Главная » Материалы » МРНТИ 03.41.01 ТОПОГРАФИЯ И ЛАНДШАФТ ПОСЕЛЕНЧЕСКИХ КОМПЛЕКСОВ БРОНЗОВОГО ВЕКА В СЕВЕРНЫХ РЕГИОНАХ КАЗАХСТАНА

С.К. Сакенов ¹, М.М. Козыбаева². ¹PhD докторант, ЕНУ им. Л.Н. Гумилева. ²PhD, Институт истории и этнологии им. Ч.Ч. Валиханова.

МРНТИ 03.41.01 ТОПОГРАФИЯ И ЛАНДШАФТ ПОСЕЛЕНЧЕСКИХ КОМПЛЕКСОВ БРОНЗОВОГО ВЕКА В СЕВЕРНЫХ РЕГИОНАХ КАЗАХСТАНА

Электронный научный журнал «edu.e-history.kz» № 3(23) июль-сентябрь, 2020

Теги: культура, археологическая, микрорайон, археологический, век, бронзовый, ландшафт, слова:, Ключевые, поселение, топография, жилище, курганы.
Аннотация:
Аннотация. В работе проанализированы памятники эпохи бронзы на территории Северного Казахстана в контексте ландшафтной археологии. Подробно описаны топография памятников эпохи бронзы, расположенных вдоль берегов малых и крупных рек. Поселенческие комплексы классифицированы согласно местоположению, занимаемой площади и по количеству объектов жизнедеятельности древнего населения, изученных в ходе археологических исследований. В исследовании приведены данные ландшафта и природных ресурсов, окружающих поселенческих комплексов. А также в статье рассмотрены вопросы изучения системы расселения и использования окружающих ландшафтов населением эпохи бронзы Северного Казахстана на протяжении II тыс. до н.э. Основным источником работы стали археологические объекты, расположенные в Шагалалы-Кеноткельском археологическом микрорайоне. Дана описания локализации и концентрации памятников, приведен сравнительный материал по другим опубликованным комплексам бронзового века сопредельных территории. В работе указаны квалификационные характеристики систематизации поселенческих комплексов: особенности топографии, размеры, планировочная структура. Интерпретация археологических, и геоархеологических исследований, позволили авторам высказать основные выводы: современные поверхности являются результатом долгосрочного прошлого развития человеческого ландшафта, а археологические данные, присущие ландшафту, сильно зависят от современных диапазонов человеческой деятельности и инфраструктурного развития.
Содержание:

Введение. Отношения между людьми и их ландшафтом являются одним из основных факторов, определяющих культурную самобытность общества на протяжении всей истории человечества. Ландшафт представляет собой напряженность между материальной культурой и социальными отношениями, с одной стороны, и областью познания, с другой (Cherry, Davis, 1991: 367). В этом контексте культура развивается с ее природной и культурной средой, связанной с манипулированием и эксплуатацией ландшафта. Таким образом, социальные системы могут быть концептуализированы с точки зрения физического, материального и культурного ландшафта, в котором живут люди. Поселение можно рассматривать как акт заселения в природе, человеческую реакцию, адаптацию к природно-климатическим условиям.

Для того чтобы определить общие и частные закономерности схем расположение поселении эпохи бронзы, необходимо проанализировать топографию. Пространство является основным элементом в поселении. Оно состоит из иерархически упорядоченных арен социальной практики. Поселок как совокупность пространств, точно так же расположен иерархически в ландшафте. Поселенческая иерархия, основанная на социально-экономических воздействиях, является признаком материальной и идеологической структуры ландшафта. В этом контексте модели расселения являются критически важными частями культурной экологии в понимании изменений и трансформаций культуры. Модели расселения можно рассматривать как материальную изоморфу всего способа производства в его самом широком смысле и одну из основных черт социальной и политической организации (Pyankova, 1994: 259).

Методы исследования. Методологическую основу данной работы составляют универсальные общенаучные методы – описание, анализ и синтез. В научной работе автор придерживается принципа историзма, требующего рассмотрения явлений в их историческом развитии и перспективе. Изучение памятников эпохи бронзы Северного Казахстана анализировалось в статье с учетом исторического контекста, уровня развития науки и методики полевых исследований. В исследовании применялся комплексный подход, который позволил дать полную топографическую, ландшафтную характеристику поселенческих комплексов эпохи бронзы Северного Казахстана.

На территории Северного Казахстана поселения эпохи бронзы во многих случаях распределены неравномерно по долинам рек, а концентрируются группами по два-три поселения на отдельных участках. Долины большинства рек на территории Северного Казахстана имеют практически одинаковую структуру: неширокую пойму, иногда пойменную террасу, на высоте не более метра над урезом воды. Другой берег реки, как правило, более пологий. В пойме рядом с основным руслом часто фиксируются старицы, обводненные или уже практически затянутые наносным грунтом. Топографические положения поселений в долинах рек подчиняются нескольким достаточно жестким принципам. Поселения располагаются на первой надпойменной террасе. Они находятся на расстоянии от тридцати до семидесяти метров от современного либо первоначального русла, которое, вероятно, было действующим в период существования поселения (Лысенко, 2003: 94). Все поселения находятся на высоте не менее полутора-двух метров над урезом воды. Выбор месторасположения поселений основывался на том, что они практически оставались недоступными паводковым водам и подтапливались лишь изредка, на очень короткое время. К примеру, древние строители поселения Шагалалы II выбирали место для строительства, в первую очередь, исходя из стремления максимально сократить расстояние от поселка до берега реки, обеспечивая при этом безопасность при паводке и в то же время не затрудняя доступ к воде излишне крутым или высоким спуском. Одновременно решалась задача защиты поселка от сильных зимних ветров имеющимися естественными возвышениями. Помимо жилищных котлованов, на территории поселения обнаружены несколько каменных оград прямоугольной формы, камни которых поставлены на ребро; они, скорее всего, были сооружены, когда поселение не функционировало. Поселение Шагалалы II, представленное несколькими десятками впадин размерами от 40 до 160 м², расположено у подножия холма (мыса). С южной и юго-восточной стороны поселение от могильного поля отделяют понижения сопочных гряд Адыр. С северной стороны оно окружено рекой Чаглинка. Анализ топографии показал, что река протекала очень близко к мысу (рис. 1).

