Главная » Материалы » МРНТИ 94 (575.1) О НЕКОТОРЫХ АСПЕКТАХ ФОРМИРОВАНИЯ ИДЕНТИЧНОСТИ ЧЕРЕЗ ШКОЛЬНЫЕ УЧЕБНИКИ ИСТОРИИ (НА ПРИМЕРЕ УЧЕБНИКОВ УЗБЕКИСТАНА)

Д. Касымова¹, Б. Құдайбергенұлы². ¹к.и.н., ВНС. ²к.и.н., и.о. заместителя директора по научной работе ИИЭ им. Ч.Ч. Валиханова

МРНТИ 94 (575.1) О НЕКОТОРЫХ АСПЕКТАХ ФОРМИРОВАНИЯ ИДЕНТИЧНОСТИ ЧЕРЕЗ ШКОЛЬНЫЕ УЧЕБНИКИ ИСТОРИИ (НА ПРИМЕРЕ УЧЕБНИКОВ УЗБЕКИСТАНА)

Электронный научный журнал «edu.e-history.kz» № 3(23) июль-сентябрь, 2020

Теги: казахи, школы, средней, для, Узбекистана, истории, учебник, слова:, Ключевые, Узбекистана, национально-териториальное, размежевание.
Аннотация:
Аннотация. Казахи Узбекистана как диаспора и ирредента сформировались в результате нескольких исторических периодов, отличных друг от друга по природе геополитических, политических и этнодемографических процессов. В статье рассматриваются некоторые вопросы, связанные с формированием исторического сознания населения Узбекистана через призму материала школьных учебников. Особое внимание будет уделено тому, какую роль в формировании этнической идентичности и исторического сознания казахов Узбекистана играет интерпретация событий, связанных с их проживанием на территории современного Узбекистана, и прежде всего, как рассматривается проблема национально-территориального размежевания 1924-1925 гг. Поскольку после обретения независимости режимы Центральной Азии стали использовать ревизию истории в качестве одного из основных инструментов государственного строительства, исследователи задаются вопросом, как показаны проблемы разделения казахов при советской власти и как это преподается в школьных учебниках. В статье анализируются учебники истории для средних школ Узбекистана, и особое внимание уделяется как изучается национально-территориальное размежевание середины 1920х гг. В учебниках как институционализированных текстах закладываются основы понимания того, что есть гражданская или этническая идентичность, отвечающая интересам государства.
Содержание:

Введение. Казахи Узбекистана как диаспора и ирредента сформировались в результате нескольких исторических периодов, отличных друг от друга по природе геополитических, политических и этнодемографических процессов. Группы казахских родов, как подразделения Старшего, Среднего и Младшего жузов, постепенно расселились по территории современного Узбекистана, заняв соответствующие природно-экономические ниши для занятий кочевым скотоводством и обеспечения доступа к пунктам караванной торговли.

После обретения независимости режимы Центральной Азии стали использовать интерпретацию истории в качестве одного из основных инструментов государственного строительства [Hobsbawm, Eric J.,1990]. Исследователи задаются вопросом, как интерпретируются проблемы разделения казахов при советской власти и как это преподается в школьных учебниках. В статье анализируются учебники истории для средних школ Узбекистана, и особое внимание уделяется интерпретации национально-территориального размежевания середины 1920х гг.

Материалы и методы Работа написана с использованием теоретико-методологических концептов структуралистов Фуко и Бурдье для анализа текстов. В статье анализируются учебники истории для средних школ Узбекистана. Французский философ Мишель Фуко в «Археологии знания» провел логическую связь между властью - режимами - истиной-знаниями – верованиями и практикой. Идеократия советского режима, вводила дозированно компоненты марксистко-ленинской догмы во все преподаваемые дициплины на всех уровнях образования. В период независимости при всем отрицании советского наследия, именно индоктринация советского типа доминирует при написании учеников по истории для средних школ в Узбекистане (Ersanli B., 2002). Историческое образование на всех уровнях, как следствие, выступает в качестве одного из эффективных способов формирования сознательных граждан страны. Как отмечает Пьер Бурдье, «Государство участвует в объединении культурного рынка, унифицируя все коды: правовой, языковой, и проводя гомогенизацию форм коммуникации. С помощью систем классификации, вписанных в право, бюрократические процедуры, образовательные структуры, государство формирует ментальные структуры и навязывает общие принципы видения и деления, т.е. формы мышления. Тем самым они принимают участие в построении того, что обычно называют национальной идентичностью (или более традиционным языком – национальным характером)» (Бурдье П., 1999). В процессе преподавания истории в средней школе стандартизируются основы правильного понимания исторических событий и отношение к ним. В учебниках как институционализированных текстах закладываются основы понимания того, что есть гражданская или этническая идентичность, отвечающая интересам государства. В дальнейшем это выступает в качестве навигатора в сознании школьников в их взрослой жизни уже как ответственных граждан своей страны. Учебник переводит на понятный для школьников язык основные коды социальной, коллективной, гражданской идентичности по заказу государства. «Учебник истории не может быть понят без учета того, что он является предметом идейнополитических забот государства, – отмечает В.М. Бухарев. – Бюрократические учреждения прямо или косвенно формируют такой корпус пособий, который способствует легитимации наследуемой системой исторической традиции... Утверждает официально выверенную культурно-национальную идентификацию обывателей» (Бухарев В.М., 2002).

