Басты бет » Материалдар » УДК 903/904 (574.31) САРЫАРКА – ЗЕМЛЯ ДРЕВНЕЙ КУЛЬТУРЫ

БЕЙСЕНОВ А.З. Заведующий отделом Институа археологии им. А.Х. Маргулана КН МОН РК, к.и.н.

УДК 903/904 (574.31) САРЫАРКА – ЗЕМЛЯ ДРЕВНЕЙ КУЛЬТУРЫ

«edu.e-history.kz» электрондық ғылыми журналы № №2(10)

Тегтер: век, сакская, железный, Сарыарка, Центральный, эпоха, Казахстан, бронзы, андроновская, историко-культурная, общность, поселение, могильник, бегазы-дандыбаевская, культура, мавзолей, ранний, эпоха, тасмолинская, культура.
Аңдатпа:
В статье дается обзор развития древних культур на территории Центрального Казахстана. Здесь в течение многих лет проводил свои исследования Аликей Маргулан – основоположник казахстанской археологии. Особое значение в науке имеют памятники эпохи бронзы Центрального Казахстана, которые представлены большими и яркими сооружениями. Здесь открыты многочисленные памятники андроновской историко-культурной общности. Имеются грандиозные мавзолеи и большие поселения бегазы-дандыбаевской культуры типа Кента, Бугулы-1, Мыржык. Сакская эпоха представлена памятниками тасмолинской культуры.
Мазмұны:

Просторы обширной страны Арка всегда притягивали к себе человека. Об этом ярко свидетельствуют памятники каменного, бронзового и раннего железного веков, эпохи средневековья. За всю историю археологического изучения региона получено большое количество материала, характеризующего облик материальной культуры на протяжении многих сотен и тысяч лет.

Современный Центральный Казахстан занимает серединную и довольно значительную часть общей территории страны Арка. Этот регион характеризуется наличием таких островных низкогорий, как Каркаралы, Кызыларай, Улытау, Баянауыл.

На территории Центрального Казахстана многие годы проводил свои полевые исследования удивительный человек – выдающийся ученый ХХ столетия, организатор археологической науки в Казахстане, академик Аликей Хаканович Маргулан.

Помимо А. Маргулана, здесь в разные годы работали такие известные археологи, как Кималь Акишев, Мир Кадырбаев, Абдулманап Оразбаев, имена которых навсегда останутся в истории отечественной науки. Маршруты исследований экспедиций под их руководством пролегли по степным просторам под палящим солнцем Центрального Казахстана. Это были первопроходцы, открывшие миру древние страницы истории степей, гор и долин удивительного уголка Евразии.

Центрально-Казахстанская археологическая экспедиция, работавшая под руководством А. Х. Маргулана, впервые открыла в Сарыарке культуру бронзы.

Бронзовый век знаменуется тем, что его с полным правом можно назвать фундаментом степной цивилизации. Территория Центрального Казахстана входила в ареал племен так называемой андроновской культурно-исторической общности, простирающейся в зоне степи и лесостепи от склонов Уральских гор через весь Казахстан и Западную Сибирь до Енисея, на юге достигая высокогорных зон Тянь-Шаня и Памира и пустынь Средней Азии. Она являла собой феноменальное явление для Евразии – именно во II тыс. до н.э. совершенно утвердились развитые формы производящего скотоводческого и комплексного земледельческо-скотоводческого хозяйства.

В этот период особое значение приобрела металлургия бронзы – Центрально-Казахстанская горно-металлургическая область во II тыс. до н.э. стала одним из важнейших очагов металлургии и металлообработки Евразии и оказывала определяющее влияние на развитие соседних значительных по площади территорий. Археологические исследования показали высокий уровень металлургического производства у племен эпохи бронзы Центрального Казахстана [1; 2; 3].

