

Наряду с географо-территориальными процессами происходило  образование новых и уточнение старых территориальных единиц в Оренбургском и Уральскомказачьихвойсках. Дистанционная и окружная системы были направлены на усиление контроля завойсковымсословием. Необходимо было превратить казачество в послушных марионетокколонизационныхпланов царской России на территории Казахстана. Внедрение и использование полувоенной структуры управления сохраняло казачьивойска в качестве мобильной вооруженной силы на Оренбургской и Нижнеуральской укрепленных линиях. За несение военной службы, казаки вознаграждалась значительными земельными участками и различными экономическими льготами. Все это создавало благоприятные условия для существования самих казачьих хозяйств.

Однако, данные обстоятельства значительно осложняли материальное положение казахских родов Младшего и части Среднегожузов, так как изъятие земли оказывало сильное воздействие на традиционную схему родорасселения казахов. Данное обстоятельство стало одной из причин ухода прилинейногоказахского населения в наем к жителям укреплений, на горные заводы, в рыболовныеартели, сельскохозяйственные работники, извозчики и просто в услужение.В связи с наплывом переселенцев из Европейской части России в казахских хозяйствах в начале XX века происходит сокращение поголовья скота в Петропавловском уезде по всем видам и по лошадям, в частности. Так, по Петропавловскому уезду на 1 января 1909 г. в казахских волостях численность лошадей составила 62396 голов. По сравнению с 1897 г. в 1910 г. в Атбасарском уезде количество скота увеличилось на 27,8%. , Ежегодная средняя прибавка составляла 23%. Прирост населения составил 26,3% или 2,2% в год. Расширение скотоводства шло, таким образом, не только в один уровень с ростом населения, но и дало в сравнении с ним некоторое превышение [5].

В Акмолинской области количество овец в стаде с севера на юг постепенно росло, а по лошадям существовала обратная зависимость. В начале XX в. в Кустанайском уезде доля овец по отношению ко всем видам скота равнялась 36,5%, лошадей — 26,9%,крупнорогатого скота-26,7%. В Павлодарском уезде количество скота в 1910 году почти подошло к уровню 1897 г. (сократилось в результате джута 1902 года), а по отдельным видам - овцам и верблюдам даже увеличилась. Наибольшая часть стада приходилась на долю овец, приблизительно, 46%, количество лошадей и КРС было почти одинаково. В целом в регионе к 1913 году прослеживалась тенденция изменения структуры видов скота при общем увеличении его численности. Наблюдалось значительное увеличение численности овец и крупного рогатого скота, относительное, не очень значительное увеличение количества лошадей.

 Те же аулы казахских родов, которые не переставали совершать дальниеперекочевкик южным, зимним пастбищам, избегали нежелательных контактов с администрацией, которая всячески старалась контролировать сезонные перемещения казахского населения. Как правило, они старались отплатиться постоянной выплатойкибиточнойподати. С другой стороны, перекочевав в южные части западноказахстанских степей, в бассейн рек Сырдарьи, Жанадарьи иКувандарьиони попадали в зависимость отхивинскогохана, также старавшегося подчинить себе казахские роды. Как отмечают источники, многие представители казахских родов оказывались, в действительности, в двойном подчинении. Летом и осенью они уплачивали кибиточнуюподать, а зимой –зякетхивинским сборщикам.

В подобной ситуации Россия иХивабыли конкурентами в борьбе за право контролировать казахские караванныеторговые пути.  Маршруты данных путей были выработаны в течение нескольких предыдущих столетий. Большое влияние на их изменение оказывали природные, экономические и политические условия. Причиной к активному освоению царскимправительством караванныхпутей в первой половине XIX в. стала растущая потребность российской промышленности в постоянном притоке дешевого сырья и новых рынков сбыта.  Освоение как новых, так и исторически сложившихся караванных путей, попытки организовать их вооруженную охранудолжны были способствовать стабильному прохождению торговыхэкспедицийчерез казахскую степь. Значительная роль в этом плане отводилась представителям местного населения – казахам. Именно они были проводниками, караванщиками, погонщикамитягловогоскота, а то и непосредственным гарантом безопасности товаров и их хозяев.  Причинами изменения караванного пути в первой половине XIX  стало строительстворусских укреплений в глубине степи, захваты в середине XIX в.Хивинскихукреплений на Сырдарье, усиление влияния оренбургской администрации в регионе. С середины XIX в. из-за почтовых дорог некоторые из этих укреплений были на месте прежних караванных маршрутов или в непосредственной близости от них.

