Басты бет » Материалдар » УДК327.8 Эволюция политической системы Китая и казахстанско-китайские взаимоотношения

Масабаев К.И., докторант PhD КазНУ им. аль-Фараби и института востоковедения им. Р.Б. Сулейменова

УДК327.8 Эволюция политической системы Китая и казахстанско-китайские взаимоотношения

«edu.e-history.kz» электрондық ғылыми журналы № №2(14)2018

Тегтер: Китай, традиция, история, экономика, сотрудничество, политика, ШОС
Аңдатпа:
В данной статье рассматривается, как китайские традиционные верования служили ключевым элементом раннего развития китайской государственной системы и влияние основ конфуцианства на формирование и развитие особых взаимоотношений Китая с соседями. В статье также проанализированы особенности характера международных отношений различных исторических, политических и социально-экономических этапов развития с момента создания Китайской Народной Республики с 1949 года. В последней части статьи рассматриваются многогранные связи между Казахстаном и Китаем, включая Шанхайскую организацию сотрудничества и торгово-экономические связи.
Мазмұны:

Начиная с глубокой древности, в Китае закладывались основы государственного управления и определенной политической культуры. В формировании политической культуры важную роль играли древние верования китайцев. Культ неба как краеугольный камень традиционных верований на протяжении тысяч лет имел значительное влияние на общественную мысль китайского народа. Влияние традиционных верований, присутствует в конфуцианстве, даосизме, легизме и даже в буддизме, как та основа, на которой появилась, и получило свое развитие духовная жизнь китайского общества.

Великий китайский историк Сыма Цянь (145-86 гг. до н.э.) описывая формы правления владетельных домов, царствовавших в древнем Китае в своих «Исторических записках» говорит о трех принципах -чжун, цзин и вэнь- как о сложившейся политической традиции, согласно которой “в царстве Ся в правлении опирались на чжун, присущее человеческой природе прямодушие; в царстве Инь- на цзин, на заложенный в человеке инстинкт почитания; в царстве Чжоу- на вэнь, на культуру…» [1].

В Китае с древности до настоящего времени механизмом решения конфликтов являлись неформальные дискуссии, в результате которых стороны приходили к примирению и согласию. Общество управлялось преимущественно через ритуальные отношения, поэтому требовалось минимальное вмешательство власти. Это и было той самой гармонией, которая определяет порядок в обществе на самом непосредственном уровне, которая также выражает консенсус власти и народа, общества и государства.

«Правитель является устоем для подданного, отец - для сына, муж - для жены» вот основополагающие принципы конфуцианства, которые спроецированы на систему взаимоотношений Китая с внешним миром, и для которого характерны «вертикальные связи» в международных отношениях – от высшего к низшему, от старшего к младшему. В их создании главную роль сыграла конфуцианская концепция патернализма, иерархия отношений в семье, в общине и в отношениях между государствами. [2].

Так уж сложилось, что Китай, никогда не стремится присоединиться к какому-либо центру силы, а сам стремится стать центром притяжения для других. Эта стратегия постепенно породила особый миропорядок, в рамках которого сосуществовали Китай и его соседи. Однако, Китай даже в периоды своего могущества, как соседняя Монголия во времена Чингисхана, не стремился утверждать свою власть над соседями путем военной агрессии. Будучи центром миропорядка, Китай осуществлял свою власть над соседями больше всего в экономике и культурной сфере, чем путём военной агрессии, считая, что “влияние – важнее власти”. Всегда следует помнить, что Китай на протяжении очень длительного периода времени в истории не испытывал особой необходимости экономического господства над соседями, скорее соседние государства испытывали нужду в экономических связях с Китаем. Как известно, именно китайцы были «двигателями прогресса»изобретя порох, бумагу, компас, фарфор, шелк и даже бюрократию! Важно и то, что Китай наряду с Индией и Ираном, является носителем конкретной культурно-исторической идеи, уходящей своими корнями вглубь веков.

