Басты бет » Материалдар » Проблема Афганистана во внешней политике Республики Казахстан и участие региональных и нерегиональных факторов (2001-2011 гг.)

Малбаков Д.М. Казахский национальный университет им. аль-Фараби, факультет международных отношений, Казахстан, г. Алматы e-mail: malbakov.darkhan@mail.ru Сарыбаев М.С. Казахский национальный университет им. аль-Фараби, факультет международных от

Проблема Афганистана во внешней политике Республики Казахстан и участие региональных и нерегиональных факторов (2001-2011 гг.)

«edu.e-history.kz» электрондық ғылыми журналы № 3 (07)

Тегтер: Азии, афганская, Центральной, Казахстана, Россия, национальная, безопасность, внешняя, политика, Казахстана, НАТО, проблема, страны
Аңдатпа:
В статье производится анализ одной из ключевых проблем безопасности для стран Центральной Азии и Республики Казахстан – афганская проблема. В статье системно проанализированы факторы, влияющие на безопасность Исламской Республики Афганистан, а также влияние проблемы Афганистана на Республику Казахстан, роль афганской проблемы во внешней политике Казахстана, Текущие проблемы, риски и угрозы для национальной безопасности стран Центральной Азии, интересы внерегиональных факторов как США, НАТО, Россия, позиция стран региона ЦАР и возможные сценарий развития ситуаций в Афганистане.
Мазмұны:

Проблема Афганистана - ключевая для безопасности Центральной Азии и национальной безопасности Казахстана. Чрезвычайно важно - знать и понимать стратегию и планы Запада в отношении этой страны - источника военно-политических, религиозных и наркотических угроз.

В геополитическом контексте Афганистан затрагивает безопасность широкого региона, включая Южную Азию, Средний и Ближний Восток, СНГ, КНР.

Внутриполитическое положение в Афганистане остается крайне неустойчивым. Но и западные союзники не в состоянии обеспечить контроль на всей территории страны и между Кабулом и западными союзниками существует ряд противоречий. Саммит ОБСЕ в Астане 2010 вновь продемонстрировал, насколько сильное влияние на безопасность Центральной Азии и шире - Центральной Евразии — имеет военно­стратегическая ситуация в Афганистане и вокруг него. Ситуация осложняется тем, что США приступили к изменению своей стратегии в Афганистане.

Вследствие своего географического положения, сложной внутриполитической ситуации, глубокой вовлеченности в теневую часть мировой экономики, Афганистан и в начале XXI века - в центре сложного переплетения интересов многих государств и негосударственных сил.

Изменения в стратегии США. В последнее время среди американских экспертов речь идет о создании в Афганистане т.н. «государства децентрализованной демократии»[1], что на определенных условиях должно стать приемлемым вариантом для США. При таком варианте будет сохранено централизованное государство (с широкой автономией регионов и установлении демократических институтов), обладающее контролем для того, чтобы не допустить использование территории Афганистана для дестабилизации Пакистана или планирования атак против США.

Принятие такого решения явилось бы частичным признанием афганских реалий, которые установились после 2001 г. Власть многих губернаторов и местных чиновников, держится не на мандате центрального правительства. Местные руководители правят скорее благодаря собственным структурам, обеспечивающим их экономическую силу и безопасность, а также функционирующих вне правовых рамок, но при молчаливом согласии Кабула.

Администрация Обамы признала, что централизованная демократия для Афганистана - это слишком амбициозная задача. Нынешний курс направлен в сторону децентрализации; вопрос лишь в том, насколько далеко данный процесс должен пойти и в состоянии ли афганские и американские чиновники успешно управлять этим переходом.

Изменения в стратегии НАТО. Анализ стратегии НАТО в Афганистане и развитие событий начиная с 2010 г. дают возможность очертить перспективы дальнейшего пребывания Североатлантического альянса в этой стране.

Очевидно, что НАТО под давлением своих европейских членов основной упор в видоизмененной стратегии будет делать на принцип «афганизации» безопасности, то есть основные усилия направлять на подготовку афганской полиции и армии, которые к 2015 должны были  взять на себя всю полноту ответственности за безопасность в стране.

