Басты бет » Материалдар » 94(=512.1):32 МИФОЛОГИЗИРОВАННАЯ ИСТОРИЯ КАК НЕНАУЧНАЯ ФОРМА ИСТОРИОГРАФИИ

ГАЛИЕВ А.А., д.и.н., профессор Казахский университет международных отношений и мировых языков им.Абылайхана agaliev@hotmail.com

94(=512.1):32 МИФОЛОГИЗИРОВАННАЯ ИСТОРИЯ КАК НЕНАУЧНАЯ ФОРМА ИСТОРИОГРАФИИ

«edu.e-history.kz» электрондық ғылыми журналы № 2(14) 2018

Тегтер: конструктивизм, апроприация, миф, этногенетический, историография, история, мифологизированная, примордиализм, нациестроительство, коллективная, память
Аңдатпа:
Статья посвящена рассмотрению мифологизированной истории как ненаучной формы историографии. Показаны основные характеристики мифологизации прошлого. Раскрываются основные функции вымышленной истории. Рассматривается такая форма знания как этнический миф и его значение для понимания мира. Автор уделяет внимание пониманию такогй формы знания как национальная версия истории. Проводятся различия между исторической наукой и мифами. Анализируются основные работы написанные в жанре мифологизированной истории. Ключевые слова: мифологизированная история, историография, этногенетический миф, апроприация, конструктивизм, примордиализм, нациестроительство, коллективная память
Мазмұны:

Мифологизированная история, у одних профессиональных историков вызывает чувство скепсиса. Другие же считают, что феномен последней должен быть объектом изучения, так как играет определенную роль в современной историографии [1].

Мифологизированная история обладает набором определенных характеристик:

Апроприация истории. Зачастую история той или иной страны построена на присвоенной истории. По мнению К.Ясперса, Греция вела отсчет от чуждого ей прошлого восточных народов, а северные народы – по существу от чуждой им культуры Средиземноморья. Для Запада характерна изначальность, возникающая как беспрерывное продолжение прошлого далеких ему народов, которое он усваивает и преобразует [2, с.83,84 ].

Инклюзивность и эксклюзивность. Так, миф о предках может быть как инклюзивным, так и эксклюзивным. Например, мечтая объединить усилия, адыгейцы, кабардинцы и черкесы следуют инклюзивному мифу об общеадыгском далеком прошлом. Напротив, осетин больше устраивает эксклюзивный миф об аланском наследии [3, с.66-71].

Использование теории «катастроф», «мирового зла». Различные катастрофы будто бы заставляют народ сниматься с места и расселяться по земле, разнося высокую культуру среди остальных более отсталых народов. Этнонационалистической версии истории свойственна гигантомания и идея мессианства [4].

Обязательным элементом мифологизированной истории является теория заговора, предполагающая, что есть народы, которые претендуют на чужое наследие (в том числе и территорию, славу, культурные достижения и т.д.) поэтому они фальсифицируют «нашу историю». Кроме того, некие силы имели тайную цель (захват территории, уничтожение наших предков и т.д.).

Одной из характеристик мифологизированной истории является принцип моноцентризма, который предполагает, что какое-либо явление возникло только один раз в определенном месте.

Мифологизированная история обладает и универсальностью: она не является характерной принадлежностью одного народа или региона.

Данные характеристики помогают понять функции, которые возлагаются на мифологизирванную историю.

1. Образовательная. Каналами распространения квазиистории являются средства массовой информации, художественная литература и школьное образование.

2. Идентификационная. В ходе модернизации и глобализации происходит унификация культуры, и многие народы теряют свои традиционные хозяйственные системы, традиции, обычаи, родной язык. Порой единственное, на чем держится их этническая идентичность, это - сказания о великих предках и их славных деяниях в глубоком прошлом. Поэтому такие представления об истории тесно связаны с самоидентификацией, и есть основания предполагать, что по мере развития модернизации роль этих представлений будет возрастать. В этих версиях присутствует апроприация прошлого, «позорные» страницы опускаются, вклад своего народа преувеличивается.

3. Политическая. Мифологи пытаются опереться на исторический прецедент, который призван легитимировать нынешние претензии на самоопределение и мобилизовать массы для достижения этой цели. В создании нации и государства мифологизированная история достигает своего пика в переломные периоды: на обломках старого строя или государства возникает новое, требующее своего узаконения, но и в старых государствах мифологизация призвана укреплять лоялность и идентичность граждан («ежедневный плебисцит»). Очень часто мифологизированная история мобилизуется для оправдания войн и завоеваний чужой территории.

4. Государство-нациеобразующая. Как заметил еще Э. Ренан, "ошибочный взгляд на собственную историю - это один из факторов формирования нации" [5, с.307]

5.Внешнеполитическая функция. Огромную роль играет мифологизи-рованная история в международных отношениях [6; 7; 8].

6. Национальная безопасность.

Мифологизация истории мешает осознать государству его подлинный национальный интерес, следовательно, выстроить приоритеты во внешней и внутренней политике, создать настоящую концепцию национальной безопасности.

Мифологизированная история какого либо народа, в том числе и диаспоры, проживающей на территории какого-либо государства, может угрожать его национальной безопасности.

Угрозу национальной безопасности государств, чьи народы имеют родо-племенную структуру, представляет создание мифологизированной истории различных этнических групп, питающее такое явление как трайбализм.

7. Интегративная функция. Мифологизированная история рекрутируется в целях интеграции, все шире и шире охватывающей планету. Согласно Дж. Лиски, основной предпосылкой, необходимый для сплоченности альянса, является идеология. Выполняя эту функцию, идеология «основывается на селективной памяти прошлого и намечает …программу для будущего». [9, р.12; 10; 11, с. 26, 29].

8. Мифологизированная история столь же успешно может выполнять и дезинтегрирующую функцию.

9. Мифологизированная история используется для поднятия статуса как отдельных лиц, так и различных групп.

Причины создания мифологизированной истории разнообразны: от утешения собственных амбиций до легитимации претензий на самоопределение, государственность и правление режима.Иначе говоря, мифологизация прошлого имеет не только конструктивистское, но и инструментальное значение.

Возможно, что главной позитивной функцией мифологизированной истории является то, что она, находя «нестыковки» и смело вторгаясь в самые различные проблемы, заставляет историков пересматривать уже устоявшиеся положения, подводить более доказательную базу, аргументировать свои взгляды.

Кроме того, как говорилось выше, мифологизировнная история в период существования традиционного общества играла важную роль в структуризации и соответственно понимании и освоении внешнего мира.

Период  существования традиционного общества оставил о себе не очень много свидетельств. Значительная часть их является этногенетическими мифами. Каждый известный нам этнос имел свою версию происхождения как своего, так и соседних народов, историю их взаимоотношений. Множество этих версий и вариантов позволяет предположить, что они отражали не реальные события, а создавались с заранее заданной целью. Но эта же множественность заставляет думать, что за этногенетическими преданиями стоит нечто большее, чем миф, что в них отразились и история. В данном разделе сделана попытка понять цель создания того или иного мифа и какие реальные события нашли в нем отражение.

Возникновение государств у народов Центральной Азии сопровождалось появлением легенд, обосновывающих право правящего рода на власть, как над своим, так и над покоренными народами. Таким идеологическим обоснованием являлось необычное происхождение правящего рода. Этногенетические предания, относящиеся древнему периоду, показывают, что в них нашли отражение важные исторические события, и в этот период миф выполнял функции истории.

В период вхождения тюркских народов, в том числе и казахов, в состав Российской империи создаются различные версии истории. Наряду с действительно научными работами, авторы которых воссоздают подлинную историю развития кочевых обществ и характер их взаимодействия с оседло-земледельческими регионами, создается мифологизированная история тюркских народов, предков казахов,  в том числе средневековых хазар, половцев, печенегов. В XIX в. наметилась тенденция к преуменьшению значения русско-восточных связей. А.С. Пушкин только отразил существующие в обществе и науке взгляды на роль хазар и борьбу с ними как справедливое возмездие.

Основой этих взглядов является образ врага, - дикого кочевника, обладающего несметной силой, стремящегося разрушить цивилизацию. Этим врагам удается установить длительное «монголо-татарское иго». Российские историки и политики при помощи мифа об «иге» оправдывали социально-экономическую отсталость России и одновременно, объясняли необходимость расширения земель империи на восток. В этих устремлениях можно явно увидеть такие структурные элементы мифа, как роль культурного героя, спасающего ценой своего страдания цивилизацию и несущего ее плоды потомкам завоевателей-кочевников. В этот же период формируются ошибочные воззрения, положенные впоследствии в основу мифа о конструировании казахского и киргизского этноса из единого целого.

Наряду с мифологизированной версией, создаваемой политиками и историками метрополии, создаются и национальные версии. Национальные историки, пытаясь глубже понять прошлое своего народа, используют самые различные источники, в том числе и мифы, вплетая их в ткань своих исследований. В этих версиях, наряду с реальными героями, действуют и мифологические (часто мусульманские) персонажи.

До понимания различий между историей и легендой из всех тюркских народов дошли только османы [12, с.100], но в определенной мере их версии также содержали элементы мифологизированной истории.

Характеризуя в целом мифологизированную историю тюркоязычных народов,  многие из которых впоследствии вошли в состав казахского этноса, в период господства традиционного общества, следует отметить, что она прошла несколько этапов. Первоначально миф заменял историю, затем появляются мифологизированные версии истории, отражающие этнополитические процессы: взаимоотношения с Ираном, Китаем, монголами, мусульманскими народами. Изобретенная история привлекается для обоснования захватов территорий, обоснования претензий на власть. Эта история носит еще основные характеристики

Что касается собственно мифологизации истории в Казахстане, то необходимо сказать, что здесь мифологизированная версия прошлого, как и в других  регионах постсоветского пространства, создается, как правило, представителями технических наук, считающих, что история писалась профессиональными историками по заказу и нуждается в переосмыслении. Характерно даже название одной из книг - «Альтернативная история Казахстана». Можно было бы не обращать внимания на параллельную историю, но она не только более популярна, поскольку специально подобранные и соответствующим образом интерпретируемые  факты находят свою целевую аудиторию, неудовлетворенную историческими исследованиями. Эта версия истории проникает в систему образования, участвуя в формировании исторического сознания. К примеру, в учебнике «Рассказы по истории Казахской ССР», по которому обучались в самом начале самостоятельного развития страны, племена, обитавшие на территории Казахстана в III - I вв. до н.э. названы казахскими [13].

Негативный потенциал, заложенный в ненаучной версии истории усиленный продолжающим существовать у определенной части общества идеалами родоплеменного деления, представляет еще большую угрозу стабильности. В последнее время и, особенно в первые годы после обретения независимости, в Казахстане появилось очень много книг, брошюр, статей, посвященных отдельным племенам и их родословным. Наряду с работами профессиональных историков, основанных на средневековых восточных и западных источниках и освещающих ранее неизвестные страницы прошлого тюркских племен, публикуются и работы дилетантов -любителей.

Главная цель этих «исследований» - удревление прошлого того или иного казахского родоплеменного объединения. Такое внимание к истории племен было замечено и зарубежными исследователями [14, p. 58].

Немало «открытий» в поисках престижных предков отдельных казахских племен сделано физиком Е.С. Омаровым: кипчаки объявляются им потомками скифов и саков. Не менее престижные и древние предки у аргынов - гунны, точнее белые гунны, - эфталиты, кыпчаки отождествляются со скифами [15]. В соответствии с этой идеей нередко не только гунны, но и ираноязычные скифы провозглашаются казахами.

Аттила отождествляется с тюркским эпическим героем Едилем, «в честь которого названа и Волга», - считают представители альтернативной истории [16, c. 8-9]. Последнее утверждение принимает уже характер аксиомы [17].

Делаются попытки доказать и казахскую принадлежность другого великого завоевателя - Чингизхана, при этом подчеркивается политическое значение этой идеи: «В связи с тем, что принадлежность Чингизхана к тому или иному народу, в том числе и к китайскому, имеют огромное геополитическое значение и в будущем может даже стать частью большой политики, целью настоящей книги является попытка на основании проведенных научных исследований установить истину о Казахском государстве и происхождении Чингизхана» - пишет в «Предисловии» своей книги кандидат технических наук К. Данияров. «Отцом Чингизхана был Есукей-хан из казахского рода Кият, матерью - Оян из казахского рода Меркит и, наконец, жена Чингизхана - Борте из казахского рода Конырат. Если к этому еще добавить то, что в 1223 году Чингизхан разделил свое государство между своими четырьмя сыновьями от Борте, то о каком монгольском происхождении Чингизхана может идти речь?» [18, c. 27].

Столь необычный интерес мифлогизировнной истории к фигуре Чингис-хана не остался незмеченным и за рубежом и явился предметом специального  исследования израильского историка Б.Хасанова [19].

История кипчаков также рассматривается сквозь призму Чингиз-хановского завоевания: «Казахские историки стремились полностью отмежеваться от Чингизхана и его завоеваний и в противовес изобрели кипчакское (кыпшакское) происхождение казахского народа [18, c. 7-8]. Удревление истории собственно казахов до сакского периода опять же служит для отмежевания от монголов, (хотя в этом нет необходимости): «Китайцы с древнейших времен, а также монголы в настоящее время называют казахов «хасаг», что означает «настоящий сак». Ха – «настоящий», саг – «сак» [18, c. 13]. Вероятно, что удревление истории того или иного племени, должно укрепить позиции его представителей во властных структурах. Поэтому, очень популярными в Казахстане стали юбилеи исторических деятелей, празднование различных дат и событий. Каждый такой праздник призван продемонстрировать вклад определенного племени в историю и культуру народа, а значит на ожидание вознаграждения в виде доступа к власти, либо для обоснования ведущего положения выходцев из какого-либо племени в той или иной сфере [20,].

Подкрепить амбиции лидеров кланов призваны и многочисленные памятники. Отныне каждый город, каждый районный центр стремится обзавестись своим конным героем. Возникшие из фольклора, легенд и преданий, часто объявляемых предками нынешних многочисленных начальников, их уже можно считать десятками [21].

Эта же идея лежит в основе пышных праздников, посвященных тому, или иному, порой не очень-то известному деятелю прошлого. Празднование юбилеев является одним из вариантов ритуальной совместной трапезы, предназначенной, по мнению исследователей, для утверждения социальных отношений [22, c. 3-15].

Удревление, является одним из характерных признаков мифологизированной истории. В последнее время в Казахстане появилось много историков-оралманов (переселенцев) из Китая и Монголии, которые привнесли новый взгляд на историю казахов. Они считают, что история казахов намного более древняя. Наблюдается множество попыток доказать, что казахи – прямые потомки шумеров [23]. Последняя мифологема не случайна, - шумеры, по праву считаются «учителями человечества», создателями одной из первых цивилизаций. Естественно, что каждый народ, как справедливо заметил американский востоковед О.И.Прицак, имеет «стремление происходить от шумеров» [24].

По утверждению же профессора математики К.К.Закирьянова, тюрки были создателями не только Шумера, Эллады, Элама, но и еще целого ряда древних государств [25].

Свои работы математик К.К.Закирьянов издает и за рубежом, что в глазах читателей, делает автора неким непререкаемым научным авторитетом [26].

Почти курьезным можно назвать подготовку к юбилею Туркестана в 2000 году, когда решали вопрос какую дату отмечать - 2000 или 1500 лет со дня основания города. Конечно, все перечисленные факты удревления истории казахов, - яркий пример проявления примордиализма. Но в то же время мы наблюдаем тенденцию слепого применения конструктивистской теории к казахскому обществу. Некоторые ученые пытаются показать, что казахи и киргизы были искусственно созданы в советское время, подобно узбекам, до этого же они представляли единый этнос.

Еще одной из проблем, привлекающей внимание мифотворцев и историков является период присоединения Казахстана к России. Выдвижение данной проблемы тесно связано с утверждением Казахстана в качестве независимого государства. Поэтому можно отметить явный перекос в оценке как этого процесса, так и периода пребывания Казахстана в составе Российской империи, что вызывает протест российских историков [27].