Особое значение в древней истории Сарыарки занимают грандиозные памятники эпохи поздней бронзы – бегазы-дандыбаевской культуры [2], предшествующей культуре ранних саков. Демонстрируя развитую экономику, сложные социальные отношения, сложившиеся идеологические принципы и систему мировоззрения, высокий уровень строительного дела, она во многом остается загадочной для исследователей. Особенно это актуально в аспекте формирования тасмолинской культуры в начале I тыс. до н.э. в Центральном Казахстане, также ряда раннескифских культур в других регионах евразийского пояса степей.

Объемные каменные погребальные сооружения бегазинцев получили название мавзолеев, основная часть которых сосредоточена в Карагандинской области. Это мавзолеи в некрополях Бегазы, Дандыбай, Енбексуйгуш, Бугулы, Сангыру, Ортау. Известны большие поселения бегазы-дандыбаевской культуры, претендующие на статус протогородов – Кент, Мыржык, Бугулы-1. Крупнейшее на территории Казахстана поселение-протогород Кент занимает площадь около 30 га, на этой территории сосредоточены свыше 100 построек – жилые дома, хозяйственные и ремесленные здания, культовые строения. По мнению ученых, бегазы-дандыбаевское население состояло из крупных племенных объединений, возглавляемых военной аристократией – вождями. Большие каменные усыпальницы-мавзолеи являются местами погребения правящей элиты, сконцентрировавшей в своих руках власть и богатство, осуществлявшей контроль над производством и распределением металла, совершавшей далекие походы [4; 5; 6].

Изучение памятников эпохи бронзы, бегазы-дандыбаевской культуры, и определение роли и места населения отдельных регионов в системе всей полосы Великого пояса степей Евразии продолжается. В настоящее время открыты бегазинские мавзолеи Караобы (Прииртышье), Каражартаса (Центральный Казахстан), вводятся в научный оборот новейшие данные.

Археологами совместно с антропологами, генетиками установлено, что миграция андроновского населения в целом и его взаимодействие с аборигенами западносибирской лесостепи привело к формированию целого ряда самобытных культур эпохи поздней бронзы. Отмечается, что наиболее сильная волна передвижения населения связана с бегазы-дандыбаевской культурой эпохи финальной бронзы. Приход населения с территории Центрального Казахстана, адаптировавшегося к местным условиям западносибирских степей, привел к формированию ряда синкретичных культур. Основываясь на данных археологии, антропологии и генетики можно предположить, что под давлением бегазы-дандыбаевцев они продвинулись далее на север и на восток. Возможно, для западносибирской лесостепи в эпоху бронзы потоки переселенцев с территории Казахстана были наиболее значимыми среди миграционных волн [7].

Хотя яркие погребальные сооружения бегазы-дандыбаевской культуры сосредоточены в основном на территории Центрального Казахстана, распространена она гораздо шире [8, с. 70]. Это устанавливается по распространенному на территории Южной Сибири и Центральной Азии характерному керамическому комплексу и наконечникам стрел.

Монументальные сооружения погребальных комплексов Бегазы-Дандыбая послужили источником для сопоставлений и поиска соответствий в аспекте изучения истоков раннекочевнической культуры саков. Например, планировка погребальных камер известного сакского могильника Бесшатыр в Жетысу сопоставлялась археологом Л.Р. Кызласовым с мавзолеями некрополя Бегазы. Устанавливается связь бегазы-дандыбаевской культуры с могильником Северный Тагискен раннесакского времени в Приаралье. Планировка бегазинских мавзолеев находит соответствие в тагарской культуре ранних кочевников Южной Сибири. Археологам представляется возможным проследить связь тагарских погребальных оград с дромосами с центрально-казахстанской традицией сооружения погребально-поминальных объектов эпохи поздней бронзы.

