Басты бет » Материалдар » 94(574):325.1 РОЛЬ ПЕРЕСЕЛЕНЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ ЦАРИЗМА НАЧАЛА XX ВЕКА В УСУГУБЛЕНИИ ЗЕМЕЛЬНОГО ВОПРОСА В КАЗАХСТАНЕ (НА ПРИМЕРЕ СЕМИРЕЧЬЯ)

Р. Рашидов, магистрант 2-го курса Института истории и этнологии им. Ч.Ч. Валиханова

94(574):325.1 РОЛЬ ПЕРЕСЕЛЕНЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ ЦАРИЗМА НАЧАЛА XX ВЕКА В УСУГУБЛЕНИИ ЗЕМЕЛЬНОГО ВОПРОСА В КАЗАХСТАНЕ (НА ПРИМЕРЕ СЕМИРЕЧЬЯ)

«edu.e-history.kz» электрондық ғылыми журналы № 1 (13)

Тегтер: земель, царизм, политика, Семиреченская, Переселенческая, колонизация., область, изъятие, Туркестан
Аңдатпа:
В статье описывается суть аграрной политики царизма, направленная на колонизацию края посредством массового переселения крестьян. Усугубление поземельных отношений в рамках работ Поземельно-податных комиссий и экспедиций по введению земельной нормы. Делается попытка проанализировать причины и следствия, производимых царскими чиновниками изъятий земель кочевого населения в пользу колонизационного фонда. Ключевые слова: Переселенческая политика, царизм, изъятие земель, Туркестан, Семиреченская область, колонизация.
Мазмұны:

Российская империя ставило целью решение ряда собственных вопросов, которые подрывали экономические, внешнеполитические и внутриполитические планы самодержавия. В этих условиях, решая собственные проблемы имперская власть, как правило, делала ставку на национальные окраины, в частности, на территорию Казахстана. Данная тенденция особенно сильно стала заметна в аграрной сфере. При переселении крестьян царизм решал два вопроса: 1. Защита помещичьего землевладения путем отчуждения крестьян от земель на территории центральной России; 2. Защита собственных захватнических интересов в условиях колониального гнета казахского народа, посредством создания опоры власти в лице тех же крестьян-переселенцев. С этой целью Казахстан стал центром массового изъятия земель местного населения.

