Басты бет » Материалдар » УДК 947.084 (574.2) ЭТНОЯЗЫКОВЫЕ ПРОЦЕССЫ В УСЛОВИЯХ ДВУЯЗЫЧИЯ В ПЕРИОД ЦЕЛИНЫ

Есимова Ж.Е. – ст. преподаватель кафедры Евразийских исследований ЕНУ им. Гумилева. E-mail: eszhan@mail.ru

УДК 947.084 (574.2) ЭТНОЯЗЫКОВЫЕ ПРОЦЕССЫ В УСЛОВИЯХ ДВУЯЗЫЧИЯ В ПЕРИОД ЦЕЛИНЫ

«edu.e-history.kz» электрондық ғылыми журналы № №2(10)

Тегтер: культура, школа, язык, этнос, целина, литература.
Аңдатпа:
В статье рассматривается этноязыковые процессы в условиях двуязычия в период целины. С начала 50-х годов наблюдалось постепенное восстановление и подъем национальных школ. Этому процессу предшествовали многочисленные групповые и индивидуальные беседы членов бригады ЦК Ком¬партии Казахстана со спецпереселенцами разных национальностей в 1955 году. Их выводы сводились к тому, что создание групп и классов, либо открытие специальных школ, где бы обучение велось на их родном языке, является нецелесообразным и не поддерживается родителями. Развитие каналов массовой коммуникации также открывало новые возможности для распространения казахско-русского двуязычия.
Мазмұны:

Непосредственное изучение процессов языковой жизни в условиях сближения национального состава показывает, как пробивало себе доро­гу двуязычие. Двуязычие - знание двух языков и пользование ими - широко распространенное явление в обществе. Двуязычными являются не только отдельные лица, род занятий которых требует знания еще какого-либо языка, кроме родного, но и целые народы или их части.

Известный исследователь в области социолингвистики профессор  М.Н. Губогло пишет: «Владение национальным и межнациональным языками является основным типом двуязычия в многонациональном социалистическом обществе... Распространение и углубление основного типа двуязычия, т.е. улучшение знания каждым членом своего национального языка и межнационального языка является столбовой дорогой развития языковой жизни советского многонационального социалистического государства в период социализма» [1, с.58]. Коммунистическая партия оказывала всяческое содействие развитию этой тенденции, ибо двуязычие способствовало преодолению национальной замкнутости, обособленности.

Двуязычия в готовом виде не существует. Двуязычие - это процесс, и как всякий процесс, оно возникает и развивается. Познание второго, чужого языка, запоминание и обогащение запаса слов, усвоение его грамматики, фразеологических, идиоматических и лексических оборотов речи - все это занимает более или менее длительный период, продолжительность которого зависит от конкретных условий и обстоятельств.

За полноценное двуязычие мы принимаем такие его проявления, когда оно возникает в условиях фактического равноправия языка, на добровольной основе, по доброму согласию носителей каждого языка, контактным и даже неконтактным способом (в том числе включая массовое приобщение ко второму языку через систему школьного образования). В этом случае оно достигает всенародного характера, охватывает все половозрастные, социальные и иные слои населения, и существует как в устной, так и в письменной форме [1, с.58].

Двуязычие возникает как массовое явление, прежде всего в результате развития общества, установления регулярных экономических и культурных отношений между народами. Чем больше развито общество, тем интенсивней, регулярней в нем сношения с другими народами, тем больше подвижность и смешение населения, тем шире объективная основа для возникновения и распространения двуязычия. Таким образом, основным стимулирующим началом для распространения двуязычий является развитие производства и культуры общества.

Второй причиной распространения двуязычия является территориальное прикосновение одного народа с другим или совместное их расселение на одной сплошной территории, проживание национальных групп или инонациональных вкраплений среди той или иной национальной общности людей и т.д. Таким образом, двуязычие - глубоко социальное явление. Наций или людей двуязычных вообще, изначально, в отрыве от социальных усло­вий, от развития общества, не существует.

Двуязычие возникает и распространяется в силу исторической необходимости как следствие конкретно-исторических обстоятельств, требующих от представителей одного народа знания второго языка, кроме своего родного. В условиях многонационального социалистического государства у лиц нерусской национальности, владеющих двумя языками, наблюдалось определенное, исторически неизбежное «разделение функций» между национальным и межнациональным языками. Межнациональным, т.е. русским языком, они овладевают, прежде всего, в сферах производственной и общественно-политической жизни.

Русский язык для лиц нерусской национальности - это, прежде всего язык производства, техники, науки и специализированной литературы. Основной частью их словарного запаса являются слова, обороты речи и выражения, относящиеся именно к производственной и общественно-политической деятельности.

Профессор Б. Хасанов выделяет 4 этапа двуязычия в своей монографии «Казахско-русское двуязычие», вышедшей в 1987 г. [2, с.97]. Наше исследование охватывает третий и четвертый этапы двуязычия в Казахстане. Эти этапы в развитии двуязычия характеризуются повсеместным введением семилетнего и восьмилетнего образования и увеличением числа смешанных школ, небывалым ростом промышленности, всех отраслей хозяйства, разработкой недр и освоением целинных земель, развитием средств массовой коммуникации.

Выделение послевоенных лет (включая первую половину 50-х гг.) в качестве третьего этапа развития казахско-русского двуязычия мотивировано своеобразием социально-лингвистической ситуации в Казахстане. Развитию двуязычия способствовало повсеместное введение в республике всеобщего семилетнего образования. В 1949/1950 учебном году число семилетних школ возросло с 1766 до 2212, а число учащихся в V-VII классах - со 177 до 254,3 тысячи [3, с.10].

Четвертый этап развития казахско-русского двуязычия был обусловлен новой языковой ситуацией в республике, связан с новыми явлениями в жизни.

Бурное развитие промышленности, всех отраслей хозяйства, разработка недр и освоение целинных земель требовали резкого увеличения числа рабочих рук. Вопрос о необходимых людских ресурсах объективно мог быть решен единственным путем - путем братской помощи других народов СССР, в первую очередь русского народа. Теперь многонациональность была характерна не только для ударных строек, но и для абсолютного большинства предприятий, учреждений Казахстана.

