Басты бет » Материалдар » УДК 94(574) «20/30» Идеология сталинизма – теоретико-методологические аспекты

А.А. Кульшанова, канд. ист. наук, профессор КазНАИ имени Т.К. Жургенова E-mail: armankulshanova@mail.ru Казахстан, г. Алматы М.Д. Шаймерденова, канд. ист. наук, профессор КазНАИ имени Т.К. Жургенова E-mail: mena_MS@mail.ru

УДК 94(574) «20/30» Идеология сталинизма – теоретико-методологические аспекты

«edu.e-history.kz» электрондық ғылыми журналы № №2(14)2018

Тегтер: аппарат, административный, политика, тоталитаризм, советское, государство, власть
Аңдатпа:
В данной статье рассматриваются важные теоретические аспекты сталинизма как исключительно жесткой, авторитарной идеологии, охватившей все сферы жизни общества. в СССР в 20-30 годы 20 века. Особое внимание уделяется основным признакам данного режима и его последствиям в общественно-политической жизни страны. Данная идеология представляет собой своеобразный синтез теории социальной революции и определенную модель социализма, включает в себя представления о методах его созидания, и свои этические установки, суждения о роли партии и способах осуществления ею своей руководящей роли в обществе.
Мазмұны:

Содержание

  В современной российской и казахстанской историографии сталинизм рассматривается как советский вариант тоталитаризма, изучены его сущностные характеристики и закономерности на материалах СССР [1, с.4].

  Западные исследователи считают, что первые признаки тоталитаризма появились сразу же после победы Октябрьской революции. Так, Р. Пайпс писал: «Приступив немедленно после прихода к власти к восстановлению полицейского государства, Ленин и его соратники революционеры, безусловно, считали, такие шаги чрезвычайными мерами – точно также, как думало в свое время царское правительство. Они полагали, что ЧеКа, «ревтрибуналы», массовые казни, лагеря принудительного труда, ссылки, цензура и тому подобные репрессивные институты необходимы для того, чтобы выкорчевать последние остатки царского режима. Сразу после выполнения этой задачи вновь созданные учреждения будут ликвидированы. Однако «временные» репрессивные меры коммунистов постигла та же участь, что и подобные мероприятия их предшественников: их регулярно продлевали, и огульное использование связанных с ними насильственных акций постепенно перестало иметь какое-либо отношение к порядку, который они были призваны охранять» [2, c.414].

   Английский философ и общественный деятель Б. Рассел, посетивший Советскую Россию в 1920 г. в составе парламентской делегации, заметил: «опыт пребывания у власти неизбежно меняет коммунистические теории, и люди, контролирующие мощную государственную машину, вряд ли будут иметь те же взгляды на жизнь, что они имели, когда были в положении преследуемых» [3, c.128].

  Здесь также уместно провести аналогию с Великой Французской революцией, на знаменах которой были написаны слова «Свобода, равенство и братство!», но вслед за этими прокламациями пришли массовые аресты, тюрьмы и гильотина. И в России, и во Франции революция утонула в «красном терроре», поглотившем в первую очередь своих основных исполнителей и вождей, а попутно массы ни в чем не повинных людей, ставших ее безымянными жертвами.

По мере укрепления советского государства тоталитаризм как спрут захватывал всю большую территорию, изменяя природу государственной власти. Уничтожение официальной оппозиции было частью процесса концентрации и укрепления объединенной власти партии и государства, превращения ее в абсолютную. Важным шагом в централизации партийной власти явилось учреждение в апреле 1922 г. поста Генерального секретаря ЦК, что послужило концентрации в руках И. Сталина практически «необъятной власти» и ускорило процесс централизации и бюрократизации партийного аппарата. Его структура была унифицирована. Во главе партийных комитетов на административно-территориальном уровне стояли освобожденные секретари, которые фактически назначались. Создалась иерархия секретарей во главе со Сталиным, как жесткий организационный костяк партии и общества, основная несущая часть административно-командного каркаса. Отвердевший верхушечный слой партийных функционеров превращался в кастовый партийный слой. ВКП(б) и ее партийный аппарат фактически взяли под контроль и надзор все государственные и общественные структуры. Диктат выражался в беспрекословном выполнении партийных директив этими структурами и аналогичными партийными методами деятельности. Таким образом, в руках Сталина был административный аппарат партии, кадры, из которых и составлялась исполнительная власть. А законодательная, судебная и прочие власти всецело подчинялись исполнительной.

Все советское общество оказалось под властью мощной деспотии, насаждалась ортодоксальность взглядов, и возросла суровость наказания тех, кто не разделял их [4, c.133].

  По М. Малиа, отталкивающая личина советизма выявилась только с течением времени, но по нарастающей,по мере того, как диктатура пролетариата превращалась сначала в диктатуру партии, потом в диктатуру Сталина, и, наконец, пока возникшая в результате всего этого тоталитарная система разрослась в грозную сверхдержаву на мировом уровне [5, c.10].

И далее: «В результате революции произошло утверждение партократии. «Партократия» - термин, изобретенный А. Авторхановым, - весьма точно характеризует советский режим, ибо вся жизнь теперь подчинялась политическим императивам всезнающей партии. Но советский режим представлял собой также и «идеократию», если применить здесь термин Н. Бердяева, которым он назвал советскую теократию. В традиционной теократии Бог управляет не на прямую, а через своих священнослужителей; в светской идеократии, которая возникла в Советской России, идея Социализма тоже управляла жизнью косвенно, через «партию-авангард» посредством диктатуры пролетариата, по сути, являвшейся диктатурой аппарата. Ибо рабочие и крестьяне не создают идеократических партократий, это дело – политиков-идеологов»[5, c.165]. Социальный феномен большевизма следует рассматривать как некую религию, а не просто политическое движение.

  И.И. Маслов предложил разграничивать термины «сталинщина» и «сталинизм». Под первым он понимает обобщенное определение системы политической организации общества при жизни Сталина, со всеми присущими ей злоупотреблениями властью, преступлениями против народа и другими негативными явлениями. Сталинизм, по его мнению, представляет собой исключительно жесткую, авторитарную идеологию, охватывающую все сферы жизни общества. Сталинизм как идеология не сводится только «к культу личности, а далеко выходит за эти рамки, включает в себя и своеобразную интеграцию теории социальной революции и определенную модель социализма, и представления о методах его созидания, и свои этические установки, и «оригинальные» суждения о роли партии и способах осуществления ею своей руководящей роли в обществе и т.д.» [6, c.64].

  С точки зрения С.В. Чешко, сталинизм представлял собой систему тотального огосударствления общественной жизни, от экономики до искусства [7, c.89].

  Важнейшим условием возникновения сталинщины и сталинизма явилась однопартийная система, обеспечивавшая монополию РКП(б)-ВКП(б) и постоянное ограничение внутрипартийной демократии вплоть до сведения ее на нет. И. И. Маслов годом появления идеологии сталинизма считает 1929 г., «год великого перелома», как его называл сам Сталин. Ее формирование продолжалась на протяжении 30-х гг., и первый ее период завершается 1939 г. Результатами было: «Построение казарменного социализма и тоталитарного государства, осуществление геноцида против собственного народа, окончательное утверждение культа личности Сталина, превращение общественных наук в орудие пропаганды Сталина и унификация культуры под знаком «социалистического реализма» [6, c.17-20].

Ко второму периоду Маслов относит 1939-1945 гг., когда в идеологию и политическую практику внедряются имперские и шовинистические амбиции. Это период развития сталинизма. 1946-156 гг. – третий период – апогей и закат сталинизма.

Характерными чертами сталинизма как идеологии являются: абсолютная непримиримость к любым отклонениям от официально утвержденной точки зрения; внешняя простата, элементарность, приспособляемость к восприятию теоретически неразумным сознанием; универсализм [6, c.17-20]. По Воронову, идеология была интеллектуальной формой оправдания существующего порядка, «чтобы создать позитивный образ своего политического действия. Тем самым она позволяет избежать чувства вины за определенные политические действия» [8, c.10].Ю.М. Воронов выделяет две основные формы политической идеологии советской системы: агитационно-пропагандистский и деятельностный.

Одним из основных постулатов сталинизма было признание сохранения и обострения классовой борьбы в области идеологии по мере укрепления и развития социализма как внутри страны, так и на международной арене. Оборотной стороной лжи и фальсификаций было отсутствие гласности и безграничная секретность, касавшаяся и прошлого и настоящего, прежде всего любых реальных негативных явлений, якобы порочащих социализм как идеальное общество, лишенное серьезных противоречий и проблем, существенных недостатков.

Формирование культа личности Сталина происходило не само собой. Это был хорошо спланированный и организованный процесс идеологического воздействия на массы, в котором активное участие принимало окружение Сталина, верный ему аппарат, «прирученная» им общественная наука, средства массовой информации, литература и искусство.

Конечной сверхзадачей сталинизма было создание системы идейного террора, страха и формирования единомыслия, в условиях которого Сталин получал исключительную возможность и фактическое право высказывать истины в последней инстанции [6, c.23-27].

Но, с точки зрения Э. Фромма, «авторитарные силы не в состоянии устранить основные факторы, которые порождают стремление к свободе. Точно также не могут ликвидировать само стремление к свободе, являющейся результатом этих усилий» [9,c.305].

Данная мысль великого философа находит подтверждение в истории СССР, когда 70-летнее пребывание авторитарного режима у власти не смогло полностью задушить свободомыслие, было и диссидентское движение, и «полочные» кинофильмы, и запрещенные книги (к примеру, «Аз и Я» О. Сулейменова с евразийским подходом к истории»).

Таким образом, в 1930-е в Советском Союзе утвердится тоталитарный режим, главными чертами которого были однопартийная вождистская диктатура, где партия, по существу, слилась с государством; формирование номенклатуры как правящего слоя, состоящего из харизматического вождя, бюрократической элиты, средних и низших слоев бюрократической иерархии, которые господствуют над трудящимися; наличие унитарной идеологии; антиэгалитаризм вместо идеи преодоления классовых различий; утверждение идеи крайнего этатизма вместо идеи отмирания государства. В советской системе государственного управления существовала идеологическая монополия, законодательно охранялась государственная идеология. Доктриальное положение о ведущей идеологической и политической роли коммунистической партии после прихода большевиков к власти в решении задач государственного управления материализовалось в фактически утвердившейся концепции диктатуры партии. Власть перестала быть суверенной волей народа, определялась не правом, а партийными директивами, которые не были санкционированы государством. Феномен новой большевистской власти состоял в ее неприкосновенности в правовом порядке, следовательно, она была неопределенной в своих институтах и совершенно произвольной в своих функциях. Здесь теряли свой смысл такие понятия, как «превышение полномочий», «соблюдение норм Конституции и права» и т.д. Ни к Политбюро, ни к Сталину такие требования предъявить было невозможно. Все без исключения государственные органы принимали решения по партийным директивам под угрозой расправы со стороны органов диктатуры пролетариата – прокуратуры, судов, ОГПУ, всякий, кто не признавал роли партии расценивался как враг. Но желание большевиков подчинить себе полностью правительственный учреждения наталкивалось на необходимость сохранять их определенную самостоятельность и авторитет.

Список использованной литературы:

1.Гаджиев К.С. Тоталитаризм как феномен XXвека // Вопросы философии. 1992.  – № 2. – С. 4-20.

2.Пайпс Р. Россия при старом режиме. –  М.: Независимая газета, 1993. – 424 c.

3.Рассел Б. Практика и теория большевизма. – М.: Наука, 1991. – 128 с.

4.Карр Э.Х. Русская революция. От Ленина до Сталина. 1917-1929. – М.: Интер Версо, 1990. – 260 c.

5.Малиа М. Советская трагедия: История социализма в России. 1917-1991 – М.: Российская политическая энциклопедия, 2002 – 584 c.

6.Маслов И.И. Идеология сталинизма: История утверждения и сущность. – М.: Знание, 1990. – 64 с.

7.Чешко С.В. Современные мифологемы или национальный вопрос в СССР // Национальные процессы в СССР. –  №2. – С.89.

8.Воронов Ю.М. Становление идеократии: истоки, ментальность, аппарат (1917-1929 гг.). – Иваново: Ивановский инженерно-строительный институт, 1993. – 113 c.

9.Фромм Э. Бегство от свободы. – Минск: Харвест, 2004. – 571 c.

References:

1. Gadzhiyev K.S. Totalitarizm kak fenomen XX veka // Voprosy filosofii. 1992. –  № 2. – 4-20 s.

2. Payps R. Rossiya pri starom rezhime. –  M.: Nezavisimaya gazeta, 1993. – 424 s.

3. Rassel B. Praktika i teoriya bol'shevizma. –  M.: Nauka, 1991. – 128 s.

4. Karr E.KH. Russkaya revolyutsiya. Ot Lenina do Stalina. 1917-1929. – M.: Inter Verso, 1990. – 260 s.

5. Malia M. Sovetskaya tragediya: Istoriya sotsializma v Rossii. 1917-1991. – M.: Rossiyskaya politicheskaya entsiklopediya, 2002– 584 s.

6. Maslov I.I. Ideologiya stalinizma: Istoriya utverzhdeniya i sushchnost'. –  M.: Znaniye, 1990. –  64 s.

7. Cheshko S.V. Sovremennyye mifologemy ili natsional'nyy vopros v SSSR // Natsional'nyye protsessy v SSSR. –  №2. – S.89.

8. Voronov YU.M. Stanovleniye ideokratii: istoki, mental'nost', apparat (1917-1929 gg.). – Ivanovo: Ivanovskiy inzhenerno-stroitel'nyy institut, 1993. – 113 s.

9. Fromm E. Begstvo ot svobody. –  Minsk: Kharvest, 2004. – 571 s.

А.А. Кульшанова,

Т. Жүргенов атындағы Қазақ Ұлттық Өнер академиясының профессоры, т.ғ.к.

E-mail: armankulshanova@mail.ru

Қазақстан, Алматы

М.Д.  Шаймерденова

Т.Жүргенов атындағы Қазақ Ұлттық Өнер академиясының профессоры, т.ғ.к.

E-mail:mena_MS@mail.ru

Қазақстан, Алматы

Сталинизм идеологиясы – теориялық және әдістемелік қырлары

ТҮЙІН

Бұл мақалада өте қатаң авторитарлық идеология болып табылатын сталинизмнің маңызды теориялық аспектілері ХХ ғасырдың 20-30 жылдарындағы  КСРО-дағы қоғамның өмірінің барлық салаларын  қамтиды. Елдің қоғамдық-саяси өміріндегі осы режимнің негізгі ерекшеліктері мен оның салдарына ерекше көңіл бөлінеді. <br />Бұл идеология әлеуметтік революция теориясының және социализмнің белгілі бір моделінің синтезі болып табылады, оны құру әдістеріне қатысты идеяларды қамтиды, олардың этикалық көзқарасы, партияның рөлі туралы және оның қоғамдағы басты рөлін атқаратын тәсілдері туралы пікірлерді қамтиды.

Түйін сөздер: тоталитаризм, кеңестік мемлекет, билік, саясат, административті  аппарат


A.A.Kulshanova

Candidate of Historical Sciences, Professor of the T. Zhurgenov Kazakh National Academy of Arts 

E-mail:armankulshanova@mail.ru

Almaty, Kazakhstan

M.D.Shaimerdenova

Candidate of Historical Sciences, Professor of the T. Zhurgenov Kazakh National Academy of Arts 

E-mail:mena_MS@mail.ru

Almaty, Kazakhstan

Ideology of Stalinism  -  Theoretical and Methodological Aspects

Summary

  This article examines important theoretical aspects of Stalinism as an exceptionally tough, authoritarian ideology that embraced all spheres of society in the USSR in the 1920-1930s. Particular attention is paid to the main features of this regime and its consequences in the socio-political life of the country. This ideology is a kind of synthesis of the theory of social revolution and a certain model of socialism, including a representation of the methods of its creation, ethical attitudes, judgments about the role of the party and the ways of its leadership role in society.

Keywords: totalitarianism, Soviet state, power, politics, administrative apparatus. 




Пікір жоқ

Пікір қалдыру үшін кіріңіз немесе тіркеліңіз

Қаралуы: 678

Рецензиялар жоқ

Жүктеу

сталин.docx 0.03 MB

Санат

Пәнаралық зерттеулер Әдістемелік еңбектер Макро- және микротарих Отан тарихы. Зерттеудің жаңа әдістері Жас ғалымдар зерттеулері Сын. Пікір

Тақырып бойынша мақалалар

ЦЕННЫЙ ВКЛАД В НУМИЗМАТИКУ ЧИНГИЗИДОВ КАЗАХСТАНА Царское законодательство XIX века о земельном вопросе в Казахстане КАЗАХСКИЕ ЖЕНЩИНЫ ПРИ ДВОРАХ ИНОСТРАННЫХ ПРАВИТЕЛЕЙ (XV–XVII ВВ.) УДК 32.001: 005.44(4+5) Геополитические измерения Евразийства в условиях глобализации УДК 94(574) (5-191.2) «20/30»:323.17 Национально-территориальное размежевание Казахстана и Средней Азии: проблемы, дискурсы, мнения УДК 94(574) «20/30: 323.1 Политика коренизации как один из аспектов национальной политики советского государства УДК 94(574) «20/30» Идеология сталинизма – теоретико-методологические аспекты 94(574).084.6 «ОТАНЫН САТҚАНДАР ӘЙЕЛДЕРІНІҢ АҚМОЛА ЛАГЕРІ» ТАМҰҒЫНДА УДК 930.2: 94(574): 316.3 ПРОБЛЕМЫ СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ КОЧЕВЫХ ОБЩЕСТВ В СОВРЕМЕННОЙ ИСТОРИОГРАФИИ

Автордың мақалалары

УДК 94(574) (5-191.2) «20/30»:323.17 Национально-территориальное размежевание Казахстана и Средней Азии: проблемы, дискурсы, мнения УДК 94(574) «20/30» Идеология сталинизма – теоретико-методологические аспекты УДК 94(574) «20/30»:323.1 Понятие «советская империя» - новые теоретико-методологические подходы