Мифологизации подвергся и сам образ жизни казахов. Появилась точка зрения, о том, что казахи и их предки вовсе не были по преимуществу кочевым скотоводческим народом, а являлись носителями развитой земледельческой культуры. Отдельные авторы буквально грудью отстаивают эту мифологему. Вероятно, они даже не задумываются, что тем самым они отказывают номадизму в статусе столь же великой цивилизации, как и все остальные, сомневаются в его выдающейся роли во всемирно-историческом процессе.

Мифологизированная история опирается на сфальсифицированные источники. Такие исторические сочинения появились, на свет в самый начальный период становления суверенной Республики Казахстан. Тогда стали предприниматься конкретные шаги по формированию идеологии независимого национально-государственного строительства и в казахстанских СМИ на первый план выдвинулись актуальные на тот момент вопросы истории освободительной борьбы казахского народа с иностранными завоевателями и царскими колонизаторами.

В Казахстане не очень много профессионалов занимается мифологизацией, видимо, поэтому наши издательства пополняют дефицит продукцией, созданной в других тюркских регионах [28].

Но одновременно с этим, в нашей стране появились и представители «продвинутых» мифологизаторских школ. В частности, М.Н. Абишев сделал попытку пересмотреть историю Казахстана с точки зрения «новой хронологии» [29]. Эта «школа» созданная российскими математиками Фоменко и Носовским обосновывает тезис, что история человечества является более короткой, нежели она представляется. Вся, ныне существующая история является не более чем результатом «заговора» профессиональных историков, последователей Скалигера. Многие положения, постулируемые Фоменко-Носовским и их последователями, являются прямой ревизией истории номадов Евразии, апроприацией их прошлого.

Литература

1. Масанов Н.Э., Абылхожин Ж.Б., Ерофеева И.В. Научное знание и мифотворчество в современной историографии Казахстана. - Алматы: Дайк-Пресс. – 2007.- 296 с.

2. Ясперс К. Смысл и назначение истории.- М.: Республика, 1994.-527 с.

3. Шнирельман В. Очарование седой древности: Мифы о происхождении в современных школьных учебниках // Неприкосновенный запас. – 2004. - №5(37). - С. 62-73.

4. Шнирельман В.А.. Постмодернизм и исторические мифы в современной России // Вестник Омского университета. – 1998. - Вып. 1. - С. 66-71.

5. Ренан Э. Что такое нация? // Ренан Э. Собрание сочинений в 12-ти тома / Перевод с французского под редакцией В.Н. Михайловского. - Киев, 1902. – Т.6. - С. 87-101; RenanE. Qu'est-cequ'unenation? Discours et conferences par Ernest Renan. 2-me ed. - P., 1887. - p.307.

6. См.: Umkampfte Vergangenheit Geshichtsbilder, Erinnaungen and Vergangenheitspolitik im internationalen Vergleich // hrsg. P.Bock, E. Wolfrum.Gottingen,1999. – 245 р.

7. СубтильныйО. Украина. История. - Киев.-  1994.- 289 с.

8. КирчановМ.В. Национализм: политика, международныеотношения, регионализация. – Воронеж, 2007.- 283 с.

9. Liska G. Nations in Alliance: The Limits of Interdependence. - Baltimore: Johns Hopkins Press, 1969. – 144 р.

10. Riker W. The Theory of  Political Coalitions. - New Haven: Yale University Press, 1962.- 300 р.

11.Черных И.А. Теории интеграции: техника интерактивного обучения. – Алматы: КазНУ, 2004. – 198 с.

12. Бартольд В.В. Туркестан в эпоху монгольского нашествия // Сочинения. – М.: Наука, 1963 .- Т.I. - С. 45-594.

13.Турлугулов Т. Рассказы по истории Казахской ССР. Пособие для IV класса. - Алма-Ата, 1988.

14.Akiner Sh. The formation of Kazakh Identity. From Tribe to Natiion State. London.1996.