Во второй половине 50-х гг. население республики достигло самой высокой полиэтничности. Бок о бок в республике жили носители более ста различных языков. Это обстоятельство диктовало более широкое распространение языка межнационального общения, указывало казахам на необходимость овладения общим средством общения. В конце 50-х гг. в республике 98,08% казахов считало родным язык своей национальности, каждый второй казах, или 50,6% свободно владел русским языком. Почти та же картина наблюдалась в целом по стране. Среди коренного населения союзных республик казахи по свободному владению русского языка занимали третье место в СССР после белорусов (57,0%) и латышей (56,7%).

Фундамент казахско-русского двуязычия закладывался в казахских дошкольных и школьных учреждениях. Родной язык помогает овладению русским языком, а последний - более глубокому изучению родного языка. Родной язык - опора при обучении языку межнационального общения. Русский язык и русская литература изучались в казахской школе как предметы. Программа по русскому языку выдвигала следующие требования: «Основная цель обучения русскому языку в старших классах казахской средней школы - обеспечить свободное общение учащихся на русском языке в устной и письменной форме, читать и понимать художественную, научно-популярную и общественно-политическую литературу на русском языке. Выпускники казахской средней школы должны иметь также знания, умения и навыки по русскому языку, которые позволили бы приступить к производственной и учебной деятельности в любой части Советского Союза».

Распространение русского языка в республике осуществляли представители самых различных национальностей. Казахи в этом деле принимали, пожалуй, самое деятельное участие. Так, во всех педагогических институтах и в университетах ежегодно из числа казахов, или же лиц, говорящих на казахском языке, готовились сотни учителей русского языка для казахских школ. От них во многом зависело развитие двуязычия.

Функционированию казахско-русского двуязычия способствуют: пропаганда русского языка как средства межнационального общения, разработка и освещение вопросов методики преподавания русского языка и литературы. Наряду с систематически выпускаемыми сборниками, в которых исследуются проблемы развития русского языка, в Казахстане с 1962 г. издаются параллельно журналы «Қазақстан мектебі» и «Русский язык и литература в казахской школе», а также газета «Учитель Казахстана». Регулярно проводятся телевизионные передачи «Я русский бы выучил», «Изучаем русский язык», «Говорим по-русски», «Изучаем казахский язык» и «Сөз сарайына саяхат» («В мире слов»).

Основная часть казахов страны сосредоточена в Казахстане (80,7%), остальная - во всех союзных республиках (больше всего - в РСФСР и УзССР, меньше всего - в Армении). Естественно, что языковое поведение и отношение к языкам у них различные. Так, в СССР 98,08% казахов родным языком считают язык своей национальности. Доля таковых выше среди казахов, живущих компактно, в Казахстане (98,6%), чем у тех, кто проживает за его пределами (93,2%). Доля не признающих родным язык своей национальности выше среди казахов, живущих вне Казахстана (7,2%), чем у казахов, живущих в своей республике (1,4%) [4, с.116].

Казахи по республике распространены неравномерно, в соответствии с чем и двуязычие между ними развито по-разному. В целинных областях казахи составляли от 8,6 %, что намного ниже средней показателя по республике (30% в 1959 г.). В них свободно владели русским языком от 71,1 до 84,8% [5].

Двуязычие не может быть массовым явлением, если оно не вошло в быт и семью и при этом отсутствует совместная трудовая деятельность. В целинных областях в Казахстане увеличилось число межнациональных браков. В 1964 г. из всего количества браков насчитывалось 21,4% межнациональных [6, с.300]. Лингвистическая ориентация в национально-смешанных семьях может быть разной: язык одного из родителей, либо обоих. В целом этот этап казахско-русского двуязычия характеризуется влиянием межнациональных семей. В них также развивается двуязычие.

Интересны результаты исследования А.Р. Жумаханова, проанализировавшего языковую среду на целине более 100 семей (360 чел.) Он выявил, что из 360 человек 90 (25%) владеют русским языком хорошо, 193 (55%) - удовлетворительно, 63 (17,5%) слабо, 9 человек (2,5%) - не говорят по-русски [7].

Учащиеся-казахи на вопрос: «На каком языке ты говоришь дома?» - ответили следующим образом (%) (табл. 4):

Таблица 4 - Результаты опроса учащихся о языке общения в семье

Школа

На родном

На русском и родном

На русском

Городская казахская

17,4

59,9

22,7

Сельская смешанная (многонациональная разноязычная)

84,9

10,4

4,7

Сельская казахская

94,5

4,2

1,3

Такой же вопрос был задан родителям. Ответы показывают, что не менее 40% семей практически могут помочь учащимся начальных классов в изучении русского языка (табл. 5) [3, с.36-37]:

Таблица 5 - Результаты опроса родителей учащихся казахских школ о языке общения в семье

Семья

На родном

На русском и родном

На русском

Городская казахская

52,6

23,2

24,2

Сельская смешанная (многонациональная разноязычная)

98,7

1,3

-

Сельская казахская

-

11,2

88,8

Если в исследуемые годы казахско-русское двуязычие развивалось пропорционально быстрому росту доли русских в общем населении республики, то в последние годы происходит довольно заметное снижение естественного прироста русских, замечается сокращение миграционных процессов.

В условиях многоязычия общество испытывает нужду не только в казахско-русском, но и в русско-казахском двуязычии, которое ни тогда ни сегодня не охватывает (если иметь в виду свободное владение) и одного про­цента местного русского населения. При этом следует учесть, что казахи и русские вместе составляют около четырех пятых населения республики (79,4%) [8, с.128].

Немаловажное значение в развитии процессов двуязычия отводится вопросам составления и издания национально-русских словарей. Издание Большого казахско-русского словаря было предметом постоянного внимания вышестоящих партийных органов. Например, Бюро ЦК КП(б) Казахстана своим Постановлением от 13 ноября 1951 г. «О серьезных недостатках в казахском языкознании и мерах по их устранению» обязало Институт языка и литературы выполнить ряд работ, в том числе завершение составления Большого казахско-русского словаря в 1953 г. Но каждый раз из-за неподготовленности завершение словаря передвигалось на новый срок: 1955, 1957, 1961, 1970, 1978 гг.

