Басты бет » Материалдар » УДК 821.161.1 «Поселился на границе Сибири и Казахстана в г. Кустанае» История ссылки Михаила Бахтина: проблемы, поиски

Легкий Д.М., доктор исторических наук, профессор кафедры истории Казахстана Костанайского государственного университета  им. А.Байтурсынова.

УДК 821.161.1 «Поселился на границе Сибири и Казахстана в г. Кустанае» История ссылки Михаила Бахтина: проблемы, поиски

«edu.e-history.kz» электрондық ғылыми журналы № № 3

Тегтер: литературоведение, Казахстана, история, Бахтиноведение, репрессии, ссылка
Аңдатпа:
Статья посвящена основным проблемам, спорным вопросам в научных изысканиях истории ссылки в Казахстан крупнейшего мыслителя ХХ века – ученого, философа, литературоведа, культуролога М.М. Бахтина. Несмотря на ряд публикаций в периодической печати, впервые в историографии отдельному, специальному научному изучению подвергается вопрос ссылки Бахтина в город Кустанай. Автор публикации систематизирует научные данные о «кустанайской ссылке» видного учёного. Кроме того, в научный оборот вводятся архивные документы, снимающие разногласия в биографии М.М. Бахтина. Среди них документ НКВД (карточка ссыльного), архивные сведения о его супруге. В приложении впервые публикуется неизвестная фотография Бахтина в период его пребывания в Казахстане. Предлагается в преддверие 125-летия со дня рождения выдающегося учёного Михаила Михайловича Бахтина предпринять конкретные действия по увековечиванию его памяти в Казахстане. Ключевые слова: Бахтиноведение, история Казахстана, литературоведение, репрессии, ссылка.
Мазмұны:

Михаил Бахтин в Казахстане! В настоящее время остро встал вопросо ссыльной эпопее Михаила Михайловича Бахтина в городе Кустанае Казахской АССР, с 1936 года КазССР. Основным проблемам, научным изысканиям в этом вопросе и посвящена данная статья.

Темы  пребывания Бахтина в Казахстане  касались в различной степени как советские ученые –  историки Л. Шамова и литературоведы П. Гуревич, Н. Кандалин, С. Конкин, В. Махлин, Л. Чуковская [см.: 9, 12, 10, 18, 4], так и современные исследователи  Казахстана  – Ю. Бондаренко, А. Исмакова, О. Колоколова, Д. Легкий, Л. Фефелова [см.: 16, 1. 2, 19] и России  – В. Алпатов, Л. Конкина, В. Коркунов, Н. Паньков,  А. Панфилов [см.: 13, 18, 8, 17, 7]. Не обошли вниманием историю «кустанайской ссылки» и зарубежные авторы (как, например, британский философ  Терри Иглтон) [см.: 6].

Известный казахстанский литературовед А.С. Исмакова, анализируя законы функционирования литературы, справедливо замечает, что жанрово-стилевой подход к исследованию поэтики казахской прозы предопределен в "Эдебиет таныткыш" А. Байтурсынова и "Эстетике словесного творчества" М. Бахтина [см.: 1]. Она приводит параллели в деятельности казахского мыслителя Ахмета Байтурсынова и русского культуролога Михаила Бахтина. Кроме того, А.С. Исмакова сделала справедливый упрёк (на что обратили внимание современные журналисты), что «костанайцы почти не уделяют внимания шестилетнему периоду жизни великого учёного и философа в своём городе». По научным изысканиям казахстанского литературоведа, свои труды в Кустанае Михаил Бахтин «писал на оборотной стороне финансовых отчётов, в том числе по ведомству, где работал Байтурсынов». Причём, «в архиве можно найти листы, на одной стороне которых автографы Байтурсынова, на другой – Бахтина». Но кому известно (ставит вопрос исследователь), «что в 1931 году Михаил Михайлович был принят экономистом в Кустанайский райпотребсоюз?» [2, с. 7].

Действительно, долгое время, вплоть до «периода перестройки» в СССР, о кустанайской ссылке М.М. Бахтина, да и вообще об эпохе террора сталинского периода, не было принято говорить. Когда в 1973 году в честь 75-летия М.М. Бахтина в Саранске был издана книга "Проблемы поэтики и истории литературы" [3], где «юбиляру была посвящена почетная первая статья, открывающая сборник, то о его ссылке – ни звука» (на что обратила внимание Л.К. Чуковская). Вместо этого приводилась (прямо в эзоповском стиле) фраза: "Вскоре после выхода книги о Достоевском М.М. Бахтин поселился на границе Сибири и Казахстана, в г. Кустанае". Впоследствии (через четыре года после смерти М.М. Бахтина) известная советская писательница иронизировала по этому поводу: «Просто Бахтин – очевидно, такой уж подвижный характер! – предпочел изучать историю русской литературы в глуши, подальше от центральных архивов и библиотек». При этом было добавлено: «Сам поселился. Поселил себя сам. Жил-жил в Ленинграде, взял да и переехал. В глушь – в Кустанай». Мировая общественность смогла прочитать об этом в 1979 г. в парижском издании воспоминаний (именно за эту книгу Лидию Чуковскую исключили из Союза писателей СССР) [см.: 4]. В общем, М.М. Бахтина признали на самом высоком уровне как учёного, как известного литературоведа, но говорить о его ссыльном периоде жизни (он и сам об этом умалчивал в послевоенный период) было в 1970-е годы под строгим запретом.