Рисунок 1. Топографический план поселение Шагалалы II.

Зафиксированные рядом с поселением две впадины, близко расположенные друг к другу, являются остатками старого русла реки. Вблизи поселения водный поток раздваивался на две ветви, одна из которых пересекла современную речную террасу, а вторая текла вдоль подножия холма. Сегодня первая из двух ветвей все еще хорошо видна, а вторая почти полностью покрыта аллювиальными отложениями, скатившимися со склонов.

В историческое время русло реки представляло собой естественную границу, которая окружала поселение и ограничивала движение. Пройти к поселению можно только с восточной стороны. Вход и выезд мог осуществляться через подъем к холму и мысу через центральную часть склона. Топографический план выделяет еще одну особенность стратегического расположения памятника. Река, обтекая поселение, протекая с запада на восток, заболачивает территорию к западу от жилой застройки, создавая естественную преграду для проникновения (рис. 2).

Рисунок 2. 3D цифровая модель топографии местности поселенческого комплекса Шагалалы II

Такие топографические условия, расположение на плоской речной террасе с легким доступом к воде и наличие преград для проникновения вокруг поселения являются типичными для поселений эпохи бронзы Северного Казахстана и Южного Урала. Для сравнения на территории Северного Казахстана приведем поселения Новоникольское I и Петровка II. Их отличительной чертой является наличие оборонительных сооружений. Поселение Новоникольское I расположено на первой надпойменной террасе левого берега реки Ишим. Поселение занимает прямоугольный мыс, у основания которого сохранилось несколько озер, связанных с древним руслом реки (Зданович, 1988: 30). Основу защитной системы поселения Новоникольское I составляет ров глубиной до 1,5-1,7 м и шириной 2-2,5 м. Со стороны поселка также зафиксированы глиняный вал мощностью 40 см, шириной у основания 1,5-1,7 м (Зданович, 1988: 37). В целом искусственно созданная фортификация в виде рвов и валов охватывала территорию площадью 5700 м2. Ров и вал составляют ограждение неправильной прямоугольной формы размером 95×60 м, в двух местах имеются прерывистые места, скорее всего, для прохода. Первый был расположен в средней части северной стороны, а другой обнаружен в юго-восточном углу.

Поселение Петровка II находится на первой надпойменной террасе левого берега реки Ишим, в 5 км к юго-востоку от села Петровка Ленинского района Северо-Казахстанской области. Планиграфия представлена единой системой валов и рвов, которые опоясывали площадку, по форме близкую к прямоугольнику, со сторонами 122×69 м. Отличительной чертой фортификационной системы данного поселения является наличие нескольких линий обороны. Внутренний ров являлся границей раннего поселения, со временем, когда площадь поселения увеличилась, по-новому разрыт ров и сделан вал, который был на 40 м дальше относительно старого (Зданович, 1988: 37). Материалы и стратиграфические данные показали, какой-то промежуток времени и внешний, и внутренний ров функционировали одновременно.

Аналогичные фортификационные сооружение на поселениях эпохи бронзы мы находим на территории Южного Урала. В частности, на укрепленном поселении Устье I. В ранний период оборонительные системы сооружались в виде обводных рвов. Ширина рвов по верхним краям составляла 3,0-3,5 м, они были заглублены в материк в среднем на 1,0 м (Виноградов, 1995:  Виноградов, Епимахов, 2013).

Главная функция поселений и жилищ – это создание закрытого пространства, ограничивающего человека от вредного воздействия окружающей природной и социальной среды (Викторова, 1984: 10). С этим связаны топографическая привязка поселков, наличие оборонительных сооружений, ориентировка жилищ, расположение построек относительно водоемов и господствующих ветров, наличие дренажных канав. Это же обстоятельство диктовало и соответствующие технические решения при сооружении жилищ. С учетом экологической обстановки решались вопросы защиты человека от холода, сырости, жары, а также отопления помещений, приготовления пищи. В зависимости от природной обстановки использовались камень, дерево, камыш или другой строительный материал (Попов, 1961).

Такие оборонительные системы на поселении Шагалалы II не обнаружены. Однако защиту поселения обеспечивала естественная, природная защита. Оно окружено и защищено сопками, рекой, обрывами, а в западной части – заболоченной территорией. Жителями поселения на определенном этапе мог быть использован ров, полученный углублением старого русла реки после высыхания. В некоторых местах рва видны следы искусственно созданных ровных линий, что свидетельствует об антропогенном воздействии. Таким образом, территория, которую занимает поселение Шагалалы II, похожа на остров овальной формы, вытянутый с северо-востока на юго-запад. С одной стороны она окружена сопочным массивом, с другой – рекой Чаглинка.

Согласно пыльцевому анализу с территории поселения, северная сторона (ныне открытая площадка) была покрыта лесом, состоявшим из березы, осины и можжевельника. Спектр пыльцы от ядра показал уменьшенное количество пыльцы дерева, хотя климатические колебания не были видны ни в каких сопоставимых ядрах. Вероятно, что в периоды эпохи ранней и средней бронзы деревья, скорее всего, использовались для топлива и как строительный материал, что вызвало первый период обезлесения в регионе.

Согласно топографическому плану, площадь, занимаемая поселением, от 25 000 до 27 500 м². Поселение простирается на 200 м с севера на юг до 120-130 м с востока на запад. Однако, судя по имеющимся данным, часть поселения была разрушена речным потоком в древности. В период бронзового века размер поселка был больше, чем сегодня.