Отвлекаясь от хронологии нельзя не отметить интересный факт. Понимая всю важность и актуальность подготовки и выпуска казахско-русского словаря и идя навстречу пожеланиям Института, издательство Казахстан заключило договор с Институтом (№4439 от 17.12.1970 г.), полагая возможными совместными усилиями Института и издательства осуществить выпуск словаря. Но Институт с самого начала не выдерживал установленных им сроков. Дело кончилось тем, что договор от 17 декабря 1970 г. на составление казахско-русского словаря был расторгнут издательством и материалы возвращены в Институт в январе 1981 г. При этом издательство сделало заключение, что к тому времени ни одна буква рукописи не отвечала элементарным требованиям, предъявляемым к современному двуязычному словарю. По состоянию на 1 марта 1957 г. Казахрадио ежедневно вещало в течение 17 ч. 38 мин. Из них 9 ч. 30 мин. - ретрансляция московских передач и 8 ч. 08 мин. - республиканское вещание. Ежедневно 4 часа 24 мин. занимали текстовые передачи.

Таким образом, по радио ежедневно передавалось в 1,5 раза больше материалов, чем публиковалось в газетах «Казахстанская правда» или «Социалистік Казахстан». От общего объема республиканского вещания передачи на казахском языке составляли 54,1%, на русском - 44,3%.

Больше половины программ республиканского вещания занимали художественные, литературно-драматические и музыкальные передачи, выступления видных писателей, музыкантов, композиторов, художников, целых творческих коллективов.

Трудящиеся Казахстана на родном языке слушали произведения писателей братских республик и стран социалистического лагеря, а также ОАР, Индии и других стран. Разнообразными были концертные программы музыкально-познава­тельных передач - беседы и концерты-очерки, знакомившие слушателей с историей казахского оперного искусства, симфонической музыки, с произведениями композиторов-классиков, народных композиторов (Биржан, Ақан-Cepi, Таттимбет, Даулеткерей, Жаяу-Муса), советских и зарубежных авторов. Дети слушали радиопостановки, тематические и музыкальные передачи, ежедневные пионерские радиогазеты «Спутник пионера» на русском и казахском языках. В 1954 г. вышли в эфир специальные программы «Для целинников» на казахском и русском языках.

В 1957 г., в период освоения целинных и залежных земель, Казахское радио совместно с Министерством сельского хозяйства республики организовало «Университет сельскохозяйственных знаний». В зимнее время, когда у сельчан убавлялось работ, 4 раза в неделю на казахском и русском языках перед радиослушателями выступали ведущие ученые и аграрники, известные специалисты сельскохозяйственного производства.

Материально-техническая база радиовещания республики в послевоенное время была крайне слабой. Мощность радиостанций, с помощью которых велись республиканские вещания, не покрывали территорию республики. Вещания из Алма-Аты очень плохо были слышны в Акмолинской, Актюбинской, Гурьевской, Западно-Казахстанской, Кокчетавской и Северо-Казахстанской областях, но реальные меры по усилению дей­ствующих основных радиостанций и вводу новых не предпринимались

В конце 1957 г. были установлены в Гурьеве, Петропавловске, Чимкенте передатчики КВ-5, но во многих областях республики эти передатчики отсутствовали, вследствие чего Кустанайская областная редакция радиоинформации вела свое вещание через Челябинск, Кзыл-Орда - через Ташкент, Актюбинская и Западно-Казахстанская области - через Чкалов, Джамбулская, Южно-Казахстанская - через Алма-Ату. Вследствие этого передачи велись в неудобное время, то есть лишь тогда, когда им отводилось время радиостанциями, через которые они вещали. Кроме того, как свидетельствуют документы тех лет, не всегда и не везде по республике и области велись передачи на казахском языке, только «Последние известия» в 8 часов утра [9].

Совет Министров Казахской ССР в своем постановлении установил, что делопроизводство в министерствах, совнархозах, во всех советских, кооперативных и общественных организациях и учреждениях должно вестись на двух языках - казахском и русском. Надо заметить, что русский язык назван государственным. В этих целях правительством республики были намечены конкретные мероприятия. Постановления, решения, приказы и всякого рода указания республиканских, областных, городских и районных организаций должны рассылаться на казахском и русском языках или на двух одновременно в зависимости от национального состава населения. Сессии Советов депутатов трудящихся, конференции, собрания, совещания со смешанным (русским и казахским) контингентом участников должны проводится на двух государственных языках, а с однородным (русским или казахским) контингентом участников - на соответствующем языке участников. Ответы на жалобы, заявления и запросы трудящихся должны были даваться на соответствующем государственном (казахском или русском языке). В районах с преимущественным составом населения национальных меньшинств делопроизводство должно вестись на их родном языке. Все бланки, формы отчетности, конторские книги, материалы и другие виды документов, рассчитанные для широкого распространения, должны составляться и издаваться на двух языках. Вывески и указатели в учреждениях, предприятиях, на улицах, железных и шоссейных дорогах, на пароходах и пристанях, в аэропортах, в общественных местах, а также реклама и плакаты, объявления, ярлыки и этикетки на промышленных и производственных товарах, выпускаемые предприятиями республики должны обозначаться на двух государственных языках.

Этноязыковое самосознание человека в условиях двуязычия формируется и развивается не всегда безболезненно. Это во многом связано, на наш взгляд, с той трансформацией, которая произошла с понятием «родной язык». На пути к этнической консолидации и интернационализации советского общества возникли идеологические иллюзии. Одна из них - тезис «о двух родных языках». Этот тезис стал использоваться широко и бездумно. Советский человек, в отличие от других людей на земле, владел «двумя родными языками». Возросшее национальное самосознание в современных условиях вызвало естественную реакцию на отторжение и неприятие этого тезиса.

«Без полного погружения в родной язык, без знания этнокультурных, коммуникативных и грамматических особенностей его функционирования овладение вторым языком будет встречать непреодолимые трудности. Знание родного языка, повышение общего уровня культуры и образования будет надежным барьером против разрушения различных сфер языка, как родного, так и русского. Немаловажным фактором ускорения этого процесса является рост национального самосознания и языкового сознания» [10, с.45-46].