15. Омаров Е. Скиф + сак = скыфсак = кыпшак (о происхождении кыпчаков) // Вестник университета «Кайнар». 1997. № 2. С. 36-38; Омаров Е. Эфталиты белые гунны (или о великом государстве Аргу) // Вестник университета «Кайнар». 1998. № 1. С. 14-15; Куанганов Ш.Т. Гун немесе аргун тарих туралы. - Алматы: Бiлiм. 1997; и др.

16. Омаров Е. Аттила и империя европейских гуннов // Вестник университета «Кайнар». - 1997.- № 3.- С.8-9.

17. Омаров Е. Казахстан – наследник империи великих гуннов. Вестник университета «Кайнар». 1997. №2. С.32-36; In Europe he is known as Attila, Atil or Etil, the Turkic-speaking peoples preserve the memory of Attila as a legendary military commander, in the name-form Edil. Казактар/ Казахи. –Алматы: Институт развития. - Т.2 . - 1998. - С.262.

18. Данияров К. Альтернативная история Казахстана. - Алматы: Жибек Жолы, 1998.

19.  Xasanov B. In Search o the Good Light o Chinggis Khan: The Rise in Importance of the Chinggis Khan Figure and Neo-Dastanic Discourse in Kazakhstan (in Hebrew)  - Jama’a , Vol.20 (2012), pp.9-49

20. Масанов Н. Казахская политическая и интеллектуальная элита : клановая принадлежность и внутриэтническое соперничество. – Вестник Евразии. -1996. - № 2. - c. 54-63.

21. Ибраева В. В ожидании Годо: Среднеазиатская версия поиска идентичности // Книголюб. - 2005. - Май.

22. Арутюнов С.А. Введение. – В кн.: Этнография питания народов стран зарубежной Азии. – Москва, 1981.

23. Бахти. Шумеры – Скифы – Казахи: древняя история происхождения тюрков. - Алматы: Кочевник, 2000.

24. Прицак О.Запад есть Запад, Восток есть Восток // Литературная газета, 24 марта 1993.

25.Закирьянов К.К. Под знаком волка: тюркская рапсодия. – Алматы: Алейрон, 2012. - С.134

26. Хегай М.Кайрат Закирьянов: Чингисхана в Казахстане “рвут” на части Караван. -  №51 / 26 декабря 2014 г.

27. Трепавлов В. Был ли Казахстан российской и советской колонией?- Российские вести, 31.05.2001.

28. Мизиев И. Древнейшие этнокультурные пласты истории тюркских народов// Алем. - Вып.1.- Алма-Ата,1990.- С. 134-154; Каримуллин А. – Тюрки и индейцы Америки – истоки происхождения. – Алматы: Изд. Дом Кочевники , 2004.

29. Абишев М.Н. Эпоха золотой Орды и становление социально-культурных систем (Новый взгляд на историю). – Алматы, 2007.

References

1.MasanovN.E., AbylkhozhinZh.B., ErofeevaI.V. NauchnoeznanieImifotvorchestvovsovremennoiistoriografiiKazakhstana.- Almaty : Daik-Press. – 2007.- 296 p.

2. Yaspers K. Smysl I naznachenie istorii. – Moskow: Respublika, 1994.-527 p.

3. Shnirelman V. Ocharovanie sedoi drevnosti: Mify o proiskhozhdenii v sovremennykh shkol’nykh uchebnikakh // Neprikosnovennyi zapas. – 2004. - №5(37). - Pp. 62-73.

4.Shnirelman V. Postmodernizm I istoricheskie mify v sovremennoi Rossii // Vestnik Omskogo universiteta. – 1998. - Vol. 1. - P. 66-71.

5. Renan E. Qu'est-ce qu'une nation? Discours et conferences par Ernest Renan. 2-me ed. - P., 1887. - p.307.

6.Umkampfte Vergangenheit Geshichtsbilder, Erinnaungen and Vergangenheitspolitik im internationalen Vergleich // hrsg. P.Bock, E. Wolfrum.Gottingen,1999. – 245 р.

7.Subtil’nyi O. Ukraina. Istoriya. Kiev.-  1994.- 289 p.