Изучение памятников эпохи поздней бронзы и раннесакского времени на огромной территории восточной части евразийского пояса степей проявляет сложный процесс формирования раннескифского/раннесакского культурного комплекса. В круг древностей начала сакской эпохи включают памятники бийкенской и майемерской культур Алтая, тагарские курганы подгорновского этапа и мавзолеи Северного Тагискена, генетически связанные с бегазы-дандыбаевской культурой. На основе исследования раннесакских комплексов археологи пришли к выводу о ключевой роли бегазы-дандыбаевской культуры в распространении инноваций практически во всех регионах восточной степной зоны. Традиции элитарного погребального обряда эпохи поздней бронзы прослежены в памятниках Жетысу (Бесшатыр), Восточного Казахстана (Шиликты), Тувы (Хондей) [8, с. 70–71].

Вероятно, помимо бегазы-дандыбаевской культуры Центрального Казахстана, в настоящее время для многих ареалов Степи следует говорить об общем бегазинском пласте эпохи поздней бронзы [5, 62-б.].

В 1960-х гг. М.К. Кадырбаевым была выделена тасмолинская археологическая культура, ареал которой охватывает территорию от Улытау и верховьев реки Ишим до Чингизского хребта [9]. По современным данным, в целом это большая историко-этнографическая общность, включающая регионы Центрального и Северного Казахстана, а также Южного Зауралья [10; 11; 12; 13; 14].

В монографии М.К. Кадырбаева, вышедшей по итогам исследования погребальных памятников Центрального Казахстана, были сформулированы основные положения и выводы по тасмолинской проблематике; дана характеристика памятников двух исторических периодов: VII–VI и V–III вв. до н.э. В работе отражены результаты исследования вопросов хозяйства, культуры и этногеографии племен, представлена типология предметов вооружения, конского снаряжения, украшений и бытовой утвари. Определено место тасмолинской культуры среди других культур скифо-сакской эпохи евразийских степей. Четко было прослежено отличие памятников Тасмолы от синхронных комплексов Приаралья, Восточного Казахстана и Алтая. В то же время в них прослеживается неизбежная близость культур ранних кочевников от Алтая до Урала: в сходстве элементов погребального обряда и близости погребального инвентаря [9, с.304–433].

Условный термин для обозначения восточного ареала степных культур скифского времени «сакская культурная общность» предложил М.К.Кадырбаев [9, с.401]. Ядром сакской общности М.К.Кадырбаев считал племена Казахстана и Алтая. Сходство культур объясняется их базированием на андроновской основе при наличии локальных вариантов раннекочевнических культурных комплексов. Несмотря на то, что с момента открытия тасмолинской культуры прошло более полувека, задачи, поставленные М.К. Кадырбаевым, актуальны и в настоящее время.

По памятникам тасмолинской культуры А.З.Бейсеновым в настоящее время получен значительный объем новейших источников, позволяющих по-новому ставить целый ряд аспектов [13; 14]. Среди результатов работ важными оказались открытие в Карагандинской области поселенческих объектов раннесакского времени, изучение больших курганов, особенности которых долгое время оставались неизвестными, а также исследование каменных изваяний, менгиров. Сейчас в Центральном Казахстане известны свыше 50 поселений, в числе главнейших особенностей которых имеются такие признаки, как расположение на освещенных верхних склонах возвышенностей, малая площадь, скученный «усадебный» тип застройки, применение большого количества камня и т.д. Выделена поселенческая керамика раннесакского времени Центрального Казахстана, которая как по внешним, так и технико-технологическим особенностям обнаруживает близость к посуде донгальского времени.

Важными являются исследования крупных курганов Центрального Казахстана. Данные значительной серии дромосных курганов, изученных в могильниках Нуркен-2, Назар, Копа-1, Талды-2, Шерубай-1, заставляют по-новому рассматривать проблему позднебронзового (бегазинского) субстрата в формировании культуры ранних саков региона. Основные итоги работы в данном направлении еще предстоят, тем не менее, уже сейчас очевидно, что полная неизученность крупных курганов во времена М.Кадырбаева, К.А.Акишева в свое время повлияла на общий уровень научных суждений. Немаловажен и такой фактор – материалы конца 1950-1960-х гг. были получены на Шидерты, на окраине Мелкосопочника, тогда как все крупные курганы находятся внутри него, в глубинных районах. Облик Тасмолы в центральных районах, в границах низкогорий, в настоящее время только выявляется.

