Басты бет » Материалдар » НОВЫЕ НАХОДКИ «ДРЕВНЕВЕНГЕРСКОЙ» ТОРЕВТИКИ ИЗ ПЕСЧАНЫХ МАССИВОВ СРЕДНЕГО ТЕЧЕНИЯ УИЛА

А.А.Бисембаев, Институт археологии им. А.Х. Маргулана,

НОВЫЕ НАХОДКИ «ДРЕВНЕВЕНГЕРСКОЙ» ТОРЕВТИКИ ИЗ ПЕСЧАНЫХ МАССИВОВ СРЕДНЕГО ТЕЧЕНИЯ УИЛА

«edu.e-history.kz» электрондық ғылыми журналы № №3 (11)

Тегтер: Западный, Казахстан, раннее, средневековье, огузы, печенеги, древние, венгры, Magna, Hungaria.
Аңдатпа:
Данная работа посвящена новым находкам оригинальных металлических предметов поясной гарнитуры и сбруйных наборов периода раннего средневековья, происходящих из зоны полупустыни Западного Казахстана. Дается краткий обзор природно-географических условий региона происхождения находок, как главного условия распространения различных памятников. Подчеркивается аридность зоны и, соответственно, распространенность памятников кочевого круга. Поиск аналогий приводит к памятникам с древневенгерскими чертами, большей частью сосредоточенных в Башкирии, Западной Сибири. Однако, из обнаружение в глубинной части Западного Казахстана не противоречит общей канве исторических событий, подтверждая многогранность этнических событий и отрывочные письменные сведения. Проблема спорадического проникновения отдельных лесных угорских групп далеко в степь является на сегодняшний день малоизученным и перспективным направлением, что ранее рассматривалось автором. Так же, как и богатый на памятники этого периода бассейн среднего течения реки Уил.
Мазмұны:

        Территория Западного Казахстана, обширного региона, находящегося на стыке Европы и Азии, относится к районам активно «пульсировавшим»  и выплескивавшим различные объединения в западном направлении в период раннего средневековья, в последней четверти I тысячелетия. Данная ситуация связана в первую очередь с особенностями природно-географического характера рассматриваемой территории, и ее расположения в срединной части степного пояса Евразии, граничащей на севере с зоной лесостепи Оренбуржья и Башкирии, выходя на юге к пустыням Приаралья.

   Крупный регион Республики Казахстан, очерченный крупной магистральной рекой – Уралом, несущей воды  на две трети протяженности в широтном направлении, а далее, переходя в меридиональное, еще с раннего железного века представлял собой густозаселенный район кочевых объединений. Следует отметить, что  не только размеры территории региона,  но и географическое положение обусловило его центральное место в европейском и азиатском взаимовлиянии, во воздействии различных этнокультурных образований. Немаловажное значение имели и природно-климатические условия, обеспечившие развитие кочевой, а в позднем средневековье и земледельческой культур.

  О природно-географической обусловленности расположения памятников раннего железного века Западно-Казахстанского региона неоднократно упоминалось в археологической литературе. Определенные итоги исследований  на период рубежа ХХ–ХХI веков были подведены С.Ю.Гуцаловым. Им же была подчеркнута необходимость исследования памятников ранних кочевников по территории левобережья Урала, как по «четко ограниченному природно-ландшафтному региону» [1,c.4]. Природно-климатические аспекты не претерпели радикальных изменений в период средневековья, поэтому хозяйственно-экономические принципы обитавших групп населения в это время, во многом повторяли сложившуюся в РЖВ систему кочевания, дополнительно корректируясь военно-политической ситуацией в конкретные хронологические отрезки.