Пространственное расположение жилищ полуземляночного типа позволило выделить несколько кластеров с различными характеристиками. Два жилища прямоугольной формы, составляющих первую группу (номер 1 и 2), находились рядом друг с другом на берегу реки. Они располагались параллельно осью на север-северо-запад/юг-юго-восток. Вторая и четвертая группы жилищ состояли соответственно из шести (от 3 до 8) и четырех строений (от 11 до 14), организованных в ряд. Четвертая группа находится примерно в 30 м к юго-западу от второй. В пространстве между этими скоплениями еще два изолированных жилища (№9 и 10), они представляют третью группу. На поселении можно обнаружить дома как полуземляночного типа, так и сдвоенные, которые разделялись стенами, или были построены очень близко, как, например, ямы №3-5 второй линии и ямы 11-14 четвертой линии.

Анализ топографии внутренней части показал, что дома на поселении Шагалалы II строились в ряд, улицами параллельно берегу реки. Улицы состояли из нескольких десятков домов, так как мы здесь фиксируем несколько улиц, параллельных друг другу. Промежуток между домами не превышает 15-20 м (Попов, 1961: 553). Функция поселения и жилища – обеспечение жизнедеятельности коллектива и ее организация. Это предполагало определенный численный состав обитателей поселка и каждого жилища (Викторова, 1984: 11). Расположение поселений эпохи бронзы на территории Северного Казахстана в местах добычи необходимого сырья (камня, руд и т.п.), выпаса скота является закономерным фактором (Сакенов, 2017: 550).

Периферия поселения Шагалалы II представлена множеством разновременных археологических объектов. Эта область содержит два разновременных могильника. Первый находится в 220 м к юго-западу и состоит из девяти погребений (курган и восемь могил небольшого размера), расположенных в ряд на краю мыса и датированных средневековым периодом. Возле данного участка был исследован небольшой курган, на основе погребального инвентаря датированный позднесарматским временем. Второй могильник, состоящий из нескольких курганов с каменно-земляными насыпями, в 150 м юго-восточнее поселка. Среди курганов выборочно были раскопаны два, они дали материалы раннесакского и тюркского времени [Вальчак и др., 2017; Сакенов и др., 2019].

Поселенческие памятники эпохи бронзы в регионе в основном располагались на террасах небольших степных рек, на высоте 1,5-4 м от уреза воды в реке. Большая высота в локализации некоторых поселений (6-8 м над урезом воды в реке) связана с реками Ишим, Тобол. Жилища были возведены в непосредственной близости от водного источника, расстояние от берега большинства поселков эпохи бронзы составляло 20-50 м. Ряд поселков по этой причине со временем оказался разрушенным рекой (поселения в обрыве реки – Тындык II, Васильковка I, Чаглинка I).

Общая площадь поселений оценивается по совокупной площади построек, древних конструкций и межжилищного пространства. Ситуация осложняется тем фактом, что территория некоторых поселений смыта рекой, разрушена песочными карьерами или распахана. Площадь большинства поселений эпохи бронзы Северного Казахстана варьируется в пределах 1500-20000 м2, на которых были отмечены четыре – шесть жилищных впадин. Здесь выяснить реальную площадь поселений, особенно многослойных, не представляется возможным в связи с тем, что ранние жилищные котлованы перекрываются жилищными впадинами размерами гораздо больше последующих эпох. Поселения с большой площадью (от 10 000 до 20 000 м2), такие как Новоникольск I, Явленка I, Саргары, очень немногочисленны на территории северных регионов Казахстана. Больше распространены поселения среднего размера, где насчитываются от 10 до 25 жилищных впадин.

Обсуждение. Полноценный анализа схемы расположения древнего поселения в окружающем его природном и культурном ландшафте затруднен в силу ряда причин: изучение некоторых поселений ограничивалось снятием топографического плана и закладкой шурфа, в большинстве случаев на территории поселения изучено всего несколько жилищ, полное и комплексное изучение поселения – в единичных случаях.  Несмотря на эти причины, нам удалось сделать подборку, что позволяет говорить о некоторых выраженных тенденциях в топографии поселений северных регионов Казахстана.

Одна из особенностей топографии поселения Шагалалы II – наличие «преграды», разделяющей жилое пространство и могильник, является преобладающим признаком в характеристике памятников эпохи бронзы. В половине случаев «преградой» служат река либо горные возвышенности, к примеру, нами изучаемое поселение. Но встречаются и памятники, где сам окружающий ландшафт не предполагает разделения поселения и могильника, возможно, в этих случаях разделителями служили искусственные рвы и валы: помимо основной фортификационной функции они выполняли разделительные преграды между поселением и могильником (к ним можем отнести вышеперечисленные памятники с оборонительными сооружениями: Новоникольское I, Петровка II), либо разделительной линией является река, например, на одном берегу располагаются поселения Чаглинка I, Васильковка I, а на противоположенном берегу – могильник. Расстояние между поселением и могильником укладывается в диапазон от 0,5 до 2 км.

Эти традиции топографии в расположении поселений и могильников разрушаются в двух случаях: в раннеалакульское время погребение подростков и детей встречаются на территории самого поселения, в межжилищных пространствах или под полом жилищ. Второй случай мы наблюдаем в конце эпохи бронзы, когда на территории появляются погребения в грунтовых ямах и в каменных ящиках с нестабильными погребальными обрядами.