Поскольку сегодня европейские члены НАТО делают ставку на усиление подготовки собственных сил безопасности Афганистана, то в дальнейшем  отправка в эту страну не столько армейских частей, сколько специалистов, способных профессионально обучить афганские подразделения будет и далее практиковаться Западом.

Руководство НАТО и Соединенных Штатов будет продолжать обозначившуюся в 2009 г. линию на негласную политическую амнистию талибов. Возможны переговоры с умеренными лидерами «Талибана» и предоставления последним шансов для официального участия в политической жизни Афганистана. В долгосрочной перспективе, рано или поздно, контингентам НАТО и США придется покинуть страну полностью, а центральное правительство Кабула останется один на один с талибами. Между тем даже сам факт переговоров НАТО с талибами, а тем более их возвращение во власть, по сути, будет означать неудачу политической миссии альянса в Афганистане, поскольку Западу придется признать, что он так и не смог справиться с присутствием талибов в стране.

Осознавая свою ресурсную ограниченность, в том числе в плане подготовки афганских сил безопасности, НАТО, вероятнее всего, будет постоянно ставить вопрос о расширении международного участия в Афганистане. Это возможно за счет подключения к миротворческой операции разных международных и региональных гуманитарных и иных организаций, готовых взять на себя задачи политической и социально-экономической реконструкции страны.

Россия и Афганистан. Интересы России, связанные с Афганистаном, носят, политический (безопасность), нежели экономический характер. Они завязаны на угрозах, исходящих с территории этой страны, в первую очередь радикального исламизма и транзита наркотиков. В более широком геополитическом контексте опасения России концентрируются вокруг военно-стратегической активности США и их союзников по НАТО в регионе.

В региональном плане Россия на фоне усиливающейся децентрализации Афганистана возвращается к поддержке Северного альянса (создание т.н. «пояса безопасности»).

При всех сложностях отношений России с Западом существуют сферы, где их сотрудничество неизбежно будет крепнуть. Одно из первых мест в этом отношении, безусловно, занимает Афганистан.

В январе 2009 г. в Брюсселе состоялось первое после войны на Кавказе заседание Совета Россия—НАТО на уровне начальников генштабов, ключевой темой которого стало сотрудничество в Афганистане. Была озвучена готовность России обучать афганских специалистов в российских вузах, восстанавливать объекты народного хозяйства Афганистана. Россия готова помочь Афганистану восстановить там 142 объекта индустрии и инфраструктуры, построенные в советское время. Москва рассчитывала, что все подряды получит без тендеров, а финансировать их будет мировое сообщество. Однако данный проект не был реализован вследствие неготовности (или нежелания) Запада его финансировать.

Крупнейшим событием в политике России по, отношению к Афганистану стало списание его задолженности из неоплаченных военных кредитов СССР и клиринг-расчетов, около 11.2 млрд. долл.

Тем не менее, российско-афганский торговый оборот невелик - 68.2 млн. долл. в 2007.

За исключением военных поставок Афганистан заинтересован не столько в российских товарах, сколько в российских капиталах. Наиболее перспективными для России могли бы стать инвестиции в добычу полезных ископаемых. Многие месторождения - нефти, газа, меди - были найдены советскими геологами. Интерес представляют месторождения нефти на севере страны, с годовым объемом добычи около 1 млн. т. при общем объеме запасов Афганистана оцениваемых в 40 млн. т нефти и 137 млрд. кубометров природного газа.

Прогресс отмечен в сфере борьбы с наркотиками. С 2010 г. Россия помогает решению этой задачи: благодаря соглашению о транзите со странами НАТО и, предоставляя афганским госслужащим, возможность обучаться в сфере предотвращения незаконного оборота наркотиков.

Российско-американское соглашение о сотрудничестве в борьбе с наркоугрозой из Афганистана подписано 4 февр. 2010 в Москве. Основная цель совместной работы - сокращение посевов опийного мака в этой стране и пресечение наркотрафика в Россию и другие страны Европы.

Россия и Афганистан поддерживают реализацию важных проектов в области железнодорожного транспорта и энергетики, в частности проектов формирования системы передачи электроэнергии из Таджикистана в Афганистан и Пакистан CASA-1000 и строительство газопровода Туркмения—Афганистан—Пакистан—Индия.