Выдающимся открытием для казахстанской археологии является изучение курганов тасмолинской культуры могильника Талды-2. В этих курганах, датированных VII–VI вв. до н.э., было выявлено около 200 золотых изделий, также свыше 30 000 мелких украшений. Они представлены различными по назначению предметами, выполненными в раннесакском зверином стиле, и поражающими технологией и мастерством исполнения. Количество золотых изделий, монументальность и роскошь погребальных сооружений позволяют предположить, что в могильнике Талды-2 совершались захоронения представителей высокого социального статуса, кочевой элиты [13]. Но не только золото ценно в этих памятниках. Первое тысячелетие до н.э. – особая эпоха для обширной территории степной и горно-долинной Евразии. Именно в этот период, по мнению ведущих специалистов – историков, археологов, кочевниковедов – здесь сложилась степная, скотоводческая в своей основе, цивилизация. В целом эта структура получила название скифо-сибирского мира, по сути, представлявшая собой систему раннегосударственных образований.

Начало этому явлению находится в предшествующей эпохе бронзы, процесс складывания степной цивилизации, обусловленный комплексом факторов, длился не одно столетие, о чем говорят открытия археологов в степи «Страны городов», огромного количества поселений и погребальных сооружений, со свидетельствами развитого бронзолитейного дела, адаптированного к природным условиям земледелия и скотоводства, загадочных колесничих комплексов. Многочисленные памятники эпохи бронзы, в том числе и мегалитические комплексы бегазы-дандыбаевской культуры, свидетельствуют о сложении протоцивилизации в Степи еще во II тыс. до н.э., характеризующейся своей особенной культурой, с устойчивым мифоритуальным комплексом, высокими технологическими достижениями, в том числе в бронзолитейном производстве.

Находки, полученные в курганах могильника Талды-2, представляют собой своеобразное звено, занявшее логичное место в цепи раннесакских изображений звериного стиля. Эти художественные изделия, связанные единым художественным стилем, изобразительным каноном, внутренним смыслом, - протянулись от памятников Тувы, Северного Китая и Монголии через Восточный Казахстан, Сарыарку и Жетысу до Приаралья и далее на запад по великому поясу Степи.

Удивительные изделия из памятника Талды-2 – элементы костюма представителей элиты, чей декор продиктован идеологией, эстетикой военно-кочевой жизни. Каждый анималистический образ занимал свое строго определенное место как в топографии костюма, так и в мифологизированной системе мировоззрения. Об особой роли именно этого набора анималистических образов говорит устойчивый состав изображений животных и фантастических существ, которые встречаются практически во всех памятниках раннесакского времени.

Один из них – курган Аржан-2 в Туве [15]. Этот комплекс оказался неразграбленным. Многие образы животных, изделия – детали облачения воина, их стилистика – находят удивительные параллели в курганах могильника Талды-2, а также в Шиликты, Жалаулы и др. Они демонстрируют сложившиеся к раннесакскому периоду единые в основе мировоззренческие и идеологические принципы, а также сформировавшуюся скифо-сакскую триаду. Они маркируют возможные векторы миграции племен – носителей раннесакской культуры.

В целом, находки из Талды-2 стоят в одном ряду с такими выдающимися археологическими памятниками, как мавзолеи Тагискена и Уйгарака в Приаралье, шиликтинские курганы, расположенные в межгорном прогибе хребтов Сауыр и Манырак, клад из Майемерской Степи. Кроме того, многие предметы по стилю исполнения совпадают с материалами из элитарных курганов Тувы, Алтая – это такие памятники, как Аржан-1 и Аржан-2.

Важно, что в эту эпоху коренного изменения культурно-исторической ситуации в евразийском поясе степей, некоторые из элитарных мощных комплексов можно рассматривать как культовые памятники нового населения, представителей социальной верхушки.

