Басты бет » Материалдар » УДК 978.11-008 ДРЕВНЯЯ ИСТОРИЯ ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ: РЕЛИГИИ, КУЛЬТУРЫ, КОНТАКТЫ

Н.Д. Нуртазина, доктор исторических наук, профессор кафедры истории Казахстана КазНУ им.аль-Фараби

УДК 978.11-008 ДРЕВНЯЯ ИСТОРИЯ ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ: РЕЛИГИИ, КУЛЬТУРЫ, КОНТАКТЫ

«edu.e-history.kz» электрондық ғылыми журналы № 4(08)

Тегтер: верования, письменность, древность, Азия, Центральная, искусство, архитектура
Аңдатпа:
В древней и средневековой истории Центральной Азии имели место активные контакты и взаимосвязи в области языка, письменности, религиозных верований, искусства и архитектуры и др. сферах. Говоря о культурном взаимовлиянии необходимо признать уникальную стимулирующую роль великого Шелкового пути. Распространение среди тюрков зороастризма, буддизма и других религий следует оценить как показатель эволюции религиозного сознания. В культурной истории древних тюрков имел место тюрко-согдийский и тюрко-китайский синтез. С другой стороны, происходило и обратное влияние тюрков на иранцев, китайцев, славян и т.д. В надписи Тоньюкука имеются свидетельства в пользу частичной интеграции тюрков в китайско-конфуцианскую цивилизацию. Тюрко-иранский синтез стал основой формирования отличной от ближневосточной модели местных мусульманских форм ислама.
Мазмұны:

Древняя история Центральной Азии: религии,  культуры, КОНТАКТЫ

На современном этапе является актуальным выявление факторов взаимосвязей и интеграции этносов и культур. Между тем в историографии не достает целостного описания культурной истории Центральной Азии, генезиса и  закономерностей эволюции центральноазиатской макроцивилизации (в основе которой лежал тюрко-иранский синтез). Заметим, что в большинстве современных культурологических и политологических трудов в понятие «Центральная Азия» входят наряду с бывшими пятью республиками Советского Союза, территории Афганистана, северной Индии, Ирана, иногда – востока Китая и Монголии. 

 Во многих исследованиях по истории Центральной Азии акцент сделан на политических и этнических аспектах региональной истории, тогда как собственно культурологический срез выполнен фрагментарно. Также известным недостатком современных культурологических исследований является противоречивость и расплывчатость теоретико-концептуальной основы.

Теоретико-методологические проблемы исследования цивилизационных процессов на территории древней и средневековой Центральной Азиивключают анализ факторов межкультурных связей и взаимодействий; случаев заимствования прототюркскими племенами и народами достижений древнеиранской, китайской и др. цивилизаций. Более внимательное отношение к данной проблеме не означало бы сомнения в автохтонности, самобытности и самостоятельности культуры тюрков северной части Центральной Азии. Вместе с тем очевидно, что на протяжении древней и средневековой истории в среде прототюрков неуклонно нарастали процессы взаимодействий в области языка, систем письменности, религиозных верований и культов, искусства, архитектуры и пр. [1].

В истории Центральной Азии межкультурные контакты в древности способствовали цивилизационному расцвету, контакты и интеграция  различных культурных и духовно-эстетических идеалов и канонов приводили к уникальным явлениям. Древняя история Центральной Азии богата своим  уникальным наследием, имеющим мировое значение искусством, что отражено, например, в капитальных исследованиях выдающегося ученого-археолога и искусствоведа, академика Академии наук Узбекистана Галины Пугаченковой, автора бесценных книг «Искусство Афганистана», «Искусство Гандхары» и др. [2].  

Безусловно, культурные контакты и обмен опытом – необходимое условие социального прогресса, тогда как изоляция, особенно если это касается номадических обществ, часто приводит к стагнации. Казахский ученый, академик А. Маргулан всегда подчеркивал, что «степная цивилизация, как устойчивая и динамичная целостность была основана на взаимодополнении кочевого и оседлого образов жизни» [3, с. 450].