  Западный Казахстан имеет наибольшее протяжение с севера на юг около 900 км, с запада на восток около 1200 км и занимает площадь в 729,2 тыс. км.2 На севере он граничит с Оренбургской областью России, на востоке - Костанайской,  Карагандинской, на юго-востоке - Кызыл-Ординской областями, на юге омывается Аральским (Большим Аральским) внутриконтинентальным морем, граничит с Узбекистаном и Туркменистаном, на западе омывается  Каспийским морем, граничит с Астраханской, Волгоградской и Саратовской областями России.

   Находясь в глубине Евразии, Западный Казахстан расположен в двух частях света – в Европе и Азии. Граница между этими частями света в пределах Казахстана проводится по Уральским горам (Мугоджарам), реке Эмбе и по геологическим  разломам  в северной части  акватории Каспийского моря–озера.  Существуют  природные  различия  между  западной и  восточной  частями  региона,  к востоку от р. Эмба,  ландшафты резко  приобретает азиатский  характер (главным образом  из-за  смены состава биот и биомов).  Данное местоположение региона предопределило его геологические,  биогеографические и другие особенности.

   На рассматриваемой  территории прослеживаются последовательно сменяющие друг друга ландшафтные зоны – лесостепная, степная, полупустынная. Зона пустыни в виде песков Больших и Малых Барсуков, наблюдается в Северном Приаралье. Небольшая по площади, без четко выраженной южной границы, вдающаяся в степь отдельными островками, северную часть рассматриваемого региона занимает лесостепь. Реликтовое урочище, со сосредоточением колков Уркач (Оркаш), уходит глубоко в степь, в районе стыка Илека, Эмбы и Ори [2, c.86-103].

   В физико-географическом аспекте поверхность Западного Казахстана очень разнообразна: обширные низменности лежат ниже уровня океана, низкие горы сочетаются с многочисленными плато и равнинами. Наиболее широко в Западном Казахстане развиты аккумулятивные и пластовые равнины, к которым относятся Прикаспийская  и Туранская низменности [3]. Рельеф Западного Казахстана представлен чередованием плато, возвышенностей, речных долин и относительно пониженных равнинных пространств, тем самым представляет собой холмистую (возвышенно - волнистую)  равнину. Наиболее приподняты северная и центральная части (300-600 м), понижены  западная и юго-восточная (100-200 м) части области.

   Левобережье Урала – Западно-Казахстанский регион характеризуется ярко выраженной аридностью и континентальностью климата, нарастающей с севера на юг и с запада на восток. Распределение растений и самой растительности подчинено общему закону горизонтальной и вертикальной зональности. По растительному покрову Западный Казахстан содержит элементы трех зон. На севере проходит зона настоящих степей, значительная средняя часть региона включается в зону пустынных степей или полупустынь, южная часть находится в зоне пустынь.

   Растительный покров региона отличается преобладающим степным характером. Южная граница ковыльных степей проходит от верховьев Еруслана через Большой и Малой Узени, по отрогам Общего Сырта до левобережья р.Урала, оз. Челкар и затем к востоку прорезая водораздел Илека и Хобды в средней части. Южнее зоны ковыльных степей достаточно хорошо прослеживается зона типчаковых степей. Здесь господствует типчак, к которому примешиваются различные ковыли. В этих степях значительно сокращается мезофильное разнотравье, распространены степные кустарники.

   Пустынные степи охватывают большую часть Западного Казахстана. На севере, гранича с зоной типчаковых степей, они почти вплотную подходят к отрогам Общего Сырта, а на юге примыкают к обширным массивам Рын-песков и не менее обширным белополынным и чернополынным пустыням на бурых почвах [4, c.78-79].

   Природно-географические характеристики рассматриваемого региона оказывали важнейшее влияние на особенности и количественный состав памятников ранних и средневековых кочевников. Оформление природно-климатических данных в тех чертах, что мы наблюдаем сегодня, отразилось на хозяйственных занятиях населения, выразилось в формировании пастбищно-кочевой системы [5,c.31-46] – основы экономики номадных обществ.