В настоящее время среди научной и творческой интеллигенции, конечно, сам факт кустанайской ссылки широко  известен. Михаила Бахтина действительно знает весь мир (в России, Китае и Японии изданы полные собрания сочинений философа), в том числе и его пребывание в Кустанае. Китайские учёные делают содержательный вывод, что «глубокие идеи М.М. Бахтина и его круга (школы) оказывают большое влияние на все области международных гуманитарных наук, во многих странах стала международной «индустрией» в области гуманитарных наук [см.: 5]. Беседуя с китайскими учеными в Пекине и Шанхае, при обмене визитными карточками, можно видеть название научных институтов, центров имени Михаила Бахтина, от европейских коллег узнаем, что в Великобритании есть ЦентрБахтинавУниверситете Шеффилда.

Известный британский литературовед и философ-неомарксист Терри Иглтон так образно описал кустанайскую эпопею Бахтина: «Избежав лагеря, Бахтин был приговорен к относительно мягкому наказанию – шести годам ссылки в Казахстан. Как интеллектуальный совратитель юношества, он не имел права преподавать, запрещены были ему и публичные выступления с лекциями; чтобы обеспечить семье кусок хлеба, его жена Елена Александровна подрабатывала чем могла. Через некоторое время Бахтин, этот поклонник Данте и Гете, получил работу в райпотребсоюзе, куда принят на должность экономиста-бухгалтера; таким образом, Бахтин внес свой вклад в коллективизацию, обучая бухгалтерскому делу свиноводов Кустаная. В 1934 году срок ссылки Бахтина в Казахстане истек, но ехать было практически некуда» [см.: 6].

Что же привело ученого, философа М.М. Бахтина в Кустанай? Вначале власти решили отправить его в Соловецкий лагерь.  Затем наказание заменили ссылкой в город Кустанай, который  до приобретения статуса областного центра в 1936 году (Кустанайской области Казахской АССР) долгое время был местом ссылки для «социально-опасных элементов». Это были одиночки или небольшие группы интеллигенции и среди них всемирно известные личности прошлого и настоящего времени.

Современные исследователи не преминули заметить, что когда М.М. Бахтин «в марте 1930 года был отправлен в ссылку в Казахстан, в Кустанай, там он оказался вместе с бывшим хозяином Ленинграда и Коминтерна Г.Е. Зиновьевым» [см.: 7]. Действительно, председатель Петроградского (впоследствии Ленинградского) Совета, глава Коминтерна, в октябре 1932 года по делу "Союза марксистов-ленинцев" был исключен из партии и отправлен в ссылку в Кустанай. Вероятнее всего, за два года совместного пребывания в таком провинциальном, небольшом городе как Кустанай, бывший видный партийный функционер и будущий знаменитый философ не раз встречались. Таковы перипетии в судьбе людей, заброшенных в казахские степи.

Как известно, Бахтин был арестован по обвинению в участии в контрреволюционном кружке «Воскресение» и вначале 2 июля 1929 года был осужден на 5 лет лагерей. Литературоведы Л.С. Конкина и В.В. Коркунов обоснованно считают, что «хотя конкретный лагерь указан не был, имелись в виду Соловки». Описывая историю «кустанайской ссылки» Бахтина, исследователи считают, что туда «он был отправлен благодаря протекции друзей и вескому слову А.М. Горького». Супруга М.М. Бахтина, Елена Александровна отправила письмо «не только официальным лицам, но и друзьям, а также в Политический Красный Крест, откуда оно попало к Максиму Горькому, который прислал в защиту осужденного две телеграммы». В конечном итоге, «все эти хлопоты привели к тому, что Бахтина решили выслать в Казахстан на оставшийся срок» [см.: 8].

 В советское время преподаватель Кустанайского педагогического института Л.Г. Шамова пыталась выяснить судьбу М.М. Бахтина, делая запросы в Управление внутренних дел Кустанайской области, откуда в 1980 году ей пришёл ответ: «По решению особого совещания ОГПУ СССР сослан на 5 лет в Кустанайскую область. Начало срока ссылки 23.02.30 до 22.08.34. По отбытию срока ссылки выехал по прежнему месту жительства в г. Ленинград. В архиве УВД архивного дела ссыльного нет. Начальник отдела УВД С. Жамбулов. 18 декабря 1980 г.». Данный документ впервые был предан гласности исследователем на одной из научных конференций только в 1992 году [9, с. 59].

Первое упоминание в самом городе Кустанае в официальном издании (в областной газете «Ленинский путь») о Михаиле Бахтине появилось только в «период перестройки» в СССР. Профессор Кустанайского педагогического института Н.И. Кандалин, создатель литературного музея в (материалы которого, собранные в 1970-е годы, к сожалению, на сегодняшний день утеряны) одним из первых по крупицам стал собирать сведения о пребывании М.М. Бахтина в Кустанае и пропагандировать его наследие. Перу Николая Игнатьевича принадлежат первые публикации в Казахстане о пребывании Бахтина в кустанайской ссылке [10, с. 8].

Руководитель литературной секции областного краеведческого общества имел полное право заявить в то время, что «многие страницы жизни и деятельности М.М. Бахтина еще не исследованы, наименее изученный период – кустанайский». И действительно, как в то время, так и поныне, несмотря на появление многочисленных публикаций о великом мыслителе, именно пребывание Михаила Бахтина в городе Кустанае оставляет много загадок. Вплоть до настоящего времени остаются актуальными слова Н.И. Кандалина: «К сожалению, нам и сейчас еще далеко не все известно о его кустанайской жизни, потому что не так просто найти и получить соответствующие архивные документы, а современников тех лет остается все меньше» [10, с. 8].