Вместо споров о превосходстве и первенстве тюркского или, наоборот, иранского языков, тогда как более корректным будет положение о том, что в  культурно-историческом пространстве древней Центральной Азии сосуществовали и находились в тесном контакте различные языки (индо-иранские, алтайские, угорские) и был реальностью полилингвизм с нарастающей тенденцией тюркизации. Можно применить образ «этнического котла», в котором переплавлялись и синтезировались различные этнокультурные компоненты. Безусловно, вектор взаимодействия прототюрков с индоиранцами в Центральной Азии был направлен в сторону нарастающей ассимиляции последних и полного доминирования тюркоязычия, что наступает в связи с наступлением собственно древнетюркской эпохи [4]. 

Говоря о факторах культурного взаимодействия, следует признать уникальную стимулирующую роль Великого шелкового пути, который начал формироваться уже во II в. до н.э. и был проводником технических новшеств, религиозных идей и культурных достижений [5]. Этот трансконтинентальный маршрут впервые соединил дальневосточный и средиземноморский очаги древних цивилизаций и проходил через Центральную Азию. Также немаловажно, что именно кочевники в созданных ими империях создавали важные условия для межкультурного обмена. Номадизм стимулировал миграцию населения, которая, в свою очередь, являлась катализатором этнических, и в частности, этногенетических и цивилизационных процессов, развивавшихся особенно интенсивно в пределах контактов между оседлым скотоводческим и оседло-земледельческим населением.

Культурные связи населения Центральной Евразии с Ираном (Персией), Китаем, Парфией, Кушанской империей и другими цивилизациями не могли пройти бесследно древних номадов. Знаменитое искусство звериного стиля, присущее скифо-сакским племенам, следует считать синтезом, сплавом самобытных и заимствованных традиций. Многие его образы были заимствованы из персо-ассирийской культуры. Евразия могла заимствовать из Передней Азии основную идею воплощения в искусстве звериных образцов, заимствовала художественный стиль. В то же время кочевники творчески переработали это искусство и вложили в него свое этническое видение. Весомый вклад племен Евразии позволяет утверждать, что здесь сформировалась независимая школа данного искусства – «евразийский звериный стиль». 

Говоря о примерах обратного влияния кочевых племен Казахстана на центры древних цивилизаций, стоит обратить внимание на факт, что одним из путей распространения бронзы в древней Евразии был путь из Семиречья в западный Китай. Сама потребность в бронзе была одним из факторов, повлиявших на возникновение Шелкового пути. В определенной степени цивилизация Степи оказывала влияние на развитие ранней китайской цивилизации, поставляя ей металл и лошадь Как пишет Е. Кузьмина, «на Тянь-Шань и соседнюю Фергану китайские императоры отправляли специальные посольства, чтобы получить этих знаменитых лошадей» [6, с. 34].

Процесс взаимовлияний наиболее выражено проявлялся в сфере религии. На начальном этапе в религиозно-мифологическом сознании прототюрков присутствовало влияние индоиранских, арийских божеств, особенно Митры. На петроглифах Казахстана нередки изображения сцен поклонения солнцеголовому Митре. В целом, духовный мир древних насельников Казахстана характеризовался известными противоречиями, аморфностью и незавершенностью этических представлений. С этой точки зрения проникновение зороастризма, буддизма и др. этически ориентированных религий (вместо мифологических) нельзя не признать известным показателем эволюции религиозного сознания.

Под влиянием ранней зороастрийской этики, влияния буддизма, проникавших из древних очагов цивилизаций Востока несколько смягчаются и облагораживаются нравы язычников. В самих обществах саков, усуней, хуннов, т.е. среди элиты, жрецов-шаманов, родовой аристократии идут процессы самопознания и духовных поисков. Сообщества саков на юге Казахстана подверглись влиянию межкультурного взаимодействия, приняли те или иные варианты зороастризма. При этом надо принять во внимание, что присырдарьинский регион и близлежащие районы Средней Азии до Ферганы издавна представляли органическое целое [7,  с. 32].