В условиях многонационального состава населения республики важное значение приобретает обучение на родном языке. В целинных областях  дети спецпереселенцев были очень плохо охвачены школьным обучением. Из 4578 детей ингушей и чеченцев обучаются в школе только 1740 человек, или 38%; из 6447 детей немцев охвачено обучением 3515 человек, или 44%. В качестве основной причины низкого охвата школьным обучением детей спецпереселенцев указана слабая работа работников народного образования в районах, а также необеспеченность одеждой и обувью значительной части [10, с.18].

Это свидетельствует о том, что центральные директивные органы партии и правительства не давали серьезных предписаний и не уделяли достаточного внимания вопросам школьного образования переселенцев, т.к. они не считались полноправными гражданами республики. Поэтому местные партийные советские органы не могли вести конкретную работу в этом направлении.

После смерти И.В. Сталина и переменах руководства страны 13 декабря 1955 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР немцы были освобождены от административного надзора органов МВД, но не имели права возвращаться в родные места. Политическая реабилитация немецкого населения последовала лишь в 1964 г. Указ Президиума Верховного Совета СССР от 29 августа признал необоснованными огульные обвинения в отношении немецкого населения, но фактически не дал разрешения на снятие ограничений с немцев-переселенцев в выборе местожительства.

Отмечая тяжелое положение немцев-переселенцев, необходимо учитывать предвзятое отношение советского правительства к ним. Немцы-переселенцы, даже лучшие из них, всегда были под подозрением советских политических органов. К примеру, согласно справке Кокчетавского ОблОНО о работе среди спецпереселенцев от 26 августа 1951 г., в области в 1950/1951 учебном году работали 294 учителя-переселенца. Они работали в основном в начальных классах или преподавателями точных наук. Это связано с тем, что Министерство просвещения КазССР издало специальный приказ об освобождении учителей-спецпереселенцев от преподавания гуманитарных дисциплин и представлении им другой работы в школах. Этот шаг Министерства просвещения КазССР можно расценить как политическую акцию, направленную против немцев.

Пресловутая «борьба двух идеологий» толкала советских руководителей на шаги, ограничивающие возможность проникновения «чуждых» представлений и ориентации, одним словом «опасной идеологии».

Несмотря на то, что постановлением СНК CCСP от 8 января 1945 г. немцы-переселенцы признавались полноправными гражданами СССР, за исключением права отлучаться за пределы района расселения без ведома спецкомендатуры НКВД, фактически они были ограничены во многом.

Подтверждением тому послужило Постановление ЦК КП(б) Казахстана от 28 мая 1952 г. «О приеме спецпоселенцев в вузы». На основании этого документа был ограничен прием спецпереселенцев в ведущие университеты и консерватории. Тем не менее, на Бюро ЦК Компартии Казахстана не раз обсуждались вопросы усиления массово-политической работы среди немецких поселенцев республики.

Отмечалась крайняя малочисленность литературы на немецком языке. Для немцев не организовывались радиопередачи на родном языке, доклады, лекции и беседы по разъяснению решений партии и правительства, по вопросам внутренней и международной политики. Постановлением Бюро ЦК КП Казахстана от 18 октября 1956 г. поручено Министерству просвещения КазССР (т. Закарину) к 1 декабря 1956 г. разработать и внести на рассмотрение Совета Министров КазССР мероприятия по усилению изучения русского языка детьми немецкой национальности, по улучшению преподавания родного немецкого языка, начиная с начальной школы. Помимо этого, постановление обязывало Министерство культуры КазССР, Казсовпроф, обкомы КП Казахстана, ЦК ЛКСМ Казахстана рассмотреть вопрос о культурном обслуживании немецкого населения на их родном языке силами театрально-зрелищных организаций, а также принять меры для широкого вовлечения немецкого населения в кружки художественной самодеятель­ности, пополнив их репертуар песнями, художественными рассказами и декламацией, исполняемой на немецком языке.

Председатель колхоза им. Тельмана Павлодарского района т. Шилль на открытом партийном собрании, где присутствовало 32 спецпереселенца, сказал: «У меня взрослые дети и вопрос об обучении в школах на родном языке меня лично не касается, но я против таких школ. Из молодежи, окончившей такие школы, трудно будет подготовить полноценных специалистов в техникумах и институтах, где преподавание ведется на русском языке. Русский язык - государственный, основной язык в нашей стране». Аналогичные мнения высказали и колхозники-родители и т.т. Познер, Майбах, Фляйн и другие [2].

В беседах и встречах с членами бригады переселенцы целинных областей высказывали пожелания об увеличении тиража газеты «Знамя труда», организации выпуска переводного журнала на чеченском языке для женщин («Работница» и «Крестьянка»), о выделении лимита на газету «За прочный мир, за народную демократию» и журнала «Новое время», издающихся на немецком языке, об издании лучших произведений советских писателей на чеченском и немецком языках [11].

В целинных областях республики в 1956 г. было организовано вещание на чеченском языке. Основное место в чеченских передачах занимали вопросы развития экономики и культуры. Кроме того, передавались программы на сельскохо­зяйственные, промышленные и литературные темы. Объем вещания к началу 1960 г. составлял 90 минут в неделю: по 30 минут 3 раза. В каждую передачу чеченской редакции обязательно включались последние известия.

С июня 1958 г. началось регулярное вещание на немецком языке для немецкого населения, проживающего в Казахстане. К началу 1960 г. казахское радио вещало на 5 языках: казахском, русском, немецком, уйгурском и чеченском языках. Все это свидетельствовало об огромном росте не только объема работы радиопередач, но и расширении общественных функций языков, на которых ведутся программы.

