Басты бет » Материалдар » СУБЭТНОСЫ КАЗАХОВ: ПРОБЛЕМА ОПРЕДЕЛЕНИЯ СТРУКТУРЫ ЭТНОСА

Е.А. АБИЛЬ, д.и.н., проф., Костанайский государственный педагогический университет, Казахстан, Костанай

СУБЭТНОСЫ КАЗАХОВ: ПРОБЛЕМА ОПРЕДЕЛЕНИЯ СТРУКТУРЫ ЭТНОСА

«edu.e-history.kz» электрондық ғылыми журналы № 3 (15)

Тегтер: ирридента, жуз, конструктивизм, линидж, примордиализм, дополнительности, этнос, Субэтнос, принцип
Аңдатпа:
Проблема определения внутренней структуры этноса является одной из наименее изученной в казахстанской этнологической науке. Данное исследование представляет собой попытку анализа существующей практики выделения субэтносов внутри казахского этноса в исторической и публицистической литературе. Актуальность исследования диктуется, прежде всего, произошедшей в мировой историографии критической переоценкой методов познания, выходом современной истории за свои узкодисциплинарные рамки и превращением ее в междисциплинарную науку, отказом от европоцентризма, распространением идей нелинейности, альтернативности исторических процессов. В казахстанской и постсоветской научной литературе господствуют примордиалистские взгляды на природу этноса, но нет единства в понимании внутренней структуры казахского этноса. В Казахстане существует определенная иссле¬довательская традиция, основанная на широком применении междисципли¬нарного подхода в этнологии, однако, следует отметить, что данные иссле¬дования затрагивают вполне определенный аспект – этническую историю, и практически не касаются ключевых проблем применения современных методологических инструментов в анализе внутренней структуре этноса. До сих пор нет четкого представления о природе субэтноса и какова субэтническая структура казахского этноса. Противоречие между примордиалистким пониманием субэтноса как социального феномена и конструктивистским пониманием субэтноса как социального конструкта решается в контексте применения принципа дополнительности Н.Бора. Соответственно, применение данного принципа при исследовании субэтнической структуры заключается в признании мировоззренческой, методологической, концептуальной, социально-политической, историко-культурной равнозначности примордиалистской и конструктивистской интерпретаций этничности в зависимости от целей и задач, ставящихся исследователем.
Мазмұны:

1 Введение

Объектом данного исследования является этносоциальные и этнокультурные процессы на территории Казахстана в новое и новейшее время. Цель данного научного исследования - изучение современных подходов к исследованию структуры этноса, существующих научных концепций этноса и субэтноса. Это фактически первый, подготовительный этап к разработке теоретически обоснованной модели формирования внутренней структуры современного казахского этноса.

Актуальность исследования диктуется, прежде всего, произошедшей в мировой историографии критической переоценкой методов познания, выходом современной истории за свои узкодисциплинарные рамки и превращением ее в междисциплинарную науку, отказом от европоцентризма, распространением идей нелинейности, альтернативности исторических процессов.

В Казахстане существует определенная иссле­довательская традиция, основанная на широком применении междисципли­нарного подхода в этнологии, однако, следует отметить, что данные иссле­дования затрагивают вполне определенный аспект – этническую историю, и практически не касаются  ключевых проблем применения современных методологических инструментов в анализе внутренней структуре этноса. До сих пор нет четкого представления о природе субэтноса и какова субэтническая структура казахского этноса.

2 Материалы и методы

Методологической основой проекта является классическое представление о научном методе как теоретически обоснованном нормативном средстве познания объективной реальности. Работа основана на принципах методологического плюрализма, историзма, системности и объективности. Работа учитывает современные мировые тенденции теории исторической науки, включая постмодернистскую парадигму и ее критику, последние исследования в области исторического дискурса.

Эмпирической базой работы являются научно-исторические факты, выраженные в форме научных концепций, гипотез и теорий, сформулированных в научных статьях, монографиях и диссертационных исследователей современных этнологов и культурных антропологов по проблеме этноса, этничности и этнической идентификации.