Безусловно, пропаганда зороастризма была  серьезным духовным прорывом для древних народов Востока. Пророк Зоратуштра происходил из среды пастушеских племен Центральной Азии, предположительно северных (восточных) иранцев, а не персов.  Несмотря на небольшой успех его проповедей при жизни, влияние его идей высокого морально-этического содержания предвосхитило ожидания современников. Огромное значение для духовного сознания кочевников и земледельцев Востока имела критика новым пророком идолопоклонства и бессмысленных кровавых жертвоприношений, жестокости нравов, угнетения богатыми бедных, догматизма и гордыни современного им жречества. По мнению Мэри Бойс, в  этот период Великая Степь переживает самый яркий расцвет культуры, степной ренессанс [8].

Связи прототюрков с великими цивилизациями, осуществлявшиеся посредством торговли, военных и дипломатических акций благоприятствовали распространению и других религиозных учений.  В Центральной Азии активно развернули деятельность проповедники буддизма, индийские миссионеры, а в художественную традицию проникали образцы греко-римской культуры. Буддизм оставил яркий след в истории Афганистана, территория которого входила в древности в качестве Бактрии в состав Ахеменидской державы персов, затем в Кушанскую империю. На территории центрального Афганистана в Бамианской долине в окружающих долину скалах были  высечены гигантские статуи Будды, которых описал в своих записках еще Сюань Цзан, посетивший край около 630 г., к сожаленью, варварски уничтоженные талибами  в 2001 г. [9].

Также ярко проявлялись черты культурного синтеза в оазисах Восточного Туркестана: здесь издавна активны были индийские, кушанские миссионеры, развивались живопись и скульптура, вдохновленная греческим искусством, искусством Ирана и Индии [10,  с. 62]. Известно, что часть саков была интегрирована в систему Ахеменидской империи; в качестве воинов они участвовали в греко-персидских войнах. Постепенно, согласно закономерностям глобальной истории, расширялся кругозор древних кочевников. Из источников известны биографии отдельных скифов, подвергшихся греческой культуре или усуней, хуннов, тюрков, освоивших начала китайско-конфуцианской цивилизации. Все это не могло пройти бесследно для такой сферы, как культура, религия, идеология. 

Религиозно-мифологическая система древнетюркского населения Казахстана имела тенденцию к ускоренной трансформации, что проявлялось в принятии инноваций со стороны китайско-буддийской, иранской традиций, сосуществовании элементов и практик буддизма, манихейства, христианства. Данная неустойчивость и аморфность в конце концов привела к массовому обращению в ислам, после чего древняя религиозно-мировоззренческая система приняла черты устойчивости и определенности.  Многие западные авторы придерживаются точки зрения, что этимология древнетюркского слова «Тенгри» восходит к китайскому корню «тянь» – «небо», и корни тенгрианства уходят в китайскую философию XI в. до н.э.  Хотя, по видимому, не стоит так прямолинейно связывать тюркский тенгризм с китайской религиозной традицией. 

В истории письма также редко обходятся без заимствований. В мировой науке наиболее популярной является версия о происхождении древнетюркского алфавита от согдийских прототипов.  По мнению Дж. Клосона, тюрки создали свой оригинальный алфавит на основе творческой переработки греческого и пехлевийского письма [11]. Гений древнетюркского человека, который, опираясь на греческий алфавит и пехлевийское письмо, сумел талантливо модернизировать собственные древнейшие тюркские пиктограммы (логограммы), и превратить их в алфавит, тонко учитывающий все особенности живой тюркской речи, заслуживает уважения.

Важно понять закономерность: тюрки как народ с кочевой ментальностью выдвинулись на арену истории прежде всего в качестве воинов, знатоков оружия и военного искусства, обладателей таланта государственно-правового управления, тогда как в сфере духовной жизни, книжных знаний тюрков-кочевников цивилизационно дополняли жившие в пределах государства, либо посещавшие тюркские земли представители иранской (согдийской) культуры, а также – в меньшей степени – китайско-конфуцианской цивилизации. Замалчивать фактор межкультурного обмена значило бы отходить от научной позиции, тем  более, как уже отмечалось выше, открытость к культурному обмену, способность к диалогу и вазимовлиянию сами по себе тоже являются показателями цивилизованности этноса.