   Расположение археологических объектов кочевого населения  раннего средневековья в Западном Казахстане приурочено к комфортным экологическим нишам, что подтверждается данными картографирования памятников [6, c.87-90]. В первую очередь, это зона среднего и нижнего течения Урала. Насыщенную памятниками зону образуют Большой и Малый Узени в среднем и нижнем течении. Причем, этот локальный микрорайон, дает памятники по всем периодам эпохи средневековья, что говорит о его привлекательности для кочевого населения вне зависимости от коллизий природного или политического характера. Сходными чертами обладает Уило-Кобдинский микрорайон, на территории которого обнаружены яркие и неординарные комплексы раннего, развитого и позднего средневековья.  Новые памятники были обнаружены в результате разведочных мероприятий в 2014 году в Темиро-Эмбенском бассейне. Однако, этот микрорайон, также как Орь-Иргизский, в плане расположения памятников эпохи средневековья, пока остается «terraincognita», и соответственно, важным  направлением для сосредоточения усилий исследовательского поиска. Комфортным регионом, хорошо изученным к данному времени, является среднее течение Илека в районе впадения Жаксы-Каргалы.

   Археологические памятники конца I тыс. н.э., являющиеся наглядной иллюстрацией бурных политических коллизий, исследовались, начиная с XIX века, по нынешнее время. Однако, при активном изучении территории региона и массовых раскопках во второй половине XX столетия, количество  памятников интересующего времени в численном отношении значительно уступает другим периодам, хотя нарративные источники, отражающие события, репрезентативны и происходят из различных районов, соприкасавшихся с кочевыми объединениями, и проявлявших к ним интерес. 

   Период VIII-XI вв., обозначенный в среде медиевистов, как огузо-печенежский, для истории Западного Казахстана являетсяодной из ярких, динамичных, и пожалуй,  пока еще загадочных страниц. Он связан с борьбой за доминирование в регионе, противостоянием различных кочевых группировок, в конечном итоге достигавших пределов северопричерноморских степей и попадавших в поле зрения русских летописцев, византийских писателей и европейских хронистов.

  В апреле 2014 года местным жителем Уилского района Актюбинской области Мукангалиевым Ералы Багытжанулы в фонды Областного историко-краеведческого музея были предоставлены предметы, обнаруженные им в песчаных массивах среднего течения р.Уил, юго-западнее в 27 км от одноименного районного центра, недалеко от небольшого поселка Курман (Шубарши). Оригинальные предметы, раннего средневековья, конца I тыс. н.э. периодически появляются в данном районе, обнаруживаемые пастухами, школьниками и находятся на хранении в районном музее и некоторых сельских школах. Приобретенные у Е.Б.Мукангалиева артефакты, выполненные из бронзы с серебрением, представлены разнообразными накладными и подвесными бляшками, пряжками наборного воинского пояса и, возможно, предметами конской сбруи, относятся к тому же кругу находок, заслуживающих пристального внимания.

   По внешним морфологическим признакам, предметы делятся на несколько типов, они имеют следы окисления и механической очистки от окислов, выполненной, вероятно, автором находок. По наиболее явным внешним характеристикам можно выделить следующие предметы:

- обломок небольшого перстня из биметаллического сплава белого цвета. Щиток овальной формы, без орнамента, судя по диаметру отверстия касты, небольшого размера, вероятно, носился на мизинце (рис. 1: 7).

- в наборе имеется семь накладных бляшек подквадратной формы, размерами 2,5 х 2,5 см. Бляшки различной сохранности, присутствуют обломанные части, частично деформированы. Все имеют прямоугольную прорезь в нижней части; не орнаментированы, для крепления на ремне имеют по два штифта на тыльной стороне. Эти бляшки располагались на ремне прорезью вниз и к ним крепились подвесные его части воинского ремня (рис.2: 1-6).