Во внутренней топографии поселений бронзового века Северного Казахстана доминировала линейная планировка. Наиболее часто постройки располагали в один ряд (поселения Поповка VI, Магдаленовка II, Тельмана XVI) либо в два параллельных ряда (поселения Балыкты I, Васильковка I, IV, Шукубай I) (Зайберт, 1993: 60; Евдокимов, 1983: 35). В некоторых случаях количество рядов могло увеличиться до четырех за счет большего числа построек. В связи с природно-климатическими особенностям в северных регионах характерна сотая (линейная) планировка, когда дома располагаются одной линией вдоль реки, постройки одинаково ориентированы, обращены выходом к реке или стоят торцом с подветренной стороны. Ярким примером может служить поселение Шагалалы II, несмотря на многослойность, но принципы постройки жилых комплексов оставались неизменными: дома строились в ряд, выходы всегда были ориентированы в сторону реки (Сакенов, 2018: 146). На поселениях алакульского времени Петровка II, Явленка I, исследованных Г.Б. Здановичем, жилища часто возводились попарно, плотно примыкая длинными сторонами друг к другу. Таких групп на поселении несколько, и расстояние между ними может быть значительным, достигая многих десятков метров (Зданович, 1988: 141).

На территории поселения Шагалалы II нами исследованы жилища позднебронзового века, где планировка не подчинена определенным правилам, тем более учитывая, что в это время появляются жилища разных типов (Сакенов, 2019). Здесь для выделения поселений в разные категории необходимо учесть и внутреннюю планиграфию. На территории Северного Казахстана встречаются поселения со следующими внутренними планами застроек: 1) дома ориентированы по отношению к реке торцом; 2) дома, длинные стенки которых параллельны руслу реки; 3) дома, которые построены по линии цепочкой перпендикулярно к реке.

Для объяснения социокультурных контекстов общества схема расселения, которую можно определить как расположение населения по ландшафту, является наиболее приемлемой. Согласно специалисту по изучению поселенческих комплексов Chang K., который охарактеризовал поселение как «физический регион или группу регионов, где жили члены сообщества, обеспечивали их существование и выполняли свои социальные функции в течение определенного периода времени» (Chang, 1968: 200). В соответствии с этим определением можно предположить, что схема расселения определяется социальным взаимодействием в зависимости от экологических и экономических факторов.

Проанализировав топографию расселения населения эпохи бронзы Северного Казахстана, предлагаем следующую схемы расселения по иерархии, занимаемым в ландшафте. Одна из основных традиций в топографии поселений эпохи бронзы Северного Казахстана – они приурочены к основным рекам. Как показал топографический анализ, поселения крупного и среднего размера занимают берега больших рек. Иерархия состоит в том, что они занимали места верховьев рек. По этому принципу поселения приурочены к следующим группам: 1) по берегам реки Тобол: Алексеевское, Садчиковское, Шукубай I, Конезавод I; 2) по берегам реки Ишим: Новоникольское I, Петровка II, Бишкуль I, Бишкуль IV, Боголюбово I, Ильинка I, Явленка I, Тельмана XIV, Родионовка I и др.; 3) по берегам реки Чаглинка: Чаглинка I, Шагалалы II, Конысбай, Васильковка I, Карсак, Ормандыбулак; 4) по берегам реки Кайракты: Еркиндик III, Купчановка II; 5) по берегам реки Баксук: Новоданцкое IV, Новодонское VIII, Колутон I; 6) по берегам реки Жабай: Жабай-Покровка II; 7) по берегу реки Убаган: Балыкты I; 8) по берегу реки Селеты: Шойындыкорасы, Бестобе, Шалкар, Сталинский рудник, Аульная площадь.

Характер, планировка, размеры поселений и построек, детали интерьера жилищ зависели от социального и демографического факторов: уровня развития, структуры и численности общин. Уровень развития общества определял общий тип поселения и жилища, степень их сложности и совершенства. От численности общин зависели размеры поселков, в определенной степени разнообразие жилых и хозяйственных построек, протяженность и мощность фортификаций. Пространственное распределение поселков и построек, в конечном счете, регламентировалось также и социальной структурой общества (Борзунов и др., 1993: 12).

Второй принцип разделении поселений по занимаемой площади: 1) крупные поселения: Алексеевское, Садчиковское, Саргара, Новоникольское I, Петровка II, Бишкуль I, Шагалалы II; 2) средние поселения: Бишкуль IV, Боголюбово I, Ильинка I, Явленка I, Васильковка I, Карсак, Ормандыбулак, Чаглинка I (Шагалалы); 2) маленькие поселения: Тельмана XIV, Родионовка I, Балыкты I, Конезавод I (см. таб. 1).

Таблица 1. Площадь поселений эпохи бронзы Северного Казахстана (в расчет взяты поселение на территории, которых проводились исследования)

Название

памятника

Общая

площади

поселения,

в кв. м

Количество

впадин на

поверхности

Количество

исследованных

построек

Алексеевское

18 000

23

12

Атасу

25 000

22

6

Балыкты I

4000

12

1

Бишкуль I

1600

4

2

Боголюбова I

1500

6

2

Васильковка I

3000

8

3

Васильковка IV

4500

5

2

Илинка I

3800

6

2

Новоникольское I

12000

27

19

Обалы

22 000

24

3

Петровка II

8000

24

24

Петровка IV

2500

8

2

Родионовка I

1500

12

1

Саргара

20000

13

13

Чаглинка I

13500

16

6

Шагалалы II

3000

24

10

Шукубай I

1000

3

1

Явленка I

6000

12

6

Согласно археологической классификации, данные поселения подразделяются на укрепленные и неукрепленные, однослойные и многослойные. На территории Северного Казахстана к укрепленным поселениям относятся поселения Новоникольское I, Петровка II, Боголюбово I, к неукрепленным – все остальные.

По залеганию культурных слоев поселения подразделяются на однослойные и многослойные. Стратиграфические колонки большинства исследованных поселений в северных регионах Казахстана представлены следующими, сменяющими друг друга культурами: раннеалакульская, алакульская и федоровская, саргаринско-алексеевская. По типу хозяйственной деятельности они могут делиться на поселения скотоводов и металлургов. Ярким примером являются поселения Саргара, Шагалалы II, Чаглинка I, где преимущественно населяли скотоводы. Напротив, поселения, которые приурочены к месторождению полиметаллов, можно соотнести к поселениям металлургов – Шойындыкорасы, Бестобе, Сталинский рудник, Шалкар.