3 Обсуждение и результаты

Ключевым моментом нашего исследования является выделение субэтносов или определение внутренней структуры казахского этноса. В данном вопросе среди исследователей нет единства. Кыргызский исследователь А.К. Илебаева считает, что у постномадов Центральной Азии, к которым относятся и казахи, этническая структура основана на родоплеменной идентичности. В частности, она отмечает, что «Казахское деление на жузы имеет почти более выраженный институализированный характер, чем кыргызское выделение двух флангов и внутреннего центра, и соответственно сознание подобной субидентичности усовременных казахов более ярко выражено и живуче, чем у кыргызов сегодня» (Илебаева, 2013: 150). Действительно, данный подход имеет право на существование в силу того, что т.н. «родоплеменное» деление казахов является непреложным историческим фактом, вне зависимости от природы и генезиса этого явления.

Действительно, как бы мы не называли структурные единицы – род, линидж, патронимия или клан, все этнографические и исторические источники подтверждают их значение в этнической самоидентификации казахов. Так, в специальной работе, посвященной рассмотрению теоретико-методологических основ этнической идентификации казахов Г.Билялова отмечает, что «исторической особенностью казахского народа является его родовое и жузовое разделение. Ислам не устранил родовые различия, поскольку родовая принадлежность для казахов есть более доминирующий этнодифференцирующий фактор, чем религиозный, так как отличает их от немусульманских народов» (Билялова).

М. Свердлик, анализируя конструирование этнической идентификации российских казахов в интернет-пространстве, делает вывод, что «частотность темы рода и жуза позволяет утверждать, что принадлежность к казахскому этносу, этническая идентичность конструируется в Интернете прежде всего на основе более частной родовой и племенной идентичности каждого отдельного участника, идентифицирующего себя как «казаха». И знание своей генеалогии выступает как средство для включения отдельного индивидуума в более крупную этническую общность» (Свердлик).

В диссертационном исследовании Т. Оспанова указывается, что «родоплеменной комплекс традиций казахов – несомненно, является важнейшим социокультурным механизмом. С одной стороны, родовая, этносоциальная структура казахского общества (деление на жузы, роды, племена) не давала полного ощущения единства, с другой знание своей родословной сплачивает этнос» (Оспанов, 2016: 49). Ю. Шокманов и Е. Мусабек, правда по отношению лишь к зарубежным казахам, утверждают, что «по мнению некоторых зарубежных исследователей, именно родовая линиджевая идеология позволяет казахам в настоящее время сохранять свою идентичность в диаспоре, в иноязычном окружении» (Шокманов, Мусабек, 2007: 97).

В исследовании А. Забировой, посвященной формированию, легитимации и воспроизводству идентичности в постсоветском Казахстане линиджевая (родовая) идентичность казахов прямо названа субэтнической. «Линиджевыми тождествами у казахов выступают ру - родовая единица, племя, затем жуз (старший, средний и младший) как союз племен или племенная конфедерация. … И если в досоветский период родоплеменное отождествление являлось одним из ключевых объектов идентификации, то в советский период, несмотря на воздействия модернизации, не произошло полного нивелирования данного типа отождествления, в особенности линиджевых идентичностей», пишет она (Забирова, 2003: 119). А. Забирова отмечает, что субэтническая (линиджевая) дифференциация в настоящее время играют огромную роль, как в политике, так и в повседневной жизни народов современного Среднего Востока, Северного Казахстана и некоторых народов Алтая и Сибири.

С. Кулатаев прямо называет казахские жузы субэтносами. Он считает, что исторически и фактически казахи представляют собой этническую систему, состоящую из трех субэтносов: казахов Старшего, Среднего и Младшего жузов. При этом, он утверждает, что вплоть до вхождения трех жузов в состав Российской империи (вторая половина XIX века), самостоятельной этнической целостности казахов не существовало. Воссоединение трех жузов в качестве субэтносов в рамках образовавшейся позднее советской суперэтнической системы было неполным и ограничивалось фактически культурной сферой и экономическими отношениями (Кулатаев). Отметим, что данная точка зрения слабо аргументирована автором и скорее носит характер политического заявления.