Объектом систематического изъятия земель оказались не только северные районы. Известно, что царизм не оставлял без переселения и южные регионы Казахстана. Однако, здесь на юге в отличие от северных и центральных регионов страны в силу своеобразных условий природно-климатического характера, подготовленного земельного фонда не имелось. Из-за того, что подготовка сельскохозяйственного фонда способом орошения требовала больший усилий, в отличие от изъятия пригодных земель в северных регионах Казахстана, на некоторое время вопрос переселения и освоения был снят в повестки дня, и  в связи сэтим Туркестан официально считался закрытым для переселения крестьян. Однако, сами крестьяне-переселенцы имели свои взгляды на этот вопрос. На данном этапе начиная с 60-х годов XIX века, участились случаи самовольного переселения крестьян вглубь территории Казахстана. По материалам, зафиксированным К. Паленом можно увидеть, что в 1902 году в Семиреченской области насчитывалось около 16 тыс., в 1907 году – 24 700  тыс. и в 1908 году – 30 тыс. переселенцев осуществивших его самовольно [1, с. 417]. Наряду с этим, в 1895 году в Сырдарьинской области образовалось 45 русских земледельческих поселков, к 1910 году в этой области проживало 7 778 переселенцев самовольных [2]. Значительно усилилась крестьянская колонизация Сырдарьинской области в начале 90-х годов XIX века под влиянием неурожаев в России и переселенческих районах Степного края, а также благодаря деятельности местного управления. В закаспийской области, переселение сравнительно с другими регионами было незначительным. До 1906 года в Закаспийской области было подвергнуто изъятию 10 318 десятин земельных угодий, в 1908-1909 годах в регион прибыло 121 переселенческих семейств. Кроме того, фактором, сдерживавшим колонизацию Туркестана явилось законодатетельство, регулирующее земельные отношения в данном регионе, приведшее к иному, по сравнению с северным Казахстаном, порядку изъятию земель. Во-первых, отличались права населения на земельные ресурсы. В статье 255 Туркестанского положения, отмечалось, что за оседлым населением остаются и закрепляются все состоящие в потомственном владении, пользовании и распоряжении населения земли, как искусственно орошаемые, так и богарные, а также равняются к ним, необрабатываемые на данный момент земли. В силу перехода кочевников к оседлому быту, согласно статье 279Положения, обрабатываемые кочевниками земли, утверждались за ними на равных правах с оседлым населением [3]. Однако ниже будут описаны все нюансы данного вопроса, которые в основном сказались на состоянии земельного вопроса на юге, в особенности в Семиреченской области, где возможности местного населения сужались, в силу многих факторов. Одним из сложных был вопрос, возникший параллельно с созданием в регионе в 1886 году Поземельно-податной комиссии, которая производила работы по землеустройству. На данном этапе землеустройству были подвергнуты жители нескольких волостей Туркестанского и  Чимкентского уездов [4, с.278-280]. По работам комиссий, мы видим, что земли, принадлежащие оседлому населению, отводились, не придерживаясь, тех или иных земельных норм по фактическому пользованию. Наряду с этим, в работе Поземельно-податных комиссий прослеживается стремление, соответствовать территориальному принципу. Данное явление нанесло сильный удар по традиционным, для казахского населения Сырдарьинской области,формам землепользования. Интересным явилось то, что вопреки всем стандартам и законодательству, согласно которым землеустройство казахского населения, переходящего от кочевого уклада к оседлому, должно было осуществиться в полной мере,  ситуации перехода и перевода кочевого населения к ведению оседлого хозяйства, с их последующим землеустройством на равных правах с переселенцами имели место лишь до начала XXвека, когда  дело, находясь в руках Поземельно-податной комиссии, было связано с общим, поземельным устройством оседлого населения. В местах, где действия комиссии не распространялись, по причине незаинтересованности администрации, перевод на оседлое ведение хозяйства не производился. К началу XX века в Сырдарьинской области происходило случайное разграничение казахского населения на оседлыхи кочевых. Например, в Ташкентском уезде все казахское население оказалось оседлым, только потому, что в регионе преобладало узбекское население с традиционно оседлым образом жизни. Согласно доводам Поземельно-податной комиссии, в Аулие-Атинском, Чимкентском уездах и на территории Семиречья те самые казахизанимающиеся в основном земледелием были зафиксированы, как представители ведения кочевого хозяйства. Такого рода, неточности, в некотором роде, незаинтересованность в предоставлении верных данных, приводили к самым тяжелым последствиям, усугублявшим  отношения местного населения с крестьянами-переселенцами и казачьими хозяйствами. Результат деятельности поземельно-податных комиссий в Сырдарьинской области заключался в том, что за казахами Ташкентского уезда закреплялось 372 838, 5 десятин земельного надела, а в кочевых районах, в том числе в южном Казахстане и Семиречье землеустроительных мероприятий не производилось. По мнению П. Галузо, от землеустройства согласно Положению 1886 года казахское население отказывалось вовсе, в связи с тем, что был велик и непомерен поземельный налог [5, с.224-225].

В ходе бурного революционного движения 1905-1907 годов в имперской России, обострился наряду с другими проблемами, также аграрный вопрос. Это привело к вершине колониально-захватнической земельной политики царского правительства на территории Казахстана. Незнание точного земельного состояния на территории края царскими чиновниками, привели их к перенесению основных подходов используемых в Центральной России, при решении аграрной проблемы в Казахстане. Политика расширения колонизационного фонда успешно продолжалось в связи с тем, что за рамками учета комиссий и экспедиций остались физико-географические, природно-климатические и бытовые условия различных регионов Казахстана.

Вместе с повторными экспедициями, производимых в Северном Казахстане, были организованы обследования южных регионов для вывода норм земельного обеспечения местного населения. Таким образом, Семиреченская область была обследована П. Румянцевым [6, с.198].Данная экспедиция произвела расчет земельной нормы на содержание скота при пастбищном хозяйстве. На данном этапе расчет земельной нормы, как оказалось,  не являлось мероприятием по землеустройству местного населения. Эти нормы были объявлены необходимыми, лишь для  обеспечения существующего у туземцев хозяйства, но не были закреплены за местным населением на юридической основе. Данное состояние дела позволяло по мере необходимости увеличения колонизационного фонда, периодически уменьшать земельные нормы казахского населения. В связи с тем, что система нормирования земель кочевого населения противоречит основным нормам содержания кочевого и полукочевого хозяйства, которая не предполагает каких-либо ограничительных мероприятий эффективность системы нормирования земель, ставится под сомнение. Данная система норм является приемлемой лишь по отношению к зимовым стойбищам и пахотным землям. Здесь, вырисовывается истинная цель введения системы земельных норм и хозяйств, которая заключалась в создании малозатратных и идеальных условий решения вопросов землеустройства крестьян-переселенцев, а не местного населения. Сама российская общественность относилась к  системе норм, неоднозначно. К примеру, признавалось, что нормы вносят случайные данные, открывая тем самым широкие просторы для произвольной деятельности землеотводных чинов в деле определения размеров туземного землепользования. На самом же деле, абсолютно понятно, почему официальная администрация остановила свой взор на системе нормирования. Она не противоречила интересам империализма и колониализма, потому что давала возможности быстрого определения земельных излишков и изъятия их в массовых количествах.

Экспедиции совершенно не справились с решением задачи обеспечения существующего быта местного населения. Весьма крупное значение в вопросе использования пастбищных хозяйств имел состав стад, который, как правило, не учитывался в ходе деятельности экспедиций, в связи с чем, ошибки при установлении земельных норм являлись неизбежными. Экономическую безрезультативность проведенных обследований кочевого землепользования показывает весь ход их проведения. Здесь, очень показательно демонстрируют их неэффективность высказывания А. Кауфмана, который в своих речах настаивал на запрещении партиям производить исследования малоземельных оседлых регионов и представлял вполне нормальным и допустимым замену исследований  сплошных, на выборочные. Итак, становится очевидным, что проведенные обследования казахского землепользования, являются ничем иным, как проявлением колонизаторских захватнических целей. В общей сложности, за 1906-1914 гг. Переселенческое Управление при деятельности 19 экспедиционных отрядов обследовало около 40 млн. десятин земли. Более 16 млн. десятин были признаны пригодными для культурной разработки [7].

Следует отметить, что после появления Переселенческого управления в 1904 году, аграрный вопрос приобрел еще больший осложненный характер. В условиях таких сложных поземельных отношений между царской администрацией, крестьянами-переселенцами и казахами постоянно вводились новые положения, нормы и правила. Однако, наиболее сильное возмущение вызвала реформа, автором которого явился П. Столыпин, который наметил целый ряд преобразований в аграрной сфере, ставившее целью экономическое развитие России. Реформы были направлены на разрушение сельской общины и формирование социального слоя собственников в деревне. Однако при сохранении помещичьего землевладения вставал вопрос о новых землях для крестьян. В связи с этим начался новый этап переселения русских и украинских крестьян в Казахстан.