Традиционная имперская идеология и исходящая из этого система «Большого Китая» просуществовала вплоть до середины ХIХ века, и только вторжение европейцев превратило Китай в страну, зависимую от европейских колонизаторов, разрушив его традиционную систему отношений с соседями. Тем не менее, в 1949 году Мао Цзэдун и его соратники, придя к власти, постарались представить себя наследниками древней традиции, отождествляя себя с китайским народом и его цивилизацией. Этот принцип и эта идеология остаются определяющими и во внешней политике КНР. В отношениях с соседними государствами современный Китай заявил о себя как правопреемник традиционного имперского курса.

Официальное провозглашение о создание Китайской Народной Республики (КНР) было сделано 1 октября 1949 года в Пекине. За ним последовал второй Пленум ЦК КПК (март 1949 г.) и публикация программной работы Мао Цзэдуна «О демократической диктатуре народа». В своей программной речи на Пленуме, Мао Цзэдун сформулировал собственное видение развития Китая после окончания гражданской войны. По его мнению, непосредственный переход к социализму в Китае было делом отдаленного будущего, а первоочередной задачей являлась «новая демократия» как своеобразный этап на этом пути. Главной задачей партии провозглашалось превращение Китая в сильную промышленно развитую державу с решающей ролью рабочего класса в обществе. Лидер партии указал, что новый Китай будет добиваться поставленных задач при опоре на социалистический лагерь, прежде всего на СССР [3].

Как отмечено в биографии лидера, Мао Цзэдун внес огромный вклад в формирование основ и выдвижение установок по конкретным вопросам внешней политики Китая. Вместе с Чжоу Эньлаем и другими руководителями он разрабатывал политику независимости и опоры на собственные силы, направленную на борьбу с иностранным вмешательством и гегемонизмом. Он выступал за принцип соединения патриотизма с интернационализмом, за поддержку движения за национальную независимость и освобождение, за мир и за другие формы справедливой борьбы против империализма, а также старого и нового колониализма, стремился к укреплению дружеских контактов и сотрудничества с народами других стран, прогрессу человечества [4].

Однако с 1953 года постепенно начинает меняться характер внешнеполитического курса КНР. Советско-китайские отношения претерпевают изменения в сторону ухудшения. Мао Цзэдун стал выступать с критикой «ревизионистского» курса Н. С. Хрущева. Отношения постепенно обострялись. Из Китая были отозваны советские специалисты. Из СССР уехали все обучавшиеся там китайские студенты. С конца 50-х гг. Мао Цзэдун руководил решительной борьбой КПК против лидеров КПСС, которые, по его мнению, стояли на позиции великодержавного шовинизма и пытались вмешиваться во внутренние дела Китая и контролировать его действия. Он подчеркивал, что на международной арене Китай должен бороться против любых проявлений великодержавного шовинизма и всех форм гегемонизма. Таким образом, обе стороны начали соревнование в том, кто из них является «истинными марксистами». В 1969 г. произошли серьезные вооруженные столкновения на советско-китайской границе. В 1970-е гг. Мао Цзэдун выдвинул стратегическую идею о «трех мирах» и открыл перед внешней политикой Китая новые горизонты в результате чего произошла нормализация его отношений с США и Японией, создавая тем самым благоприятную международную обстановку для осуществления модернизации Китая. Это дало возможность правительству КНР в течение 1969—1972 нормализовать существовавшие до «культурной революции» дипломатические отношения с рядом стран, а также установить отношения с некоторыми другими государствами (в конце 1972 КНР поддерживала дипломатические отношения с 81 государством) [5].