Афганистан и Центральная Азия. Афганистан по-прежнему остается наиболее критическим фактором безопасности Центральной Азии. Все эксперты абсолютно уверены, что талибы не остановятся, вернув себе власть в Афганистане. Следующей целью, вероятнее всего, станет Исламабад. Лавирование экс- президента Пакистана Первеза Мушаррафа и его спецслужб между отношениями с США и заигрыванием с «Аль-Каидой» и талибами было возможно вотносительно мирное время. Но тотальный кризис в Афганистане с уходом оттуда сил коалиции чреват любыми экстремальными событиями вплоть до военного переворота, врезультате которого пакистанское ядерное оружие может оказаться в руках экстремистов.

Другим направлением экспансии  талибов могут стать центральноазиатские государства. В последние годы обозначились новые цели - захват месторождений урановых руд и заводов по их переработке. В Казахстане, Кыргызстане, Таджикистане и Узбекистане сосредоточены огромные залежи урана, функционируют мощности по его переработке. Исходя из этих целей страны ЦА - потенциальные объекты экспансии исламистов.

Таким образом, среди представителей экспертного сообщества и спецслужб нет единой точки зрения на дальнейшее развитие событий. Некоторые эксперты склонны считать, что опасность преувеличена и прямой угрозы стабильности Центральной Азии нет. Однако ряд осведомленных специалистов придерживаются мнения, что скрытая активность исламистов и экстремистов достаточно высока. Она тесно переплетена с криминальной деятельностью и наркобизнесом.

Позиция Казахстана. Республика Казахстан занимает достаточно активную позицию в отношении Афганистана. На Лондонской конференции по Афганистану в 2006 г. Астана поддержала Договор по Афганистану между правительством ИРА и международным сообществом, который позволил определить перспективы и временные рамки восстановления афганской экономики, перечень социально-экономических проектов, актуальные проблемы региональной безопасности, в т.ч. проблему борьбы с наркотиками.

В июне 2008 на Парижской международной конференции Казахстан поддержал Стратегию национального развития до 2013 г. Между РК и ИРА происходит взаимодействие и в рамках ШОС, ОБСЕ (Астанинский саммит 2010 г.), СВМДА и ПИМ НАТО.

 В 2009-11 гг. Казахстан выделил 1,5 млн. долл. согласно Плану содействия Афганистану. В 2008 г. Казахстан выделил 2,4 млн. долл. для реализации проектов по строительству школ на территории ИРА. В рамках международной поддержки образования в Афганистане Казахстан выделил 50 млн. долл. на обучение афганских студентов в Казахстане.

В период 2006-2010 выработана повестка дня экономического сотрудничества между РК и ИРА которая включает в себя строительство Казахстаном железной дороги в Афганистане, инвестирования в разведку и добычу минеральных ресурсов (нефти, газа, железной руды, каменного угля, меди) на территории ИРА Торговый оборот между двумя странами вырос в период 2007-2010 с 196,5 млн. до 290 млн. долл. в основном за счет казахстанского экспорта.

В целом, Астана поддерживает все мирные инициативы и процессы по урегулированию конфликта в Афганистане. В Казахстане существует ясное понимание важности Афганистана для сохранения региональной безопасности в Центральной Азии. В мае 2011 г. Казахстан направил в ИРА ограниченный персонал (в составе 4 чел.), в миссию которого входит дипломатическое и техническое обеспечение гуманитарной помощи со стороны РК.

Вероятные сценарии развития ситуации в Афганистане. В настоящее время специалисты обсуждают в основном три вероятных сценария развития событий. Сценарий № 1 носит идеальный характер и потому невозможен. В этой версии развития событий войска коалиции одерживают сравнительно быструю победу, создают эффективные государственные институты, закладывают прочные основы гражданского общества и покидают страну. Но даже при таком фантастическом сценарии нельзя гарантировать необратимость перемен. Остается вероятность постепенной реставрации конфликта с возвратом талибов.