- присутствует 13 литых бляшек - лунниц с «ушками», 2,5 х 0,8 см.Все они не имеют орнамента, каждая с 1-2 штифтами, расположенными на тыльной стороне ближе к центру. Одна сторона бляшек выпуклая, другая - вогнутая, поэтому по форме напоминают полумесяц, с округлыми выступами по краям, похожими на ушки (рис. 1: 6, 9, 10; рис. 2: 7-10).

- восемь бляшек прямоугольной формы, размерами примерно 2,5 х 1 см, без орнамента. Большая их часть имеет дефекты и повреждения. У каждой по одному-два штифта для крепления на тыльной стороне. Присутствует вертикальная линия в центре каждой пряжки, визуально делящая ее пополам (рис. 2: 11-13).

- четыре накладные бляшки с разделительной полосой по центру, схожие с предыдущими, но меньше их почти в половину (рис. 2: 14-18). 

- подвесная бляшка ремня восьмерковидной формы, сильно испорченная, возможно фигурная. Орнамент не читается из-за сильного окисления. В одной из частей имеется овальная прорезь. Крепежные штифты расположены на тыльной стороне (рис. 1: 8).

- сердцевидная литая бляшка с растительным орнаментом. Имеет два штифта на тыльной стороне. Данная форма поясных бляшек-накладок, пожалуй, самая распространенная в огузо-печенежское время (рис. 1:5).

- две концевые подвески – наконечники ремней подпрямоугольной формы, без орнамента, размерами 1,9 х 1,5 см. Имеют скругленный нижний край (рис. 1: 2,3).  

- бляшка, не орнаментированная, полуовальной формы. В нижней части части, вероятно, обломана (рис. 1:4). 

-крупная бляха, округлой формы, орнаментированная в геометрическом стиле, около 3,5 см в диаметре. Имеет четкие округлые линии и три подтреугольных выступа. На бляшке имеются три симметричных отверстия, овальной формы, визуально делящие бляху на три части одинакового размера. Вероятно, представляет собой тройник крепления ремней (рис. 1:1).

   Таким образом, рассматриваемый набор предметов, представляет собой интересный комплекс раннего средневековья со своеобразной хронокультурной позицией. Предметы, составляющие воинские пояса и металлические изделия конской сбруи, отлитые и штампованные из бронзы с серебрением, являются достаточно распространенной категорией инвентаря, бытовавшего в VIII– XIвв., обозначенного в истории Западного Казахстана, как огузо-печенежский период.

   Наиболее близкие, территориально, аналогии происходят из Южного Приуралья, современной Башкирии, в комплектах предметов, относимых к бахмутинской культуре, исследовавшейся достаточно подробно А.В.Шмидтом, Н.А.Мажитовым [7; 8,с.26; 2, с.76]. Памятники бахмутинской культуры связываются с племенами финно-угорского круга середины-второй половины I тыс. На рубеже VIII-IX вв. часть представителей бахмутинской культуры ушла из Приуралья на запад, оставшиеся группы ассимилировались в составе древнебашкирских племен. Наиболее близки по форме штампованные накладки-лунницы, бронзовые округлые пряжки, представленным в анализируемом уилском комплексе (рис.2: 7-10).

   Определение хронологической позиции и культурной принадлежности анализируемого набора предметов в поиске аналогий в кругу надежно атрибутированных поясных наборов и предметов конской сбруи выводит на территорию Западной Сибири и Зауралья. Значительное сходство прослеживается в предметах релкинской культуры конца VII-IXвв., выделенной Л.А. Чиндиной [9]. Основной ареал распространения этой культуры - Средняя Обь, с выходом на Северный Казахстан. Для памятников релкинской культуры характерны прямоугольные и округлые неорнаментированные бляхи-оправы с прорезями; присутствуют сердцевидные бляхи со сходным орнаментом, бронзовые геральдические пряжки с неподвижным щитком; рамчатые пряжки, с рамками округлой и подпрямоугольной форм, близкие по форме и исполнению, присутствующим в уилском комплексе (рис 2: 1-6; рис 1:5).

   Более дальние аналогии встречаются в предметах тюхтятской культуры древних хакасов, чьи пояса обычно были украшены бронзовыми пряжками с разнообразными бляшками (фигурными, квадратными, полукруглыми, сердцевидными), покрытыми растительным орнаментом или гладкими обоймами и фигурными подвесками; а также железными бляшками тех же форм. Ареал распространения этой культуры- Минусинская котловина, ср. и верх. Иртыш, горный Алтай и Монголия. Выделена тюхтятская культура была Л.Р. Кызласовым; и относят ее к IX-X вв. [10]. Бляшки аналогичных форм (а именно: сердцевидные, прямоугольные или округлые, украшенные в растительном стиле) часто встречаются в находках усть-ишимской, юдинской культур угров и самодийцев Урала и Западной Сибири, а также в памятниках кинтусовского этапа культур Нижнего Приобья [11, с.168-176, 193-200].  Усть-ишимская культура была распространена в основном в лесной полосе ср. Прииртышья и частично в его лесостепной зоне и связана с угорским по происхождению населением - обскими хантами.

   Пожалуй наибольшее сходство рассматриваемый комплекс демонстрирует с предметами кушнаренковско-караякуповской культуры Башкирии. Сходство формы и орнамента с круглой бляхой-тройником (рис 1:1) прослеживается в материалах раскопок 2-го этапа караякуповской культуры. Это бляхи, найденные на Южном Урале, при раскопках Ишимбаевского, Лагеревского, Муракаевского, Хусаинского и др. могильников. Они имеют идентичную «нашей» бляхе форму: округлые, с симметричными овальными прорезями. Присутствует растительный орнамент. Так же наше внимание привлекли предметы, которые имеют широкие аналогии в степных древностях от Сибири до Венгрии и никак не могут поэтому датироваться более поздним временем, а именно это такие же поясные наборы и петли уилского комплекса (рис.1:4; рис.2:1-6).

   Не вдаваясь в подробности длительной дискуссии уральских археологов о принадлежности кушнаренковско-караякуповских древностей, следует отметить, что наиболее последовательным сторонником тюркского происхождения был Н.А.Мажитов. Большая часть исследователей караякуповскую культуру сопоставляет с уграми, предками венгров. Она была распространена на Южном Урале в период VIII - Xвв. Выделена эта культура Г.И. Матвеевой после раскопок у д. Караякупово в Чишминском р-не [12]. Многочисленные аналогии караякуповским древностям в материалах древнехантыйских и древнемансийских археологических культур бассейна р. Тобол, Иртыш и Исеть позволяют связывать носителей этой культуры с уграми. Данное этнокультурное определение подтверждается высокой степенью типологического сходства погребальных памятников караякуповской культуры с могильниками древних мадьяр IX-нач. Xвв. Е.А. Халикова в 1975 году выдвинула концепцию об этногенетическом родстве носителей караякуповской культуры и древних мадьяр, а территорию распространения культуры отождествляла с древней родиной венгров –   Великой Венгрией (MagnaHungaria) [13, с.40]. В последующее время, верхнюю дату караякуповских памятников – сер. IX в стали отождествлять с началом миграции мадьяров на запад.