Заключение. Акцентируя внимание на топографию и окружающую ландшафт поселения эпохи бронзы на территории Северного Казахстана, мы приходим к следующим выводам. Поселение занимают доминирующее положение по берегам реке, крупные поселения занимают пространство верховьев течения реки, а более мелкие по площади поселения ниже по течению. В изучаемом регионе доминируют поселенческие комплексы относящихся категорий крупных и многослойных. Стратиграфия демонстрирует наличие культурных слоев раннеалакульского, ранефедоровского, алакульского, федоровского, смешанного и саргаринско-алексеевского культурных типов.

Список источников и литературы:

Борзунов В.А., Кирюшин Ю.Ф., Матющенко В.И. (1993) Поселения и жилища эпох камня и бронзы Зауралья и Западной Сибири // Памятники древней культуры Урала и Западной Сибири: сб. науч. тр. – Екатеринбург, 1993. – С. 4-45.

Вальчак С.Б., Демиденко С.В., Малашев В.Ю., Сакенов С.К., Свиридов А.Н., Ярыгин С.А. (2017) Новые раннесакские погребения из северного Казахстана // Российская Археология. –  Москва, 2017. – №4. – С. 142-154.

Викторова В.Д. (1984) Обоснование программы археологического исследования поселений // Вопросы археологии Урала. – Свердловск, 1984. – Вып. 17. – С. 7-14.

Виноградов Н.В. (1995) Южные мотивы в керамических комплексах эпохи бронзы в южном Зауралье // Конвергенция и дивергенция в развитии культур эпохи энеолита – бронзы Средней и Восточной Европы: матер. конф. – Санкт-Петербург, 1995. – С. 71-74.

Виноградов Н.В., Епимахов А.В. (2013) Древнее Устье: укрепленное поселение бронзового века в южном Зауралье. – Челябинск: Абрис, 2013. – 482 с.

Зайберт В.Ф. (1993) Отчет северо-казахстанской археологической экспедиции 1992 года. – Петропавловск, 1993. – 145 с.

Зданович Г.Б. (1988) Бронзовый век Урало-Казахстанских степей (основы периодизации). – Свердловск: Издательство Уральского университета, 1988. – 184 с.

Евдокимов В.В. (1983)Хронология и периодизация памятников эпохи бронзы Кустанайского Притоболья // Бронзовый век степной полосы Урало-Иртышского междуречья: сб. ст. – Челябинск, 1983. – С. 35-47

Лысенко Ю.А. (2003) Домостроительство андроновских племен Урало-Иртышского междуречья: дис. … канд. истор. наук: 07.00.06. – Алматы, 2003. – 143 с.

Попов А. А. (1961) Жилище // В кн.: Историко-этнографический атлас Сибири. – Москва-Ленинград, 1961. – 496 с.

Pyankova L. (1994)Central Asia in the Bronze Age: sedentary and nomadic cultures // Antiquity. – 1994. – Vol. 68, Issue 259. – рр. 355-372.

Сакенов С.К. (2017) Исследования жилищ на территории поселения  Шагалалы II // Вестник ЕНУ им. Л.Н. Гумилева. Серия гуманитарных наук. – 2017. – №3(118). – С. 550-556.

Сакенов С.К. (2018) Новый тип жилища поселения Шагалалы II // Маргулановские чтения – 2018. Духовная модернизация и археологическое наследие: сб. матер. междунар. науч.-практ. конф. – Алматы-Актобе, 2018. – С. 146-154.

Сакенов С.К. (2019) Дома эпохи бронзы Северного Казахстана // Электронный научный журнал «edu.e-history.kz». № 1 (17) 2019. http://edu.e-history.kz. 20.05.2019.

Сакенов С.К., Свиридов А.Н., Ярыгин С.А. (2019) Погребение рубежа эр на могильнике Айдарлы // Маргулановские чтения – 2019: сб. матер. междунар. археолог. конф., посв. 95-летию К.А. Акишева. – Нур-Султан, 2019. – С. 378-384. 

Chang K. (1968) Settlement archaeology. – Palo Alto: National Press Books, 1968.  – 229 p.

Cherry J.F., Davis J.L., Mantzourani E. (1991) Monumenta Archaeologica 16 // In book: Landscape Archaeology as Long-Term History: Northern Keos in the Cycladic Islands from Earliest Settlement to Modern Times. – Los Angeles: UCLA Institute of Archaeology, 1991. – рр. 367-372.

References:

Borzunov, Kiryushin, Matyuschenko, 1993 – Borzunov V.A., Kiryushin Yu.F., Matyuschenko V.I. Poseleniya i jilischa epoh kamnya i bronzi Zauralya i Zapadnoi Sibiri [Settlements and dwellings of the Stone and Bronze Age of the Trans-Urals and Western Siberia]. Pamyatniki drevnei kulturi Urala i Zapadnoi Sibiri: sb. nauch. tr. Ekaterinburg, рр. 4–45[in Russian].

Valchak, Demidenko, Malashev i dr., 2017 – Valchak S.B., Demidenko S.V., Malashev V.Yu. i dr. Novie rannesakskie pogrebeniya iz severnogo Kazahstana [New Early Saka burials from northern Kazakhstan]. Rossiiskaya Arheologiya. – 2017. №4. рр. 142–154 [in Russian].

Viktorova, 1984 – Viktorova V.D. Obosnovanie programmi arheologicheskogo issledovaniya poselenii [Justification of the program of archaeological research of settlements]. Voprosi arheologii Urala. – Sverdlovsk, 1984. Vip. 17. рр. 7–14 [in Russian].

Vinogradov, 1995 – Vinogradov N.V. Yujnie motivi v keramicheskih kompleksah epohi bronzi v yujnom Zaurale [Southern motifs in ceramic complexes of the Bronze Age in the southern Trans-Urals] // Konvergenciya i divergenciya v razvitii kultur epohi eneolita – bronzi Srednei i Vostochnoi Evropi: mater. konf. – Sankt-Peterburg, 1995. рр. 71–74[in Russian].