Вместе с тем, справедливости ради отметим, что многие современные казахстанские исследователи не считают «родоплеменную» систему этнической, акцентируя внимание на потестарно-политической ее роли (Абиль, 2000). В частности, М. Шайкемелов считает родовые объединения казахов основой их самоуправления, ставшие фиктивными конструктами в ходе административных реформ России в казахской степи (Шайкемелов, 2013:110). В статье Г. Уразалиевой на основании изучения этноидентификации студентов университетов Астаны и Алматы предлагается несколько направлений объяснения казахской идентичности, фактически являющиеся синонимом внутренней структуры этноса, в том числе: локальные (территориальные) идентичности; диаспоральные идентичности; разностатусные идентичности социальные и по типу поселений (городские и аульные); жузовая и родоплеменная идентификация; внутриэтническая, лингвистическая дифференциация между «чистыми» и «нечистыми», «шала» казахами (Уразалиева).

В казахстанской науке, кроме «родоплеменной» субэтнической идентичности  распространено представление о территориальных группах казахской ирриденты как субэтносах. Х. Мухамадиулы в своем диссертационном исследовании называет казахов Монголии самостоятельной этнической группой, характеризующейся особенностями формирования и этнокультурного развития (Мухамадиулы, 2000).

Ряд авторов считают особыми субэтносами отдельные группы российских казахов. В частности, Э. Идрисов выделяет среди казахов Нижнего Поволжья субэтнос «казахов-букеевцев», к которым, по его мнению, относятся «саратовские» и отчасти «самарские» казахи, а также ещё гораздо более значительная часть (правобережье Урала) казахов Западно-Казахстанской и особенно Атырауской областей западной части Республики Казахстан» (Идрисов, 2005: 21). А. Сарсамбекова, анализируя этнокультурные особенности казахов Западной Сибири, предлагает считать их «этнической группой»: «На наш взгляд, в настоящее время термин этническая группа в отношении казахов Западной Сибири РФ полнее отражает сложившуюся ситуацию» (Сарсамбекова, 2005: 21).

В отношении той же группы казахов Ахметовой Ш. применено понятие «локальная этническая группа, подчеркивая именно локальный характер этнического развития этой довольно многочисленной группы населения региона, постоянно проживающей в урбанизированной иноэтничной среде, расселенной частично дисперсно, частично анклавами внутри городских поселенийи регулярно поддерживающей этнические связи как внутри группы, так и с основным этническим массивом, находящимся за пределами другой государственности» (Ахметова, 2001: 5).

В отношении казахов Южного Алтая в исследовании Октябрьской И. также применяется термин «локальная этническая группа»: «В приложении к истории казахов Алтая представляется возможным заключить, что на современном этапе диаспоральное сознание становится основной формой самосознания локального сообщества, прошедшего длительный путь развития от групп-изолятов конца XIX в. К этнолокальной группе казахского этноса, существующей в границах диаспоры начала XXI в.» (Октябрьская, 2001: 34).

Достаточно новым в казахстанской науке является выделение субэтносов в рамках современного казахского этноса на основе лингвокультурного критерия. Этот принцип широко распространен в публицистке и практически не получил серьезного теоретического  обоснования. Так, Ж. Жакупов считает, что вестернизированные русскоязычные казахи  в современном Казахстане составили особый субэтнос «шала-казак», отличающийся от преимущественно казахскоязычных носителей традиционных ценностей (Жакупов, 2009: 10-11). При этом обе группы являются билингвами, но в первом случае это русско-казахских билингвизм, а во втором – казахско-русский.

Аналогичную точку зрения высказывает Г. Уразалиева: «Внутри каждой (территориальной) локальности существовала еще определенная линия выделения внутриэтнического различия - это казахи- горожане и выходцы из казахских аулов, которые негативно маркировались некоторыми обрусевшими казахами как «мамбеты», «казахпаи», а те в свою очередь считали казахов – горожан «шала-казахами», то есть «нечистыми» как они – «таза-казахами». «Чистота» рядов определялась в основном по лингвистическому критерию- знанию или же незнанию казахского языка» (Упазалиева).