В автобиографии (1944 года) М.М. Бахтин прямо указал: «С 1931 по 1936 гг. я жил в Кустанае, работая преподавателем в Казинституте, Казпедтехникуме и экономистом в райпотребсоюзе. Здесь мною произведена исследовательская работа по изучению спроса и покупательской способности колхозного сектора, опубликованная в журнале «Советская торговля» в 1934 году и удостоенная отзывом Комакадемии» [11, с. 55].

Всем бахтиноведам известно, что проработав пять лет на должности экономиста в кустанайском райпотребсоюзе, Бахтин в 1934 году опубликовал статью "Опыт изучения спроса колхозников". Вместе с тем, современный российский учёный А.Ю. Панфилов справедливо указывает, что «статья 1934 года традиционно обходится бахтинистами деликатным молчанием и до сих пор совершенно не изучена (а между тем, тщательный анализ ее показывает, что это замечательное явление культуры, полностью укладывающееся в магистральное русло научного творчества Бахтина!)» [см.: 7]. Не случайно, работники Кустанайского райпотребсоюза отзывались весьма почтительно о своём сослуживце, когда один из них сказал, что «о Бахтине помнит только отцовскую фразу – «Головастый мужик»[10, с. 8].

Традиционно считается, что будучи ссыльным, он никаких издательских гонораров не мог получать и практически писал для себя и своих близких друзей. Но приведённый факт публикации говорит об обратном, редакции советских журналов  в обязательном порядке выплачивали гонорары.

В различных изданиях существует путаница в определении официального срока ссылки М.М. Бахтина. В биографических энциклопедиях интернетсайтов отмечают разные годы окончания ссылки, как  1934 год, так  и 1936 год, а годы ссылки указывают 1930-1936 годы («Энциклопедический словарь Академик» и другие). Но как тогда быть с указанием в официальных документах, что срок ссылки закончился именно в августе 1934 года?

Здесь следует сделать уточнение о хронологических рамках непосредственно ссыльного периода жизни Бахтина в Кустанае. Советские исследователи заметили (в период перестройки в СССР), что когда «в августе 1934 года срок ссылки Бахтина в Кустанае закончился», то, оказывается, «Бахтины никуда не уехали». В это время они «навещали Москву, Ленинград, но в крупных городах учёному работать не разрешалось». В сентябре 1936 года он был принят на работу в Мордовский педагогический институт в городе Саранске, но когда начинается новая волна арестов, то «в том же году Бахтин возвращается в Кустанай» [12, с. 5].

Современные бахтиноведы также подтверждают данный факт. Такой известный исследователь творчества М.М. Бахтина, как В.М. Алпатов, считает, что «безусловно, погруженный в свой внутренний мир и лишенный социальной активности Бахтин мало что делал для возвращения в Ленинград (где, кстати, до войны жили его мать и сестры, о которых мы очень мало знаем)». При этом исследователь приводит интересное высказывание Бахтина, что «после окончания срока ссылки он еще два года жил в Кустанае, сказав впоследствии В.Д. Дувакину о причинах: «Чего мне менять один Кустанай на другой Кустанай»[см.: 13].

Точку  приведённых разногласиях ставит соответствующая архивная карточка на ссыльного (в полном виде публикуется впервые). Процитируем дословно: «Бахтин Михаил, 1895 г. Место рождения: Орск. Преподаватель литературы. Соучаствовал в к/р организации б/п., русский. 22.12.1934 г. Дело № 255. Арх. 35. Особое совещание Канцелярии ОГПУ от 23.02.1930 г. Ссылка в концлагерь на 5 лет. Ссылка в Казахстан. 22.07.1934 г. по отбытию срока по месту жительства в Ленинград» [14].

Казалось бы, что то единственный документальный след, который имеется в казахстанских архивах о М.М. Бахтине. В областной газете «Ленинский путь» в 1989 году появилась информация, что работая в Кустанайском райпотребсоюзе, «М.М. Бахтин получал продовольственные карточки по спискам совпартактива», а в это же время «жена его, Елена Александровна, работала кассиром»[10, с. 8].

 В настоящее время краевед Арман Козыбаев (создатель уникального сайта «Костанай и костанайцы») помог обнаружить «Анкету счетных работников РПС (Кустанайского Райпотребсоюза – Д.Л.) и его системы на 1 июля 1936 года», в которой приводятся данные о супруге М.М. Бахтина. Процитируем документ: «Бахтина Елена Александровна. Должность – картосчетчик. Возраст – 35. Национальность – русская. Общее образование – среднее. Специальное образование – нет. Общий трудовой стаж – 7. Стаж по специальности – 1. Стаж по счетоводству – 1» (документ впервые вводится в научный оборот)[15, л. 110]. Благодаря этому выясняется интересный факт, что официально срок ссылки закончился в 1934 году, но Бахтин и его супруга, по крайней мере, вплоть до 1 июля 1936 года оставались в Кустанае. Причем, она работала в Кустанайском РПС вместе с М.М. Бахтиным, не в период его ссылки, а после её окончания, в 1935-1936 годах.

Теперь точно известно, что после окончания ссылки в августе 1934 года он пытался уехать из Кустаная, но затем вновь вынужден был вернуться «на круги своя», вновь в кустанайские степи на два года. Такая же история с ним случилась и в Саранске, откуда он уехал буквально через год (в городок Кимры). Даже в таких провинциальных городах, как Кустанай и Саранск, ему было не безопасно (существовала угроза нового ареста).