В соответствии со сценарием 2 войска коалиции покидают Афганистан полностью, не одержав победы. Причины такого исхода связаны с невозможностью достижения военного успеха, то есть установления контроля над всеми провинциями, включая и те, где размещены войска коалиции, а также с недостаточностью финансовых средств, неверностью союзников по коалиции. Отсутствие позитивных результатов вынуждает Вашингтон отказаться от планов по умиротворению Афганистана. Официально американская миссия объявляется успешно завершенной, но фактически уход вооруженных сил США означает поражение.

Наиболее вероятен сценарий № 3, в его пользу говорят и нынешние действия американской администрации: противостояние с талибами затягивается на неопределенно долгий срок, и окончательное решение «афганского вопроса» раз за разом откладывается. Собственно говоря, именно в этой постоянной отложенности и состоит решение. На такой сценарий указывает то, что Обама объявлял об усилении американской группировки в Афганистане. Таким образом, Следуя логике Обамы, временное наращивание численности войск - кратчайший путь к их окончательному выводу.

Некоторые эксперты высказывают предположение, что окончательно разобраться и с талибами, и с их союзниками, которых считают «международными террористами», может помочь реставрация ситуации противостояния между «северянами» и талибами в новых условиях и с новыми возможностями. Однако такое впечатление в корне неверно.

«Северный альянс», опиравшийся в основном на национальные меньшинства, смог в конце концов удержать под своим контролем лишь около 10% территории страны (в конце 1990-х). И если бы не помощь России, Ирана и центральноазиатских государств (Таджикистана и Узбекистана), и прямое вмешательство США и их союзников в 2001, «Северный альянс» не только не смог бы предъявлять претензии на власть в общенациональном масштабе, но и просто, скорее всего, не выстоял бы. Можно предположить, что с прямой военной помощью США и стран НАТО и при возможном содействии Пакистана (чья позиция в афганском вопросе сейчас гораздо сложнее и неоднозначнее, чем его безоговорочная поддержка талибов в конце 1990-х) «северяне» смогли бы контролировать гораздо большую территорию, а, возможно, и нанести еще одно военное поражение талибам. Но подобное развитие событий маловероятно. Ставка только на национальные меньшинства, которые ни порознь, ни вместе, никогда не могли объединить Афганистан, не принесет иных результатов и в дальнейшем.

Периодически, те иные силы внутри Афганистана или вне его выступают с различными инициативами, планами и предложениями по урегулированию конфликта. Президент Карзай ранее предлагал предоставить амнистию боевикам «Талибана», которые сложат оружие. Он также неоднократно изъявлял готовность вступить в прямой контакт с лидером движения Муллой Омаром[3].

В 2009 году стороны уже пытались договориться о прекращении войны в Афганистане. В Саудовской Аравии под патронажем короля Абдаллы прошло несколько раундов переговоров. Однако в итоге стороны не смогли договориться. Препятствием стало требование талибов о немедленном выводе из Афганистана всех иностранных войск.

Талибы выдвигают собственные условия Х.Карзаю: они якобы больше не хотят править государством, но требуют полного вывода иностранных войск из Афганистана, введения закона шариата и организации совета, в котором приняли бы участие старейшины со всей страны под предводительством муллы Омара.

Основные условия, на которых «Талибан» готов сложить оружие и начать переговоры, известны. Это - изменение конституции страны, вывод иностранных войск, признание ДТ в качестве части афганской политической системы, открытие представительств «Талибана» в городах Афганистана, исключение руководителей движения из «черного списка» Совета Безопасности ООН и, наконец, освобождение всех талибов из тюрем. Реализация первого условия, согласно афганскому законодательству, зависит от решения джирги. Карзай рассчитывает, что реализация его планов по национальному примирению и реинтеграции позволит привлечь не менее 70% афганских талибов к мирной жизни.

В январе 2010 г., накануне международной конференции по Афганистану в Лондоне было известно о том, что правительство Х.Карзая разработало новый план примирения с «Талибаном»[4] . Приверженцам этого движения, которые перейдут на сторону властей, будут предложены рабочие места, возможности получить образование, им будет обеспечена безопасность. Главным элементом нового плана стали гарантии безопасности амнистированным. Они не должны будут подвергаться арестам, их защитят и от возмездия со стороны мятежников. США в целом одобрили план. Афганское правительство рассчитывало, что финансировать его будет мировое сообщество. Однако, на реализацию плана потребовалось бы не менее 1 млрд. долл.