После смерти Мао Цзэдуна в 1976 году, началась новая эпоха в истории Китая. В конце 70-х годов Дэн Сяопин становится лидером партии и страны. Процесс начавшихся в стране перемен, Дэн Сяопин охарактеризовал как вторую революцию после 1949 года, но революция в смысле «ре­волюционного обновления социализма на его собственной основе путем самосовершенство­вания», а не направленная на слом старой над­стройки и против какого-либо общественного класса. Курс «четырех мо­дернизаций», утвержденный в середине 70-х годов, преследовал цель преоб­разования в четырех областях - сельском хозяй­стве, промышленности, армии, науке и технике. Если политика «четырех модернизаций» отражала материальное содержание реформы, то суть идейно политической линии представляли «четыре основных принципа»: социалистический путь развития, демократическую диктатуру народа, руководство компартии, марксизм-ленинизм и идеи Мао Цзэдуна [6]. В июне 1981 г. состоялся VI пленум ЦK КПК, на котором было принято «Решение по некоторым вопросам истории КПК с момента образования КНР». В нем официально осуждался культ личности Мао Цзэдуна, политика «большого скачка», «культурная революция», методы террора, осуществлявшегося в стране все эти годы. Однако на пленуме утверждалось, что заслуги Мао Цзэдуна перед партией и государством занимают главное место, а его ошибки? «второстепенное».

По инициативе Дэн Сяопина начались переговоры по урегулированию отношений с СССР. С середины 80-х годов китайское руководство вырабатывает концепцию многополюсного мира, в котором КНР должна занять подобающее ей место одного из «центров силы» не только в Азии, но и в мире в целом.  В последние годы жизни, Дэн Сяопин отошел от руководящей работы, удалившись на покой. Тем не менее, он был удостоен титула «архитектора китайских реформ».

Постепенно в китайском обществе нарастали демократические тенденции, проявлявшиеся в требованиях либерализации политической системы социализма. После событий, связанных со студенческими выступлениями 1989 года, Цзян Цзэминь был избран на должность Председателя КНР как сторонник более жесткой линии во внутренней политике. Дэн Сяопин увидел в нем своего реального преемника и постепенно передал ему все рычаги управления партией и государством. В официальной пропаганде Китая четко подчеркивается выдающаяся роль Мао Цзэдуна как основателя КНР, Дэн Сяопина как главного идеолога экономических реформ, а Цзян Цзэминя как верного продолжателя всего лучшего, что было накоплено китайским общества в период строительства социализма с «китайской спецификой» [7].

Тринадцать лет, в течение которых Цзян Цзэминь возглавлял партию и государство, мы думаем, останутся в истории КНР как «период огромного подъема совокупной мощи страны, давший народу наибольшие выгоды... период длительной социальной стабильности и сплоченности, те годы, когда дела государства шли хорошо и народ жил в мире и согласии» [8]. Развал СССР и неразбериха на постсоветском пространстве, сняв угрозу с севера, позволили укрепить положение Китая в Центрально-азиатском регионе.

Как указывает Китай в своей внешнеполитической доктрине, в условиях нового миропорядка под становлением «Большого Китая» понимается экономическое единство, скрепленное этнической общностью. Китай хочет определить и утвердить своё место на мировой арене, максимально обеспечить безопасность страны, создать благоприятные условия для своего развития, прежде всего, путем завоевания роли неформального лидера в регионе [9]. Известный китайский политический еженедельник «Ляован» в 2000 году писал о том, почему китайская внешняя политика должна ориентироваться на приграничные, соседние государства. Во-первых, указывается в статье, интересы Китая в основном сконцентрированы на приграничных с ним районах. В сфере экономики, китайская внешняя торговля, 56% экспортно-импортной деятельности, сосредоточены в соседних странах, среди них 53,6% приходится на Юго-Восточную Азию [10].

В ноябре 2002 года Ху Цзиньтао был избран генеральным секретарем ЦК КПК, сменив, в этой должности Цзян Цзэминя. В марте 2003 года на сессии Всекитайского собрания народных представителей (ВСНП) Ху Цзиньтао был избран председателем КНР. Тогда же в должности премьера Госсовета КНР был утвержден Вэнь Цзябао. Новое руководство во внутренней политике одним из приоритетов выбрало стратегию масштабного освоения Западного Китая. Вопрос о значении западных районов в истории Китая ставился неоднократно. Политика освоения западных районоввпервые была официально провозглашена на 4-м пленуме ЦК КПК 15-го созыва 22 сентября 1999 г. Программа освоения западных регионов, прежде всего, была направлена на ликвидацию их отставания от приморских провинций. Выполнение поставленных задач предполагалось осуществить путем массированных государственных инвестиций, углубления рыночных реформ и подключения западных районов к проведению открытой внешнеэкономической политики. Согласно списку районов, включенных в последнюю концепцию «большого освоения запада», их площадь составляет 6,79 млн. кв. км, или 70,7% территории Китая, а численность проживающего в их пределах на сегодняшний день населения – около 500 млн. человек [11].  Немаловажным является и то, что речь идет о регионах, населенных преимущественно неханьцами и большинство из них - это приграничные районы. Каждый из них и все они в совокупности богаты природными ресурсами, которые весьма значимы для экономики Китая. Приоритетное внимание уделялось развитию энергетики и химической промышленности, горнорудной промышленности и отраслей переработки полезных ископаемых, сферы переработки специфической продукции сельского и животноводческого хозяйства, с тем, чтобы эти богатые природными ресурсами регионы сумели получить экономические преимущества за счет своих ресурсов. Все это тот набор факторов, который создает условия для обеспечения национальной безопасности, и вполне понятным причинам он не мог не учитываться китайским руководством.

По мнению казахстанских специалистов, было вполне очевидно, что «большое освоение запада» Китая окажет воздействие и на соседние с ними государства. И главный для нас вопрос состоит в том, в чем будет выражаться это воздействие и какова степень влияния на безопасность Центрально-азиатского региона в целом и Республику Казахстан в частности.

  Приход пятого поколения китайских руководителей во главе Си Цзиньпином, это новый этап в развитие Китая. Ключевой характеристикой этого этапа стал переход от краткосрочного планирования (пятилетки) к долгосрочному – стратегическому, на целые десятилетия. Выдвинув долгосрочный план «китайская мечта», Си Цзиньпин провел ряд реформ, которые, напрямую касаются политической системы КНР. На последнем, прошедшем в октябре 2017 года XIX съезде КПК, как и ожидалось, Си Цзиньпин был переизбран на должность генерального секретаря ЦК КПК, при этом впервые за долгое время на съезде никак не была обозначена фигура преемника. Как мы видим, это означает, что Си Цзиньпин планирует оставаться партийным лидером и после 2022 года, когда пройдёт следующий съезд Коммунистической партии Китая. Все это широко обсуждалось во всех политических экспертных кругах. Мнения разошлись в оценках последствий этого шага: одни говорят, что он важен для продолжения начатых Си реформ, другие предупреждают – страна идет к диктатуре. Мы полагаем, что решение было принято не из каких-то личных стремлений Си Цзиньпина упрочить свою власть, а из-за мировой политической ситуации в целом и фигуры самого генерального секретаря ЦК КПК в частности, который пользуется авторитетом и большой поддержкой населения Китая, в том числе благодаря активной борьбе с коррупцией.

  По итогам съезда, целями, которые ставит перед собой КПК, является утверждение дальнейшего курса на безальтернативное построение китайского общества «Сяокан», что означает «общество малого достатка», или «среднезажиточное» общество. Добиться этой цели Пекин планирует не за счёт экстенсивного развития уже существующих секторов экономики, а активно продвигая новые технологии. Построение этого общества, планируется завершить уже к 2021 году. Поэтому, важнейшей задачей, озвученной съездом является построение модернизированной инновационной экономики с серьёзной природосберегающей составляющей. Для этого запускается экологическая программа «Прекрасный Китай». Уже сейчас 55% экономического роста Китая обеспечивают высокотехнологичные отрасли. Как было отмечено на съезде: «….модернизированным и инновационным» Китай станет в 2035 году, а «богатой, могущественной, демократической, гармоничной, цивилизованной и прекрасной социалистической державой» — к 2050 году[12].

  Сегодня, рассматривая взаймоотношение Китая с Казахстаном и странами ЦА, не обойтись без рассмотрения китайского фактора и его влияния в целом на регион.  Китайский приоритет в сфере региональной безопасности мы все хорошо знаем, это Шанхайская Организация Сотрудничества (ШОС).

Пекин выделил своим центрально-азиатским партнерам по ШОС товарные кредиты на 900 млн. долл.[13]. В этой связи есть мнение экспертов о возможной угрозе экономической зависимости стран центрально-азиатского региона и политического давления, который потенциально может оказать Китай по мере укрепления своих экономических позиций. Но пока этого не происходит. Причем Китай в отличие от Западных стран не требует от руководства стран региона развития «демократии», а ставят во главу угла развитие экономического сотрудничества и безопасности. Это вызывает определенное доверие со стороны правящих элит, готовых сегодня рассматривать Китай как некий противовес Западу. 

  После обретения бывшими советскими республиками в Центральной Азии статуса независимых государств КНР незамедлительно заявила об их дипломатическом признании, начала развивать политические и торгово-экономические связи с ними.

  В октябре 1993 г. во время визита Президента Н.А. Назарбаева в КНР была подписана декларация об основных дружественных отношениях между Казахстаном и Китаем. Установление и развитие двусторонних добрососедских взаимоотношений между Республикой Казахстан и Китайской Народной Республикой является важнейшей частью внешнеполитической международной деятельности суверенного Казахстана в период современного экономического развития страны.

КНР занимает одно из ведущих мест в мире по уровню ВВП и к тому же является крупным инвестором экономики РК, реализуются совместные индустриальные проекты. Более того, Казахстан участвует в реализации китайского «Экономического пояса Шелкового пути». По поручению президента Казахстана Нурсултана Назарбаева Государственная комиссия по модернизации экономики разработала проект «Новый Шелковый путь», будущий мост между Европой и Азией.

«Казахстан, располагаясь в самом сердце Евразийского континента, связывает крупнейшие рынки Китая, Европы, России, стран СНГ и обеспечивает транспортные маршруты в страны Центральной Азии и Персидского залива», – заявил Глава государства. Транзитный маршрут из Китая в Европу через Казахстан имеет неоспоримое преимущество: он значительно короче по сравнению с морским маршрутом через Суэцкий канал. Для максимального использования транзитного потенциала страны необходимы прорывные проекты и, соответственно, новые подходы к их реализации. У Казахстана есть все предпосылки для того, чтобы стать важным межрегиональным транзитным центром. Конкурентное преимущество проекта «Новый Шелковый путь» Глава государства предложил основать на «принципе 5С» – скорость, сервис, стоимость, сохранность и стабильность. Главный элемент «Нового Шелкового пути» – транспортно-логистический хаб, согласно стратегии, будет формироваться вокруг ряда ключевых проектов.

Во-первых, предусматривается создание на базе «Казахстан темир жолы» мультимодальной транспортно-логистической компании мирового уровня. Во-вторых, ставка делается на развитие международного центра приграничного сотрудничества «Хоргос – Восточные ворота» на границе с КНР и реализацию на западе Казахстана проектов по расширению морского порта «Актау» и строительству логистического центра в Актобе. В-третьих, будет создаваться ключевая транспортная артерия – «Трансконтинентальный коридор Западная Европа – Западный Китай», и, в-четвертых, будет продолжено расширение пропускной способности железнодорожной сети страны. В рамках проекта уже началась работа по налаживанию движения регулярных контейнерных поездов между Китаем и Казахстаном.

В конце 2014 года, Правительство Казахстана предложило программу «Нұрлы жол». В ее основу заложен пятилетний план инфраструктурного развития регионов. Также выдвинута инициатива по строительству и эксплуатации новой скоростной железнодорожной магистрали из Китая в Европу через страны ЕАЭС протяженностью 4,5 тыс. км – проект «Нұрлы жол транзит». В дальнейшем этот проект стал одной из первых точек стыковки «Нұрлы жол» и «Один пояс, один путь» [14].

Казахстан в 2016 г. первой из стран Центральной Азии подписал с Китаем «План сотрудничества по сопряжению «Экономического пояса Шелкового пути» и новой экономической политики «Нурлы жол»

Во время прошлогоднего государственного июньского визита Си Цзиньпина в Казахстан в рамках 17 заседания совета глав государств ШОС страны договорились о приоритетном сопряжении в следующих четырех аспектах:

• сопряжение строительства нового Евразийского континентального моста, экономического коридора «Китай – Центральная Азия – Западная Азия» и создание в Казахстане международного логистического прохода;

• сопряжение международного сотрудничества в области производственных мощностей и процесса ускоренной индустриализации в Казахстане;

• сопряжение преимуществ Китая в смешанных морских и сухопутных перевозках с потребностями Казахстана в морских перевозках в восточном направлении;

• сопряжение инициативы «Цифрового Шелкового пути» и стратегии «Цифровой Казахстан» [15].

В ходе визита китайского лидера в Казахстан стороны единогласно выразили готовность содействовать достижению прогресса в сотрудничестве в области энергетики, горнодобывающей и химической промышленности, машиностроения, сельского хозяйства, инфраструктуры и т.д. Компании и финансовые структуры двух стран подписали в общей сложности 24 контракта на общую сумму более $8 млрд. К настоящему времени Китай вложил в экономику Казахстана в общей сложности $43 млрд. Таким образом, Казахстан стал крупнейшей страной-реципиентом китайских инвестиций среди государств на пространстве «Одного пояса и одного пути». Среди 51 проекта в сфере производственных мощностей, подписанных двумя сторонами ранее, 3 проекта завершены, по 6 проектам ведутся работы, а в конце 2017 г. должны были начаться работы еще по 7 проектам. [16]

Трудно переоценить значение «китайского фактора» - как для обстановки в Центральной Азии, так и для международной политики в целом. Едва ли сегодня мы можем дать однозначный ответ на вопрос, существует ли угроза доминирования и выхода республики на главенствующие позиции. Тем не менее, проникновение Китая в регион, бесспорно. И это реалии сегодняшнего дня.

Как мы могли заметить, Китай сохраняет приемственность в политике  и в самой трансформации политической власти, всегда принимает  любое решение обдуманно и взвешанно, используя накопленный тысячелетиями опыт  политической культуры. Все касающегося прошлого, для китайского народа является сакральным, это связано с традиционными основами этой культуры.

  В заключение необходимо также отметить, что исторически и географически так сложилось и Центральной Азии отведена роль соединения Востока с Западом, соединения двух крупнейших континентов, двух уникальных культур в мировом масштабе. В век всеобщей глобализации и развития современных видов коммуникации невозможно представить прогресс без активного и тесного взаимовыгодного сотрудничества. Однако, упрощать вопросы взаимоотношений с Китаем, безусловно, не следует. Существуют некоторые вопросы, как политического, так и экономического характера, их надо решать, не ставя под сомнения казахстанско-китайское сотрудничество. Древняя как мир истина: родителей и соседей не выбирают, их дарует Бог, к тому же, у казахов есть поговорка: «Близкий сосед лучше дальнего родственника». Тем самым, как завещали нам предки, нужно находить способы мирного сосуществования с соседями. Правительство Казахстана проводит многовекторную политику. Географическое расположение Казахстана делает такую политику единственно возможной. Суть ее заключается в балансировании между интересами крупнейших государств мира — России, Китая и США. И задача нашей страны сегодня в том, чтобы поддерживать хорошие отношения со всеми этими державами, не отдавая явного предпочтения ни одной из них.