В распоряжении Н.И. Кандалина в 1989 году оказался «ряд фотографий, на которых вместе с другими кустанайцами» был и М.М. Бахтин. К сожалению, как писал тогда краевед, «фотографии в таком состоянии, что публиковать их в газете по техническим причинам невозможно». В руках у профессора Кандалина (а значит, и в запасниках его литературного музея) была «интересная фотография 1936 года (дата обозначена фотографом), сделанная в период преобразования райпотребсоюза в облпотребсоюз в связи с организацией Кустанайской области». Это был «свод подписанных небольших портретов в овалах», причем, «во втором ряду сверху между А.С. Хоцким и Е. Жуковой – пустота: один портрет вместе с фамилией вырезан». Владелец фотоальбома утверждал, что «это был портрет М.М. Бахтина, а кто, когда почему его изъял, он не знает». Вполне обосновано предположение Кандалина, что «это было сделано в 1937-1938 годах, когда по стране прокатилась новая волна репрессий, и было опасно хранить фотографии, на которых указана фамилия репрессированного, человека «сомнительной» биографии и неизвестной судьбы». На другой из фотографий (1933 или 1934 года) у М.М. Бахтина «выражение лица грустное, голова слегка наклонена, глаза опущены», и при этом была выделена «еще одна примета, выделяющая Бахтина – он единственный в рубашке с галстуком». Рядом с ним находились «А.Б. Ханутин, З.П. Толстых, О.Ф. Суровцева, Топорова» [10, с. 8].

Если на фото 1936 года были только «фамилии сослуживцев», то здесь присутствует и ученый секретарь Кустанайского бюро Общества изучения Казахстана Толстых Зотик Петрович (который не работал в райпотребсоюзе). Значит, Бахтин имел общение с научной, творческой интеллигенцией города. На другой групповой фотографии (год не указан) «снят он в пиджаке и свитере с широким, очень растянутым воротом, отчего шея кажется особенно тонкой». Опять же, по словам Кандалина, «у М.М. Бахтина – взгляд прямой, открытый, но на узком лице по-прежнему затаенная глубокая печаль, вся его фигура вызывает чувство сострадания» [10, с. 8].

Все эти описания выражения лица М.М. Бахтина ярко выражены ещё на одной фотографии, которая всё-таки сохранилась до нашего времени благодаря костанайскому бахтиноведу Ирине Балышевой (см. в приложении). Именно этого документа в описаниях профессора Кандалина нет, но ведь в начале 1930-х годов существовал целый «ряд фотографий»… Было бы весьма интересно узнать, кто здесь находится вместе с Бахтиным (где он оказался не «единственный в рубашке с галстуком»)?! Высоко оценивают роль Кустаная в жизни М.М. Бахтина друзья и ученики ссыльного философа, как, например, В.Н. Турбин: «Спасла его наша отечественная провинция, Кустанай да Саранск, где его на долгие года пригрели, чтя его, доверив ему, недавнему ссыльному, кафедру» [цит. по: 9, с. 60].

Бахтиноведы заметили, что Бахтин из кустанайской ссылки  приехал в Саранск осенью 1936 года, а затем в Кимры «уже больным, хронический множественный остеомиелит стал основной причиной». На данный факт указывала его  супруга Е.А. Бахтина, «когда в августе 1929 года писала в ОГПУ Ленинграда прошение о смягчении наказания репрессированному ученому». В конечном итоге, вследствие тяжёлой болезни Бахтину «3 февраля 1938 года сделали страшную операцию – ампутировали ногу, причем речь шла и об ампутации второй ноги»[см.: 8].

Елена Александровна Бахтина (в девичестве Окулицкая) с 1921 года переносила все тяготы жизни, в том числе связанные и с долгой ссылкой, и с тяжелой болезнью М.М. Бахтина. Выходит, что все пять лет пребывания Бахтина в ссылке в Кустанае омрачались постоянной болезнью, невыносимыми мучениями, что, конечно, представляло большие трудности для семьи в целом. В Кустанае, конечно, была своя больница, аптека (одна на весь город), но с такой тяжелой формой болезни, какова была у Бахтина, требовалось серьёзное медицинское лечение. Такая помощь, например, ему была оказана через многие годы, когда он находился на лечении в Центральной клинической («Кремлёвской») больнице. Это будет после того как в 1967 году М.М. Бахтина реабилитировали.

Исследователи творчества М.М. Бахтина, краеведы обратили внимание, что, по крайней мере, два своих капитальных научных труда Бахтин разрабатывал именно в период проживания в Кустанае. Достоверно известно, что в Кустанае была написана книга «Слово в романе», посвящённая теории романа, главной темы творчества мыслителя в 1930-е годы. Костанайский культуролог, бахтиновед Ю.Я. Бондаренко уточняет, что М.М. Бахтин трудился над своим произведением «Слово в романе» именно в годы кустанайской ссылки, но опубликована работа будет только после его смерти в 1975 году в сборнике «Вопросы литературы и эстетики» [16, с. 39].

Весьма поэтично перипетии написания этого научного труда описал в своё время профессор Н.И. Кандалин. Процитируем: «А именно здесь, в Кустанае, ученый создал одно из значительных своих произведений «Слово в романе». Мало кто знает, что создавалось все это ссыльным и больным человеком, да еще в основном по ночам и в выходные дни, т. е. в свободное от основной работы время. А основной работой ссыльного ученого была работа в Кустанайском райпотребсоюзе. Вот уж поистине, как сказано у одного поэта: «Нас ночь отделила от замыслов пылких … Ты утром считал хомуты в потребилке…» И вряд ли кто, кроме жены Елены Александровны да, может быть, еще секретаря-машинистки райпотребсоюза, знал, чему были посвящены «ночные писания» скромного и молчаливого служащего, не по своей воле оказавшегося в Кустанае на должности бухгалтера-плановика...» [10, с. 8].

Другая широко известная монография «Творчество Франсуа Рабле и народная культура Средневековья и Ренессанса» вышла в печати при жизни учёного в 1965 году. Время, а главное – место написания данного фундаментального научного труда Бахтина вызывает споры, когда «на лавры» претендуют сразу три города, и современный Костанай в Казахстане, и российские города Саранск и Кимры.

В настоящее время бахтиновед В. Коркунов приводит веские доказательства о времени и месте написания данного научного труда М.М. Бахтиным. Он заметил, что «произнося вступительную речь во время защиты диссертации 15 ноября 1946 года», Бахтин отметил, что работа над «Рабле» продолжалась «более десяти лет». Кроме того, М.М. Бахтин, «во время беседы с В.Д. Дувакиным 22 марта 1973 года признался, что приступил к созданию труда о Рабле еще в Кустанае». По мнению современного литературоведа, в «пользу этого говорят и первые фрагменты будущей рукописи, относящиеся к 1938 году». При этом приводится ссылка на слова М.М. Бахтина, что «основная работа проделана позже». Сам же труд «Франсуа Рабле в истории реализма» Михаил Бахтин закончил только осенью 1940 года («его машинопись составляла 667 страниц») [см.: 8]. Таким образом, основой замысел и «первые фрагменты будущей рукописи» всё-таки возникли именно в ссыльный период Бахтина  в городе Кустанае, а завершена книга уже была позднее, в городах Саранске и Кимрах.

Существует для нас еще одна нераскрытая страница в биографии М.М. Бахтина. Это преподавательская деятельность учёного в учебных заведениях в Кустанае (казахском и русском педагогических техникумах, как они назывались до 1936 г.) Вопрос требует уточнения и дальнейших научных изысканий. В «автобиографии» Бахтина (составленной в 1944 году) указано, что с 1931 по 1936 года он «жил в Кустанае, работая преподавателем в Казинституте, Казпедтехникуме». Здесь следует остановиться подробней.

Конечно, факт преподавательской деятельности М.М. Бахтина в Кустанае не вызывает сомнения. На это прямо указывают такие опубликованные документы как «Выписка из протокола заседания Учёного совета Института мировой литературы им. А.М. Горького АН СССР от 15 ноября 1946 года», а так же «Справка в Высшую аттестационную комиссию», которая была «представлена в 1947 г. Институтом мировой литературы им. А.М. Горького АН СССР», в том числе «Оглашённые учёным секретарем документы и биографические сведения о диссертанте». Процитируем:  «Бахтин Михаил Михайлович. С 1931 по 1935 год – преподаватель Казахского гос<ударственного> педагогич<еского> ин<ститу>та в г. Кустанае». Этому предшествует аналогичная запись: «С 1919 г. по 1925 г. – преподаватель Витебского гос<ударственного> педагогич<еского> ин<ститу>та (западная литература) и Витебской гос<ударственной> консерват<ории> (эстетика)».Документы, естественно, подвергались проверке, так как в деле отмечено, что «копия диплома об окончании Петроградского университета в 1918 году запрошена у т. Бахтина телеграфно». В «Справке в Высшую аттестационную комиссию» о М.М. Бахтине так же записано, что «он известен и как вузовский преподаватель, обладающий большой эрудицией в области всеобщей литературы и педагогическим мастерством», с обязательным указанием – «Научно-практический стаж – 26 лет»[17, с. 50]. Здесь учтен и пятилетний стаж преподавательской деятельности М.М. Бахтина в период его пребывания в городе Кустанае.

По словам профессора Мордовского университета С.С. Конкина, хорошо знавшего М.М. Бахтина по совместной работе в Саранске, «ученый в период своей ссылки в Кустанай не только работал в местном райпотребсоюзе, но и как-то был связан с Казхпедтехникумом (Казпедучилищем), вел курс литературы» [цит. по: 10, с. 8].  Современные российские исследователи, исходя из «Автобиографии» 1944 года М.М. Бахтина и документов ВАК 1946 года, считают, что «в Кустанайском пединституте, по-видимому, лишь негласно читал отдельные курсы, официально работая бухгалтером райпотребсоюза». Мордовские краеведы при этом добавляют, что в послевоенный период в официальных документах «Бахтин, опять же по очевидным мотивам, не упоминает о том, что в Кустанае он оказался не по своей воле, а в ссылке» [18, с. 171, 226.]. То, что занятия в учебных заведениях Кустаная Бахтин вёл негласно (причем, в течение пяти лет) не вызывает сомнения.

Вместе с тем, во всех цитированных документах неточно указывается место работы М.М. Бахтина, так как он не мог работать именно в «Кустанайском пединституте». Такая неточность, видимо, была связана с тем, что Кустанайский государственный учительский институт (как он официально назывался), открытый только в 1939 г., был создан на базе Кустанайского казахского педагогического училища (до 1937 г. – «Казпедтехникум»). Кроме того, до 1942 года в городе отдельно действовало и Русское педагогическое училище (до 1937 г. – «Кустанайский русский педтехникум»). Из-за нехватки квалифицированных преподавателей в Кустанае в довоенный период такие учебные заведения, как Казахское педучилище, так и Русское педучилище, вынуждены были принимать на работу ссыльных и членов их семей.