Развитие торговли, укрепление политических позиций России в казахских степяхсказываются и на строительстве. Так, к примеру,крепостныеукрепления постепенно превращаются в города. Они, как своего рода степные центры административной, политической, экономической, культурной жизни становятся многофункциональными. Постепенно разросшиесяфорпосты, редуты Оренбургской и Нижнеуральской линий становятсястаницами, поселками казачьих войск. Население этих «городов» в первой половине XIX в. осваивает новые виды хозяйственнойдеятельности. Как отмечают исследователи, историко-географический анализ экономического положения местного населения иказаковпозволяет выделить некоторые особенности. Во-первых, казахи по-прежнему вели преимущественно кочевой образ жизни, то есть занимались скотоводством классического типа.В работе Ксенжик Г.Н. указано, что наибольшее количество лошадей в начале XX в. было в Акмолинской области, а наименьшее – Атбасарской[6]. По количеству рогатого скота также был на первом месте Акмолинский уезд, а Атбасарский - на последнем. Но по количеству лошадей, приходящихся на одну кибитку, впереди был Кокчетавский уезд (7,7), а по рогатому - Петропавловский уезд (5,2). В целом по Петропавловскому уезду в 1901 г. большую часть скота составляли овцы -129972 и лошади -113224 голов. Количество верблюдов было невелико и составляло всего 326 голов. Больше всего лошадей было в Петропавловской и Пресновской волостях, а меньше всего - Полуденской и Пресногорьковской. Наибольшее количество овец приходилось на Пресновскую волость, причем, количество овец в ней превышало количество овец в других волостях в полтора, 2,3 и даже более раз.

 У некоторых представителей местного населения были отдельные участки земли, которыми они пользовались по необходимости. В основном для стойлового содержания скота. Представители же казачества также занимались разведением скота, но оно имело  лишь внешнее сходство с казахским кочевымведением хозяйства. В большей степени скотоводство опиралось на способ "нагуливания", то есть скот пасся в благоприятных для этого природных условиях. Основная цель казачьего скотоводства  - дальнейшая перепродажа скота. Во-вторых, казачье земледелие отличалось открестьянстваразмерами подушевых наделов. Данный факт был результатом политики царской России в первой половине XIX в. Как отмечалось выше, представителям войсковогосословия многие земельные наделы были предоставлены в качестве благодарности. А эти земли были отобраны у представителей местного казахского населенияМладшего и части Среднего жузов.

Следовательно, историко-географическое исследование некоторых территорий Казахстана первой половины XIX в.И начала ХХ в. по историческим источникам способствует пониманию тех политических, экономических процессов, которые происходили на территории нашего государства. Историко-географический анализ характеризует политико-административное развитие региона. Выделяет основные виды хозяйственной деятельности, свойственные тем или иным группам населения, уточняет место их  расселения.

Литература

1.  Материалы по киргизскому землепользованию, собранные и разработанные по исследованию степных областей. Семипалатинская область. — Усть-Каменогорский уезд. - СПб. 1905, -т. 9- типолитография И.В. Исаева Больщая Дворянская С. 29–34.

2.  Кабдиев Д. К. Развитие экономической мысли в Казахстане (конец XIX-начало XX века). - Алма-Ата: Казахстан. 1978. С. 29.

3.  ЛевшинА.И. Описание киргиз-казачьих, или киргиз-кайсацких, орд и степей. – Алматы. Изд.Санат. 1996С.656.

4.  Идрисов Р.А. Историческая география Западного Казахстана в первой половине XIX века. Автореферат – Алматы: 1998.

5.  Киргизское хозяйство в Акмолинской области, Т. 4, Атбасарский уезд. 190. СПб 1910. С. 76.

6.  Ксенжик Г.Н. Историческая география Северного Казахстана во второй половине XIX - начале ХХ в. Автореферат – Алматы:  2004.

КАСАБУЛАТОВА Г. М.

Ш.Ш. Уәлиханов атындағы  Тарих және этнология институтының магистранты

«ХІХ ҒАСЫРДАҒЫ ТАРИХИ ДЕРЕКТЕР БОЙЫНША ҚАЗАҚСТАННЫҢ ГЕОГРАФИЯЛЫҚ ЭКОНОМИКАЛЫҚ ЖАҒДАЙЫ»

Түйін

Мақала авторы Қазақстанныңшекарасының ХІХ ғасырдың аяғы ХХ ғасырдың басы кезеңінде орыс және қазақ ғалымдарының зерттеу жұмыстары мен материалдарына талдау жасау негізінде тарихи өзгеріске ұшырауын қарастырады. Статистикаға сүйене отырып, автор қазақтардың шаруашылық әрекеттерінің негізгі түрлеріне назар аударып, халықтың орналасу орындарын нақтылайды Ресейдің отарлаушы саясатының аймақтағы географиялық-шаруашылық құбылыстарына әсерін сипаттайды.

Кілт сөздер: аумақтық тұтастық, тарихи географиялық процесс, аумақты әкімшілікке бөлуқазақтардың дәстүрлі шаруашылығы, жер пайдаланудың реті

KASABULATOVA G.M.

Institute of History and Ethnology named by Ch.Ch. Valihanov

«ECONOMIC AND GEOGRAPHIC CONDITION OF KAZAKHSTAN ON HISTORICAL SOURCES OF XIX CENTURY»

Summary

The author considers the transformation of the borders of Kazakhstan during the late nineteenth and early twentieth centuries. Operating historiographical analysis of sources of Russian and Kazakh researchers, based on statistical data the author identifies the main economic activities of the Kazakhs, clarifies the places of their settlement and the influence of the colonial policy of Russia on the course of geographic and economic processes in the region.

Key words: territorial integrity, historical and geographical processes, administrative division of the region, traditional Kazakh economy, order of land use


Нет комментариев

Для того, чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь