Басты бет » Материалдар » 94(=512.1):32 ИЗОБРЕТЕННЫЕ ТРАДИЦИИ В КОНТЕКСТЕ МИФОЛОГИЗИРОВАННОЙ ИСТОРИИ

ГАЛИЕВ А.А., д.и.н., профессор Казахский университет международных отношений и мировых языков им.Абылайхана

94(=512.1):32 ИЗОБРЕТЕННЫЕ ТРАДИЦИИ В КОНТЕКСТЕ МИФОЛОГИЗИРОВАННОЙ ИСТОРИИ

«edu.e-history.kz» электрондық ғылыми журналы № 3(15) 2018

Тегтер: конструктивизм, апроприация, миф, этногенетический, традиции, изобретение, история, мифологизированная, примордиализм, нациестроительство, коллективная, память
Аңдатпа:
Мифологизированная история может существовать в различных формах. Одной из них, является так называемое «изобретение традиций». Изучению этой формы мифологизированной истории посвятили свои работы классики теории национализма Э.Хобсбаум, Э.Геллнер, Б.Андерсон. «Изобретенная традиция» используется в определенных целях и ее функции рассмотрены в данной статье. Автор считает, что понятие «изобретенная традиция» можно использовать шире, и оно включает в себя не только традиции, но и другие явления. В статье рассматриваются различные проявления использования вымышленных символов и знаков. Одной из форм проявления изобретения прошлого, по мнению автора, является апроприация культурного наследия. В статье сделана попытка рассмотреть значение изобретения традиции в современных общественно- политических процессах. Ключевые слова: мифологизированная история, изобретение традиции, этногенетический миф, апроприация, конструктивизм, примордиализм, нациестроительство, коллективная память
Мазмұны:

Процессы мифологизации, как показано, в работах теоретиков национализма Э.Геллнера, Б.Андерсона, Э. Хобсбаума, сопряжены с таким явлением как «изобретение традиции» [1].

 «Изобретенная традиция» использует в определенных целях существовавшие в прошлом культуры и культурное богатство, хотя использование их является избирательным, и чаще всего оно радикально трансформируется.

Это явление имеет место и в Казахстане. Одним из явлений подобного рода является изобретение казачества, понимаемое как возрождение. Сказанное относится и к другим традиционным институтам. Все   они, являющиеся наследием прошлых эпох, играют различную роль в жизни современного Казахстана. Одни из них претендуют на власть (институт ханов), другие, имея определенную власть (бии – судебную) на полноту такой власти не претендуют. По мнению некоторых политологов, у таких институтов самоуправления как «Совет аксакалов», «старостат» и др. большое будущее [2].

Часто забывается, что многие заново открытые «казахские» традиции являются относительно новыми - по крайней мере, в той форме, в которой они были введены после приобретения независимости, и что поэтому речь идет о «изобретенных традициях». И часто основные элементы этих изобретенных традиций появились именно в советское время.

Так, Наурыз (день весеннего равноденствия) в этот период стал как бы государственным праздником для мультиэтнического населения Казахстана. В результате национального пробуждения центрально-азиатских республик к концу советской эры, Наурыз в Казахстане стал рассматриваться все больше как часть казахской - и даже исламской (!) - традиции и становится средством возрождения различных аспектов традиционной культуры. Со времени независимости он стал казахстанским национальным праздником, задачей которого стала выражение и закрепление межэтнического согласия народов страны при скрытой этнической и социально-экономической напряженности.

Немецкий исследователь Андреа Шмитс и ее западноевропейские коллеги, рассматривают Наурыз как «изобретенную традицию», поскольку с конца 1980-х годов форма и значение праздника опять изменились [3; 4]. Также как и в других центрально-азиатских республиках, Наурыз в Казахстане стал служить для создания нации и еще больше был обогащен реквизитами из фонда традиционной культуры казахов. Сегодня Наурыз воспринимается как часть национального — при этом для многих жителей страны и истинно исламского — наследия казахов. Таким образом, Наурыз стал символом исторической непрерывности, которой в этой форме никогда не было, и это значит, он является изобретенной традицией.

Одним из наиболее показательных примеров изобретения традиции, является использование имени партии Алаш. Эта партия была создана казахской интеллигенцией в начале ХХ века. В советский период был создан образ этой демократической партии, как партии националистической [5]. И это в то время, когда, к примеру, один из лидеров А.Букейханов относил себя к «западническому направлению» общественного движения казахов, которое «видит будущее киргизской (казахской) степи в сознательном претворении западной культуры – в самом широком смысле этого слова» и «возьмут за образец ... в частности Партию народной свободы» [6, c. 586- 623].  А. Букейханов был видным представителем масонов, и поэтому назвать его можно скорее космополитом, чем националистом. Опубликованная 21 ноября 1917 г. программа партии «Алаш» включала утверждение демократической федеративной республики [7, c. 88-91]. Но созданный в советское время миф о национализме Алаш, стал восприниматься как истина. Поэтому, когда в 1990 г. Арон Атабек создал действительно националистическую партию, он естественно назвал ее «Алаш». Как «изобретение традиции» следует рассматривать и то, что русскоязычное население все больше вовлекается в различные социальные отношения с казахским населением [8, c. 5].

Одной из активно возрождающихся идеологий и связанных с ним институтов является ислам. Это связано с тем, что после крушения марксистской идеологии был провозглашен возврат к общечеловеческим ценностям, под которыми, прежде всего, стали понимать религию, но возрождение происходит благодаря не только внутренним, но и внешним факторам. Имеются подтвержденные свидетельства деятельности суфийских пропагандистов на юге Казахстана, при этом само возрождение некоторыми авторами рассматривается именно как таковое [9, р. 261-289].

Другие считают, что ислам казахов не имел глубоких корней и является результатом русской политики [10, p. 101-104].

Для характеристики современных процессов, связанных с исламом в Казахстане, часто используют понятие «исламское возрождение». По мнению А. Султангалиевой, в действительности речь идет о совершенно новых явлениях и процессах [11, c. 76]. Изобретением традиции в исламе является и то, что умершие партийные функционеры-коммунисты приравниваются к святым. Над их могилами возводятся мазары и т.д. Мечети называются в честь умерших коммунистических лидеров.

Возрождение ислама, прежде всего, связано с обретением независимости, ростом национального самосознания. Исламу принадлежит важная роль в этнической идентификации казахов. Исламская идентичность позволяет строить отношения «братства» на общей идентификационной основе с исламскими государствами, входить в различные интеграционные объединения.

К изобретенным традициям принято относить создание символов.  Одним из символов Казахстана стал аль-Фараби, «второй Учитель». Его образ был запечатлен на денежных купюрах республики. Его именем названы многие улицы и ВУЗы. РК построила мавзолей на его могиле, но одновременно с Казахстаном на наследие великого ученого претендуют и другие народы. Президент Таджикистана Э. Рахмонов выступая в российских средствах массовой информации отказывает казахам и Казахстану в праве считать аль-Фараби своим великим соотечественником и гордиться им, потому что, по его мнению, этот человек, являвшийся уроженцем современного Южного Казахстана, был по рождению таджиком [12].

При всем этом следует учитывать, что ни один из современных народов в период жизни «второго Учителя» еще не существовал. По словам В.В. Бартольда, знаменитый философ аль-Фараби, который был родом из Туркестана, был по национальности турок (тюрок), но учившийся в Багдаде и умерший в Дамаске [13, c. 46].

 Попытки апроприация культурного наследия, как это продемонстрировано на примере аль-Фараби, являются характерной чертой мифологизированной истории. Подобные «войны памяти» [14, c. 46] охватила все постсоветское пространство Но эти «войны»  включают не только апроприацию, -нередко построения мифотворцев основаны на принижении истории того или иного народа.  К сожалению, не миновала это явление и историю казахов. Можно упомянуть о многочисленных случаях отрицания не только государственности казахов в прошлом, но и о существовании их вообще до советского периода. Наряду с этим отрицается наличие госудрственности, письменности и в целом культуры у наших предков. Ярким примером являются статьи доктора исторических наук, профессора Г.А. Хидоятова (Узбекистан), который в ряде статей размещенных в Интеренете отказыват казахам, таджикам и другим народам региона в наличии какой-либо истории.

Характиризуя процесс мифотворчества в Казахстане, нельзя не упомянуть и о том, что часто вариантами мифологизированной истории стновятся истории диаспор.

Одной из самых многочисленных диаспор Казахстана являтся уйгурская. Основная масса уйгуров проживает в Синцьзян-Уйгурском автономном районе (СУАР) Китайской Народной Республики. Создание новых незвисимых государств на постсоветском пространстве не могло не повлиять на подъем национального самосознания уйгуров, что в свою очередь нашло отражение и в многочисленных попытках провозглашения независимости, в том числе и на своей новой Родине – Казахстане.

Так, уйгурские интеллектуалы утверждают, что Семиречье, а это часть нынешней территории Казахстана и Киргизии, исторически принадлежит Уйгурстану [15].

Обращение к источникам показывает неправомерность подобных взглядов, поскольку разнородные группы переселенцев из Кашгарского и других оазисов Восточного Туркестана неправомерно приняли в 1921 г. на съезде национальной интеллигенции в г. Ташкенте самоназвание «уйгуры», несмотря на то, что они имеют только опосредованное, косвенное отношения к древним уйгурам [16, c. 117].

Тогда же, специалисты Института Уйгуроведения АН КазССР вслед за В.В. Бартольдом [17, с.192]., отмечали: "Что касается Семиречья и Средней Азии, то точка зрения, которой придерживаются некоторые исследователи об изначальной автохтон­ности уйгуров на этих территориях, не подтверждается письменными документами исторического или иного характера» [18, c. 234].

Тем не менее, отдельные уйгурские интеллектуалы продолжают удревнять историю своего народа и предъявлять свои права на все новые и новые территории.

«Огуз-хан, - пишет классик мифологизированной истории К. Масими, - установил линию границы между уйгурами и римлянами по реке Танаис (Дон), для правления на подвластной ему территории, т.е. на Северном Кавказе и в акваториях нижнего течения Дона и Волги, оставил часть уйгурских племен, участвовавших в походе, во главе с царевичем по прозвищу Кипчак» [19].

В одной из своих версий К. Масими выпустивший за последние годы ряд монографий, посвященных истории уйгуров, возводит начало уйгурского народа и его государственности к первым векам до нашей эры: «В 59 г. до н.э. в борьбе за престол потомки Огуз-хана (8-е колено), единокровные братья Куддус (имевший тронный титул Огуз) и Когушар (с тронным титулом Уйгур-хан, по кит. Хуханье), при активной помощи китайских вельмож разделили державу на два государства: западное (Огузское) и восточное (Уйгурское), называемое каганатами» [20, c. 5-6].

Постоянно возрастающие аппетиты автора привлекли внимание наших коллег и за пределами Казахстана. «Еще дальше - пишет академик Э. Ртвеладзе, - пошел некий Касым Масими, который в своем труде «Племенное объединение «Уйгур». История Уйгурской державы», утверждает, что Уйгурское государство насчитывает 12 тыс. лет, то есть оно относится к эпохе неолита (новокаменного века), когда никаких государств ни в одной части земного шара не существовало и не могло существовать. Также и для территории Центральной Азии, племена которой находились еще только на стадии перехода от присваивающей экономики к производящей, что произошло лишь в VI - V тыс. до н.э. и далеко не во всех частях этого региона [21].

Следует отметить, что новые версии национальной истории уйгуров вбирают в качестве предков не только атлантов, но и жителей континента Му. Заметим, что многие уйгурские интеллектуалы, не поддерживают сепаратизм и его мифологизированную подоплеку [22; 23].

Обращение к традициям, а значит и к прошлому, прослеживается и в символике. Флаг Восточного Туркестана такой же, как и турецкий флаг, но имеет синий фон вместо красного Полумесяц со звездой символ ислама. Сейчас сам флаг запрещан к использованию властями Китая, т.к. идентифицируется ими как проявление национального сепаратизма. В свою очередь, уйгурские радикально настроенные интеллектуалы отказываются признавать «изобретенное» китайскими властями название Синьцзян (Новая граница).

Как в китайском, так и в уйгурском случаях, переименования являются процессом историзации, поскольку все названия (Синьцзян, Восточный Туркестан) являются новоизобретенными терминами. Они отражают все тот же архетипический ритуал, иллюстрирующий космогоничечский миф.

История уйгуров в современном Китае, связана с бурными политическими процессами, происходившими в этой стране и естественно, не избежала процесса искажения.

Сказанное, как представляется, еще раз подчеркивает, что мифологизированная история играет важнейшую роль в обосновании прав на создание собственного государства, и изобретенное прошлое тюркоязычных уйгуров, не является каким либо исключением.

Таким образом, мифологическое поветрие, охватившее все пост-советское пространство, не миновало и Казахстан. Во многом это объясняется до конца не искорененной кочевой традицией разделения на родоплеменные группы, представители которых пытаются закрепиться в различных секторах экономики. Группоцентрически ориентированные мифологизаторы создают приукрашенные истории своих родов, уводят их основание в глубокую древность. Соперничество кланов находило выражение (сейчас об этом можно говорить как о явлении ушедшем в прошлое) в широком праздновании юбилеев различных деятелей.

Недостаточно подготовленные «исследователи» (как правило, представители различных технических наук), не различают такие процессы, как сложение государственности и этноса, и поэтому автоматически зачисляют великого воителя Чингиз-хана в казахи. Получила в Казахстане определенное распространение и «новая хронология». Как и везде, происходит углубление истории народа до шумерского государства. Возможно, что это явление можно объяснить реакцией на выпады отдельных российских политиков о природной дикости кочевников, их неспособности создавать государства и культуру.

Получили распространение и такие явления как изобретение традиции, которые чаще понимаются как их возрождение.

В целом, рассмотренный материал показывает, что мифологизированная история имеет достаточно большое значение в обществе. Нельзя утверждать, что это явление понимается и осмысливается в полном объеме. В любом случае, это явление нуждается в дальнейшем изучении.

Все сказанное свидетельствует о том, что мифологизированная история в целом играет отрицательное значение, поскольку она затрудняет развитие науки, деформирует национальное сознание, является фактором, дезинтеграции и разобщения, служит инструментом для достижения определенных целей в руках так называемых «мобилизаторов этничности»

Литература

1. The invention of Tradition / Eds. Hobsbawm E., Ranger T. - Cambridge, 1983. - 320 p.

2. URL:http://textbook.vadimstepanov.ru/ (дата обращения: 12.08.2018).

3. Шмитс А. Изобретенные традиции и создание наций в Казахстане// Взаимосвязи и взаимовлияние народов Восточного Казахстана в хозяйственной и культурной деятельности XVIII-XXI вв. - Материалы международной научно-практической конференции (11-12 октября 2001).- Усть-Каменогорск, 2002. - С.135-140;

4.  Eitsen H. C. Nawriz in Kazakstan: Scenarios for Managing Diversity. – Contemporary Kazaks. Cultural and Social Perspectives. - Edited by Ingvar Svanberg. Curzon Press, 1999.- p. 73-102.

5. Мустафаев Н. Пять мифов об интеллигенции / Общество / Интернет-газета. Казахстан . Дата публикации: 29 декабpя 2005 г.