Vinogradov, Epimahov, 2013 – Vinogradov N.V., Epimahov A.V. Drevnee Uste: ukreplennoe poselenie bronzovogo veka v yujnom Zaurale [Ancient Ustye: fortified settlement of the Bronze Age in the southern Trans-Urals]. – Chelyabinsk, 2013. – 482 р [in Russian].

Zaibert, 1993 – Zaibert V.F. Otchet severo_kazahstanskoi arheologicheskoi ekspedicii 1992 goda [North Kazakhstan Archaeological Expedition Report, 1992]. – Petropavlovsk, 1993. – 145 р [in Russian].

Zdanovich, 1988 – Zdanovich G.B. Bronzovii vek Uralo_Kazahstanskih stepei (osnovi periodizacii) [Bronze Age of the Ural-Kazakhstan steppes (basis of periodization)]. – Sverdlovsk: Izdatelstvo Uralskogo universiteta, 1988. – 184 р [in Russian].

Evdokimov, 1983 – Evdokimov V.V. Hronologiya i periodizaciya pamyatnikov epohi bronzi Kustanaiskogo Pritobolya [Chronology and periodization of the Bronze Age monuments of the Kustanai Pre-Tobol region]// Bronzovii vek stepnoi polosi Uralo-Irtishskogo mejdurechya: sb. st. – Chelyabinsk, 1983. рр. 35–47[in Russian].

Lisenko, 2013 – Lisenko Yu. A. Domostroitelstvo andronovskih plemen Uralo_Irtishskogo mejdurechya [House-building of the Andronovo tribes of the Ural-Irtysh interfluve]: dis. … kand. istor. Nauk: 07.00.06. – Almati, 2003. – 143 р [in Russian].

Popov, 1961 – Popov A.A. Jilische [Dwelling]//V kn.: Istoriko-etnograficheskii atlas Sibiri. – Moskva-Leningrad, 1961. – 496 р [in Russian].

Pyankova, 1994 – Pyankova L. Central Asia in the Bronze Age: sedentary and nomadic cultures // Antiquity. 1994. Vol. 68, Issue 259. рр. 355-372 [in English].

Sakenov, 2017 – Sakenov S.K. Issledovaniya jilisch na territorii poseleniya Shagalali II [Surveys of dwellings in the territory of the Shagalaly II settlement]. Vestnik ENU im. L.N. Gumileva. Seriya gumanitarnih nauk. 2017. №3, (118). – рр. 550–556 [in Russian].

Sakenov, 2018 – Sakenov S.K. Novii tip jilischa poseleniya Shagalali II [New type of dwelling in the settlement Shagalaly II]// Margulanovskie chteniya – 2018. Duhovnaya modernizaciya i arheologicheskoe nasledie: sb. mater. mejdunar. nauch. - prakt. konf. – Almati-Aktobe, 2018. – рр. 146–154 [in Russian].

Sakenov, 2019 – Sakenov S.K. Doma epohi bronzi Severnogo Kazahstana [Houses of the Bronze Age of Northern Kazakhstan]. Elektronnyy nauchnyy zhurnal «edu.e-history.kz». № 1 (17) 2019. http://edu.e-history.kz. 20.05.2019 [in Russian].

Sakenov, Sviridov, Yarigin, 2019 – Sakenov S.K., Sviridov A.N., Yarigin S.A. Pogrebenie rubeja er na mogilnike Aidarli [Burial of the turn of eras at the Aydarly burial ground] // Margulanovskie chteniya – 2019: sb. mater. mejdunar. arheolog. konf., posv. 95-letiyu K.A. Akisheva. – Nur-Sultan, 2019. рр. 378–384[in Russian].

Chang, 1968 – Chang K. Settlement archaeology. – Palo Alto: National Press Books, 1968.  – 229 p [in English].

Cherry, Davis, Mantzourani, 1991 – Cherry J.F., Davis J.L., Mantzourani E. Monumenta Archaeologica 16 // In book: Landscape Archaeology as Long-Term History: Northern Keos in the Cycladic Islands from Earliest Settlement to Modern Times. – Los Angeles: UCLA Institute of Archaeology, 1991. – рр. 367-372 [in English].

ҒТАМР 03.41.01

ҚАЗАҚСТАННЫҢ СОЛТҮСІКТІК АЙМАҒЫНДАҒЫ ҚОЛА ДӘУІРІНІҢ ҚОНЫС КЕШЕНДЕРІНІҢ ТОПОГРАФИЯСЫ ЖӘНЕ ЛАНДШАФТЫ

С.Қ. Сәкенов¹, М.М. Қозыбаева²

¹PhD докторант, Л.Н. Гумилев атындағы Еуразия Ұлттық университеті

Қазақстан, Нұр-Султан.

²PhD, Ш.Ш. Уәлиханов атындағы Тарих және этнология институты,

Қазақстан, Алматы.

Аңдатпа. Мақалада Солтүстік Қазақстан аумағындағы қола дәуірінің ескерткіштері ландшафтық археология тұрғысынан талданған. Солтүстік Қазақстан территориясындағы өзендер бойында орналасқан қола дәуірі ескерткіштерінің топографиясы толықанды сипатталған. Археологиялық зерттеулер барысында зерттелген қоныстар кешендері орналасқан жері, алып жатқан аумағына және ежелгі халықтың тіршілік объектілерінің санына қарай классификациясы берілген. Зерттеу барысында ландшафт және елді мекен кешендерін қоршаған табиғи ресурстар туралы мәліметтер келтірілген.