Огромные пространства Сарыарки вобрали в себя достижения культур предшествующей эпохи и разных народов, проходивших через Степь, расположившуюся в сердце материка, между северными лесными таежными племенами, южными оседлоземледельческими цивилизациями, жителями пустынных западных районов и горной страной Саяно-Алтая. Мощная внутренняя база и инновации нового населения создали степную кочевую цивилизацию в сердце Евразии, определившую последующее развитие истории Великой Степи и соседних регионов.

В начале ХХI в. в археологической науке происходят коренные изменения в области выбора и применения методических подходов. На первый план выдвигается такое направление, как мультидисциплинарные исследования. Безусловно, за новейшими технологиями и кроется будущее науки. Одним из важнейших аспектов является создание новой шкалы (колонки) дат для древних культур, в том числе и для культур Центрального Казахстана. Сейчас становится ясным, что нижняя, начальная дата бегазы-дандыбаевской культуры находится не в конце, а где-то в середине II тыс. до н.э. [6]. Принятая в последнее время дата начала функционирования раннескифских/раннесакских культур степной Евразии в период рубежа IX–VIII вв. до н.э., сейчас подтверждается и тасмолинскими материалами [14].

Литература:

1. Маргулан А.Х., Акишев К.А., Кадырбаев М.К., Оразбаев А.М. Древняя культура Центрального Казахстана. – Алма-Ата: Наука, 1966. – 433 с.

2. Маргулан А.Х. Бегазы-дандыбаевская культура Центрального Казахстана. – Алма-Ата: Наука, 1979. – 360 с.

3. Кадырбаев М. К. Шестилетние работы на Атасу // Бронзовый век степной полосы Урало-Иртышского междуречья. – Челябинск: ЧелГУ, 1983. – С. 134–142.

4. Варфоломеев В.В. Кент – город бронзового века. Новые исследования в эпоху независимости // Мыңжылдықтар куәлары: Қазақстан археология ғылымы 20 жылда (1991-2011): Қазақстан тәуілсіздігінің 20 жылдығына арналған ғылыми мақалалар жинағы. - Алматы 2011. – C. 85-96.

5. Бейсенов А.З. Беғазы. Орталық Қазақстандағы жаңа ізденістер // Мыңжылдықтар куәлары: Қазақстан археология ғылымы 20 жылда (1991-2011): Қазақстан тәуілсіздігінің 20 жылдығына арналған ғылыми мақалалар жинағы. – Алматы, 2011. – 57-68 б.

6. Бейсенов А.З., Варфоломеев В.В., Касеналин А.Е. Памятники бегазы-дандыбаевской культуры Центрального Казахстана. – Алматы: Институт археологии, 2014. – 192 с.+20 с. цв. илл.

7. Молодин В.И., Пилипенко А.С., Чикишева Т.А., Журавлев А.А., Поздняков Д.В., Трапезов Р.О., Ромащенко А.Г. К вопросу о связях населения территории населения территории современного Казахстана и Барабинской лесостепи в эпоху бронзы (по материалам археологии, антропологии и палеогенетики) // Маргулановские чтения - 2011: матер. междунар. археол. конф. (20-22 апреля, г. Астана). – Астана, 2011. – С. 88-92.

8. Чугунов К.В. Синхронизация культур начала раннескифского времени Центральной Азии, Южной Сибири и Казахстана // Современные проблемы археологии России: матер. Всерос. археол. съезда (23–28 октября, г. Новосибирск). – Новосибирск, 2006. – Т. 2. – С. 69-71.

9. Кадырбаев М.К. Памятники тасмолинской культуры // Маргулан А.Х., Акишев К.А., Кадырбаев М.К., Оразбаев А.М. Древняя культура Центрального Казахстана. – Алма-Ата: Наука, 1966. – С. 303-433.

10. Хабдулина, М.К. Степное Приишимье в эпоху раннего железа. – Алматы: Гылым, 1994. – 170 с.