Использованные источники

1 Китай в мировой и региональной политике: история и современность. – М., 2000. - С. 57

2 Переломов Л.С. Конфуций. Суждения и беседы. – Москва: Лунь Юй: Восточная литература, 2001. – 180 с.

3 Конрад Н.И. Запад и Восток. – Москва, 1972. - С.34.

4 Шорт Ф. Мао Цзэдун. – Москва: АСТ, 2001. - С.470-73.

5 Конрад Н.И. Запад и Восток. – Москва, 1972. - С.35.

6 Делюсин Л.П. Китай в поисках путей развития. – Москва. МГУ им. М. В. Ломоносова. Ин-т стран Азии и Африки. - М.: Муравей, 2004. – С.

7 Новейшая история стран Азии и Африки. XX век. 1945–2000. /Учебник для вузов. Часть 2. - М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 2001. - 325 с.

8 Основные тезисы доклада Цзян Цзэминя на XVI съезде КПК.// http://www.chinaconsulate.khb.ru/rus/xwdt/2002x/t117811.htm

9 Внешнеполитическая доктрина КНР в XXI веке. // https://www.caravan.kz/articles/vneshnepoliticheskaya-doktrina-knr-v-xxi-veke

10 Китайский политический еженедельник «Ляован», № от 28 сентября 2000 г.

11 Там же.

12 Цзиньпин: К 2050 году КНР станет модернизованной социалистической страной // https://regnum.ru/news/2335364.html

13 Хамисов В. ШОС и региональные отношения в Центральной Азии, 14 июня 2006 года.

14 Дорога экономических перспектив./Казахстанская правда. 12 мая 2017.

15. Государственный визит Си Цзиньпина в Казахстан // http://silkroadreview.com/news/20180225/151954092137115.htm

16 Казахстанско-китайские отношения выдержали испытание временем// https://www.zakon.kz/4862552-si-czinpin-kazakhstansko-kitajjskie.


Масабаев Қ.І., Р.Б. Сүлейменов атындағы Шығыстану институтының Ph.D. докторанты

Қытайдың саяси жүйесінің дамуы мен Қазақстан-Қытай қатынастары

Бұл мақалада Қытайдың мемлекеттік жүйесінің ерте кезде қалыптасуында қытайлық дәстүрлі негіздердің басты ұстаным ретінде пайдаланылғандығы қарастырылып, әсіресе, конфуцийлік ілім негіздерінің Қытайдың көршілерімен арадағы ерекше қарым-қатынастарының қалыптасып, дамуына жасаған әсері  баяндалған. Сондай-ақ мақалада Қытай Халық Республикасы құрылған 1949 жылдан бергі әр түрлі тарихи, саяси және экономикалық-әлеуметтік даму кезеңдерінің сипаты мен халықаралық қатынастарының ерекшелігі талданған. Мақаланың соңғы бөлімінде Қазақстан мен Қытай арасындағы көп жақтылы байланыстарға тоқталған. Оның ішінде Шаңхай ынтымақтастығы және сауда-экономикалық байланыстар қамтылған.

Түйін сөздер: Қытай, дәстүр, тарих, экономика, саясат, ынтымақтастық, ШЫҰ

Massabayev Kanat, Ph.D. student  R.Suleimenov Institute of Oriental Studies.

Evolution of China's political system and Kazakh-Chinese relations

Summary

This article reviewes how Chinese traditional beliefs were used as a key element in the early development of the Chinese governmental system and the influence of Confucianism on the formation and development of China's special relations with neighbors. The article also analyzes the nature of the international relations of various historical, political and socio-economic stages of development from the establishment of the People's Republic of China since 1949. The last part of the article deals with the versatile links between Kazakhstan and China, including the Shanghai Cooperation Organization and trade and economic ties.