Традиционная казахстанская этнографическая наука признает в качестве субэтносов лишь особые этнические группы в составе казахского этноса, возникшие в ходе этнокультурных консолидирующих процессов. Ж. Артыкбаев в качестве таковых выделяет группу шала-казахов–метисов, потомков представителей других этносов, инкорпорированных в казахскую среду, которые, как свидетельствуют источники, занимались торговлей, ремеслами, скотоводством и обучением детей грамоте (Артыкбаев, 1993: 61-62. Появление этой довольно многочисленной группы в казахском этносе имело место вначале XIX в. обширная статья о происхождении данной этнической группы опубликована Х. Илиуф (Илиуф).

Исходя из этой логики, в перечень субэтнических групп можно включить роды, возникшие в результате инкорпорации и ассимиляции в составе казахов многочисленных иноэтнических групп (кірме), относительно полный перечень которых содержится в статье Ж. Сабитова:

1. Киргизские рода, проживающие в Кокшетау и Каркаралинске (Бай-Киргиз, Жана-Киргиз, Кусшы-Киргиз, Сару-Киргиз, Жунды-Киргиз и т.д.).

2. Ногайские рода, которые стали называться Ногай-казахи происхождения (Кояс, Костанбалы, Уйсын, Казанкулак).

3. Каракалпаки (под роды мангыт и кенегес) и каракалпакские жалаиры (Сырманаки), живущие на юге Казахстана.

4. Рода татарского происхождения: Шала-казахи и Калпаки (подразделение Ногай-Казахов)

5. Рода, связанные своим происхождением с джунгарами и калмыками (Калмак и Толенгут).

6. Род Турикпен, происходящий от пленных туркменов.

7. Подразделения Естек среди разных казахских родов, которые могут иметь башкирское происхождение (Сабитов, 2012: 43).

О кыргызах в составе казахов Приаралья есть специальное исследование Р. Бекназарова (Бекназаров, 2015). В данной статье кроме кыргызов упоминаются иные инкорпорированные группы - каракалпаков (қарақалпақ), башкир (башқұрт, естек), уак (уақ) и ногай (ноғай). При этом два последних, хотя и относятся к «кірме», но считаются однозначно казахскими родами (олар өзіміздің қазақтар). Группа Ногай-казак стала объектом исследования В. Викторина, причем данная группа охарактеризована как «субэтносоциум» (Викторина, 2006: 52-59).

Сложность выделения субэтносов в составе казахов вызвана слабой этнографической и лингвистической дифференциацией казахов.

Казахский язык относительно однороден. Длительное время господствовало мнение о его бездиалектности. «…Особенно замечательно то обстоятельство, что несмотря на громадное пространство, занимаемое киргизами (казахами), язык их даже в наиболее удаленных друг от друга местах, почти совершенно одинаков, до такой степени, что дальнейшее дробление на поднаречие едва ли возможно», писал об этом П. Мелиоранский (Мелиоранский, 1897). Лишь в 40-50-е гг. благодаря трудам С. Аманжолова и Ж. Доскараева в языкознании стало утверждаться мнение о наличии в казахском языке трех диалектов. Однако, до сих пор четкие границы между ними не выявлены (Айдаров, 1991: 191). Особенности в языке разных групп казахского населения носят не линеджиарный, а территориальный характер.

Аналогично дело обстоит и с выделением этнографических особенностей этнических групп, которые также носят скорее территориальный характер. Все инкорпорированные в состав казахов иноязычные группы, включая социальные группы кожа и толенгутов очень быстро теряли языковые и этнографические особенности и уже во втором поколении не отличались от основной массы казахов.

В связи с вышесказанным напрашивается вывод о том, что субэтносы, будь то инкорпорированные группы-kirme или линиджи–патронимии - это социальные конструкты, т.е. искусственная социальная реальность, созданная культурой номадов в конкретно-исторических условиях для актуализации конкретных социальных отношений.