Обсуждение К настоящему времени не написан общий учебник по истории Центральной Азии, в котором события и их интерпретация были выстроены концептуально по единой схеме. Казахстанские историки высказываются о необходимости написания общей истории Центральной Азии, и считают, что если даже он все-таки будет написан коллективными усилиями историков региона, каждая группа будет исходить из интересов своего государства. Как отмечает казахстанский историк Саттаров М., «Этнический принцип, заложенный в основу строительства советской государственности, выработал устойчивые стереотипы, согласно которым внутри каждой из республик дихотомия «мы – не мы» трансформировалась в деление на титульные и не титульные нации. Однако, если во времена советской империи центральноазиатские «государства-нации» определяли себя в большинстве случаев по культурологическим параметрам, то в настоящее время история государствообразующей нации артикулируется терминами прямого политического действия. На ближайшую перспективу этот процесс не имеет обратного хода, и эту данность новейшей истории следует принять за исходное положение при анализе геополитической ситуации в регионе.» (Идея написания общей истории Центральной Азии, 2009)

Учебники по истории для средних школ Узбекистана построены по проблемно-хронологическому принципу, изложение событий в каждом последующем по ступени курсе является логическим продолжением предыдущего. В текстах нет отсылок или повторения пройденного материала. С одной стороны, это экономит время и сужает объем изучаемого материала. Но с другой стороны, не совсем ясно, могут ли сами школьники проследить причинно-следственные связи в событиях, излагаемых в учебнике на данном этапе. Возможно, учитель, в ходе объяснения материала, дает необходимые отсылки к пройденным темам.

Казахское население Узбекской ССР, и современного Узбекистана прошло через череду страшных испытаний, которые были вдвойне тяжелы, поскольку они проживали на своей земле, но в рамках административно-правовых структур другой республики. Следует выделить несколько периодов в жизни казахов в Узбекистане, которые стали узловыми в плане формирования особого компонента этнической идентичности, связанной с территориальной/пространственной локализацией и восприятием своей этнической родины.

1) Территория Южного Казахстана в составе Коканда и Хивы – с конца XVIII века. Часть Старшего жуза к этому времени была захвачена Кокандом. Казахские кочевья, примыкающие к нижнему течению Сыр-Дарьи и Аральского моря, а также расположенные в районе Усть-Урта и Мангышлака, были захвачены Хивой (Бекмаханов Е., 1947). Под властью Коканда находились следующие кокандские роды: Биштамгалы, Сейкым, Чимир, Джаныс. Захватническая политика кокандцев в Старшем жузе и Киргизии диктовалась также торговыми интересами. Через территорию Старшего жуза пролегали важные караванные пути, кроме того эти области сами по себе были важны в торговом отношении. Таким образом, под контролем Кокандского ханства (1709-1876) находились родовые подразделения Старшего и Среднего жуза.

Часть казахов Младшего жуза вошла в состав Хивинского ханства (1512-1920) (Бекмаханов Е., 1992).

2) После завоевания узбекских ханств по колониально-административной реформе Российской империи казахи южного Казахстана оказались в составе Туркестанской губернии.

3) Третий период, определивший современное состояние казахов как диаспоры и ирреденты в составе Узбекистана связан с советским административным делением 1920х-1930 х гг. Национально-территориальное размежевание в советской Средней Азии 1924-1925 гг. стало своего рода ножницами, разделив не только территории, ресурсы, но и население (Қобландин, Қ.И., Меңдiқұлова, Г.М., 2009).

Проживание в иноэтничной среде приводит к появлению множественной идентичности, но при доминирующей основной, этнической. В качестве одного из факторов формирования идентичности в необходимом для режима направлении выступает образование. Казахи Узбекистана учатся по узбекским учебникам и по ним, во многом, выстраивают свое отношение и понимание исторических событий, объясняющих, в том числе и то, почему они являются казахами этой страны. Исследователи отмечают, что история Узбекистана преподается и, следовательно, изучается прежде всего как история узбекского народа. Но при этом не оговаривается, что этноним «узбек», появляется только в советское время. Все народы, населяющие территорию современного Узбекистана, по текстам утвержденных Министерством Образования Республики Узбекистан, учебников, как бы не имели своей истории, а существуют в составе населения как исторический факт или данность. Следует отметить, что полиэтничное состояние общества Узбекистана в современности, или в ранние периоды, отражено в учебниках, но опять-таки как данность.

В учебнике Тиллабоева С. и Замонова А. «История Узбекистана» за 9 класс все население показано как единое целое - народы Туркестана. Общая характеристика населения дана следующим образом: «К середине XIX века этнический состав Бухарского эмирата, Кокандского и Хивинского ханств относительно был однородным, основу его составляли узбеки. На территориях трех государств проживали также таджики, казахи, каракалпаки, туркмены и киргизы. Численность населения в Бухарском эмирате составляла около 2 млн человек. В основном это были узбеки, таджики, туркмены, каракалпаки и казахи... Численность населения Хивинского ханства составляла более 800 тыс. человек. Этнический состав ханства в основном был представлен узбеками, а также туркменами, каракалпаками, казахами и другими народностями. В Кокандском ханстве проживало около 3 млн. жителей, основу составляли узбеки. Здесь же проживали киргизы, таджики, казахи, уйгуры, евреи, индусы и представители других национальностей. Узбеки, составляющиев тот период основную часть населения, вели оседлый образ жизни, занимались земледелием, ремесло и торговлей. Казахи, каракалпаки, туркмены и киргизы вели кочевой образ жизни, в основном занимались кочевым скотоводством.» (Тиллабоев С., Замонов А., 2019: 6-7).

Авторы учебника не стремятся ввести школьников в этническую терминологию, объясняя как те или иные современные названия этносов появились, поскольку основная цель - показать автохтонность именно узбеков. Другие этнические группы, в том числе и казахи, следовательно, проходят через те же процессы, и должны формировать в себе такие компоненты политической культуры, как родина/родная земля, необходимость её защищать, интересы своей земли и народа, совпадение интересов всех народов на территории указанных государственных образований, общность исторической судьбы и памяти.

Результаты Для примера, выделим основные критические моменты в учебнике истории Узбекистана за 10 класс (Раджабов, 2017).