6. Букейханов А. Киргизы // Формы национального движения в современных государствах. – СПб., 1910.

7. Программа партии Алаш // Алаш-Орда. Сб. документов (под ред. Мартыненко Н.А.) – Алма-Ата: «Наука» 1992.

8. Куртов А. Политическая элита Казахстана. - М., 1994.

9. Frank Allen Islamic transformation on the Kazakh Steppe, 1742-1917 Towards on Islamic History of Kazakhstan under Russian Rule. – The Construction and Deconstruction of National Histories in Slavic Eurasia. - Hokkaido: Slavic Research Center. 2003.

10. Olcott M.B. The Fabrication of a Social Past. The Kazakhs of Central Asia// Political Antropology Yearbook,1. Ideology and Interest. The Dialectics of Politics. - New Brunswick, London, 1980.

11. Султангалиева А. Ислам в Казахстане. История, этничность общество. -Алматы, 1998.

12. Саттаров Р. Тенге как жертва таджикско-казахских споров из-за наследия аль-Фараби // // URL: http://www.ariana.su/?S=8.0611300122. (Дата обращения:10 августа 2006).

13. Бартольд В.В. Туркестан в эпоху монгольского нашествия // Соч. – М.: Наука, 1963. - Т.I. - С. 45-594.

14. Шнирельман В. Войны памяти: мифы, идентичность и политика в Закавказье. - М.: ИКЦ Академкнига, 2003.

15. Майнаев Б. Уйгуры – этническая бомба в Великой Китайской стене . URL: http://www.ca-c.org/datarus/majnaev.shtm (дата обращения: 12.08.2018).

16. История Казахстана и Центральной Азии.- Алматы, Дайк-Пресс. 2001.

17. Бартольд В.В. Двенадцать лекций по истории турецких народов Средней Азии. – Алматы: Жалын, 1993.

18. Краткая история уйгуров / ред.Садвакасов Г.С. - Алма-Ата: Гылым, 1991.

19. Масими Касым. История Уйгурской державы. – Алматы: Гылым, 2000. - 365 с. Этот автор придерживается версии, что Огуз-хан это гуннский Модэ Шаньюй. Этот тезис позволяет ему отождествлять гуннов и уйгуров.

20. Масими К. «Племенное объединение «Уйгур». История Уйгурской державы».- Алматы, 1998.

21. Ртвеладзе Э. Историческая наука и псевдоистория Средней Азии // Учитель Узбекистана. - 2003. -25 июля.

22. Казахстан - наш общий дом! // Трибуна. - 2007. - 21 маpта.

23. Ахмадиев М. «Кидать камни в казахский народ, значит поднять руку на своего отца» // Начнем с понедельника. - 2007. - 9-15 ноября.

References

1. The invention of Tradition / Eds. Hobsbawm E., Ranger T. - Cambridge, 1983. - 320 p.

2. URL:http://textbook.vadimstepanov.ru/ ( data obrasheniya 12.08.2018).

3. Shmits А. Izobretennye traditsii I sozdanie natsii v Kazakhstane // Vzaimosviyazi I vzaimovliyanie narodov Vostochnogo Kazakhstana v khoziyaistvennoi I kul’turnoi deiatel’nosti XVIII-XXI vv. – Маterialy mezhdunarodnoi nauchno-prakticheskoi (11-12 october 2001).- Ust’-Каmenogorsk, 2002. - Pp.135-140.

4.  Eitsen H. C. Nawriz in Kazakstan: Scenarios for Managing Diversity. – Contemporary Kazaks. Cultural and Social Perspectives. - Edited by Ingvar Svanberg. Curzon Press, 1999.- p. 73-102.

5. Мustafaev N. Gyzt’ mifov ob intelligentsia / Оbshestvо / Internet-gazeta. Кazakhstan. Data publikatsii: 29 December 2005.