О том, что в культурной истории древнетюркского общества имел место тюрко-согдийский и китайский синтез, пишут и современные казахские исследователи Еженханулы и Сунгатай [12].  Свидетельством китайско-тюркского диалога в VI в. и знакомства кок тюрков с буддизмом является перевод на тюркский язык (согдийским письмом) буддийской «Нирвана-сутры». Каган западных тюрков Тон джабгу имел встречу с Сюань цзанем – знаменитым буддийским учителем Китая. Известно, что на одной из сторон Бугутской стелы в честь Таспар кагана (VI в.) содержалась надпись на санскрите письмом брахми, а сам факт написания этого раннего памятника Тюркской империи на согдийском языке свидетельствует о принятии этого языка в качестве официального языка каганата. 

Среди западных ученых доминирует мнение, что древнетюркская скульптура (каменные изваяния) возникает под непосредственным влиянием китайской цивилизации, как прямое подражание танскому Китаю. Можно полагать, что как в искусстве звериного стиля саков, так и в замечательном искусстве каменных скульптур кок тюрки, не исключая первоначальные импульсы со стороны дальневосточной традиции, школы китайских и согдийских мастеров, все же в дальнейшем оформили это в свою самобытную национальную традицию.

У тюрков были опытные мастера-каменотесы, которые занимались изготовлением каменных изваяний. О влиянии Китая свидетельствует то, что степные эпитафии часто имели навершием изображение драконов, который в китайской мифологии символизирует императорскую власть (также в храме Культегина на стенах были терракотовые маски драконов), постаментом для стелы служила скульптура черепахи,  символизирующая в китайской традиции  долголетие или вечность.

Памяти Культегину и Бильге-кагану были составлены и китайскоязычные эпитафии. Сам советник Восточнотюркского каганата, генерал Тоньюкук заявляет о себе: «Я сам, мудрый Тоньюкук, получил воспитание под влиянием культуры табгачской (т.е. китайской)», что является красноречивым фактом в пользу частичной интеграции кок тюрков в лоне танской цивилизации. Еще в борьбе с жужанями тюрки опирались на поддержку с китайским княжеством Западная Вэй, хотя последняя имела кочевые корни. Кок тюрки  творчески использовали административный опыт Китая.  Например, считается, что титул «сянгун» – генерал, «тайши» – наследник, знатный человек, князь, «тутук» считаются  заимствованными от китайцев. В системе управления тюрки многое переняли от династии Тан, в том числе открытые диспуты при дворе. 

Вместе с тем, следует объективно изучать и факты обратного влияния средневековых тюрков на иранцев, китайцев, славян (позже – арабов). Не говоря об общеизвестных закономерностях, когда согдийцы, китайцы, персы, арабы, славяне всегда высоко ценили воинские качества евразийских тюрков-кочевников, вербовали их в свои армии, приглашали на службу в качестве военначальников, тюркское влияние касалось и сферы языка, быта, предметов материальной культуры, и даже духовных традиций. Так,  взаимопроникновение тюркской и китайской культур достигло своего пика в  танскую эпоху.

Согдийцы тоже не обошлись без влияния тюркской культуры и особенно языка. Махмуд Кашгари свидетельствовал что в его время согдийский язык уже выходил из употребления, ассимилируясь тюркским языком. Необходимо упоминать тенденцию обратного влияния тюркского языка на иранские, в том числе даже на такой развитый литературный язык средневековья, как новоперсидский (фарси). Ученые выявили 1728 слов тюркского происхождения в новоперсидском языке (а также 409 монголизмов), при этом данная заимствованная лексика охватывает материальную и духовную сферы. Проникли тюркские слова и в арабский язык, включая различные эпохи – от мамлюков до Османского владычества. 