Единство судьбы народов Узбекистанапоказано через проживание на одной территории под общим политическим управлением, неприятием и последующим сопротивлением российской колонизации, и в рамках СССР – открытым и скрытым сопротивлением советскому режиму. Изложение ключевых событий ХХ века в истории Узбекистана также подвергается, к примеру, критике российских исследователей, которые отмечают антирусский или антироссийский дискурс. Они подчеркивают узбекскую этно-политическую доминанту в трактовке событий, в особенности, периодов российской экспансии и в годы пребывания Узбекской ССР в составе Советского Союза (Черногаев Ю., 2003) «Авторы учебника создают впечатление, что вся территория среднеазиатских государств является «узбекской», а существование остальных независимых государств на этой территории является результатом «заговора», организованного русским царизмом и советским большевизмом, ибо Россия и Советский Союз преподносятся в качестве главных врагов узбекской независимости. Мысль авторов о доминировании узбекской нации на территории среднеазиатских государств до начала российской колонизации раскрывается следующим образом»: «В этот период духовной и нравственной силой, объединяющей народы Средней Азии, являлся узбекский язык. Большая часть населения ханств общалась именно посредством этого языка» («Новая история» Узбекистана, 2011).

Этнические группы в составе населения Узбекистана с конца XIX века

В тексте учебника говорится о том, что в составе населения Узбекистана есть иные этнические группы и определяется их статус по принципу коренные/некоренные в тот или иной исторический период. Как было указано выше, в составе населения трех узбексих государств XIX века были неузбекские группы, которых отличал от узбеков прежде всего род занятий. Однако в учебнике за 10 класс не говорится о славянской крестьянской колонизации территории Узбекистана, а лишь о военно-политическом противостоянии узбекских государств и Российской империи. Но тогда откуда в составе Узбекской ССР впоследствии появились европейские группы, и русские, в частности? Отчасти школьники могут это объяснить сами тем, что в Узбекистан были выселены кулаки из европейской части СССР, что и привело в появлению славянского населения, которое было дополнено эвакуированными в ходе Второй мировой войны (но не Великой Отечественной). Кроме того, поскольку после революции и основной трагедии для населения Туркестана, было поражение национально-освободительного движения против советской власти (которая выведена главным образом в виде военной силы - Красная армия), Москва/центр присутствовал/а в виде военно-репрессивного аппарата (представленного европейцами).

Казахи в составе населения Узбекистана выступают как историческая данность, которая была усилена общностью интересов в период сопротивления планам власти большевиков по созданию советских государственных образований в регионе и участия представителей казахского народа в басмаческом/национально-освободительном движении. Все население до советских преобразований выведено под формулировкой тюркские народы, народы Туркестана для противостояния европейцам. Далее в тексте население выступает под общим термином узбекистанцы, в разделе о Второй мировой войне, и в в период после 1991 года как народ Узбекистана, но состоящий из 137 этнических групп (но умалчивается история их появления в составе населения Узбекистана).

Критические моменты истории ХХ века. Период Первой мировой войны и последующих русских революций показан в учебнике как определивший судьбу всего региона. Усилия джадидов по мобилизации политических и культурных сил региона не увенчались успехом, что привело к последовательным трагедиям - потере независимости и установлению власти большевиков. Общность судьбы показана в том, интересы представителей народов Туркестана совпадали через следующий текст: «7 апреля 1917 года Временное правительство для управления Туркестанским краем создаёт в Ташкенте Туркестанский комитет в составе 9 человек. В Туркестанском комитете председательствовали представитель партии кадетов Николай Щепкин и член партии эсеров Владимир Наливкин. В состав комитета кроме европейцев были введены представители тюркских народов Мухаммаджан Тинишбаев, Алихан Букейханов, Садри Максуди, Абдул Азиз Давлетшин. Но почти все они были плохо знакомы с местными условиями в Туркестане и были слабы в политике.» (Раджабов, 2017: 7).

Такая характеристика политиков не внушает доверия и настраивает школьников на скептическое восприятие их усилий по созданию независимого государства. Но следует отметить, что характеристика политиков (этнического казаха Мухамеджана Тынышпаева) скоро становится более позитивной, но написание их фамилий меняется, что может привести к мысли, что это разные люди: Мухаммаджан Тинишбаев, Мухаммаджон Тынышбаев и М. Тынышбаев, однако подчеркивается, что руководители Туркестанской автономии были «высококвалифицированными специалистами».

Далее в тексте учебника регион показан как Туркестан, и подчеркивается совпадение интересов всех народов и стремление их лидеров создать единое государство - Туркестанскую автономию (Раджабов, 2017: 15-16). В составе её руководства были представители казахского народа (но не выделены как казахи): «Запомните! Большинство министров автономии имели высшее образование, были высококвалифицированными специалистами: М. Тынышбаев – инженер железнодорожник, И. Шоахмедов, М. Чокай, У. Ходжаев, А. Уразаев и С. Герцфельд - юристы, Х. Агаев – агроном, О. Махмудов – горняк.» (Раджабов, 2017: 16).

«На курултае было сформировано правительство Туркистон Мухторияти из членов Туркестанского Временного Совета из 8 человек. Премьер-министром правительства и министром внутренних дел был избран Мухаммаджон Тынышбаев. Ислам Султан Шоахмедов занял должность заместителя премьер-министра, Мустафа Чокай – министра иностранных дел, Убайдулла Ходжаев – военного министра, Хидоятбек Юргули Агаев – министра земельных и водных ресурсов, Обиджон Махмудов – министра продовольствия, Абдурахман Уразаев – заместителя министра внутренних дел, Соломон Герцфельд – министра финансов. Позже в составе правительства произошли некоторые изменения. Мустафа Чокай впоследствии приступил к исполнению обязанностей премьер-министра. В отличие от малограмотных и профессионально непригодных большевистских комиссаров советского правительства большинство министров автономного правительства имели высшее юридическое образование, что свидетельствует о высоком уровне их знаний.» (Раджабов, 2017: 15).