Поистине судьбоносным в истории развития немцев стало 2 февраля  1957 г., когда было принято Постановление Совета Министров КазССР «О введении преподавания родного языка для детей немецкой национальности в школах КазССР». Согласно этому документу, со второго полугодия 1957/1958 учебного года во II-IV классах начальных школ для немецкого населения вводилось преподавание родного языка для детей немецкой национальности по 2 часа в неделю сверх учебного плана, установленного для начальных школ республики. Число учащихся в каждой группе по изучению немецкого языка должно быть не менее 10 человек. Министерство просвещения КазССР и исполкомы областных советов депутатов трудящихся обязывались до первого июня 1957 г. определить школы, в которых будет вводиться изучение немецкого языка, и количество групп в каждой школе. До первого мая 1957 г. необходимо было взять на персональный учет учителей немцев, работающих как на преподавательской работе, так и не по специальности c тем, чтобы укомплектовать ими все группы, изучающие немецкий язык. Кроме того, указывалась необходимость обеспечения учащихся, изучающих немецкий язык учителями, а учителей - методической литературой и учебно-наглядными пособиями [2].

Согласно официальным справкам и отчетам Министерства просвещения КазССР по состоянию на 25 октября 1958 г. в республике было организовано 1099 групп, в которых обучались 17 508 человек. Например, в Акмолинской области организовано 125 групп, в которых обучались 2023 человек [12].

Обучение немецкому языку в 1957-1958 учебном году проводилось без программы, т.к. специальной программы выпущено не было. Программы для обучения немецкому языку, как родному языку, были получены от Министерства просвещения РСФСР в количестве 10 экземпляров, которые были размножены на ротаторе тиражом в 300 экземпляров и 24 сентября 1958 г. разосланы всем ОблОНО для доведения их до школ, причем данная программа по своему содержанию являлась скорее методической разработкой, чем программой, и учителя в основном руководствовались учебниками.

Литература на немецком языке для внеклассного чтения издавалась в Москве. Министерство просвещения давало указание в ОблОНО совместно с торгующими организациями о составлении и отправке заказов на литературу. Так, на 1958 г. был сделан заказ на 38 названий книг на немецком языке, согласно указаниям Министерства просвещения КазССР от 2 сентября и 26 декабря 1957 г. Группы по изучению немецкого языка как родного были укомплектованы соответствующими кадрами. Так, в 34 группах целинных областей работали 7 человек с высшим образованием, остальные - со средним педагогическим образованием [13].

Фактическое положение дел по выполнению Постановления Совета Министров КазССР «О введении преподавания родного языка для детей немецкой национальности в школах Казахской ССР», в котором указывалось ввести преподавание немецкого языка для детей немецкой национальности во 2-4 классах по 2 часа в неделю сверх учебного плана со второго полугодия 1957-1958 учебного года, достаточно ярко отражено в письме корреспондента газеты «Нойес лебен» Генриха Феллера в редакцию газеты «Казахстанская правда» от 20 октября 1958 г. Он сообщал о том, что в 1957-1958 учебном году во многих начальных школах республики, где имелся большой процент детей немецкой национальности (в Северо-Казахстанской, Кокчетавской, Акмолинской и других областях) преподавание для них со второго класса родного языка организовано не было. Органы народного образования республики не были подготовлены к этому. Возможно, что в 1957 г. они не успели подготовиться к повсеместной организации преподавания родного языка для школьников немецкой национальности. Однако и в 1958/1959 учебном году ситуация с организацией преподавания немецкого языка повторилась. Фактически нормальное начало учебного года в этих школах было сорвано. Далее в письме указывается, что учебник на немецком языке для начальных школ (который был в продаже еще в мае 1958 г.) своевременно не был заказан и к началу учебного года ни в одной школе республики его не было, заказан он был только в октябре 1958 г. Эти школы и букварем обеспечены были только на 35-50%. Даже в областных городах - Петропавловске, Кокчетаве, где проживало много немецких граждан, обучение родному языку для этих школьников со второго класса совершенно не было организовано [14].

В целинных областях значительно лучше обстояло дело с функционированием уйгурского языка, так как из всего числа уйгурских школ (51) 36 располагалось  в Алма-Атинской области, а 15 в Талды-Курганской.

Более приемлемым было функционирование языка в литературе. Стала издаваться межреспубликанская газета «Коммунизм туги» (1957 г.). Появились первые книги Х. Абдуллина («Гулистан», рассказы), И. Изимова («Песня молодости»), Р. Кадыри («Искра») и ряд коллективных сборников («Первые шаги», «Уйгурские песни», «Искры вдохновения», «Песни борьбы»).

Уйгурская литература послевоенного времени развивалась во всех жанрах - стихи и поэмы, рассказы, повести, национальные пьесы.

Из-за газет на уйгурском языке в целинных областях межреспубликанская газета «Коммунизм туги» предоставляла свои страницы для публикаций статей по вопросам языка, литературы, искусства, исто­рии и этнографии уйгуров, знакомила с литературными произведениями братских народов и трудами уйгурских поэтов и прозаиков.

Развитию культуры, языка уйгуров и дунган, проживающих на территории Казахстана, способствовало создание сектора уйгуро-дунганской культуры Академии Наук КазССР. В первые годы в нем работали 4 сотрудника. В конце 1954 г. сектор уйгуро-дунганской культуры был реорганизован в сектор востоковедения.

К 1958 г. в библиотеках целинных областей можно было ознакомиться со следующими работами:

1. Кабиров М.Н. Переселение илийских уйгур в Семиречье. 1951, 12 п.л.

2. Известия АН КазССР. Серия уйгуро-дунганской культуры. 1950, 8 п.л.

3. Русско-уйгурский словарь. 1965, 68 п.л.

4. Малов СЕ. Язык желтых уйгуров. 1957, 25 п.л.

Кроме перечисленных работ, сотрудниками сектора написан ряд научных статей по уйгурскому и дунганскому языкам. Некоторые из них: опубликованы на страницах «Вестника АН КазССР», «Известий АН КазССР», газет и др.

В 1957 г. было завершено редактирование «Уйгурско-русского словаря» объемом 40 п.л. Сотрудники Сектора разрабатывали темы: «Правила орфографии современного уйгурского литературного языка», «Принципы терминологии и краткий терминологический словарь современною уйгурского языка», «Очерк истории современных уйгур», «Краткий дунгано-русский словарь».

С повышением уровня образования уйгурского народа изменяется его отношение к литературному языку: вопросы усовершенствования уйгурского алфавита, установления норм литературного языка, разработки и дальнейшего совершенствования орфографии и правописания, разработка и унификация терминов уйгурского языка, установление его орфоэпических правил периодически становятся объектом широкого обсуждения на съездах, конференциях, совещаниях. В результате практических мер со стороны общества произошли заметные сдвиги в функциональном развитии современного уйгурского литературного языка, которое несколько отличается от развития литературных языков: узбекского, казахского, киргизского, туркменского и др.