В то же время, у нас нет оснований сомневаться в том, что этническая структура казахов – социальный феномен, т.е. наблюдаемая реальность. В уже упомянутой работе Ж. Сабитова на основе данных популяционной генетики обосновывается генетическое единство казахских родов: «большинство казахских родов на 70-90 % состоят из генетических потомков по мужской линии общего предка, жившего в эпоху Золотой Орды» (Сабитов, 2012: 49). Кроме того, есть основания говорить и о социально-психологических аспектах этнической идентификации. Большой интерес представляет исследование влияния национальной психологии на поведение казахов в конфликтных ситуациях, проведенное Ю. Данилевич. Ее исследование показало, что в ходе длительного и своеобразного этногенеза у казахов под влиянием исторического, социально-политического и экономического развития сформировались такие особенности национальной психологии как умение быстро адаптироваться к постоянно изменяющимся условиям жизнедеятельности, склонность к ассимиляции других народов, чувство единой принадлежности и внутригрупповая сплочённость (Данилевич, 2001: 17).

Противоречивая природа субэтноса, как социального конструкта и как социального феномена одновременно, не позволяет анализировать внутреннюю структуру казахского этноса только в рамках примордиалисткой или конструктивисткой модели исследования. Релятивность понятия «субэтнос» требует релятивности в выборе методологических концептов при исследовании.

Данное противоречие решается в рамках методологического принципа, известного как принцип дополнительности Нильса Бора. Смысл принципа дополнительности заключается в том, чтобы определить те теоретические подходы и формализмы, с помощью которых бы удавалось противоречивые репрезентации сводить к некоторому единству, обеспечивающему адекватное объяснение изучаемого явления или объекта (Мушич-Громыко, 2009: 33). Принцип дополнительности как проблема возникает там, где обнаруживается в познании дуальность объекта (типа «волна», «частица» для электрона) Мушич-Громыко, 2008: 5). К этому же ряду следует отнести дуальность субэтноса как феномена и конструкта.

Соответственно, применение данного принципа при исследовании субэтнической структуры заключается в признании мировоззренческой, методологической, концептуальной, социально-политической, историко-культурной равнозначности примордиалистской и конструктивистской интерпретаций этничности в зависимости от целей и задач, ставящихся исследователем.

Литература:

Абиль Е. Политическая организация кочевников Казахстана: Опыт системного подхода. – Астана:Фолиант, 2000

Айдаров Т. Проблемы диалектной лексикологии и лингвистической географии. – Алматы: Рауан, 1991

Артыкбаев Ж.О. Казахское общество в XIX веке: традиции и инновации. - Караганда: Полиграфия, 1993

Ахметова Ш. Современные этнические процессы у городских казахов Западной Сибири: автореферат дисс. ... к.и.н. –Омск, 2001

Бекназаров Р. Историко-этнографическое исследование алим-кыргызов Северного Приаралья: на материалах ЗККЭАЭ // URL:http://e-history.kz/media/upload/1466/2015/02/26/

Билялова Г.Н. Этническая идентификация казахов: теоретическо-методологические аспекты // КИСИ при Президенте Республики Казахстан: URL: http:http://kisi.kz/ru/categories/politicheskaya-modernizaciya/posts/etnicheskaya-identifikaciya-kazahov-teoritichesko-metod

Викторин В.М.  Субэтносоциум «нугай-казак» на границе Западного Казахстана и Нижнего Поволжья: парадоксы взаимодействия тюркских этносов // Сарепта: Историко-этнографический вестник. Вып. 2. -Волгоград, 2006

Данилевич Ю. Влияние национальной психологии на поведение казахов в конфликтных ситуациях: автореферат дисс. к.психол.н.. -М., 2001

Идрисов Г. Потестарно-политический процесс в традиционалистской этноспецифической среде: На примере народов Нижнего Поволжья: автореферат дисс. ... к.полит. н. -Волгоград, 2005

Илебаева А.К. Cубэтнические отношения постномадов как объект философского анализа // Вестник Кыргызской государственной юридической академии. 2013. №13

Илиуф Х. Кто вы, чала-казаки? //Информационно-аналитический центр: URL:https://ia-centr.ru/experts/9318/