Мақалада б.з.д. II мыңжылдықта Солтүстік Қазақстанның қола дәуірі тұрғындарының қоныстану және қоршаған ландшафттарды пайдалану жүйесін зерттеу мәселелері қарастырылады. Жұмыстың негізгі дерек көзі Шағалалы-Кеңөткел археологиялық шағын ауданында орналасқан археологиялық нысандар болып табылады. Ескерткіштердің оқшаулануы мен шоғырлануының сипаттамасы келтірілген, қола дәуірінің іргелес аумақтардың басқа жарияланған кешендері салыстырмалы ретінде келтірілген. Жұмыста отырықшы кешендерді жүйелеудің біліктілік сипаттамалары көрсетілген: топография ерекшеліктері, қоныстардың мөлшері, жоспарлау құрылымы.

Түйін сөздер: ландшафт, қола дәуірі, археологиялық шағын аудан, археологиялық мәдениет, қоныс, топография, тұрғын үй, қорған.

IRSTI:03.41.01

TOPOGRAPHY AND LANDSCAPE OF THE BRONZE AGE SETTLEMENT COMPLEXES IN THE NORTHERN REGIONS OF KAZAKHSTAN

S.K. Sakenov¹, M.M. Kozybayeva²

¹PhD Student, L.N. Gumilyov Eurasian National University

Nur-Sultan, Kazakhstan.

²PhD, Ch.Ch. Valikhanov Institute of History and Ethnology,

Kazakhstan, Almaty.

The article analyzes the monuments of the Bronze Age on the territory of Northern Kazakhstan in the context of landscape archeology. The topography of the Bronze Age monuments located along the banks of small and large rivers is described in detail. Settlement complexes are classified according to their location, occupied area and the number of objects of vital activity of the ancient population, studied in the course of archaeological research. The study provides data on the landscape and natural resources surrounding the settlement complexes. The article discusses the issues of studying the system of settlement and use of the surrounding landscapes by the population of the Bronze Age of Northern Kazakhstan during the II millennium BC.

The main source of work was archaeological sites located in the Shagalaly-Kenotkel archaeological microdistrict. A description of the localization and concentration of monuments is given, comparative material is given on other published complexes of the Bronze Age of adjacent territories. The paper indicates the qualification characteristics of the systematization of settlement complexes: features of topography, size, planning structure.  Interpretation of archaeological and geoarchaeological studies allowed the authors to make the main conclusions: modern surfaces are the result of a long-term past development of the human landscape, and the archaeological data inherent in the landscape is highly dependent on the modern ranges of human activity and infrastructural development.

Keywords: landscape, Bronze Age, archaeological microdistrict, archaeological culture, settlement, topography, dwelling, barrows.

Нет комментариев

Для того, чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь

Просмотров: 45

Нет рецензий

Скачать файлы

Категория

Междисциплинарные исследования Методологические труды Макро- и Микроистория История Отечества. Новые методы исследования Исследования молодых ученых Рецензия. Отзыв