В начале XX в. переселение крестьян из внутренних губерний царской России в казахскую степь приняло большой размах. Так, с 1906 по 1913 гг. в Акмолинскую, Торгайскую, Уральскую и Семипалатинскую области переселилось свыше 430 тысяч хозяйств. В 1909 году царская администрация выдвинуло новый курс в переселенческой политике, ставившем основную задачу не на выселение огромных крестьянских масс из Центральной России, а заселение окраин представителями русского этноса. Согласно мнению исследователя А. Турсынбаева пик переселенческого потока пришелся именно на 1909 год, когда численность переселенцев достигала 87 711 человек мужского пола, где прирост по сравнению с предыдущим 1906 годом составил 350 %. В период столыпинских преобразований переселение крестьянских масс пришелся в большей степени на территории Семиреченской и Сырдарьинской областей. Еще в 1906 году помощник Туркестанского генерал-губернатора писал: «Абсолютно удобных и свободных под поселения земель не имеется, и говоря о русской колонизации, приходится иметь в виду, что она может быть осуществлена не иначе, как за счет земель занимаемых ныне кочевниками» [8].

Семиречье было официально открыто для русских и украинских переселенцев в 1907 году. Однако движение переселенческих масс в Семиреченскую область началось еще до открытия в области работ Переселенческого управления. В 1907 году управление преступило к заселению переселенцев. Из доклада С.Н. Велецкого, который выполнял обязанности заведующего Переселенческим делом в Семиреченской области, следует, что в общем в области насчитывалось 4 млн. 100 тыс. десятин удобных для хлебопашества земельных угодий. До 1 января 1913 года их было изъято в переселенческий фонд, ровно 2 млн. 674 тыс. десятин или же 65 % от всей площади удобных земельных участков. Плюс, в это количество земель не входили  самовольно захваченные русским населением участки [9].

Заключение.

В итоге бурной переселенческой политики царизма в Казахстане, царское правительство приобрела опору власти и самодержавия в лице кулаков-колонизаторов. Под кулацкие хозяйства отводились лучшие земельные площади коренного населения, что в конечном итоге привело к обезземеливанию казахского населения и выселке их с насиженных мест в непригодные для ведения какой-либо хозяйственной деятельности места. За 1907-1912 гг., было переселено из европейской части страны 2 млн.400 тыс. человек, лишив казахов к 1916 году 40 млн. гектаров лучших земель. Дальнейшее усугубление земельного  вопроса стало причиной появления рабочего и крестьянского движения в Казахстане, подъему национальной интеллигенции,  и наконец-таки  к вооруженному общенародному восстанию 1916 года.

Использованные источники:

1.  Переселенческое дело в Туркестане/ Отчет по ревизии Туркестанского края, произведенной сенатором графом К.К. Паленом. – Спб.,1910. – 430 с.

2.  ЦГА РК, ф.369, оп.1, д.8537, л.2.

3.  АП РК, ф.141, оп.1, д.167, л.57

4.  Поземельно-податное дело. – Спб.: Тип.Глав.Упр.Уделов. 1910. – С.389

5.  Галузо П.Г. Аграрные отношения на юге Казахстана 1867-1914 гг. – Алматы. 1965. – 347 с.

6.  Румянцев П.П. Условия колонизации Семиречья// Вопросы колонизации. – 1911. – № 9 – С.191-224.

7.  ЦГА РК, ф.74, оп.2, д,465, л.93

8.  ЦГА РК, ф.19, оп.1, д.291, л.л.5-5

9.  ЦГА РК, ф.19, оп.1, д.24, л.107.

Р. Рашидов, Ш.Ш.Уәлиханов атындағы Тарих және этнология институтының 2 курс магистранты

ҚАЗАҚСТАНДАҒЫ XX ҒАСЫРДЫҢ БАСЫНДАҒЫ ЖЕР МӘСЕЛЕСІНІҢ ШИЕЛЕНІСУІНДЕГІ ПАТШАЛЫҚ ҚОНЫСТАНДЫРУ САЯСАТЫНЫҢ РӨЛІ (ЖЕТІСУ МЫСАЛЫНДА)

ТҮЙІН

Мақалада  крестьяндарды жаппай көшіру арқылы өлкені отарлауға бағытталған патша үкіметі жүргізген жер саясатының мәні туралы баяндалады. Сондай-ақ мақалада жер нормаларын еңгізу бойынша атқарылған экспедициялар мен жер-төлем  комиссияларыныңжұмыстары аясында орын алған жер қатынастарының шиеленісуі туралы айтылады. Автор патша үкіметі шенеуліктерінің көшпелі халықтың жерін отарлау қорының пайдасына тартып алуының себеп-салдарын талдауға тырасады.

Түйін сөздер: Қоныс аудару саясаты, царизм, жерді тартып алу, Түркістан, Жетісу облысы, отарлау.

R.Rashidov,  2-nd-year Master’s Student of the Ch.Ch. Valikhanov Institute of History and Ethnology

THE ROLE OF THE RESETTLEMENT POLICY OF TSARISM  IN THE EARLY XX CENTURY IN THE AGGRAVATION  OF THE LAND ISSUE IN KAZAKHSTAN  (ON THE EXAMPLE OF THE SEMIRECHYE)

Summary 

The article describes the essence of the agrarian policy of tsarism, aimed at colonization of the region through the mass resettlement of peasants. The aggravation of land relations within the framework of the work of the Land and Taxes Commissions and expeditions on the introduction of the land norm. An attempt is made to analyze the causes and consequences made by the tsarist officials on seizing  the lands of the nomadic population in favor of the colonization fund.

Key words: Resettlement policy, tsarism, seizure of land, Turkestan, Semirechye region, colonization

Пікір жоқ

Пікір қалдыру үшін кіріңіз немесе тіркеліңіз

Қаралуы: 348

Рецензиялар жоқ

Жүктеу

роль переселенческой ролитики царизма начала 20 века в усугублении земельного вопроса в Казахстане н 0.03 MB

Санат

Пәнаралық зерттеулер Әдістемелік еңбектер Макро- және микротарих Отан тарихы. Зерттеудің жаңа әдістері Жас ғалымдар зерттеулері Сын. Пікір

Тақырып бойынша мақалалар

УДК 94(574) “18/19”:32 Деятельность и полномочия казахского чиновничества Туркестанского генерал-губернаторства УДК 323.7 (680) К вопросу политики Южно-Африканской Республики в условиях апартеида 94(574):325.1 РОЛЬ ПЕРЕСЕЛЕНЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ ЦАРИЗМА НАЧАЛА XX ВЕКА В УСУГУБЛЕНИИ ЗЕМЕЛЬНОГО ВОПРОСА В КАЗАХСТАНЕ (НА ПРИМЕРЕ СЕМИРЕЧЬЯ) УДК 94 (574.42) РЕЖИМНАЯ ПОВСЕДНЕВНОСТЬ СПЕЦПЕРЕСЕЛЕНЦЕВ-ЧЕЧЕНЦЕВ ВОСТОЧНО-КАЗАХСТАНСКОЙ ОБЛАСТИ В УСЛОВИЯХ СПЕЦПОСЕЛЕНИЯ 902.2(574) ИЗ ИСТОРИИ АРХЕОЛОГИЧЕСКОГО ИЗУЧЕНИЯ ТУРГАЯ: К СОСТАВЛЕНИЮ ИСТОРИОГРАФИЧЕСКОГО ОБЗОРА ПО ЭПОХЕ БРОНЗЫ УДК 94 (574) К ВОПРОСУ О ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СОВЕТСКОГО ГОСУДАРСТВА В ВОСТОЧНОМ ТУРКЕСТАНЕ В 1920-Е ГОДЫ ПО АРХИВНЫМ ДАННЫМ

Автордың мақалалары

94(574):325.1 РОЛЬ ПЕРЕСЕЛЕНЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ ЦАРИЗМА НАЧАЛА XX ВЕКА В УСУГУБЛЕНИИ ЗЕМЕЛЬНОГО ВОПРОСА В КАЗАХСТАНЕ (НА ПРИМЕРЕ СЕМИРЕЧЬЯ) ХАРАКТЕРИСТИКА ОСНОВНЫХ ПРИЧИН ОБОСТРЕНИЯ ЗЕМЕЛЬНОГО ВОПРОСА В СЕМИРЕЧЕНСКОЙ ОБЛАСТИ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX ВЕКА