Если затронуть дальнейшую судьбу тюркской письменности, то руника просуществовала примерно до XI-XIIвв. Его вытесняет уйгурский курсив, затем арабское письмо. Смена письменности является  поворотным пунктом в истории цивилизации. В отношении конкретного случая перехода от древнетюркского алфавита к арабскому письму, произошедшего в течение нескольких веков, необходимо сказать: это был комплекс объективных цивилизационных закономерностей, а не мер насильственного вытеснения. Акад. В. Бартольд в своих трудах, комментируя вымышленную версию об уничтожении древнехорезмийской письменности арабами (приводимую аль Бируни), отмечает, что данный миф не подтверждается никакими источниками и «сам по себе кажется  неправдоподобным» [13, с. 45].

Скорее всего, архаичные религии и письменные системы вытеснялись эволюционно, не выдерживая конкуренцию с новыми, более  развитыми интеллектуальными традициями. Согласно исследованиям философа С. Акатаева, «политеистическое сознание (тюрков), не способствующее ни созданию более высоких нравственных норм, ни социально-политическому объединению разноплеменных этнических структур все более уступает свои позиции, а потребность в некоем надплеменном единстве к этому времени, безусловно, была» [14, с. 67]. Однако, на взгляд философа, выход был в трансформации и модернизации самого тенгрианства. По мнению современного американского тюрколога Питера Голдена, тенгризм или шаманизм были не совместимы с государственностью и потому задерживали  цивилизационное развитие [15, с . 237].

________________________________________________________

1.  Нуртазина Н.Д. История тюркской цивилизации. – Алматы: Қазақ университеті, 2015. –205 с.

2.  Пугаченкова Г.А. Искусство Гандхары. – М.: Искусство, 1982. - 196 с.

3.  Марғулан, Әлкей. Шығармалары. Т.8. [Текст]: монография / Ә. Х. Марғұлан. - Алматы: Алатау, 2010. - 472 б.

4.  Кляшторный С.Г. История Центральной Азии и памятники рунического письма. – СПб.: Филологический факультет СПбГУ, 2003. - 560 с.

5.  Байпаков, К. М. Великий Шелковый путь на территории Казахстана [Текст] / К. М. Байпаков. - Алматы : Адамар, 2007. - 496 с.

6.  Кузьмина Е.Е.  Древнейшие скотоводы от Урала до Тянь-Шаня / ред. В. И. Мок­ры­нин. — Фрунзе: Илим, 1986. — 134 с.

7.  Толстов С.П. По древним дельтам Окса и Яксарта. –М.: Гл. ред вост.лит,. 1962 – 322 с. 

8.  Бойс, Мэри. Зороастрийцы. Верования и обычаи/ Пер. с англ. – М.:Наука, 1987. – 301 с.

9.  История статуй Будды в Бамианской долине а Афганистане // http://earth-chronicles.ru/news/2013-12-09-55785

10.  Рахманалиев Р. Империя тюрков. Великая цивилизация. – М.: РИПОЛ-классик, 2013- 704 с.

11.  Клосон Дж. Происхождение тюркской «рунической» письменности //Зарубежная тюркология (сб.). –М.: Институт востоковедения, 1986.- С. 135-158.

12.  Қазақстан тарихы туралы қытай деректемелері. Тарихи-мәдени жәдігерлер. - 2 т. – Алматы, Дайк пресс, 2005.- 132 б. 

13.  Бартольд В.В. Туркестан в эпоху монгольского нашествия //Собр.соч. в 9 т. Т I. – М.: Изд.Вост.лит, 1963. – С. 45-597.

14.  Акатаев С.Н. Мировоззренческий синкретизм казахов: Дис. докт. филос. наук. – Алматы, 1995. -333 с.

15.  Golden, Peter. Religion among the Qipchaqs of Medieval Eurasia. // Central Asiatic Journal. International Periodical for Laguages, Literature, History and Archaeology of Central Asia. 42(1998)2, p. 180-237.