Правопреемниками Кустанайского государственного учительского института в настоящее время являются Костанайский государственный университет им. А. Байтурсынова и Костанайский государственный педагогический институт, но  вплоть до настоящего времени в их архивах и музеях, так же как и архивах Костанайской области (в фондах Кустанайского педучилища) не обнаружено ни одного документа, подтверждающего факт преподавательской деятельности М.М. Бахтина. Это связано с тем, что в Государственном архиве Костанайской области имеются материалы об учебных заведениях только с 1936 г., с того времени, когда Кустанай стал областным центром.

В начале XXIвека в республиканской, областной и городской периодической печати неоднократно  поднимался вопрос об увековечивании памяти выдающегося мыслителя Михаила Бахтина, проведшего в первой половине 1930-х годов более пяти лет в ссылке в городе Костанае. Почитатели творчества Бахтина в один голос справедливо заявляют: «В Костанае до сих пор нет ни мемориальной таблички, ни серьезной экспозиции, посвященной этому периоду жизни великого ученого, не назван его именем ни один объект» [19].

Общественность современного города Костаная, конечно, проводит юбилейные мероприятия, посвящённые памяти Михаила Бахтина. Так, например, 9 ноября 2015 г. в Костанайской областной универсальной научной библиотеке им. Л.Н. Толстого в рамках работы клуба «Ученые приглашают» состоялся вечер-портрет «Пророк в своем Отечестве», посвященный 120-летию со дня рождения крупнейшего мыслителя ХХ века, ученого, философа, литературоведа, культуролога М.М. Бахтина. Костанайские бахтиноведы (среди них был автор данной статьи)  предложили «провести дополнительные, целенаправленные исследования о пребывании великого философа в Костанае и увековечить его имя в истории города».

Памятные доски М.М. Бахтину установлены в учебных заведениях городов С.-Петербурга, Саранска, Кимры, где жил и трудился великий мыслитель, в честь 120-летия со дня рождения выдающегося ученого в Саранске установлен бронзовый памятник, в Мордовском университете открыли Центр Михаила Бахтина.

Казахстанскими исследователями по крупицам выявляются новые нити, связывающие выдающегося мыслителя, культуролога с Казахстаном. Связи эти многогранные, изучение которых необходимо продолжать и нынешнему и будущему поколению исследователей. В преддверии 125-летия со дня рождения М.М. Бахтина, в Казахстане, в том числе в городе Костанае, необходимо разработать цикл соответствующих мероприятий. В первую очередь необходимо предпринять конкретные действия по увековечиванию памяти выдающегося учёного Михаила Михайловича Бахтина.

Список использованной литературы

[1] Исмакова А.С. Казахская художественная проза. Поэтика, жанр, стиль (начало XX века и современность). — Алматы: Ғалым, 1998. — 394 с.

[2] Фефелова Л.И. Мотив исторической памяти // Костанайские новости. 2011. – 6 января.

[3] Проблемы поэтики и истории литературы: К 75-летию со дня рождения и 50-летию науч.-пед. деятельности Михаила Михайловича Бахтина / С.С. Конкин (отв. ред.). — Саранск : [б. и.], 1973. — 270 с.

[4] Чуковская Л. К. Процесс исключения.  Очерк литературных нравов.  Paris, YMCA-press, 1979, 207 с. (электронный ресурс)// Режим доступа elibra.ruread/354646…isklyucheniya-sbornik.html. (дата ссылки: 15.06.2017.)

[5]Чжан Бин. Роль и значение диалогизма в книге М. М. Бахтина «марксизм и философия языка.  (электронный ресурс)// Режим доступа Пекинский педагогический университет, г. Пекин, Китай journal.omga.sufiles/25/44-51.pdf. (дата ссылки: 15.06.2017.)

[6] Терри Иглтон. Вместить в себя многообразие: слово Бахтина и слово о Бахтине. Mikhail Bakhtin: The Word in the World by Graham Pechey. — Routledge, 238 pp. (электронный ресурс)// Режим доступа Сайт «LondonReviewofBooks». Перевод Иосифа Фридмана. — Сайт «Русский журнал» (дата ссылки: 15.06.2017.)

[7] Панфилов А.Ю. Неизвестная статья Бахтина //(электронный ресурс)// Режим доступа проза.рф2009/05/16/425 (дата ссылки: 15.06.2017.)

[8] Коркунов В. «Дачные каникулы» Михаила Бахтина // Зарубежные записки. — 2013. — № 22. // (электронный ресурс)// Режим доступа reading-hall.rupublication.php?id=7830. (дата ссылки: 15.06.2017.)

[9] Шамова Л.Г. М.М. Бахтин в Кустанае // Научно-практическая конференция по проблемам краеведения. — Кустанай: Кустанайский педагогический институт, 1992. – С. 59-60.

[10] Кандалин Н.И. Кто знал Бахтина? // Ленинский путь. — 1989. — 15 сентября.

[11] Бахтин М.М. Автобиография //Русская философия смерти. Антология. — М., СПб.: Центр гуманитарных дисциплин, 2014. — 62 с. 

[12] Гуревич П., Махлин В. Пророк в своём отечестве // Советская культура. – 1989. – 22 июля.

[13] Алпатов В. Волошин, Бахтин и лингвистика. – М.: Литпресс, 2005. – 650 с. (электронный ресурс)// Режим доступа e-reading.clubchapter.php…Alpatov_-_Voloshinov… (дата ссылки: 15.06.2017).