11. Таиров А.Д. Кочевники Урало-Казахстанских степей в VII-VI вв. до н.э. – Челябинск: ЮУрГУ, 2007. – 274 с.

12. Хабдулина, М.К. Тасмолинская археологическая культура: современное состояние // Вопросы истории и археологии Западного Казахстана. – 2007. – № 2. – С. 181–194.

13. Бейсенов А.З. Тасмола зерттеулері. Талды-2: Сарыарқа сақ патшаларының қорымы // Мыңжылдықтар куәлары: Қазақстан археология ғылымы 20 жылда (1991–2011): Қазақстан тәуілсіздігінің 20 жылдығына арналған ғылыми мақалалар жинағы. – Алматы 2011. – 175-188 б.

14. Бейсенов А.З. Поселения и могильники сакской эпохи Центрального Казахстана // Сакская культура Сарыарки в контексте изучения этносоциокультурных процессов Cтепной Евразии. Сборник научных статей, посвященный памяти археолога К.А. Акишева. – Алматы: НИЦИА «Бегазы-Тасмола», 2015. – С. 11-38.

15. Cugunov K.V., Parzinger H., Nagler A. Arzan 2 in Tuva. – Berlin, 2010. – 410 р.

Бейсенов А.З.,

ҚР БҒМ ҒК Ә. Х. Марғұлан ат. Археология институтының бөлім меңгерушісі, т.ғ.к.

САРЫАРҚА – КӨНЕ МӘДЕНИЕТ ӨЛКЕСІ

Түйін

Мақалада Орталық Қазақстан аумағындағы көне мәдениеттер дамуына шолу жасалған. Бұл өңірде Қазақстан археология ғылымының негізін қалаушы ғұлама ғалым Әлікей Марғұлан көп жылдар бойы ізденістер жүргізді. Орталық Қазақстанда ашылып, зерттелген қола дәуірінің ірі және жарқын нысандарының ғылым дамуында алатын орны зор. Андронов тарихи-мәдени қауымдастығына қарасты көптеген орындармен қатар, беғазы-дәндібай мәдениетінің үлкен мавзолей-кесенелері, Кент, Бұғылы-1, Мыржық сынды қала типтес үлкен қоныстары бар. Сақ дәуірін жататын тасмола мәдениетінің көптеген ескерткіштері белгілі.

Түйін сөздер: Сарыарқа, Орталық Қазақстан, қола дәуірі, андронов тарихи-мәдени қауымдастығы, қоныс, қорым, беғазы-дәндәбай мәдениеті, мавзолей, сақ дәуірі, тасмола мәдениеті.

Beisenov A.Z.,

Archarology Institute after A. Kh. Margulan, the head of the department, Candidate of historical science

SARYARKA - LAND OF ANCIENT CULTURE

Summary

The article gives an overview of the development of ancient cultures on the territory of Central Kazakhstan. Here for many years Alicey Margulan, the founder of archaeological science in Kazakhstan, conducted his research. Of particular importance in science are the monuments of the Bronze Age of Central Kazakhstan, which are represented by large and bright buildings. Many monuments of the Andronov historical and cultural community are open here. There are grandiose mausoleums and large settlements of Begazy-dandybay culture such as Kent, Buguly-1, Myrzhyk. The Saka era is represented by monuments of Tasmolin culture.

Keywords: Saryarka, Central Kazakhstan, Bronze Age, Andronovo Historical and Cultural Community, Settlement, burial grounde, Begazy-Dandybay Culture, Mausoleum, Saka Epoch, Tasmola Culture.