Н.Д.Нуртазина,

тарих ғылымдарының докторы, Қазақстан тарихы кафедрасының профессоры Әл-Фараби атындағы ҚазҰУ

Орталық Азияның ежелгі тарихы: діндер,  мәдениеттер, байланыстар

Түйін

Орталық Азияның ежелгі және ортағасырлық тарихында тіл, жазу жүйелері, діни  наным-сенімдер, өнер мен архитектура, т.б. салаларда белсенді түрде өзара байланыстар орын алып келді. Мәдени ықпалдастыққа әсер еткен факторларды айтқанда ұлы Жібек жолының теңдесі жоқ белсендіруші рөлін мойындау қажет. Түркілерге зороастризм, буддизм сынды діндердің келуін діни сана-сезімнің эволюциясының көрінісі деп бағалау абзал. Көне түркі қоғамының мәдени тарихында түркі-соғды және түркі-қытай синтезі орын алды. Сонымен қатар, керісінше, түркілердің де ирандықтарға, қытайлықтар мен славяндарға ықпалы жүрді. Тоныкөк жазбасында көк түріктердің қытай-конфуциандық өркениетке белгілі дәрежеде интеграциялануына дәлелдер бар. Түркі-иран синтезі таяу шығыстық дәстүрлерден айрықшаланатын жергілікті мұсылмандық мәдениет формаларының қалыптасуына негіз болды. 

Кілтті сөздер: тарих, мәдениет, діндер, Орталық Азия, сақтар, түркілер, ирандықтар, мәдени байланыстар, эволюция

Nazira D. Nurtazina

Doctor of History, Professor of al-Farabi Kazakh National University,

Kazakhstan history department

history of ancient Central Asia: ReligionS, culturES, contacts

Summary

Throughout ancient and medieval history in Central Asia it was occurred active process of interaction in the field of language and writing systems, religious beliefs and practices, art, architecture, etc. Speaking about the factors of cultural interaction, we must recognize the unique catalytic role of the Silk Road. Penetration of Zoroastrianism, Buddhism, and other new religions were an indicator of the evolution of religious consciousness of the Turks. In the cultural history of the ancient Turkic society  there were Turkic-Sogdian and Turkic-Chinese synthesis forms. But there were facts of influence of the Turks on the Iranians, Chinese, Slavs and others too. The inscription of Tonyukuk give us the evidence of the partial integration of the Turks to the Chinese civilization. Turko-Iranian synthesis made conditions for the formation of local forms of Muslim culture which were different from the ones in the Middle East.

Key words: History, culture, religions, Central Asia, Saka tribes, Turks,Iranians, cultural contacts, evolution


Пікір жоқ

Пікір қалдыру үшін кіріңіз немесе тіркеліңіз

Қаралуы: 3039

Рецензиялар жоқ

Жүктеу

e history Nurtazina 2 NEW (1).doc 0.09 MB

Санат

Пәнаралық зерттеулер Әдістемелік еңбектер Макро- және микротарих Отан тарихы. Зерттеудің жаңа әдістері Жас ғалымдар зерттеулері Сын. Пікір

Тақырып бойынша мақалалар

Западный взгляд на общественную функцию ислама в контексте его жизнеспособности УДК 978.11-008 ДРЕВНЯЯ ИСТОРИЯ ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ: РЕЛИГИИ, КУЛЬТУРЫ, КОНТАКТЫ УДК 323.1:94(476) Қазақстандағы белорус этносының өкілдері: қалыптасуының тарихы мен бүгіні ДИПЛОМАТИЧЕСКИЕ СВЯЗИ МИНСКОГО КИТАЯ С ГОСУДАРСТВАМИ ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ УДК 327 (574:44)Казахстан-Франция: к вопросу о стратегическом партнерстве в ХХІ веке УДК 379.85 КУЛЬТУРНАЯ ПАНОРАМА АСТАНЫ 11.25.91 ҚАЗІРГІ КЕЗЕҢДЕГІ ҚАЗАҚСТАН-МАЖАР ҚАТЫНАСТАРЫНЫҢ АХУАЛЫ МЕН ДАМУ КЕЛЕШЕГІ

Автордың мақалалары

УДК 978.11-008 ДРЕВНЯЯ ИСТОРИЯ ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ: РЕЛИГИИ, КУЛЬТУРЫ, КОНТАКТЫ