Далее в тексте учебника показана роль Т.Рыскулова в достижении полной автономизации региона, независимости от Москвы/центра: «Для преодоления кризиса и невзгод лидеры местных коммунистов Туркестана предложили программу перехода края к независимой жизни. В январе 1920 года председатель ЦИК Туркестана Т. Рыскулов, не ограничившись этим, в категорической форме поставил на повестку дня пересмотр Конституции Туркестанской АССР, создание отдельной мусульманской армии и вывод за пределы территории Туркестана всех немусульманских частей Красной армии, и даже ликвидацию Туркестанской комиссии (Турккомиссии) и Туркестанского фронта (Туркфронта). Эти идеи Т. Рыскулова, ведущие Туркестан к независимости, встретили жёсткое противодействие командующего Туркестанским фронтом М.В. Фрунзе и главы советского правительства В.И. Ленина, и не были претворены в жизнь. Летом 1920 года Т. Рыскулов был освобождён от занимаемой  должности и вызван на работу в Москву. Но защита интересов коренных народов, открытая и тайная борьба за независимость Туркестана не прекращались.»[Раджабов, 2017: 21-22].

Политика власти большевиков вызвала неприятие большей части населения, и единство интересов казахов и других этнических групп показано в общей вооруженной борьбе против советской власти, басмачестве, которое интерпретируется как «освободительное движение» (Раджабов, 2017: 26). Основной движущей силой освободительного движения были дехкане, чайрикоры, подёнщики, ремесленники и интеллигенция. По признанию одного из руководителей Туркестанской АССР Турара Рыскулова, в это движение «в основном вливались дехкане и ремесленники». По национальному составу они были представлены коренным населением – узбеками, таджиками, киргизами, казахами, туркменами и каракалпаками. Большинство среди них составляли узбеки.» (Раджабов, 2017: 27). Вооруженное сопротивление советской власти рассматривается не только в контексте политического противоборства, сколько как продолжение борьбы против русской колонизации региона: «борьба за независимость» (Раджабов, 2017: 46).

Общность интересов против Красной Армии подчеркивается неоднократно: «вооружённые отряды под командованием Джунаидхана долгие годы сражались против красной армии. В этих войсках, кроме туркмен и узбеков, было много казахов и каракалпаков» (Раджабов, 2017: 44): «Борцы за независимость вписали яркую и славную страницу в историю национально-освободительного движения народов Туркестана, внесли огромный вклад в дело обретения свободы и независимости Узбекистана в наши дни. Кровь, пролитая нашими предками за свободу, не прошла бесследно.» (Раджабов, 2017: 47).

Политические результаты советского переустройства региона указаны формулировкой, как историческая катастрофа: «Таким образом, к концу 1924 года ликвидация Центром независимых государств ХНСР и БНСР привела к исчезновению в регионе двух исторических центров формирования государственности узбекского народа.» (Раджабов, 2017:. 41)

Как трактуется национально-территориальное размежевание 1924-1925 гг.? В параграфе 9 «Национально–территориальное размежевание в Средней Азии и его последствия» выделяется, что в результате советского административного разделения была перечеркнута вся история региона, и случилась цивилизационная катастрофа для «Туркестана, общего дома и единой родины для всех народов края.» Следует привести пространный пассаж о общности истории, судьбы народов для того, чтобы понять какую трагедию должны осмыслить и сделать частью своего «я и мы» школьники: «Издревле Туркестанский край был единым пространством и общей родиной для тюркских народов. На протяжении веков образ жизни, традиции и обычаи коренных народов Туркестанской АССР, БНСР, ХНСР, существовавших в 1918-1924 годах, были очень схожи между собой. Исторически сложилось так, что в каждом из государств Туркестана с незапамятных времён проживают тюркские народы: узбеки, туркмены, каракалпаки, казахи, киргизы, а также таджикский народ. Народы Туркестанского региона с древности считают земли Турана своей родиной. Для деспотического советского режима и большевиков было удобно управлять Туркестанским краем, разделив его на части.» (Раджабов, 2017: 48)

В учебнике приводятся варианты размежевания местными деятелями (не указывается их этническая принадлежность), предложенные, но отвергнутые центром. Выделяется план Т.Рыскулова о создании единого Туркестана и его аргументация: «В противоположность тезисам Турккомиссии и Я. Рудзутака, ряд местных коммунистов во главе с Тураром Рыскуловым, выступая против разделения единого Туркестана на отдельные части, ещё в 1920 году выдвинул идею о том, что тюркские народы составляют единое целое, имеют общие корни, религию, традиции и культуру. Но коммунисты Центра отвергли эту идею, обвинив их в пантюркизме, панисламизме и буржуазном национализме (Раджабов, 2017: 49)

Также отмечается, что план Ф. Ходжаева Москва отвергла: «В феврале 1924 года Бухарская компартия принимает тезисы Файзуллы Ходжаева по вопросу размежевания, в которых он критикует ошибочность взглядов Среднеазиатского бюро ЦК РКП (б) по данному вопросу. 10 марта 1920 года на объединённом заседании ЦИК Туркестанской АССР и компартии Туркестана известные партийные деятели Султонбек Ходжанов, Санджар Асфандияров, Н. Паскуцкий выступают с предложением о создании Среднеазиатской федерации Советских Социалистических Республик. Вместе с тем Султонбек Ходжанов подчеркнул нецелесообразность разделения единого и целого Туркестана. Кроме этого, в декабре 1923 года представители Ферганской долины выступили с предложением образования Ферганской автономной области в составе РСФСР. Дискуссии по этому вопросу принимали все более острый характер. Руководители ХНСР имели свой взгляд по этому вопросу. 8 мая 1924 года группа хорезмских руководителей направляет в ЦК РКП (б) письмо «О разрешении национального вопроса в Хорезме», в которой просит не включать ХНСР в размежевание. Такую точку зрения они обосновывали отдалённостью республики, обособленностью в экономическом отношении. Эту позицию поддержал ответственный секретарь Центрального Комитета Компартии Хорезма Каландар Одинаев, но в июле 1924 года он был снят с должности. Вначале территория ХНСР не была включена в размежевание, но новое руководство Компартии Хорезма 26 июля 1924 года дало согласие на включение в размежевание».