Выдвигались и другие альтернативы разрешения афганской проблемы рядом других внерегиональных акторов. К примеру, на Лондонской конференции Великобритания выдвинула (согласованный с США и другими членами НАТО) план урегулирования конфликта в Афганистане: безопасность, управление и развитие, региональные отношения. Согласно этому плану, к концу 2010 численность афганской национальной армии должна составить 134 тыс. человек, а афганской национальной полиции — 109 тыс. человек. То есть, подразумевалась передача контроля за безопасностью в стране афганским силовым структурам.

План подразумевал и создание международного фонда по реинтеграции. Средства из него пойдут на поддержку тех боевиков «Талибана», кто захочет вернуться к мирной жизни. Наконец, третий блок итогового документа - подразумевал более тесную координацию действий между афганскими силами (вкл. МССБ) и - соседними странами, прежде всего Пакистаном. План был рассчитан на то, что доноры внесут в специальный международный фонд не менее 500 млн. долл.

На практике Западом сделан ряд шагов по размораживанию ситуации и расколу талибов. По инициативе западных держав был начат процесс изъятия имен полевых командиров и политических деятелей движения «Талибан» из черных списков ООН.Совет Безопасности ООН «реабилитировал» 5-х бывших деятелей, занимавших официальные посты у талибов, создавая стимулы для раскола врага. Ранее Россия как постоянный член СовБеза блокировала такие попытки.

Стратегия американцев по «пуштунизации» афганской власти состоит из двух элементов. Прежде всего, США и их союзники намерены захватить или ликвидировать наиболее одиозных представителей антизападной коалиции (куда входят как талибы, так и другие радикальные группировки, состоящие в основном из пуштунов). А затем пустить во власть «умеренных» талибо- пуштунских боевиков, имеющих мотивом этнический национализм, а нерелигиозный фундаментализм.

США формально дистанцируются от переговоров, настаивая, что диалог с талибами должно вести правительство Карзая. Но наблюдатели неизменно отмечают растущее внутриполитическое давление на администрацию Обамы, от которого требуют либо поскорее закончить дорогостоящую и кровопролитную войну, либо продемонстрировать, что его стратегия наращивания сил приносит плоды. Кроме того, европейские союзники США, тоже уставшие от афганской войны, давят на Вашингтон, требуя от него быть более лояльным к межафганским переговорам.

Заключение. США не смогут полностью оставить Афганистан (и прекратить поддержку Пакистана в борьбе с собственными исламистами), не рискуя при этом поставить под угрозу собственную безопасность и безопасность своих многочисленных союзников и клиентов, в т.ч. в регионе Среднего и Ближнего Востока.

Скорее, военное присутствие США (и НАТО) будет и далее сокращаться, хотя и не такими масштабными темпами, как в Ираке. Предположительно, США будут вынуждены держать в Афганистане от 30 до 50 тыс. чел. своего контингента, чтобы не допустить полной дестабилизации военно-политического положения в стране.

Важно отметить, интересы основных мировых игроков (США, Россия, Китай), во многом противоречащие на глобальном уровне, полностью совпадают в Афганистане - любой ценой обеспечить там стабильность.

Интересы РК и стран ЦА состоят в том, чтобы военное присутствие сил НАТО в Афганистане продолжалось достаточно долго с целью стабилизации здесь обстановки. Однако в перспективе Запад рано или поздно поставит вопрос о расширении участия государств ЦА в реконструкции Афганистана. Эго поставит страны региона перед сложным политическим и экономическим выбором.

Список использованных источников:

1.  Асефи  А.А. Интервью журналу «Азия и Африка сегодня». М., 1995, № 10, с. 13

2.  Булатов Ю.А. К вопросу о возникновении революционно-демократического движения в Афганистане (очерк из истории халь-кизма).- М.: МГИМО, 1992.- 164 с.