Пікір жоқ

Пікір қалдыру үшін кіріңіз немесе тіркеліңіз

Қаралуы: 3011

Рецензиялар жоқ

Жүктеу

Масабаев.doc 0.1 MB

Санат

Пәнаралық зерттеулер Әдістемелік еңбектер Макро- және микротарих Отан тарихы. Зерттеудің жаңа әдістері Жас ғалымдар зерттеулері Сын. Пікір

Тақырып бойынша мақалалар

НОВЫЕ АРХИВНЫЕ МАТЕРИАЛЫ О СОБЫТИЯХ 1916 ГОДА В КАЗАХСТАНЕ ВОПРОСЫ ИЗМЕНЕНИЯ СУДЕБНОЙ СИСТЕМЫ НА ТЕРРИТОРИИ КАЗАХСТАНА В ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫХ АКТАХ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ ЖАҢА ЗАМАНДАҒЫ ӨЗБЕК – ТӘЖІК ҚАРЫМ-ҚАТЫНАСЫ Царское законодательство XIX века о земельном вопросе в Казахстане УДК 930.2: 94 (574) Материалы Сибирского комитет как источник изучения истории Казахстана в составе Российской империи Исторический нарратив - источник идентичности в современном Казахстане УДК 930.2: 94 (574) Из опыта изучения законодательных источников по истории Казахстана VIII-начала XX века УДК 314.93 ОСНОВНЫЕ ЭТАПЫ ЭТНОДЕМОГРАФИЧЕСКИХ ИЗМЕНЕНИЙ В КАЗАХСТАНЕ В XIX-XX ВВ.: ПО МАТЕРИАЛАМ ПЕРЕПИСЕЙ НАСЕЛЕНИЯ. «История и современное значение Орбулакской битвы» УДК 32.001: 005.44(4+5)Геополитические измерения Евразийства в условиях глобализации УДК: 903/904 «637»/«639» (574.51 + 574.52) Вопросы изучения поселений эпохи бронзы Северного Притяньшанья УДК 327:329.78:(574.5) Изучение гражданской и этнической идентификации молодежи Южно-Казахстанской области Изучение религиозных персоналий в истории Казахстана УДК 327.8 ИНТЕРЕСЫ ТУРЦИИ В ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ УДК327.8 Эволюция политической системы Китая и казахстанско-китайские взаимоотношения 930/339.92 ПРОЕКТ ЗОНЫ СВОБОДНОЙ ТОРГОВЛИ ШОС: ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ УДК 94(574) ОРЕНБУРГСКИЙ КАДЕТСКИЙ КОРПУС И КАЗАХСКИЕ ОФИЦЕРЫ XIX В. МРНТИ 03.20.25 ИСТОРИЧЕСКАЯ ФИГУРА КАЗАХСКОГО ХАНА АЗ-ДЖАНИБЕКА (на основе восточных нарративов и генеалогических мифов казахов) МРНТИ 03.20.25 ИСТОРИЧЕСКАЯ ФИГУРА КАЗАХСКОГО ХАНА АЗ-ДЖАНИБЕКА (на основе восточных нарративов и генеалогических мифов казахов) ОРГАНИЗАЦИЯ ИСЛАМСКОГО СОТРУДНИЧЕСТВА И ЕВРОПЕЙСКИЙ СОЮЗ: ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ СОТРУДНИЧЕСТВА МРНТИ 03.20:03.29 ИСТОРИЧЕСКАЯ ПАМЯТЬ В УСЛОВИЯХ СОВРЕМЕННОГО КАЗАХСТАНА: ПОИСКИ ГЕРОЕВ И СМЫСЛОВ МРНТИ 03.20.00 ВЗАИМООТНОШЕНИЯ МЕТРОПОЛИИ И КОЛОНИИ В КОНТЕКСТЕ ПОЛИТИКИ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ

Автордың мақалалары

УДК327.8 Эволюция политической системы Китая и казахстанско-китайские взаимоотношения