Основные причины неудач региональных лидеров в переговорах с Москвой объясняются прежде всего их разобщенностью: «Противоречия между представителями европейской части неселения и коренных народов в политическом руководстве Туркестанской АССР, проявление групповщины среди некоторых казахских и таджикских коммунистов были механически перенесени на отношения между народами Туркестана. Генеральный секретарь ЦК РКП (б) И.В. Сталин, председатель Среднеазиатского бюро ЦК РКП (б) Ян Рудзутак и другие не уставали повторять о существовании национальных противоречий в Средней Азии. Центр искусственным образом раздувал национальный вопрос для того, чтобы иметь «веский» довод по вопросу проведения границ между вновь создаваемыми республиками и областями.» (Раджабов, 2017: 52).

Создание административных границ между республиками и разделение народов выведено в виде формулировки: «Запомните! На месте Туркестанской АССР, Бухарской и Хорезмской республик на территории Средней Азии были созданы шесть национальных государственных объединений. Узбекская ССР; Туркменская ССР; Таджикская АССР в составе Узбекской ССР (до 1929 года); Каракиргизская (Киргизская) автономная область в составе РСФСР; Казахская АССР в составе РСФСР; Каракалпакская автономная область в составе Казахской АССР. С 1936 года Каракалпакская АССР войдёт в состав УзССР.» (Раджабов, 2017: 53)

Выводы. Основным виновником трагических событий в истории Узбекистана объявлена коммунистическая партия СССР. «Многие трагические события, происшедшие в истории узбекского народа в ХХ веке, связаны с деятельностью коммунистической партии. Партийная организация Узбекистана, не считаясь с интересами республики и узбекского народа, выполняла решения, которые принимались в Москве.» (Тиллабоев С., Замонов А. 2019: 56). Национально-территориальное размежевание 1924-192 гг, в результате которого казахи оказались разделенными между несколькими республиками Средней Азии, в учебнике интерпретируется как одно их проявлений диктата центра, и потеря культурного единства народов региона, при лидирующей роли узбекских государственных образований досоветского периода. Однако не отмечается, что это изменило и судьбы некоторых этнических групп. Конструктивистский подход историков Узбекистана при составлении учебников по истории для средней школы способствует формированию единой идентичности для продвижения интересов государства.

Список источников и литературы:

Бекмаханов Е. (1992) - Бекмаханов Е. Казахстан в 20-40 годы XIX века. – Алматы, 1992. – С.400

Бекмаханов Е. (1947) - Бекмаханов Е. К истории взаимоотношений казахов со средне-азиатскими ханствами.// «Большевик Казахстана», январь 1947 года. – [Электронный ресурс]. –URL: https://e-history.kz/ru/news/show/4156/

Бурдье П. (1999) – Бурдье П. Дух государства: генезис и структура бюрократического поля. //Поэтика и политика. Альманах Российско-французского центра социологии и философии Института социологии РАН. – М.: Институт экспериментальной социологии, СПб.: Алетейя, 1999. – С. 125-166.

Бухарев В.М. (2002) - Бухарев В.М. Что такое учебник истории? Идеология и назидание в языке и образе учебных текстов / В.М. Бухарев // Историки читают учебники истории. Традиционные и новые концепции учебной литературы / под ред. К. Аймермахера и Г. Бордюгова. – М., 2002. – С. 13-46.

Ersanli B. (2002) -   Ersanli В. History Textbooks as Reflections of the Political Self: Turkey (1930s and 1990s) and Uzbekistan (1990s). International Journal of Middle East Studies. Vol. 34, No. 2, Special Issue: Nationalism and the Colonial Legacy in the Middle East and Central Asia (May, 2002). –pp. 337-349.

Hobsbawm, Eric J. (1990) - Hobsbawm, Eric J. Nations and Nationalisms Since 1780, Cambridge University Press, 1990.– pp. 80-101.

Идея написания общей истории Центральной Азии (2009) - Идея написания общей истории Центральной Азии: Взгляд из Казахстана. 10.06.2009. //https://www.fergananews.com/articles/6199. Дата обращения 28 августа, 2020.

Қобландин Қ.И., Меңдiқұлова Г.М. (2009) - Қобландин Қ.И., Меңдiқұлова Г.М. Өзбекстандағы қазақтардың тарихы жəне бүгiнгi дамуы. –Алматы: Дүниежүзi қазақтарының қауымдастығы, 2009. –296 c.

«Новая история» Узбекистана (2011) - «Новая история» Узбекистана» (2011): Мифология каримовских времен. 27.09.11. – [Электронный ресурс]. –URL: https://www.fergananews.com/articles/7112. Дата обращения 28 августа 2020. Ражабов К. (2017) - Ражабов К. История Узбекистана. Учебник для учащихся 10-х классов средних образовательных учреждений и учреждений среднего специального, профессионального образования 1-oе издание. – Т.: Издательско-полиграфический творческий дом имени Гафура Гуляма, 2017.

Тиллабоев С., Замонов А. (2019) - Тиллабоев С., Замонов А. История Узбекистана. Вторая половина XIX – начало ХХ века. Учебник для 9 класса школ общего среднего образования. Издание 3-е, исправленное и дополненное. Главная редакция издательско-полиграфической акционерной компании «Sharq». –Ташкент, 2019.

Черногаев Ю. (2003) - Черногаев Ю. Российские историки всерьез обеспокоены антирусской и антироссийской риторикой и дискурсом в узбекских учебниках и исследованиях. 12.03.2003. – [Электронный ресурс] –URL: https://www.fergananews.com/articles/1467 Дата обращения 28 августа 2020.