3.  Афганистан: война и проблемы мира.- М.: ИВ РАН, 1998

4.  Средний Восток. История и современность.- М.: МГИМО, 1995.- с. 104-141

5.  Давыдов А.Д. Афганистан: куда ведут страну талибы?// Азия и Африка сегодня.- 2000.- № 6.

6.  Умнов А. Афганистан: история, опрокинутая в прошлое// Азия и Африка сегодня.- 1999.- № 2.- с. 31-35

7.  Соглашение о временных мероприятиях в Афганистане, на срок до формирования постоянных государственных институтов, 05.12.2001 г. //http://www.un.org/News/dh/latest/afghan/afghan-agree.htm9. (дата обращения 20.05.2016)

8.  Афганистан в начале XXI в. (Сб. статей. Под ред.В.Г.Коргун). М.:Ин-т изучения Израиля и Ближнего Востока, 2004.-208с.

Reference

1. Asefi A.A. Interv'yu zhurnalu «Aziya i Afrika segodnya». M., 1995, № 10, s. 13

2. BulatovY.A. Kvoprosuovozniknoveniirevolyutsionno-demokraticheskogodvizheniyavAfganistane (ocherkizistoriikhal'-kizma) .- M .: MGIMO, 1992.- 164 s.

3. Afganistan: voyna i problemy mira.- M .: IV RAN, 1998

4. Sredniy Vostok. Istoriya i sovremennost'.- M .: MGIMO, 1995.- s. 104-141

5. Davydov A.D. Afganistan: kuda vedut stranu taliby // Aziya i Afrika segodnya.- 2000.- № 6.

6. Umnov A. Afganistan: istoriya, oprokinutaya v proshloye // Aziya i Afrika segodnya.- 1999.- № 2.- s. 31-35

7. Soglasheniye o vremennykh meropriyatiyakh v Afganistane, na srok do formirovaniya postoyannykh gosudarstvennykh institutov, 05.12.2001 g. //http://www.un.org/News/dh/latest/afghan/afghan-agree.htm9.(Reference date 20/05/2016)

8. Afganistan v nachale XXI v. (Sb. Statey. Pod red.V.G.Korgun). M.: In-t izucheniya Izrailya i Blizhnego Vostoka, 2004.-208s. 

Қазақстан Республикасының сыртқы саясатындағы Ауғанстан мәселесі мен аймақтық және аймақтық емес акторлар (2001-2011 жж.)

Мақалада Орталық Азия мемлекеттері мен Қазақстан Республикасы үшін өзекті мәселелердің бірі – Ауғанстан мәселесі сараланған. Мақалада Ауғанстан Ислам Республикасының қауіпсіздігіне әсер етуші факторлар мен Ауғанстан мәселесінің Қазақстан Республикасының сыртқы саясатындағы орны, ағымдағы проблемалар, Орталық Азия елдерінің ұлттық қауіпсіздігіне тиетін қауіп-қатерлер, АҚШ, НАТО, Ресей сияқты аймақтық емес факторлардың мүдделері, Орталық Азия мемлекеттерінің позициялары мен Ауғанстан мәселесіндегі мүмкін сценарийлер қарастырылған.

 Түйін сөздер: ауған мәселесі, Қазақстан Республикасының сыртқы саясаты, Қазақстанның ұлттық қауіпсіздігі, Орталық Азия мемлекеттері, НАТО, Ресей 

The problem of Afghanistan in the foreign policy of the Republic of Kazakhstan and participation of regional and non-regional actors (2001-2011)

In the article there is an analysis of one of the key security issues in Central Asia and the Republic of Kazakhstan - the Afghan problem. Article systematically analyzes the factors influencing the security of the Islamic Republic of Afghanistan and the impact of the problems of Afghanistan to the Republic of Kazakhstan, the role of the Afghan problem in Kazakhstan's foreign policy, the current challenges, risks and threats to the national security of the Central Asian countries, the interests of extra-regional actors as the US, NATO , Russia, the position of the CAR countries in the region and possible development scenarios in Afghanistan.

Key words: Afghan problem, Kazakhstan's foreign policy, national security of Kazakhstan, Central Asia, NATO, Russia


Пікір жоқ

Пікір қалдыру үшін кіріңіз немесе тіркеліңіз