В 1953 г. была разработана и принята на научной конференции по дунганскому языку в г. Фрунзе новая дунганская письменность на основе русской графической системы, а затем введено преподавание родного языка и литературы в дунганских школах. Новая письменность открыла большие перспективы не только для дальнейшего развития и обогащения дунганского языка и литературы, но и для более легкого и быстрого овладения дунганами русским языком, а значит, и богатейшей современной культурой русского и других братских народов СССР, достижениями советской и мировой науки и техники.

В разработке проекта нового алфавита дунганского языка приняли участие видные советские ученые А.А. Драгунов, И.М. Ошанин,   Г.П. Сердюченко, Г.Д. Санжеев, А.А. Реформатский, С.Е. Яхонтов, Ю. Яншансин, Ю. Цунвазо, А. Калилов.

В 1954 г., с открытием Академии наук Киргизской ССР, был создан сектор дунганской культуры, положивший начало новому этапу в развитии советского дунгановедения. С этого времени начинается планомерное и систематическое изучение истории, этнографии, языка и литературы дунганского народа. Сотрудники сектора выпустили словари: Ю. Яншансин и Л. Шинло - «Русско-дунганский словарь» и «Дунгано-русский словарь»; разрабатывали такие актуальные темы, как «Дунганские, киргизские и русские языковые параллели», «Орфография дунганского языка», «Устное народное творчество дунган», «Развитие дунганской советской литературы» и другие. Вместе с тем сектор дунганской культуры проводил работы по составлению учебников по дунганскому языку и литературе для дунганских школ и улучшению их преподавания, организовывал конференции, семинары для преподавателей родного языка.

По данным профессора И.И. Юсупова за 50-60-е гг. и шестидесятые годы на дунганском языке опубликовано 76 названий художественной литературы общим тиражом около 130 тыс. экземпляров [99, с.347].

Советские дунгане, локально проживающие в различных районах Средней Азии и Казахстана и находящиеся в иноязычном окружении, в разной степени являются носителями, кроме родного языка, еще и второго языка. В целом они двуязычны. Главные причины двуязычия и многоязычия дунган коренятся в их совместной производственно-трудовой деятельности и постоянных связях с русскими, киргизами, казахами, узбеками и другими братскими народами. Большую роль в развитии дунгано-русского типа двуязычия играло добровольное обучение на русском языке детей дунган в местах их локального расселения, где родной язык преподавался как один из предметов, а также ведение делопроизводства во всех дунганских колхозах, совхозах и сельских Советах на русском языке.

В июле 1957 г. по решению ЦК КП Киргизии в г. Фрунзе стала издаваться межреспубликанская дунганская газета «Шыйуэди Чи» («Знамя Октября») [99, с.246]. Ее выход явился важным событием в политической и культурной жизни советских дунган. Вскоре газета завоевала широкую популярность среди читателей. Об этом свидетельствуют не только многочисленные отклики, но и ежегодный рост тиража. Популярность газеты во многом определялась активным сотрудничеством в ней дунганской творческой интеллигенции Киргизии и Казахстана: писателей, журналистов, ученых.

Дунганская газета «Шыйуэди Чи» являлась единственным периодическим органом, который систематически освещал на родном языке важнейшие политические и общественные события в мире и стране, распространял передовой опыт колхозов, совхозов и предприятий Киргизии и Казахстана. Наряду с этим дунганская газета «Шыйуэди Чи» играла большую роль в развитии дунганской советской литературы. В ней публиковались произведения основоположника дунганской советской литературы Есира Шивази, а также стихи, повести и рассказы молодых советских дунганских писателей.

Принятие новой дунганской письменности и создание газеты «Шыйуэди Чи», а также издание политической, художественной, учебной и научной литературы на родном языке создали благоприятные условия для дальнейшего развития культуры советских дунган. В 60-е гг. сформировалось новое поколение дунганских писателей. Среди них - поэты-прозаики, профессиональные журналисты, преподаватели родного языка и литературы, создавшие за эти годы целый ряд произведений, в которых воспевалась советская действительность, счастье, обретенное дунганами в семье братских народов Советского Союза.

Показателем роста социалистической культуры дунган является все увеличивающийся выпуск самой различной литературы на дунганском языке. С введением в 1956 г. преподавания родного языка и литературы в дунганских школах Киргизское государственное издательство «Мектеп» издало учебники по дунганскому языку и книги для чтения для I-VIII классов. За последние 15 лет в Киргизии опубликовано на дунганском языке около 80 названий художественной и научной литературы общим тиражом 130 тыс. экземпляров. Наряду с произведениями дунганских писателей в эти годы изданы в переводе на дунганский язык и книги выдающихся советских писателей М. Горького, М. Шолохова, Ч. Айтматова и других.

Одной из национальностей, представленных в целинных областях являются корейцы. В связи с перемещением советских корейцев с Дальнего Востока в Казахстан произошли большие перемены и в функционировании языка.

По инициативе корейцев осенью 1953 г. в Казахстане был поднят вопрос об изучении корейского языка. По заданию ЦК партии 19 сентября 1953 г. Министерством просвещения КазССР была составлена докладная записка «О состоянии обучения детей корейской национальности в школах республики» [15]. В ней, в частности, говорилось: «В связи с некомпактным расселением корейцев в нашей республике дети школьного возраста корейской национальности в основном обучаются в русских школах на русском языке» [].

После дополнительной проработки в итоге было признано, что «дети корейской национальности должны получать знания и навыки по родному языку и литературному чтению». 26 декабря 1953 года было принято Постановление секретариата ЦК КП Казахстана «Об изучении корейского языка и литературы в некоторых школах с составом учащихся корейской национальности».