   В присутствии на территории Западного Казахстана предметов с отчетливыми древневенгерскими признаками в раннем средневековье нет противоречия общей канве исторических событий. Территория региона, примыкающая к Южному Приуралью, в древности и средневековье была населена племенными группами с близкими этническими и культурными чертами. В частности, П.Т.Верешом, на основе анализа данных антропологии, лингвистики, археологии поставлен вопрос о формировании древневенгерского этноса на территории Приаралья [14, с.167-170]. Предметы, происходящие именно из угорской среды, со следами изготовления на месте, обнаруженные недалеко от г.Актобе, уже введены в научный оборот. Эти предметы, отлитые из сплава серебра и бронзы, являются свидетельством активных контактов угорского и тюркского населения в раннем средневековье на территории Северного Приаралья [15, с.64-65]. Происходящие из окрестностей пос.Караой (Жетыколь) предметы конской сбруи в виде массивных блях со стилизованными личинами, птицевидная нашивка, фрагмент богато украшенной сероглиняной керамики [15, с.60-62], признаки бесспорно угорского происхождения, территориально очень близки рассматриваемым в данной статье предметам. Бронзовые предметы воинского наборного пояса представляют собой еще одно свидетельство богатой этнической истории Западно-Казахстанского региона в раннем средневековье.

  Работа выполнена при поддержке гранта 2985/ГФ4 Министерства образования и науки Республики Казахстан «Динамика формирования культур и миграционные процессы эпохи раннего железного века и средневековья Приаральско-Мугалжарского региона».

  Литература

1. Гуцалов С.Ю. Древние кочевники Южного Приуралья VII-I вв. до н.э. – Уральск, «Полиграфсервис», 2004. 

2. Чибилев А.А. Река Урал. – Л., «Гидрометоиздат», 1987.

3. Казахстан. Природные условия и естественные ресурсы СССР. М.:»Наука», 1969.

4. Атлас Казахской ССР. - Москва: Главное Управление Геодезии и Картографии, 1982, Т.1.

5. Акишев К.А. К проблеме происхождения номадизма в аридной зоне древнего Казахстана //Поиски и раскопки в Казахстане. – Алма-Ата, «Наука», 1972.

6. Бисембаев А.А. Картографический анализ памятников средневековых кочевников Западного Казахстана // Степи Северной Евразии. Эталонные степные ландшафты: проблемы охраны, экологической реставрации и использования. Материалы III международного симпозиума. Под ред. чл.-корр. А.А.Чибилева. - Оренбург: ИПК «Газпромпечать» ООО «Оренбурггазпромсервис, 2003.

7. Шмидт А.В. Археологические изыскания Башкирской экспедиции // Хозяйство Башкирии.  - Уфа, 1929. - №8-9, 

8. Мажитов Н.А. Бахмутинская культура. – М., «Наука», 1968.

9. Чиндина Л.А. Могильник Релка // Вопросы истории Сибири. - Томск. - 1974. - №8

10. Кызласов Л.Р.Тува в период Тюркского каганата (VI-VIII вв.) // Вестник МГУ. - Серия IX. История  - 1960. - №1,

11. Могильников В.А.Угры и самодийцы Урала и Западной Сибири // Финно-угры и балты в эпоху средневековья. Археология СССР в 20-ти томах. – М., «Наука», 1987.

12. Матвеева Г.И. Памятники кара-якуповского типа в Приуралье // Из истории среднего Поволжья и Приуралья. - Куйбышев,  1975. - вып.V.

13. Халикова Е.А. MagnaHungaria // Вопросы истории. - 1975. - №7, 

14. Вереш П.Т. К вопросу о приаральской прародине древневенгерского этноса // Приаралье в древности и средневековье. К 60-летию Хорезмской археолого-этнографической экспедиции. – М., «Восточная литература», 1998.

15. Бисембаев А.А. Случайные находки рубежа I– II тысячелетий  с территории Актюбинской области // Известия НАН РК. - Серия общественных наук. -  2003. - №1

 

Бисембаев А.А.