References:

Bekmakhanov Y. (1992) -  Bekmakhanov Y. Kazakhstan v 20-40h godah XIX veka.[Kazakhstan in 1820-1840s]. Alma-Ata, 1992. Р.400. [In Russian]

Bekmakhanov Y. (1947) -  Bekmakhanov Y. K istorii vzaimootnoshenii Kazakhov so srendeaiatskimi hanstvami. [To the history of relaitons of kazkahs with the Central Asian khanates]. «Bolshevik Kazakhstana», yanvar 1947 goda. – [Elektronnyi resurs]–URL: https://e-history.kz/ru/news/show/4156/ [In Russian]

Bourdier P. (1999) – Bourdier P. Duh godudarstva: genesis i struktura burokraticheskogo polya. [The spirit of state; genesis and structure of bureaucratic field]. Poetika i politika. Almanah Rossisko-franzuskogo tsentra sotsiologii i filosofii Instituta sotsiologii RAN. – Moskva: Institut eksperimentalnoi sotsiologii, SPb.: Aleteiya, 1999. – Pp. 125-166.

Bukharev V.M. (2002) -Bukharev V.M. Chto takoe uchebnik istorii? Ideologiya i nazidaniya v yazuke i v obraze uchebnyh tekstov istorii. [What is history textbook? Historians read history textbooks].  Istoriki chitaut uchebniki istorii. Traditsionnye i novye kontseptsii uchebnoi  literatyry / Pod. red. К. Aimermahera i G.Bordugova. Мoskva, 2002. Pp. 13-46. [In Russian]

Ersanli B. (2002) - Ersanli В. History Textbooks as Reflections of the Political Self: Turkey (1930s and 1990s) and Uzbekistan (1990s). International Journal of Middle East Studies. Vol. 34, No. 2, Special Issue: Nationalism and the Colonial Legacy in the Middle East and Central Asia (May, 2002). – pp. 337-349.

Hobsbawm, Eric J. (1990) - Hobsbawm, Eric J. Nations and Nationalisms Since 1780, Cambridge University Press, 1990. – pp. 80-101.

Idea napisaniay obschei istorii Tsentralnoi Azii (2009) - Idea napisaniay obschei istorii Tsentralnoi Azii: Vzlyad iz Kazakhstana 10.06.2009. [The idea of writing history of Central Asia: view from Kazakhstan]. – [Elektronnyi resurs]–URL://https://www.fergananews.com/articles/6199. Retrieved 28 August, 2020. [In Russian]

Koblandin K., Mednikulova G.М. (2009) -Koblandin K., Mednikulova G.М.Г.М. Өзбекстандағықазақтардыңтарихыжəнебүгiнгi дамуы. [History and present day life of Kazakhs of Uzbekistan]. –Алматы: Дүниежүзi қазақтарыныңқауымдастығы, 2009. –296 c. [In Kazakh]

«Новая история» Узбекистана (2011) - «Новая история» Узбекистана» (2011): Mifologiakarimovskihvremen. 27.09.11. – [Elektronnyi resurs]–URL: //https://www.fergananews.com/articles/7112. Retrieved 28 August, 2020.

Rajabov К. (2017) - Rajabov К. Istoria Uzbekistana. Uchebnik dlya uchschihsya 10-h klassov srednih obrazovatelnyh uchrezhdenii spetsialnogo, professionalnogo obrazovania. 1-е izdanie. [History of Uzbekistan. Textbook for 10th grade of secondary schools of professional and professional education]. – Т.:Izdatelsko-poligraficheskii tvorcheskii dom imeni Gafura Gulayma, 2017.[In Russian]

Tillaboyev S., Zamonov А. (2019) -Tillaboyev S., Zamonov А. Istoria Uzbekistana. Vtoraya polovina XIX – nachalоХХ veka. Uchebnik dlya 9 klassa shkol srednego obrazovaniya. [History of Uzbekistan, Second half of the XIX – early XX century]. Izdanie 3-е, ispravlennoe i dopolnennoe. Glavnaya redaktsiya izdatelsko-poligraficheskoi akstionernoi kompanii «Sharq». –Tashkent, 2019.[In Russian]

Chernogayev Y. (2003) - Chernogayev Y. Rossiisskie istoriki vseryez obespokoeny antirusskoi i antirossiiskoi ritorikoi i diskursom v uzbekskih uchebnikah i issledovaiyah. [Russian historians are seriously concerned with rhetoric and discourse of Uzbekistani history textbooks and researches]. 12.03.2003. – [Elektronnyi resurs]–URL: https://www.fergananews.com/articles/1467 Retrieved 28 August 2020.[In Russian]

ҒТАМР 94 (575.1)

МЕКТЕПТЕГІ ТАРИХ ПӘНІ ОҚУЛЫҚТАРЫ НЕГІЗІНДЕ БІРЕГЕЙЛІКТІҢ ҚАЛЫПТАСУЫНЫҢ МӘСЕЛЕЛЕРІ (ӨЗБЕКСТАН ОҚУЛЫҚТАРЫ МЫСАЛЫНДА)

Қасымова Дидар¹, Құдайбергенұлы Болат²

¹Тарих ғылымдарының кандидаты, Ш.Ш. Уәлиханов атындағы Тарих және этнология институтының жетекші ғылыми қызметкері. Қазақстан, Алматы қ.

²Тарих ғылымдарының кандидаты, Ш.Ш.Уәлиханов атындағы ТжЭИ директорының ғылыми жұмыстар бойынша орынбасарының м.а. Қазақстан, Алматы қ.