8. Kirchanov M.V. Natsionalizm: politika, mezhdunarodnye otnosheniya, regionalizatsiya. – Voronrzh, 2007.- 283 p.

9. Liska G. Nations in Alliance: The Limits of Interdependence. - Baltimore: Johns Hopkins Press, 1969. – 144 р.

10. Riker W. The Theory of  Political Coalitions. - New Haven: Yale University Press, 1962.- 300 р.

11.Chernykh I.A. Teorii integratsii: tekhnika interaktivnogo obucheniya. – Аlmaty: КаzNU, 2004. – 198 p.

12. Bartol’d V.V. Turkestan v epokhu mongol’skogo nashestviya // Sochineniya. – Мoskow :Naukа, 1963 .- Vol.I. – Pp. 45-594.

13.Turlugulov T. Rasskazy po istorii Kazakhskoi SSR. Posobie dlia IV klassa класса. - Алма-Ата, 1988.

14.Akiner Sh. The formation of Kazakh Identity. From Tribe to Natiion State. London,1996.

15. Оmarov Е. Skif + sak = skyfsak = kypshak (о proiskhozhdenii kypchakov) // Vestnik universitetа «Kainar». - 1997.- № 2. - p. 36-38; Оmarov Е. Eftality belye gunny (ili o velikom gisudarstve Аrgu) // Vestnik universiteta Вестниk «Кainar». -1998. - № 1. - Pp. 14-15; Kuanganov Sh.G. Gun nemese argun tarikh turaly. - Аlmaty: Bilim, 1997 etc.

16. Оmarov Е. Аttila I imperiya evropeiskikh gunnov // Vestnik universiteta   «Каinar». - 1997. -  № 3. - Pp.8-9.

17. Оmarov Е. Kazakhstan – naslednik imperii velikikh Vestnik universitetа «Kainar». - 1997. - № 2. - p.32-36; In Europe he is known as Attila, Atil or Etil, the Turkic-speaking peoples preserve the memory of Attila as a legendary military commander, in the name-form Edil. Kazaktar/ Каzakhi. – Almaty; Institut razvitiya. - Vol.2.-1998.- P.262.

18. Daniyarov К. Al’ternativnaya istoriya Kazakhstana. - Аlmaty: Zhibek Zholy. 1998.

19.  Xasanov B. In Search o the Good Light o Chinggis Khan: The Rise in Importance of the Chinggis Khan Figure and Neo-Dastanic Discourse in Kazakhstan (in Hebrew)  - Jama’a , Vol.20 (2012)/-  pp.9-49.

20. Masanov N. Kazakhskaya politicheskaya I intekkektual’naia elite: klanovaya prinadlezhnost’ I vnutrietnicheskoe sopernichestvo. – Vestnik Evrazii. - 1996. - № 2. - p. 54-63.

21. Ibrayeva V. V ozhidanii Godo: Sredneaziatskaya versiya poiska identichnosti // Кnigoliub. - 2005. - May.

22. Аrutiynov S. Vvedenie // Etnografiia pitaniya narodov stran zarubezhnoi Azii. -  Мoskow, 1981.

23. Bakhti. Shumery – Skify - Kazakhi: drevnyaya istoriya proiskhozhdeniya tiurkov. -  Аlmaty: Кochevnik, 2000.

24. Pritsak O. Zapad est’ Zapad, Vostok est’ vostok // Literaturnaya gazeta, 24 March, 1993.

25.Zakir’yanov K.K. Pod znakom volka: tiurkskaya rapsodiya. – Аlmaty: Аleyron, 2012. – 134 p.

26. Khegay М.Каyrat Zakir’yanov: Chingizkhana v Kazakhstane “rvut” na chaste//Кaravan/ - №51. - 26 December. - 2014.

27. Тrepavlov V. Byl li Kazakhstan rossiyskoi I sovetskoy koloniyey? – Rossiyskie vesti, 31.05.2001.

28. Мiziev I. Drevneysie etnokul’turnye plasty istorii tiurkskikh narodov // Аlem.- Vyp.1. - Аlmа-Аtа. - 1990. - p. 134-154; Каrimullin А. – Тiurki I indeitsy Ameriki  – istoki proiskhozhdeniya. – Аlmaty: Izd.dom “Kochevniki” . - 2004.