Обратим внимание, что это касалось лишь только «некоторых школ», и то сразу возникла проблема, как включить корейский язык в учебные планы. В Министерстве просвещения КазССР считали, что «ввести в данных школах изучение корейского языка и литературы, чтения сверх установленной нормы учебных предметов не представляется возможным, так как ученики будут перегружены учебными занятиями». Решение было найдено: «ввести корейский язык и литературу за счет казахского языка». Это половинчатое решение, на наш взгляд, может служить показателем отношения к проблеме языков, когда изучение одного языка проводится за счет другого.

В 1957-1958 гг. в республике развернулась так называемая «петиционная кампания». На этой волне многие корейцы целинных областей переехали на юг страны. Она касалась письма доцента Казахского государственного университета П.А. Пак Ира, письма шестерых корейцев из г. Кзыл-Орды и письма ответственного редактора корейской газеты «Ленин кичи» т. Нам Харена. В них предлагались различные пути сохранения корейской культуры. П.А. Пак Ир ставил вопрос о возвращении корейцев на прежние места в Дальневосточный край и о предоставлении им национально-культурной автономии. В письме «шестерых» ставился вопрос о территориальной автономии корейцев. Нам Харен предлагал для начала создать в г. Алма-Ате центр корейской культуры. Затем, постепенно, на добровольческой основе сосредоточить разрозненное по всему Советскому Союзу корейское население на неосвоенных землях Голодной степи и создать в этих местах компактное проживание всех корейцев с целью сохранения их национальной самобытности. Видя, что «петиционная кампания» приобретает устойчивый характер, 20 мая 1958 г. ЦК КП Казахстана приняло Постановление «Об усилении массово-политической и культурно-просветительской работы среди корейского населения рес­публики». В названных областях партийные организации обязаны были организовать массово-политическую и культурно-просветительскую работу на корейском языке, в местах наибольшего сосредоточения корейцев создать кружки, ансамбли художественной самодеятельности, агиткомитеты за счет политически грамотных, хорошо подготовленных корейских рабочих, колхозников, интеллигенции. Обкомам рекомендовалось активнее выдвигать на руководящую работу лиц из числа корейской национальности.

Корейский язык функционировал и как язык печати. В республике издавалась областная газета на корейском языке «Ленин кичи» (с 1938 г.). Постановлением ЦК КП Казахстана с 1 января 1954 г. издававшаяся в г. Кзыл-Орде на корейском языке газета «Ленин кичи» была преобразована из областной в республиканскую газету - орган ЦК и Кзыл-Ординского обкома КП Казахстана [16], а впоследствии - в межреспубликанскую газету и выпускалась 5 раз в неделю тиражом 13,5 тыс. экземпляров. Увеличение количества тиража расширило функции корейского литературного языка  и на целине. С развитием издательского дела в республике увеличивается объем печатной продукции на корейском языке. В Советском Союзе издаются переводы произведений классической корейской литературы. Так, опубликованы «Корейские шестистишия» (1956), а в московских издательствах - «Корейские новости» (1954), «Корейская классическая поэзия» (1956, 1958), а также произведения современных корейских писателей: «Земля» Ли Ги Ена (1953), «Проблема человечества» Кан Ген Э, «Сумерки» Хан Сер Я (1958) и другие.

В свою очередь, корейцы на родном языке читают труды классиков марксизма-ленинизма, научно-популярную литературу, произведения классиков русской литературы: А.С. Пушкина, Л.Н. Толстого, И.С. Тургенева, Н.В. Гоголя, А. Чехова, М. Горького, В. Маяковского и другие.

Республиканские издательства «Жазушы», «Казахстан», иногда и «Мектеп», выпускают литературу на корейском языке или по корееведению. Произведения корейских писателей переведены на казахский язык. Например, в 50-60-х гг. на казахский переведены произведения Хан Сер Я, Фунг Куан, Ли Ги Ен, сборники стихов корейских поэтов. Вышла в свет книга на корейском языке - «Мелодии Сыр-Дарьи».

В Казахстане регулярно велись радиопередачи на корейском языке.

В отличие от других языков народов Казахстана для корейского языка не было необходимости в разработке нового алфавита и орфографии. Алфавит корейского языка, созданный в XV в., прочно утвердился в народе.

Только за послевоенный период в издательствах Казахстана и Узбекистана было выпущено более 10 исследований на корейском языке, в том числе и по корееведению. Периодически материалы на корейском языке публиковались в газете «Ленин кичи». Старшим научным сотрудником Института истории, археологии и этнографии им. Ч.Ч. Валиханова АН КазССР, доктором исторических наук Ким Сын Хва подготовлена объемная монография по истории советских корейцев.

Таким образом, языковые потребности малых народов Казахстана в определенной степени получили реализацию в жизни. Развитие литературы и искусства расширило общественную функцию национальных языков в целинных областях Казахстана.

Но несмотря на это, языковые потребности национальных меньшинств полностью не реализовывались. Количество школ на родном языке, хотя в них была большая потребность, в целинных областях Казахстана было самым наименьшим, замедлилась деятельность по переподготовке учителей по родному языку. Количество часов по русскому языку почти сравнялось с количеством часов по родному языку: родной язык - 41 час, русский язык - 37 часов, казахский - 6 часов в неделю. Мало выделялось эфирного времени на радио и телевидении для ведения передач на национальных языках. Определен­ные трудности были и в выпуске учебно-методической и научной литературы.

Литература

  1. Губогло М.Н. Переломные годы. - Т. 1. Мобилизованный лингвицизм. – М.: ЦИМО, 1993. - 320 с.

  2. Хасанов Б.Х. Национальные языки, двуязычие и многоязычие: поиски и перспективы. - Алматы: Ғылым, 1989. - 134 с.

  3. Базанова, Ф.Н. Формирование и развитие структуры населения Казахской ССР (национальный аспект). – Алматы: Казахстан, 1987. - 152 с.

  4. Байбаков,  Н.К. От Сталина до Ельцина[Текст] / Н.К.Байбаков. - М.: «ГазОйл», 1998. – 200 с.

  5. Воронов, Г. От «оттепели» до застоя// Известия . 17. 11. 88.

  6. Базанова, Ф.Н. Формирование и развитие структуры населения Казахской ССР (национальный аспект). - Алматы: Казахстан, 1987. - 152 с.

  7. Какенова А.А. Социально-демографические процессы в Северном Казахстане в 1926-1959 гг.: Автореф.дисс. … к.и.н. - Алматы, 2004. -42 с.