[14] Архив УправленияКомитета поправовойстатистикеи специальным учетамГенеральной Прокуратуры Республики Казахстан поКостанайскойобласти. Карточка М.М. Бахтина.

[15] Государственный архив Костанайской области (ГАКО). Ф. 329. Оп. 1. Д. 10. Л. 110.

[16] Бондаренко Ю.Я. Бахтин М. и проблема диалога в контексте истории культуры. — Костанай: КГУ им. А.Байтурсынова, 2015. – 96 с.

[17] Паньков Н. «Рабле есть Рабле…». Материалы ВАКовского дела М.М. Бахтина // Диалог. Карнавал. Хронотоп. — 1999. — № 2. — С. 50-51.

[18] Конкина Л.С., Конкин С.С. Михаил Бахтин (Страницы жизни и творчества). — Саранск: Мордовское книжное издательство, 1993. — 432 с.

[19] Колоколова О.Г. Костанай. Провинция с традициями столиц. Здесь жил Бахтин // Караван. - 2015. - 21 августа.

REFERENCES

 [1] A.S. Ismakova Kazakh art prose. Poetics, genre, style (the beginning of XX century and modernity). - Almaty: Halym, 1998. - 394 p.

[2] L.I. Fefelova. The motive of historical memory // Kostanay news. 2011. - 6 January.

[3] Problems of poetics and the history of literature: To the 75th anniversary of the birth and the 50th anniversary of the scientific-ped.activity of Mikhail Mikhailovich Bakhtin / S.S. Konkin (responsible for the Ed.). - Saransk: [b. I.], 1973. - 270 p.

[4] Chukovskaya L.K. Exclusion process. Essay on literary mores. Paris, YMCA-press, 1979, 207 p. (The Electronic resource) // the Mode of access e libra.ru> read / 354646 ... isklyucheniya-sbornik.html. (Link Date: June 15, 2017.)

[5] Zhang Bean. The role and importance of dialogism in M. Bakhtin's book "Marxism and the Philosophy of Language. (Electronic resource) // Access mode Beijing Pedagogical University, Beijing, China journal.omga.su> files / 25 / 44-51.pdf. (Link Date: June 15, 2017.)

[6] Terry Eagleton. Contain diversity in itself: the word of Bakhtin and the word about Bakhtin. Mikhail Bakhtin: Word in the world from Graham Pechy. - Routledge, 238 pp. (Electronic resource) // Access mode The London Review of Books site. Translated by Joseph Friedman. - The site "Russian Journal" (link date: June 15, 2017.)

[7] Panfilov A.Y. Unknown article of Bakhtin // (electronic resource) // Access mode pro.rf> 2009/05/16/425 (link date: June 15, 2017.)

[8] Korkunov V. "Summer Holidays" by Mikhail Bakhtin // Foreign notes. - 2013. - № 22. // (electronic resource) // Access mode of reading-hall.ru> publication.php? Id = 7830. (Link Date: June 15, 2017.)

[9] Shamova L.G. M.M. Bakhtin in Kustanay // Scientific and Practical Conference on Problems of Local History. - Kustanay: Kustanay Pedagogical Institute, 1992. - P. 59-60.

[10] N.I. Kandalin. Who knew Bakhtin? // The Lenin Way. - 1989. - September 15.

[11] M.M. Bakhtin. Autobiography // Russian philosophy of death. Anthology. - Moscow, St. Petersburg: Center for Humanitarian Studies, 2014. - 62 p.

[12] Gurevich P., Makhlin V. The Prophet in his Fatherland // Soviet Culture. - 1989. - July 22.

[13] Alpatov V. Voloshin, Bakhtin and Linguistics. - М.: Литпресс, 2005. - 650 с. (Electronic resource) // Access mode e-reading.club> chapter.php ... Alpatov _-_ Voloshinov ... (link date: June 15, 2017).

[14] Archive of the Office of Legal Statistics and Special Accounts of the Prosecutor's Office of the Republic of Kazakhstan for Kostanay region. The M.M. Bakhtin.

[15] State Archives of Kostanay Region (GAKO). F. 329. Op. 1. D. 10. L. 110.

[16] Bondarenko Y.Y. Bakhtin M. And the problem of dialogue in the context of the history of culture. - Kostanay: KSU of A. Baytursynov, 2015. - 96 p.

[17] Pankov N. "Rabelais is Rabelais ...". Materials VAKovsky case of M.M. Bakhtina // Dialogue. Carnival. Chronotope. - 1999. - № 2. - P. 50-51.

[18] Konkina L.S, Konkin S.S. Mikhail Bakhtin (Pages of life and creativity). - Saransk: Mordovia book publishing house, 1993. - 432 p. - P. 171-226.

[19] O.G. Kolokolova. Kostanay. Province with traditions of capitals. Here lived Bakhtin // Karavan. - 2015. -21 August.

Д.М.Легкий, тарих ғылымдары докторы, А.Байтұрсынов атындағы Қостанай мемлекеттік университетінің Қазақстан тарихы кафедрасының профессоры

Михаил Бахтинның жер аударылу тарихы: проблемалар, ізденулер

Түйін

Мақала ХХ ғасырдың ірі ойшылы – ғалым, философ, әдебиеттанушы, мәдениеттанушы М.М.Бахтинның Қазақстанға жер аударылу тарихын ғылыми ізденістердегі негізгі проблемаларға, даулы мәселелерге арналған.