29. Аbishev М.N. Epokha zolotoi Ordy I stanovlenie sotsial’no-kul’turnykh system (Novyi vzgliad na istoriu). - Аlmaty. - 2007.

Ғәлi A.A., т.ғ. д. , профессор

Абылай хан атындағы Халықаралық қатынастар және әлем тiлдерi Қазақ университетi

Қазақcтан, Алматы қ.

Мифологиялық тарих ғылыми емес білім беру формасы

Мақала мифологиялық тарихты ғылымның ғылыми емес нысаны ретінде қарастыруға арналған. Өткеннің мифологиясының негізгі сипаттамалары көрсетілген. Қиял тарихының негізгі функциялары ашылып көрсетілген. Этникалық аңыз сынды білімнің формасы мен оның әлемді түсінуінің маңыздылығы қарастырылады. Автор білімнің осы түрін тарихтың ұлттық нұсқасы ретінде түсінуіне назар аударады. Тарих ғылымы мен мифтер арасындағы айырмашылықтар келтіріледі. Мифологиялық тарих жанрында жазылған негізгі жұмыстар талданады.

Түйiн сөздер: Мемлекетті құру, мифологиялық тарихы, конструктивизм, примордиализм, тарих ғылымы, этногеникалық аңыз

Galiev A., Doctor of Hist. Sc., Professor

at the Kazakh Ablai Khan University of International Relations

and World Languages agaliev@hotmail.com

MythologizedHistory as Unscientific Form of Knowledge

Summary

This article dedicated to review mythologizedhistory as an unscientific form of knowledge. It shows basic character of mythologization of the past and reveal basic function of fictional history. It reviews form of knowledge as ethnic myth and its meaning for world understanding. Author is focusing on understanding of knowledge as a national version of history. He distinguishes historical science and myth and analyze basic papers written in the genre of history mythologization. 

Keywords: mythologized history, historical science, ethnogenetical myth, appropriation, constructivism, primordial’s theory, nation building, collective memory.


Пікір жоқ

Пікір қалдыру үшін кіріңіз немесе тіркеліңіз

Қаралуы: 545

Рецензиялар жоқ

Жүктеу

2 МИ как ненаучная(1).docx 0.04 MB

Санат

Пәнаралық зерттеулер Әдістемелік еңбектер Макро- және микротарих Отан тарихы. Зерттеудің жаңа әдістері Жас ғалымдар зерттеулері Сын. Пікір

Тақырып бойынша мақалалар

Зарубежная историография современной истории Казахстана: грани истины и заблуждения Электронное правительство в Казахстане: реализация и перспективы Исторический нарратив - источник идентичности в современном Казахстане УДК 930.2: 94 (574) Из истории национальной партии «Уш жуз» (К 100-летию образования партии) УДК 821.161.1 «Поселился на границе Сибири и Казахстана в г. Кустанае» История ссылки Михаила Бахтина: проблемы, поиски Изучение религиозных персоналий в истории Казахстана УДК 94(574) Научная школа академика Б.Е. Кумекова в кипчаковедении 94(=512.1):32 ИЗОБРЕТЕННЫЕ ТРАДИЦИИ В КОНТЕКСТЕ МИФОЛОГИЗИРОВАННОЙ ИСТОРИИ 94(=512.1):32 МИФОЛОГИЗИРОВАННАЯ ИСТОРИЯ КАК НЕНАУЧНАЯ ФОРМА ИСТОРИОГРАФИИ ИСТОРИЯ УПРАВЛЕНИЯ ОХРАНОЙ ПРИРОДНОЙ СРЕДЫ НА СОВЕТСКИХ ТОПЛИВНО-ЭНЕРГЕТИЧЕСКИХ ПРЕДПРИЯТИЯХ ПРИИРТЫШЬЯ (1970-1990) МРНТИ 03.01.06 ЗНАК И ИСТОРИЯ ( К 60-ЛЕТИЮ А.А. ГАЛИЕВА)

Автордың мақалалары

94(=512.1):32 МИФОЛОГИЗИРОВАННАЯ ИСТОРИЯ КАК НЕНАУЧНАЯ ФОРМА ИСТОРИОГРАФИИ