Аңдатпа. Өзбекстан қазақтары диаспора және ирредент ретінде бірнеше ғасырлар қойнауындағы геосаяси, саяси және этнодемографиялық үрдістер барысындағы тарихи кезеңдер нәтижесінде қалыптасты. Мақалада Өзбекстан тұрғындарының тарихи санасын қалыптастырумен байланысты кейбір мәселелер мектеп оқулықтарының материалдары арқылы қарастырылады. Өзбекстан қазақтарының этникалық бірегейлігі мен тарихи санасын қалыптастырудағы рөліне және олардың қазіргі Өзбекстан территориясында тұруына байланысты оқиғалардың түсіндірілуіне ерекше назар аударылып, 1924-1925 жылдардағы ұлттық-аумақтық межелену мәселесіне түсініктеме беріледі. Тәуелсіздік алғаннан кейін Орталық Азия мемлекеттерінің билік жүйесі тарихты мемлекеттік құрылысты басқарудың негізгі құралдарының бірі ретінде қолдана бастады, ал зерттеушілер тарапынан кеңестік жүйе кезеңінде қазақтардың бөлініп шығу мәселелесі мектеп оқулықтарында қалай оқытылатыны туралы пікірлер айтыла бастады. Мақалада Өзбекстан орта мектептеріне арналған тарих оқулықтары талданып, 1920 жылдардың ортасындағы ұлттық-аумақтық межелеуді түсіндіруге ерекше назар аударылған. Оқулықтарда институттандырылған мәтін ретінде мемлекет мүддесіне сай келетін азаматтық немесе этникалық бірегейлігі бар түсінікке негізделген.

Түйін сөздер: орта мектептерге арналған Өзбекстан тарихы оқулығы, Өзбекстан қазақтары, ұлттық-территориялық межелеу.

IRSTI 94 (575.1)

ON SOME ASPECTS OF IDENTITY FORMATION THROUGH HISTORY TEXTBOOKS (TEXTBOOKS OF UZBEKISTAN

Kassymova Didar¹, Kudaibergenuly Bolat²

¹Сandidate of Historical Sciences.Ch.Ch. Valikhanov Institute of History and Ethnology, Leading Researcher, Kazakhstan, Almaty.

²Candidate of Historical Sciences, Acting Deputy Director for Science of Ch.Ch. Valikhanov Institute of History and Ethnology, Kazakhstan, Almaty.

Abstract. Kazakhs of Uzbekistan as diaspora and irredenta were formed as result of several historical periods, different by the nature of geopolitical, political and ethno-demographic processes.  The article elucidates some issues relating to the formation of historical consciousness of the Uzbekistan population through the prism of secondary schools history textbooks. Special attention is paid to the role of the events interpretation of events connected with their living on the territory of modern day Uzbekistan in ethnic identity and historical consciousness formation. And in particular interest is the aspect of national-territorial delimitation of 1924-1925.As after gaining independence the regimes of Central Asian states employ history interpretation as one of the main tools for state and nation building, the researchers are interested in how history of hallmark events, especially the soviet division of mid 1920s is being taught in the secondary schools.  The article elucidates history textbooks for secondary schools of Uzbekistan, and special focus is at interpretation of national-territorial delimitation of mid 1920s. The textbooks form civic or ethnic identity to meet the interests of the state and regime.

Key words: Uzbekistan history textbook for secondary schools, Kazakhs of Uzbekistan, national-territorial delimitation.

Нет комментариев

Для того, чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь

Просмотров: 29

Нет рецензий

Скачать файлы

Категория

Междисциплинарные исследования Методологические труды Макро- и Микроистория История Отечества. Новые методы исследования Исследования молодых ученых Рецензия. Отзыв