Жакупов Ж. Шала Казак: прошлое, настоящее, будущее. – Алматы, 2009

Забирова А. Формирование, легитимация и воспроизводство идентичности в постсоветском Казахстане //Социологические исследования. 2003. – № 12

Кулатаев С. Этногенез и современная политика // Интернет-газета Зона KZ: URL:https://zonakz.net/2002/09/04/этногенез-и-современная-политика/

Мелиоранский П. М.Краткая грамматика казак-киргизского языка.- СПб, 1897

Мушич-Громыко В.Г. Концепция дополнительности и гуманитаристика // Вестник Самарского государственного университета. 2008. №5/2 (64)

Мушич-Громыко В.Г. Дифференциация гуманитарным восприятием принципа дополнительности Н. Бора: проблема поверхностного прочтения // Известия Тульского государственного университета. Гуманитарные науки, 2009

Мұхамадиұлы Х. Монғолиядағы қазақ этникалық тобының қалыптасуы мен дамуы: т.ғ.д. ... дисс. авторефераты. - Алматы, 2000

Октябрьская И. Казахи Алтая: Этнополитические и социокультурные процессы в пограничных районах Южной Сибири XIX-XX вв.: дисс. ... д.и.н. –Новосибирск, 2004

Оспанов Т. Национальная идентичность казахов: социально-философский аспект: Дисс. .. д. философии. -Алматы, 2016

Сабитов Ж. Этногенез казахов с точки зрения популяционной генетики// TheRussianJournalofGeneticGenealogy. Volume 4, No 2 (2012)/Volume 5, No 1 (2013)

Сарсамбекова А. Казахи Западной Сибири и сопредельных территорий Казахстана: этнокультурные связи и процессы: автореферат дисс. ... к.и.н. –Томск, 2009

Свердлик М. Казахская диаспора в России – конструирование этнической идентичности// Информационно-аналитический центр: URL:https://ia-centr.ru/experts/9859/

Уразалиева Г. Казахская идентичность как стратегический ресурс//Сайт Владимира Кудрявцева. URL:https://tovievich.ru/book/duh/5676-kazahskaya-identichnost-kak-strategicheskiy-resurs.html

Шайкемелов М. Казахская идентичность. -Алматы, 2013

Шокманов Ю., Мусабек Е. Этнодемографическая характеристика населения Республики Казахстан на современном этапе развития // Казахстанская модель межэтнического согласия: проблемы и перспективы. -Алматы, 2007

References:

Abil' E. Politicheskaja organizacija kochevnikov Kazahstana: Opyt sistemnogo podhoda. – Astana:Foliant, 2000

Ajdarov T. Problemy dialektnoj leksikologii i lingvisticheskoj geografii. –Almaty: Rauan, 1991

Artykbaev Zh.O. Kazahskoe obshhestvo v XIX veke: tradicii i innovacii. -Karaganda: Poligrafija, 1993

Ahmetova Sh. Sovremennye jetnicheskie processy u gorodskih kazahov Zapadnoj Sibiri: avtoreferat diss. .. k.i.n. –Omsk, 2001

Beknazarov R. Istoriko-jetnograficheskoe issledovanie alim-kyrgyzov Severnogo Priaral'ja: na materialah ZKKJeAJe // URL:http://e-history.kz/media/upload/1466/2015/02/26/5c32a53b96411d9beb239ed8cadef723.pdf

Biljalova G.N. Jetnicheskaja identifikacija kazahov: teoretichesko-metodologicheskie aspekty // KISI pri Prezidente RK: URL: http:http://kisi.kz/ru/categories/politicheskaya-modernizaciya/posts/etnicheskaya

Viktorin V.M. Subjetnosocium «nugaj-kazak» na granice Zapadnogo Kazahstana i Nizhnego Povolzh'ja: paradoksy vzaimodejstvija tjurkskih jetnosov // Sarepta: Istoriko-jetnograficheskij vestnik. Vyp. 2. -Volgograd, 2006

Danilevich Ju. Vlijanie nacional'noj psihologii na povedenie kazahov v konfliktnyh situacijah: avtoreferat diss. ... k.psihol. n. -M., 2001