  8. Ахатова Б.А. Политический дискурс и языковое сознание. - Алматы : Экономика, 2006. - 302 с.

  9. Барсуков Н.А. и др. ХХ съезд КПСС и его исторические реальности. - М: Наука, 1991. – 210 с.

 10. Сужиков М.М. Напряженность или гармонизация? Культура межнациональных отношений. -Алматы: Казахстан, 1991.-120 с.

 11. Эрлих К. Живое наследие (на немецком языке). - Алматы: Наука, 1988.  -380 с.

12.ГА. Астана. Фонд 136, опись 3, дело19. л.5.

  13. Бургарт Л.А. Немцы в Восточном Казахстане в 1941-1956 гг.: депортация и жизнь в условиях спецпоселения.-Усть-Каменогорск, 1997. -251 с.

  14. Рис Л.Э. Культурная жизнь немецкого населения Казахстана (1955-1985 гг.). Автореферат дисс. канд.ист.наук. – Алматы, 1991. – 27 с.

  15. Кан Г.В. История корейцев в Казахстане. – Алматы: Ғылым, 1995. – 208 с.

  16. Ким Г.Н. Социально-культурное развитие корейцев Казахстана: научно-аналитический обзор. – Алматы: Наука, 1989. – 60 с.

Түйін

Есимова Ж.Е. –Л. Гумилев атындағы ЕҰУ Еуразиялық зерттеулер кафедрасының аға оқытушысы.E-mail: eszhan@mail.ru

ТЫҢ ИГЕРУ КЕЗЕҢІНДЕ ҚОС ТІЛ ЖАҒДАЙЫНДАҒЫ ЭтнИКАЛЫҚ ҮДЕРІСТЕР

Мақалада қос тілдің даму тұсындағы этникалық үдерістер қарастырылады. 50-жж. ұлттық мектептер біртіндеп жаңғырып, дами бастады.Бұл үдеріске 1955 ж. Қазақстан КП ОК бригадаларының көшіп келген түрлі ұлттармен топтық және жеке әңгіме өткізулері ықпал етті.Олардың қорытындысы бойынша топтар мен сыныптарды құру, не арнайы мектеп ашу дұрыс емес, оны ата-аналар да қолдамайды деп түйіндеді. Жаппай коммуникация каналдарын ашу да қазақ-орыс қос тілдігін дамытуға жаңа мүмкіндіктер жасады.

Тірек сөздер: тың, этнос, тіл, мектеп, мәдениет, әдебиет. 

Abstract

Esivova Zh.K. – senior teacher of the Eurasian researchers of L. Gumilev ENU

E-mail: eszhan@mail.ru

ETHNO-linguistic  PROCESSES IN THE CONDITIONS OF BILING IN THE PERIOD OF GOALINE

The article considers ethno-linguistic processes in conditions of bilingualism in the period of virgin lands. Since the beginning of the 50s, there has been a gradual recovery and development of national schools. This process was preceded by numerous group and individual conversations of members of the brigade of the Central Committee of the Communist Party of Kazakhstan with special settlers of different nationalities in 1955. Their conclusions boiled down to the fact that the creation of groups and classes, or the opening of special schools, where instruction was conducted in their native language, is inexpedient and not supported by parents. The development of mass communication channels also opened up new opportunities for the spread of Kazakh-Russian bilingualism.

Key words: virgin, ethnos, language, school, culture, literature.


Пікір жоқ

Пікір қалдыру үшін кіріңіз немесе тіркеліңіз

Қаралуы: 2099

Рецензиялар жоқ

Жүктеу

Есимова Ж.К.статья ндля публикации на е-хистори.docx 0.06 MB

Санат

Пәнаралық зерттеулер Әдістемелік еңбектер Макро- және микротарих Отан тарихы. Зерттеудің жаңа әдістері Жас ғалымдар зерттеулері Сын. Пікір

Тақырып бойынша мақалалар

КУЛЬТУРА И БЫТ КАЗАХСКИХ РАБОЧИХ В ПОСЛЕВОЕННЫЙ ПЕРИОД Тюрко-согдийский вопрос в истории раннесредневекового Казахстана: современный взгляд УДК 323.15(574) ИСТОРИЯ МЕЖЭТНИЧЕСКИХ, МЕЖКОНФЕССИОНАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ В РЕСПУБЛИКЕ КАЗАХСТАН, ВКЛЮЧАЯ ИСТОРИЮ НАИБОЛЕЕ КРУПНЫХ ЭТНОСОВ: ОСН КУЛЬТУРНО-БЫТОВЫЕ УСЛОВИЯ ЖИЗНИ ПЕРВОЦЕЛИННИКОВ УДК 32.001: 005.44(4+5)Геополитические измерения Евразийства в условиях глобализации УДК 947.084 (574.2) ЭТНОЯЗЫКОВЫЕ ПРОЦЕССЫ В УСЛОВИЯХ ДВУЯЗЫЧИЯ В ПЕРИОД ЦЕЛИНЫ УДК 32.001: 005.44(4+5) Геополитические измерения Евразийства в условиях глобализации УДК 94(574) Научная школа академика Б.Е. Кумекова в кипчаковедении УДК 39 (574.42) ТРАНСФОРМАЦИЯ МАТЕРИАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ КАЗАХОВ ВОСТОЧНОГО КАЗАХСТАНА В КОНЦЕ XIX - НАЧАЛЕ XXI ВЕКОВ ҒТАХР: 03.20:03.09.31 ХІХ ҒАСЫРДАҒЫ ПЕТРОПАВЛ ҚАЛАСЫНЫҢ ӘЛЕУМЕТТІК-ЭТНИКАЛЫҚ ЖАҒДАЙЫ

Автордың мақалалары

КУЛЬТУРНО-БЫТОВЫЕ УСЛОВИЯ ЖИЗНИ ПЕРВОЦЕЛИННИКОВ УДК 947.084 (574.2) ЭТНОЯЗЫКОВЫЕ ПРОЦЕССЫ В УСЛОВИЯХ ДВУЯЗЫЧИЯ В ПЕРИОД ЦЕЛИНЫ