Статьи по теме

КУЛЬТУРА И БЫТ КАЗАХСКИХ РАБОЧИХ В ПОСЛЕВОЕННЫЙ ПЕРИОД Тюрко-согдийский вопрос в истории раннесредневекового Казахстана: современный взгляд "ВЛИЯНИЕ КОМПОНЕНТОВ ФЕНОМЕНА МУЗЫКАЛЬНОСТИ НА СОВРЕМЕННОЕ МУЗЫКАЛЬНОЕ ИСКУССТВО ЭСТРАДЫ КАЗАХСТАНА" УДК 323.15(574) ИСТОРИЯ МЕЖЭТНИЧЕСКИХ, МЕЖКОНФЕССИОНАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ В РЕСПУБЛИКЕ КАЗАХСТАН, ВКЛЮЧАЯ ИСТОРИЮ НАИБОЛЕЕ КРУПНЫХ ЭТНОСОВ: ОСН УДК 314.93 ОСНОВНЫЕ ЭТАПЫ ЭТНОДЕМОГРАФИЧЕСКИХ ИЗМЕНЕНИЙ В КАЗАХСТАНЕ В XIX-XX ВВ.: ПО МАТЕРИАЛАМ ПЕРЕПИСЕЙ НАСЕЛЕНИЯ. «История и современное значение Орбулакской битвы» КУЛЬТУРНО-БЫТОВЫЕ УСЛОВИЯ ЖИЗНИ ПЕРВОЦЕЛИННИКОВ УДК 32.001: 005.44(4+5)Геополитические измерения Евразийства в условиях глобализации УДК 947.084 (574.2) ЭТНОЯЗЫКОВЫЕ ПРОЦЕССЫ В УСЛОВИЯХ ДВУЯЗЫЧИЯ В ПЕРИОД ЦЕЛИНЫ ИЗУЧЕНИЕ КОЛЛЕКЦИЙ КАМЕННОГО ИНВЕНТАРЯ В ФОНДАХ АКТЮБИНСКОГО ОБЛАСТНОГО ИСТОРИКО-КРАЕВЕДЧЕСКОГО МУЗЕЯ УДК 902/904 (574.13) УДК 32.001: 005.44(4+5) Геополитические измерения Евразийства в условиях глобализации ҒТАМР 03.20 СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ ЦЕНТРАЛЬНОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО АРХИВА КИНОФОТОДОКУМЕНТОВ И ЗВУКОЗАПИСЕЙ КАЗССР (1943 - 1991-Е ГОДЫ) (К 75-лети УДК 94(574) ЭТНОПЕДАГОГИЧЕСКИЕ ТРАДИЦИИ В ИСЛАМСКОМ ВОСПИТАНИИ КАЗАХСКИХ ДЕТЕЙ УДК 39 (574.42) ТРАНСФОРМАЦИЯ МАТЕРИАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ КАЗАХОВ ВОСТОЧНОГО КАЗАХСТАНА В КОНЦЕ XIX - НАЧАЛЕ XXI ВЕКОВ УДК 902 ДРЕВНЕЙШИЙ КОЛЕСНЫЙ ТРАНСПОРТ ВОСТОЧНОГО КАЗАХСТАНА (к постановке проблемы)1 УДК 902.2(574) ШАМАНКА, ЖРИЦА, ПРИНЦЕССА? (К изучению статуса женщины сакской эпохи) УДК: 903/904 (574.5) «637» / «638» ДРЕВНИЕ ПЕТРОГЛИФЫ ГОР ХАНТАУ МРНТИ 16.21.23 ЛАТИНИЗАЦИЯ КАЗАХСКОГО АЛФАВИТА В 1920-Е ГОДЫ: ДИСКУССИИ «АРАБИСТОВ» И «ЛАТИНИСТОВ» МРНТИ 03.20.25 ИСТОРИЧЕСКАЯ ФИГУРА КАЗАХСКОГО ХАНА АЗ-ДЖАНИБЕКА (на основе восточных нарративов и генеалогических мифов казахов) МРНТИ 03.20/03.41.91 БОТАЙСКАЯ КУЛЬТУРА: В ПРОШЛОМ И НАСТОЯЩЕМ МРНТИ 03.20:03.29 ПРОИЗВОДСТВО СТРОИТЕЛЬНЫХ МАТЕРИАЛОВ И ОБРАБОТКА МИНЕРАЛЬНОГО СЫРЬЯ НА ЮГЕ КАЗАХСТАНА ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ ХІХ – НАЧАЛЕ ХХ МРНТИ 03.20.25 ИСТОРИЧЕСКАЯ ФИГУРА КАЗАХСКОГО ХАНА АЗ-ДЖАНИБЕКА (на основе восточных нарративов и генеалогических мифов казахов) МРНТИ 03.09.03 ОБЗОР ПРОШЛЫХ МИРОВЫХ ПАНДЕМИЙ: ИНФЕКЦИИ И ОБЩИЙ ХОД ИСТОРИЧЕСКОГО ПРОЦЕССА МРНТИ 03.20:03.29 ИСТОРИЧЕСКАЯ ПАМЯТЬ В УСЛОВИЯХ СОВРЕМЕННОГО КАЗАХСТАНА: ПОИСКИ ГЕРОЕВ И СМЫСЛОВ МРНТИ 03.20:03.09.55 ОСНОВНЫЕ ЭТАПЫ CТАНОВЛЕНИЯ И РАЗВИТИЯ СТАЛЬНЫХ МАГИСТРАЛЕЙ КАЗАХСТАНА (ИСТОРИЧЕСКИЙ АСПЕКТ) МРНТИ 17.09; 17.82.09; 60.29.01 КАЗАХСКАЯ ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА В ИЗДАНИЯХ ДОСОВЕТСКОГО ПЕРИОДА МРНТИ 03.20:03.29 РАБОЧАЯ СИЛА ИНДУСТРИАЛИЗАЦИИ МРНТИ 03.01.06 ДИАЛЕКТИКА ИСТОРИЧЕСКОЙ ПАМЯТИ В ЭПОХУ АРХЕОМОДЕРНА МРНТИ 03.09.55 ВОЕННОЕ НАСЛЕДИЕ ВЕТЕРАНОВ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ МРНТИ 03.20.00 ВЗАИМООТНОШЕНИЯ МЕТРОПОЛИИ И КОЛОНИИ В КОНТЕКСТЕ ПОЛИТИКИ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ МРНТИ 03.41.91 ПЕРВОНАЧАЛЬНЫЕ ИТОГИ АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ РАБОТ НА СВЯТИЛИЩЕ УНИРЕК МРНТИ: 03.20 КУЛЬТОВЫЕ ПАМЯТНИКИ ТАШКЕНТА, СВЯЗАННЫЕ С ПОКРОВИТЕЛЯМИ ЖИВОТНЫХ МРНТИ: 03.20.00 ВНЕШНИЕ ФАКТОРЫ ПОЛИТИЧЕСКОГО КРИЗИСА В КАЗАХСКИХ СТЕПЯХ (вторая половина XVIII - начало XIX вв.) МРНТИ 03.20.00 ПРЕДВОДИТЕЛИ НАРОДНЫХ ВОССТАНИЙ В КАЗАХСТАНЕ XIX ВЕКА МРНТИ 03.20. 03.23. 03.09. 55 КАЗАХСТАНСКО-РОССИЙСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В 2000-Е ГГ. В СОВРЕМЕННОЙ ИСТОРИОГРАФИИ МРНТИ 03.23.55 ГЕНЕАЛОГИЯ ИДЕОЛОГИЧЕСКИХ АРХЕТИПОВ В ПАНТЕОНЕ ИСТОРИЧЕСКОЙ ПАМЯТИ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ МРНТИ: 03.01.45 ОСВЯЩЕНИЕ ИСТОРИЧЕСКОЙ ПАМЯТИ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ В УЧЕБНОЙ ЛИТЕРАТУРЕ ШКОЛ КАЗАХСТАНА МРНТИ 94 (575.1) О НЕКОТОРЫХ АСПЕКТАХ ФОРМИРОВАНИЯ ИДЕНТИЧНОСТИ ЧЕРЕЗ ШКОЛЬНЫЕ УЧЕБНИКИ ИСТОРИИ (НА ПРИМЕРЕ УЧЕБНИКОВ УЗБЕКИСТАНА) МРНТИ 03.41.01 ТОПОГРАФИЯ И ЛАНДШАФТ ПОСЕЛЕНЧЕСКИХ КОМПЛЕКСОВ БРОНЗОВОГО ВЕКА В СЕВЕРНЫХ РЕГИОНАХ КАЗАХСТАНА

Статьи автора

МРНТИ 03.41.01 ТОПОГРАФИЯ И ЛАНДШАФТ ПОСЕЛЕНЧЕСКИХ КОМПЛЕКСОВ БРОНЗОВОГО ВЕКА В СЕВЕРНЫХ РЕГИОНАХ КАЗАХСТАНА