Idrisov G. Potestarno-politicheskij process v tradicionalistskoj jetnospecificheskoj srede: Na primere narodov Nizhnego Povolzh'ja: avtoreferat diss.K.polit. n. - Volgograd, 2005

Ilebaeva A.K. Cubjetnicheskie otnoshenija postnomadov kak ob#ekt filosofskogo analiza // Vestnik Kyrgyzskoj gosudarstvennoj juridicheskoj akademii. - 2013. - №13

Iliuf H. Kto vy, chala-kazaki? //Informacionno-analiticheskij centr: URL:https://ia-centr.ru/experts/9318/

Zhakupov Zh. Shala Kazak: proshloe, nastojashhee, budushhee. - Almaty, 2009

Zabirova A. Formirovanie, legitimacija i vosproizvodstvo identichnosti v postsovetskom Kazahstane //Sociologicheskie issledovanija. - 2003. - № 12

Kulataev S. Jetnogenez i sovremennaja politika // Internet-gazeta Zona KZ: URL:https://zonakz.net/2002/09/04/jetnogenez-i-sovremennaja-politika/

Melioranskij P. M. Kratkaja grammatika kazak-kirgizskogo jazyka. - SPb, 1897

Mushich-Gromyko V.G. Koncepcija dopolnitel'nosti i gumanitaristika // Vestnik Samarskogo gosudarstvennogo universiteta. 2008. №5/2 (64)

Mushich-Gromyko V.G. Differenciacija gumanitarnym vosprijatiem principa dopolnitel'nosti N. Bora: problema poverhnostnogo prochtenija // Izvestija Tul'skogo gosudarstvennogo universiteta. Gumanitarnye nauki, 2009

Muhamadiuly H. Mongolijadagy qazaq jetnikalyq tobynyn qalyptasuy men damuy: t.g.d.... diss. avtoreferaty. -Almaty, 2000

Oktjabr'skaja I. Kazahi Altaja:Jetnopoliticheskie i sociokul'turnye processy v pogranichnyh rajonah Juzhnoj Sibiri XIX-XX vv.: diss. ... d.i.n. –Novosibirsk, 2004

Ospanov T. Nacional'naja identichnost' kazahov: social'no-filosofskij aspect: Diss. ... d. filosofii. -Almaty, 2016

Sabitov Zh. Jetnogenez kazahov s tochki zrenija populjacionnoj genetiki// The Russian Journa lof Genetic Genealogy. Volume 4, No 2 (2012)/Volume 5, No 1 (2013)

Sarsambekova A. Kazahi Zapadnoj Sibiri i sopredel'nyh territorij Kazahstana: jetnokul'turnye svjazi i process: avtoreferat diss. ... k.i.n. –Tomsk, 2009

Sverdlik M. Kazahskaja diaspora v Rossii – konstruirovanie jetnicheskoj identichnosti// Informacionno-analiticheskij centr: URL:https://ia-centr.ru/experts/9859/

Urazalieva G. Kazahskaja identichnost' kak strategicheskij resurs//Sajt Vladimira Kudrjavceva. URL:https://tovievich.ru/book/duh/5676-kazahskaya-identichnost-kak-strategicheskiy-resurs.html

Shajkemelov M. Kazahskaja identichnost'. -Almaty, 2013

Shokmanov Ju., Musabek E. Jetnodemograficheskaja harakteristika naselenija Respubliki Kazahstan na sovremennom jetape razvitija // Kazahstanskaja model' mezhjetnicheskogo soglasija: problemy i perspektivy. -Almaty, 2007

Е.А. ӘБІЛ

Қостанай мемлекеттік педагогикалық университеті, Қазақстан

ҚАЗАҚТАРДЫҢ СУБЭТНОСТАРЫ: ЭТНОС ҚҰРАМЫН БЕЛГІЛЕУ МӘСЕЛЕЛЕРІ

Аннотация. Этностың ішкі құрылымын белгілеу мәселесі қазақстандық этнология ғылымындағы ең аз зерттелген мәселелер қатарына жатады. Осы зерттеу тарихи және публицистік әдебиеттегі қазақ этносының ішінде субэтностарға бөлу тәжрибесін талдау әрекеті болып табылады.