Пікір жоқ

Пікір қалдыру үшін кіріңіз немесе тіркеліңіз

Қаралуы: 1811

Рецензиялар жоқ

Жүктеу

Бейсенов.docx 0.04 MB

Санат

Пәнаралық зерттеулер Әдістемелік еңбектер Макро- және микротарих Отан тарихы. Зерттеудің жаңа әдістері Жас ғалымдар зерттеулері Сын. Пікір

Тақырып бойынша мақалалар

УДК 902/904 (574) АНТИЧНЫЕ ПАМЯТНИКИ НИЖНЕЙ СЫРДАРЬИ КАТЕГОРИЯ «ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ» КАК ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМА ВКЛАД А.В. КОНОВАЛОВА В РАЗРАБОТКУ КАЗАХСКОЙ ДИАСПОРЫ РОССИИ ИСТОРИКО-ДЕМОГРАФИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ТЮРКСКИХ НАРОДОВ КАЗАХСТАНА ЗА 1959 – 1970 ГГ. ПЕРВЫЙ ВСЕМИРНЫЙ КУРУЛТАЙ КАЗАХОВ: ИСТОРИЯ И ПРОДОЛЖЕНИЕ ТРЕТИЙ ВСЕМИРНЫЙ КУРУЛТАЙ КАЗАХОВ Особенности формирования казахской диаспоры в странах СНГ ИСЛАМИЗАЦИЯ МОГУЛОВ (ПО СВЕДЕНИЯМ «ТАРИХ-И РАШИДИ» МИРЗА МУХАММАД ХАЙДАРА) ВОПРОСЫ ИССЛЕДОВАНИЯ КУРГАНОВ АРЖАНСКОГО ТИПА ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ УДК 903/904 (574.31) САРЫАРКА – ЗЕМЛЯ ДРЕВНЕЙ КУЛЬТУРЫ УДК 902.2/904 (574.3) ХУДОЖЕСТВЕННАЯ КУЛЬТУРА НАСЕЛЕНИЯ САРЫАРКИ В ЭПОХУ САКОВ УДК: 903/904 «637»/«639» (574.51 + 574.52) Вопросы изучения поселений эпохи бронзы Северного Притяньшанья НОВЫЕ НАХОДКИ «ДРЕВНЕВЕНГЕРСКОЙ» ТОРЕВТИКИ ИЗ ПЕСЧАНЫХ МАССИВОВ СРЕДНЕГО ТЕЧЕНИЯ УИЛА УДК 78+37:323](574) КУЛЬТУРА И ОБРАЗОВАНИЕ КАК ОСНОВЫ ЭТНОПОЛИТИКИ УДК 379.85 КУЛЬТУРНАЯ ПАНОРАМА АСТАНЫ УДК 94(574) (5-191.2) «20/30»:323.17 Национально-территориальное размежевание Казахстана и Средней Азии: проблемы, дискурсы, мнения УДК 94(574) «20/30: 323.1 Политика коренизации как один из аспектов национальной политики советского государства 902.2(574) ИЗ ИСТОРИИ АРХЕОЛОГИЧЕСКОГО ИЗУЧЕНИЯ ТУРГАЯ: К СОСТАВЛЕНИЮ ИСТОРИОГРАФИЧЕСКОГО ОБЗОРА ПО ЭПОХЕ БРОНЗЫ УДК 902 «63» (574.13) ИЗУЧЕНИЕ КАМЕННЫХ КОЛЛЕКЦИЙ ЗАПАДНО-КАЗАХСТАНСКОГО НАУЧНО-КОЛЛЕКЦИОННОГО КАМЕННОГО ФОНДА И РЕГИОНАЛЬНОЙ ГЕОЛОГИЧЕСКОЙ ВЫСТАВКИ УДК 902/903 «632» (574) МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ПРИ ИЗУЧЕНИИ ПАМЯТНИКОВ КАМЕННОГО ВЕКА КАЗАХСТАНА* УДК 902 ДРЕВНЕЙШИЙ КОЛЕСНЫЙ ТРАНСПОРТ ВОСТОЧНОГО КАЗАХСТАНА (к постановке проблемы)1 03.01.09 MODERN EDUCATION: THE KEY ASPECT OF MODERNIZATION OF PUBLIC CONSCIOUSNESS

Автордың мақалалары

УДК 903/904 (574.31) САРЫАРКА – ЗЕМЛЯ ДРЕВНЕЙ КУЛЬТУРЫ