6. Bukeikhanov А. Кirgizy // Formy natsional’nogo dvizheniya v sovremennykh gosudarstvakh. – SPb., 1910.

7. Programma partii Alash // Аlash-Orda. Sbornik dokumentov. (pod red. Martunenko N.A.) – Аlmа-Ata: «Naukа». - 1992.

8. Кurtov A. Politicheskaya elita Kazakhstana. - Мoskow, 1994.

9. Frank Allen Islamic transformation on the Kazakh Steppe, 1742-1917 Towards on Islamic History of Kazakhstan under Russian Rule. – The Construction and Deconstruction of National Histories in Slavic Eurasia. Hokkaido: Slavic Research Center. 2003.

10. Olcott M.B. The Fabrication of a Social Past. The Kazakhs of Central Asia// Political Antropology Yearbook,1. Ideology and Interest. The Dialectics of Politics. New Brunswick, London, 1980.

11. Sultangaliyeva А. Islam v Kazakhstane. Istpriya, etnichnost’, obshestvo. -  Аlmaty, 1998.

12. Sattarov R. Tenge kak zhertva tadzhiksko-kazakhskikh sporov iz-za naslediya al-Farabi // URL: http://www.ariana.su/?S=8.0611300122. (data obrasheniya: 10 August 2006).

13. Bartold V.V. Turkestan v epokhu mongol’skogo nashestviya // Sochineniya. – Мoskow: Naukа, 1963. - Vol.I. - Pp. 45-594.

14. Shnirelman V.V. Voiny pamyaty: mify, identichnost’ I politika v Zakavkaz’e . -  Мoskow: IKTs Аkademknigа, 2003.

15. Маinaev B. Uigury  –  etnicheskaya bomba v Velikoy Kitaiskoy stene. - URL: http://www.ca-c.org/datarus/majnaev.shtm (Data obrasheniya: 12.08.2018).

16. Istoriya Kazahstana I Tsentral’noy Azii. – Almaty: Daik-Press. - 2001.

17. Bartold V.V. Dvenadtsat’ lektsii po istorii turetskikh narodov Sredney Azii. – Аlmaty: Zhalyn, 1993.

18. Кratkaya istoriya uigurov  / red. Sadvakasov G.S. - Аlmа-Аtа: Gylym, 1991.

19. Маsimi Kasym. Istoriya Uigurskoi derzhavy. – Аlmaty: Gylym,2000. - 365 p.

20. Маsimi Kasym. Plemennoe ob’edinenie «Uigur». Istoriya Uigurskoy derzhavy. - Аlmaty. 1998.

21. Rtveladze E. Istoricheskaya nauka I psevdoistoriya Sredney Azii // Uchitel’ Uzbekistana. - 2003.- 25 July.

22. Каzakhstan – nash obshii dom! // Tribunа. - 2007. - 21 March.

23. Аchmadiev М. «Кidat’ kamni v kazakhskii narod, znachit podnyat’ ruku na svoego ottsa» // Nachnem s ponedel’nika. - 2007. - 9-15 November.

Ғәлi A.A. т.ғ. д. , профессор,

Абылай хан атындағы Халықаралық қатынастар және әлем тiлдерi Қазақ университетi

Қазақcтан, Алматы қ.

Мифологиялық тарих контекстіндегі ойлап табылған дәстүрлер

Мифологиялық тарих әртүрлі формаларда болуы мүмкін. Олардың бірі «дәстүрлердің өнертабысы» деп аталады. Мифологиялық тарихтың осы түрін зерттеуде, ұлтшылдық теориясының классиктері Э. Хобсбаум, Э.Хеллнер, Б. Андерсон өз жұмыстарын арнады. «Зерттелген дәстүр» белгілі бір мақсаттарға пайдаланылады және оның функциялары осы мақалада қарастырылады. Автордың пікірінше, «ойлап тапқан дәстүрді» кеңінен қолдануға болады, ол тек дәстүрлерді ғана емес, сонымен қатар басқа құбылыстарды да қамтиды. Мақала жалған белгілер мен таңбаларды қолданудың түрлі көріністерін қарастырады. Автордың пікірінше, өткендегі өнертабыстың көрініс формаларының бірі мәдени мұраны иемдену болып табылады. Мақала заманауи әлеуметтік-саяси процестерде дәстүрдің өнертабысының маңыздылығын ескеруге тырысады.