Зерттеудің өзектілігі, ең алдымен, әлемдік тарихнамада болған таным әдістерін сыни қайта бағалаумен, кәзіргі тарих ғылымының өзінің жеке пәндік шеңберінен шығуымен және оның пәнаралық ғылымға айналуымен, европоцентризімнен бас тартумен, нонлинеар идеяларының таралуымен, тарихи процесстердің баламалығымен байланысты.

Қазақстандық және посткеңестік ғылыми әдебиетте этностың мәніне примордиалистік көзқарас басым, бірақ қазақ этносының ішкі құрамын түсінуде бірлік жоқ. Қазақстандық этнологияда пәнаралық әдістерді кең пайдалануға негізделген белгілі зерттеу әдеті қалыптасты. Сонымен бірге, бұл зерттеулер тек қана белгілі бір аспект – этникалық тарих мәселерін зерттеумен байланысты, этностың ішкі құрылымын талдауда кәзіргі әдістемелік құралдарды пайдаланудың негізгі мәселелеріне назар аудармайды. Бүгінгі күнге дейін субэтностың ішкі мәні жөнінде және қазақ этносының субэтникалық құрылымы жәнінде нақты түсінік жоқ.

Субэтностың әлеуметтік феномен ретінде примордиалистік түсіну мен әлеуметтік конструкт ретінде конструктивистік түсіну арасындағы қарама қайшылық Н.Бордың қосымшалық принципін қолдану контектінде шешуге болады.

Тиісінше, субэтникалық құрылымды зерттеу барысында осы принципті қолдану этникалықтың примордиалистік және конструктивистік интерпретацияларының зерттеушінің алдында тұрған мақсаттары мен міндеттерімен байланысты дүниетанымдық, әдістемелік, концептуалдық, әлеуметтік-саяси, тарихи-мәдени бірдей екенін тануда.

Түйін сөздер. Субэтнос, этнос, примордиализм, конструктивизм, линидж, жүз, ирридента, қосымшалық принципі.

E.A.ABIL1

1Kostanay State Pedagogical University,

Kostanay, Kazakhstan

KAZAKH ETHNIC SUBDIVISIONS: THE PROBLEM OF DETERMINING THE ETHNOS STRUCTURE

Summary

The problem of determining the internal structure of an ethnos is one of the least studied in Kazakhstan's ethnological science. This study is an attempt to analyze the existing practice of isolating subethnos within the Kazakh ethnos in historical and journalistic literature.

The relevance of the study is dictated, above all, by the critical reassessment of cognitive methods in world historiography, the release of modern history from its narrowly disciplinary framework and its transformation into an interdisciplinary science, the rejection of Eurocentrism, the spread of ideas of nonlinearity, the alternativeness of historical processes.

In Kazakhstan and post-Soviet scientific literature, primordialist views on the nature of an ethnos dominate, but there is no unity in understanding the internal structure of the Kazakh ethnos.

In Kazakhstan, there is a certain research tradition based on the broad application of an interdisciplinary approach to ethnology, however, it should be noted that these studies touch on a quite certain aspect - ethnic history, and practically do not touch on the key problems of using modern methodological tools in the analysis the internal structure of the ethnos. There is still no clear idea about the nature of subethnos and what is the subethnic structure of the Kazakh ethnic group.

The contradiction between the primordial understanding of subethnos as a social phenomenon and the constructivist understanding of subethnos as a social construct is solved in the context of applying the complementarity principle of N. Bohr.

Accordingly, the application of this principle in the study of the sub-ethnic structure is to recognize the ideological, methodological, conceptual, sociopolitical, historical and cultural equivalence of primordialist and constructivist interpretations of ethnicity, depending on the goals and objectives set by the researcher.

Keywords: subethnos, ethnos, primordialism, constructivism, lineage, zhuz, irrident, complementarity principle.


Пікір жоқ

Пікір қалдыру үшін кіріңіз немесе тіркеліңіз