Ә. Х. Марғұлан ат. Археология институты

ОЙЫЛДЫҢ ОРТА АҒЫСЫНДАҒЫ ҚҰМДЫ МАССИВТЕН ЖАҢА ТАБЫЛҒАН

«ЕЖЕЛГІ ВЕНГРЛЕР» ТОРЕВТИКАСЫ

Түйін

Мақалада Батыс Қазақстанның оңтүстігінен, Ойылдың орта ағысының шөлейтті зонасынан шыққан, ерте орта ғасырларға жататын темірден жасалған белдік гарнитурасы және ер-тұрман жинағының жаңа бұйымдары қарастырылған. Белдеудің құрғақшылығы, табиғи-географиялық жағдайы туралы қысқаша сипаттамасы, көшпелілік ортаның ескерткіштерінің тарауы қарастырылған. Қарастырылып отырған заттарға ұқсас бұйымдар Башқортостан,Батыс Сібірдегі археологиялық ескерткіштерінен шыққан. Бүгінгі күнде ежелгі венгр орман  тайпаларының аз бөлігінің далаға өтіп кету мәселесі аз зерттелген және зерттеуде үміт артатын бағыт болып табылады.

Түйін сөздер: Батыс Қазақстан, ерте ортағасыр, оғыздар, печенегтер, ежелгі венгрлер, Magna Hungaria

Bissembaev A.A.

Archaeology institute after A. Kh. Margulan

NEW FINDINGS OF THE "ANCIENT HUNGARIAN" TOREVTIKA FROM THE SANDY MASSIF THE FLOW OF THE RIVER OIYL

Summary

The article deals with new finds of metal objects of the belt set and harness sets of the early Middle Ages, which originates from the semi-desert zone of the Middle Current of the Uil and the southern part of West Kazakhstan. Considered the aridity of the zone, a brief description of the natural and geographical conditions,and  the prevalence of monuments of the nomadic circle. Similar abovementioned items come from archaeological sites located in Bashkiria and Western Siberia. Nowadays, the problem of penetration of separate forest ancient Hungarian groups so far into the steppe is a little studied and promising direction.

Keywords:Western Kazakhstan, Early Middle Ages, Oguzes, Pechenegs, ancient Hungarians, Magna Hungaria


Пікір жоқ

Пікір қалдыру үшін кіріңіз немесе тіркеліңіз

Қаралуы: 126

Рецензиялар жоқ

Жүктеу

Бисембаев edu-history.docx 0.04 MB edu-history рис. 1 Случайные находки бассейн Уила.jpg 1.23 MB edu-history рис. 2 Случайные находки бассейн Уила.jpg 0.86 MB

Санат

Пәнаралық зерттеулер Әдістемелік еңбектер Макро- және микротарих Отан тарихы. Зерттеудің жаңа әдістері Жас ғалымдар зерттеулері Сын. Пікір

Тақырып бойынша мақалалар

Тюрко-согдийский вопрос в истории раннесредневекового Казахстана: современный взгляд ИСТОРИКО-ДЕМОГРАФИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ТЮРКСКИХ НАРОДОВ КАЗАХСТАНА ЗА 1959 – 1970 ГГ. УДК 94 (574) «05/16» О системном кризисе тюркского кочевого общества Центральной Азии в конце VIII-X вв. ПЕРВЫЙ ВСЕМИРНЫЙ КУРУЛТАЙ КАЗАХОВ: ИСТОРИЯ И ПРОДОЛЖЕНИЕ ТРЕТИЙ ВСЕМИРНЫЙ КУРУЛТАЙ КАЗАХОВ Особенности формирования казахской диаспоры в странах СНГ УДК 903/904 (574.31) САРЫАРКА – ЗЕМЛЯ ДРЕВНЕЙ КУЛЬТУРЫ НОВЫЕ НАХОДКИ «ДРЕВНЕВЕНГЕРСКОЙ» ТОРЕВТИКИ ИЗ ПЕСЧАНЫХ МАССИВОВ СРЕДНЕГО ТЕЧЕНИЯ УИЛА

Автордың мақалалары

НОВЫЕ НАХОДКИ «ДРЕВНЕВЕНГЕРСКОЙ» ТОРЕВТИКИ ИЗ ПЕСЧАНЫХ МАССИВОВ СРЕДНЕГО ТЕЧЕНИЯ УИЛА