Мерзімді баспадағы бір қатар жарияланымдарға қарамастан, тарихнамада алғаш рет Бахтинды Қостанай қаласына жер аударылу мәселесі жеке, арнайы ғылыми зерттеуге алынған. Жарияланым авторы көрнекті ғалымның «қостанайға жер аударылуы» туралы ғылыми деректерді жүйелейді. Бұдан басқа, ғылыми айналымға М.М.Бахтинның өмірбаянындағы таластарды алып тастайтын мұрағаттық құжаттар енгізіледі. Олардың ішінде, ІІХК (Ішкі істер халық комиссариатының) құжаты (жер аударылғанның карточкасы), оның жұбайы туралы мұрағаттың мәліметтер. Қосымшада Бахтинның Қазақстанда болған кезіндегі белгісіз фотосуреті жарияланады. Көрнекті ғалым Михаил Михайлович Бахтинның туғанына 125-жылдығы қарсаңында Қазақстанда оны мәңгі еске қалдыру үшін нақты іс-әрекеттерді қабылдау ұсынылады.

Түйін сөздер: Бахтинды тану, Қазақстан тарихы, әдебиеттану, қуғын-сүргін, жер аудару. 

D. M. Legkij

Doctor of Historical Sciences, Professor of the History of Kazakhstan faculty of Kostanai State University named after A. Baitursynov

“Settled down on the boundary of Siberia and Kazakhstan in Kostanai city”.

The exile history of Mikhail Bakhtin: the problems and survey

Key words: Bakhtin studies, history of Kazakhstan, literature studies, repressions, exile.

Summary

The present article is concerned with the key problems, controversial issues in the research works of the exile history to Kazakhstan of the XX th century greatest thinker M. M. Bahktin - the scientist, philosopher, literary historian and cultural specialist. In spite of a number of publications in periodical press, the issue of Bakhtin’s exile to Kostanai city receives the certain, special scientific study for the first time in the historiography. The author of publication systematizes the scientific data about “”Kostanai exile” of an eminent professor. Moreover, official records are introduced into the scientific discourse, which are removing disagreement of M. M. Bakhtin biography. The NKVD document (the card of the exiled), archival data on his wife are among them. The unknown image of M. M. Bakhtin during his stay in Kazakstan is published for the first time in the supplement. In advance of 125th anniversary of the birth of a great scientist Mikhail M. Bakhtin it is proposed to take particular actions on his memorialization in Kazakhstan.

It is proposed to take particular actions on memorialization in Kazakhstan in advance of 125th anniversary of the birth of a great scientist Mikhail M. Bakhtin.

Key words: Bakhtin’s study, the history of Kazakhstan, literature studies, repressions, exile.



Пікір жоқ

Пікір қалдыру үшін кіріңіз немесе тіркеліңіз

Қаралуы: 1998

Рецензиялар жоқ

Жүктеу

свед. об авторе.docx 0.01 MB Scan1.JPG 0.89 MB Scan10001.JPG 0.94 MB Бахтин М.М. в Кустанае. фото 1933 или 1934 гг., предоставлено И.Балашевой.jpg 0.42 MB

Санат

Пәнаралық зерттеулер Әдістемелік еңбектер Макро- және микротарих Отан тарихы. Зерттеудің жаңа әдістері Жас ғалымдар зерттеулері Сын. Пікір

Тақырып бойынша мақалалар

НОВЫЕ АРХИВНЫЕ МАТЕРИАЛЫ О СОБЫТИЯХ 1916 ГОДА В КАЗАХСТАНЕ Электронное правительство в Казахстане: реализация и перспективы Исторический нарратив - источник идентичности в современном Казахстане СУБЭТНИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА - СТАРОВЕРЫ ВОСТОЧНОГО КАЗАХСТАНА 930:325.1(574) ИСТОРИОГРАФИЧЕСКИЙ ОБЗОР ПО ПРОБЛЕМЕ ДЕПОРТАЦИИ НАРОДОВ В КАЗАХСТАН УДК 930.2: 94 (574) Из истории национальной партии «Уш жуз» (К 100-летию образования партии) УДК 821.161.1 «Поселился на границе Сибири и Казахстана в г. Кустанае» История ссылки Михаила Бахтина: проблемы, поиски Изучение религиозных персоналий в истории Казахстана 94(=512.1):32 ИЗОБРЕТЕННЫЕ ТРАДИЦИИ В КОНТЕКСТЕ МИФОЛОГИЗИРОВАННОЙ ИСТОРИИ 94(=512.1):32 МИФОЛОГИЗИРОВАННАЯ ИСТОРИЯ КАК НЕНАУЧНАЯ ФОРМА ИСТОРИОГРАФИИ УДК 39 (574.42) ТРАНСФОРМАЦИЯ МАТЕРИАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ КАЗАХОВ ВОСТОЧНОГО КАЗАХСТАНА В КОНЦЕ XIX - НАЧАЛЕ XXI ВЕКОВ ИСТОРИЯ УПРАВЛЕНИЯ ОХРАНОЙ ПРИРОДНОЙ СРЕДЫ НА СОВЕТСКИХ ТОПЛИВНО-ЭНЕРГЕТИЧЕСКИХ ПРЕДПРИЯТИЯХ ПРИИРТЫШЬЯ (1970-1990) МРНТИ 03.01.06 ЗНАК И ИСТОРИЯ ( К 60-ЛЕТИЮ А.А. ГАЛИЕВА)

Автордың мақалалары

УДК 821.161.1 «Поселился на границе Сибири и Казахстана в г. Кустанае» История ссылки Михаила Бахтина: проблемы, поиски