Статьи по теме

КУЛЬТУРА И БЫТ КАЗАХСКИХ РАБОЧИХ В ПОСЛЕВОЕННЫЙ ПЕРИОД "ВЛИЯНИЕ КОМПОНЕНТОВ ФЕНОМЕНА МУЗЫКАЛЬНОСТИ НА СОВРЕМЕННОЕ МУЗЫКАЛЬНОЕ ИСКУССТВО ЭСТРАДЫ КАЗАХСТАНА" УДК 314.93 ОСНОВНЫЕ ЭТАПЫ ЭТНОДЕМОГРАФИЧЕСКИХ ИЗМЕНЕНИЙ В КАЗАХСТАНЕ В XIX-XX ВВ.: ПО МАТЕРИАЛАМ ПЕРЕПИСЕЙ НАСЕЛЕНИЯ. «История и современное значение Орбулакской битвы» УДК 94(574) «1868/1917»:352.075 ВЫБОРНЫЕ (ВЫБОРЩИКИ) В КАЗАХСКИХ ВОЛОСТЯХ (ВТ. ПОЛ. XIX В. – НАЧ. ХХ В.): ФУНКЦИИ И СПЕЦИФИКА ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ҒТАМР 03.20 СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ ЦЕНТРАЛЬНОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО АРХИВА КИНОФОТОДОКУМЕНТОВ И ЗВУКОЗАПИСЕЙ КАЗССР (1943 - 1991-Е ГОДЫ) (К 75-лети УДК 94(574) О ЗАНИЖЕНИИ ДАННЫХ О КОЛИЧЕСТВЕ ГРАМОТНОГО НАСЕЛЕНИЯ СРЕДИ КАЗАХОВ ПРИ ПЕРЕПИСИ НАСЕЛЕНИЯ В СТЕПНОМ КРАЕ УДК 94(574) ЭТНОПЕДАГОГИЧЕСКИЕ ТРАДИЦИИ В ИСЛАМСКОМ ВОСПИТАНИИ КАЗАХСКИХ ДЕТЕЙ УДК 94 (574) К ВОПРОСУ О ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СОВЕТСКОГО ГОСУДАРСТВА В ВОСТОЧНОМ ТУРКЕСТАНЕ В 1920-Е ГОДЫ ПО АРХИВНЫМ ДАННЫМ УДК 39 (574.42) ТРАНСФОРМАЦИЯ МАТЕРИАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ КАЗАХОВ ВОСТОЧНОГО КАЗАХСТАНА В КОНЦЕ XIX - НАЧАЛЕ XXI ВЕКОВ УДК 94(574): 373.016 «ИСТОРИЯ КАЗАХСТАНА» В КОНТЕКСТЕ СОВРЕМЕННОЙ СТРАТЕГИИ ОБРАЗОВАНИЯ: (ИЗ ОПЫТА РАБОТЫ НАД УЧЕБНИКОМ) МРНТИ 03.01.06 ЗНАК И ИСТОРИЯ ( К 60-ЛЕТИЮ А.А. ГАЛИЕВА) МРНТИ 16.21.23 ЛАТИНИЗАЦИЯ КАЗАХСКОГО АЛФАВИТА В 1920-Е ГОДЫ: ДИСКУССИИ «АРАБИСТОВ» И «ЛАТИНИСТОВ» МРНТИ 03.20.25 ИСТОРИЧЕСКАЯ ФИГУРА КАЗАХСКОГО ХАНА АЗ-ДЖАНИБЕКА (на основе восточных нарративов и генеалогических мифов казахов) МРНТИ 03.20/03.41.91 БОТАЙСКАЯ КУЛЬТУРА: В ПРОШЛОМ И НАСТОЯЩЕМ МРНТИ 03.20:03.29 ПРОИЗВОДСТВО СТРОИТЕЛЬНЫХ МАТЕРИАЛОВ И ОБРАБОТКА МИНЕРАЛЬНОГО СЫРЬЯ НА ЮГЕ КАЗАХСТАНА ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ ХІХ – НАЧАЛЕ ХХ МРНТИ 03.20.25 ИСТОРИЧЕСКАЯ ФИГУРА КАЗАХСКОГО ХАНА АЗ-ДЖАНИБЕКА (на основе восточных нарративов и генеалогических мифов казахов) МРНТИ 03.09.03 ОБЗОР ПРОШЛЫХ МИРОВЫХ ПАНДЕМИЙ: ИНФЕКЦИИ И ОБЩИЙ ХОД ИСТОРИЧЕСКОГО ПРОЦЕССА МРНТИ 03.20:03.29 ИСТОРИЧЕСКАЯ ПАМЯТЬ В УСЛОВИЯХ СОВРЕМЕННОГО КАЗАХСТАНА: ПОИСКИ ГЕРОЕВ И СМЫСЛОВ МРНТИ 03.20:03.09.55 ОСНОВНЫЕ ЭТАПЫ CТАНОВЛЕНИЯ И РАЗВИТИЯ СТАЛЬНЫХ МАГИСТРАЛЕЙ КАЗАХСТАНА (ИСТОРИЧЕСКИЙ АСПЕКТ) МРНТИ 17.09; 17.82.09; 60.29.01 КАЗАХСКАЯ ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА В ИЗДАНИЯХ ДОСОВЕТСКОГО ПЕРИОДА МРНТИ 03.20:03.29 РАБОЧАЯ СИЛА ИНДУСТРИАЛИЗАЦИИ МРНТИ 03.01.06 ДИАЛЕКТИКА ИСТОРИЧЕСКОЙ ПАМЯТИ В ЭПОХУ АРХЕОМОДЕРНА МРНТИ 03.09.55 ВОЕННОЕ НАСЛЕДИЕ ВЕТЕРАНОВ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ МРНТИ 03.20.00 ВЗАИМООТНОШЕНИЯ МЕТРОПОЛИИ И КОЛОНИИ В КОНТЕКСТЕ ПОЛИТИКИ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ МРНТИ 03.41.91 ПЕРВОНАЧАЛЬНЫЕ ИТОГИ АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ РАБОТ НА СВЯТИЛИЩЕ УНИРЕК МРНТИ: 03.20 КУЛЬТОВЫЕ ПАМЯТНИКИ ТАШКЕНТА, СВЯЗАННЫЕ С ПОКРОВИТЕЛЯМИ ЖИВОТНЫХ МРНТИ: 03.20.00 ВНЕШНИЕ ФАКТОРЫ ПОЛИТИЧЕСКОГО КРИЗИСА В КАЗАХСКИХ СТЕПЯХ (вторая половина XVIII - начало XIX вв.) МРНТИ 03.20.00 ПРЕДВОДИТЕЛИ НАРОДНЫХ ВОССТАНИЙ В КАЗАХСТАНЕ XIX ВЕКА МРНТИ 03.20. 03.23. 03.09. 55 КАЗАХСТАНСКО-РОССИЙСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В 2000-Е ГГ. В СОВРЕМЕННОЙ ИСТОРИОГРАФИИ МРНТИ 03.23.55 ГЕНЕАЛОГИЯ ИДЕОЛОГИЧЕСКИХ АРХЕТИПОВ В ПАНТЕОНЕ ИСТОРИЧЕСКОЙ ПАМЯТИ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ МРНТИ: 03.01.45 ОСВЯЩЕНИЕ ИСТОРИЧЕСКОЙ ПАМЯТИ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ В УЧЕБНОЙ ЛИТЕРАТУРЕ ШКОЛ КАЗАХСТАНА МРНТИ 94 (575.1) О НЕКОТОРЫХ АСПЕКТАХ ФОРМИРОВАНИЯ ИДЕНТИЧНОСТИ ЧЕРЕЗ ШКОЛЬНЫЕ УЧЕБНИКИ ИСТОРИИ (НА ПРИМЕРЕ УЧЕБНИКОВ УЗБЕКИСТАНА) МРНТИ 03.41.01 ТОПОГРАФИЯ И ЛАНДШАФТ ПОСЕЛЕНЧЕСКИХ КОМПЛЕКСОВ БРОНЗОВОГО ВЕКА В СЕВЕРНЫХ РЕГИОНАХ КАЗАХСТАНА

Статьи автора

МРНТИ 94 (575.1) О НЕКОТОРЫХ АСПЕКТАХ ФОРМИРОВАНИЯ ИДЕНТИЧНОСТИ ЧЕРЕЗ ШКОЛЬНЫЕ УЧЕБНИКИ ИСТОРИИ (НА ПРИМЕРЕ УЧЕБНИКОВ УЗБЕКИСТАНА)