Түйiн: Мемлекетті құру, мифологиялық тарихы, конструктивизм, примордиализм, тарих ғылымы, этногеникалық аңыз

Galiev A.

Doctor of Historical Sciences, Professor

at the Kazakh  Ablai Khan University of International Relations

and World Languages

agaliev@hotmail.com

Invention of Tradition in Context of History Mythologization

Summary

 Mythologized history can exist in different forms. One of them is so-called  “invention of tradition”. Classics of theory of nationalism Eric J.E. Hobsbawm, E.Gellner, B Anderson devoted their research to this form of history mythologization. This article reviews aims and function of  “Invention of tradition”. Author thinks that concept of “invention of tradition” could be used wider and it consists not only tradition but another phenomenon as well. Article reviews different manifestation of fictitious symbols and signs. In author’s opinion, one of the forms of demonstration “invention of the past” is appropriation of cultural heritage. Article makes an attempt to review meaning of invention of tradition in modern social political process.

Keywords: mythologized history, historical science, ethnogenetical myth, appropriation, constructivism, primordial’s theory, nation building, collective memory. 


Пікір жоқ

Пікір қалдыру үшін кіріңіз немесе тіркеліңіз

Қаралуы: 618

Рецензиялар жоқ

Жүктеу

3 Изобр традиции в контексте(1).docx 0.03 MB ~$Изобр традиции в контексте(1).docx 0 MB

Санат

Пәнаралық зерттеулер Әдістемелік еңбектер Макро- және микротарих Отан тарихы. Зерттеудің жаңа әдістері Жас ғалымдар зерттеулері Сын. Пікір

Тақырып бойынша мақалалар

Электронное правительство в Казахстане: реализация и перспективы Исторический нарратив - источник идентичности в современном Казахстане УДК 930.2: 94 (574) Из истории национальной партии «Уш жуз» (К 100-летию образования партии) УДК 821.161.1 «Поселился на границе Сибири и Казахстана в г. Кустанае» История ссылки Михаила Бахтина: проблемы, поиски Изучение религиозных персоналий в истории Казахстана 94(=512.1):32 ИЗОБРЕТЕННЫЕ ТРАДИЦИИ В КОНТЕКСТЕ МИФОЛОГИЗИРОВАННОЙ ИСТОРИИ 94(=512.1):32 МИФОЛОГИЗИРОВАННАЯ ИСТОРИЯ КАК НЕНАУЧНАЯ ФОРМА ИСТОРИОГРАФИИ ИСТОРИЯ УПРАВЛЕНИЯ ОХРАНОЙ ПРИРОДНОЙ СРЕДЫ НА СОВЕТСКИХ ТОПЛИВНО-ЭНЕРГЕТИЧЕСКИХ ПРЕДПРИЯТИЯХ ПРИИРТЫШЬЯ (1970-1990) МЕСТО НАУЧНО-ЭТНОГРАФИЧЕСКОЙ ЭНЦИКЛОПЕДИИ ЦГМ РК В НАУЧНО-ОБРАЗОВАТЕЛЬНОМ ПРОЦЕССЕ МРНТИ 03.01.06 ЗНАК И ИСТОРИЯ ( К 60-ЛЕТИЮ А.А. ГАЛИЕВА)

Автордың мақалалары

94(=512.1):32 ИЗОБРЕТЕННЫЕ ТРАДИЦИИ В КОНТЕКСТЕ МИФОЛОГИЗИРОВАННОЙ ИСТОРИИ