Басты бет » Материалдар » К ВОПРОСУ О ТРАКТОВКЕ ПРЕДЫСТОРИИ ОБРАЗОВАНИЯ КАЗАХСКОГО ХАНСТВА

АТЫГАЕВ Н.А.

К ВОПРОСУ О ТРАКТОВКЕ ПРЕДЫСТОРИИ ОБРАЗОВАНИЯ КАЗАХСКОГО ХАНСТВА

«edu.e-history.kz» электрондық ғылыми журналы № 3

Аңдатпа:
Работа посвящена исследованию предыстории образования Казахского ханства. В современной исторической литературе Казахстана образование этого средневекового казахского государства трактуется следующим образом. После поражения в 1457 г. главы «Государства кочевых узбеков» Шибанида Абу-л-Хайр-хана двое подвластных ему джучидов – Керей (Гирей) и Жанибек подняли мятеж против него и увели ряд узбекских племен в Могулистан. Со временем на этой территории ими было образовано Казахское ханство. В статье автор ставит под сомнение данную точку зрения и на основе анализа письменых и устных источников и существующей историографии предлагает свою трактовку событиям предшествующим образованию Казахского ханства. По его мнению, после распада Ак-Орды потомки Урус-хана Керей и Жанибек сохранили власть в некоторых районах Туркестана. Владея здесь небольшими уделами, некоторыми присырдарьинскими городами (Сайран, возможно, Сыгнак), они не признали власть Абу-л-Хайра и продолжили свою борьбу за восстановление наследственной государственности. Однако со временем Керей и Жанибек, не имея возможности противостоять Шибаниду, признали себя подданными правителя Могулистана Есен-Буга-хана. Около 1459 г. они вынуждены были оставить присырдарьинский регион и откочевать в западные районы Могулистана. Со временем Керей и Жанибек, укрепившись в Жетысу, создали в 1465 году Казахское ханство, которое было естественным правопреемником Ак-Орды и наследником традиций степной государственности. С этого периода начинается новый этап в истории казахской государственности и казахского народа.
Мазмұны:

В 870 году хиджры / 1465-66 г. н.л. на территории Жетысу возникло национальное государство казахского этноса, которое в исторической литературе получило название «Казахское ханство» [1]. Образование Казахского ханства было важным этапом в эволюции государственности Казахстана и в исторической судьбе казахского народа. Эта исторически сложившаяся национальная государственность обеспечила в последующее время консолидацию казахского народа, объединение его этнической территории, развитие духовной и материальной культуры.

Среди множества научных проблем, связанных с исследованием истории Казахского ханства, в данной работе мы намерены остановиться на вопросе трактовки предыстории образования казахского государства. По сути эта работа является дополнением к нашей статье, посвященной проблеме времени образования Казахского ханства [6, 7].

Как известно, в современной исторической литературе Казахстана предыстория образования Казахского ханства трактуется следующим образом. После поражения в 1457 г. главы «Государства кочевых узбеков» [2] Шибанида Абу-л-Хайр-хана двое подвластных ему джучидов – Керей (Гирей) и Жанибек, из потомков известного правителя Ак-Орды Урус-хана, восстали против него и увели ряд узбекских племен в Могулистан. Со временем ими было образовано Казахское ханство. Такое понимание предыстории Казахского ханства присутствует практически во всех работах историков и является абсолютно доминирующим. Эта точка зрения возникла еще в период первых исследовательских работ по истории Казахского ханства: в трудах В.В. Бартольда, А.П. Чулошникова, М. Тынышпаева, С. Асфендиарова и др. С этих позиции Керей и Жанибек часто характеризуются как мятежники, а в некоторых случаях встречается употребление в их отношении термина «сепаратисты». Так, например, современный российский исследователь Т.И. Султанов пишет о проводимой потомками Урус-хана политике сепаратизма [11, с. 240]. В казахстанской историографии также встречается утверждение, что основатели независимого казахского государства Керей и Жанибек были «мятежниками» и «сепаратистами» [См.: 12]. Сегодня такая трактовка предыстории Казахского ханства преподносится в школьных учебниках как аксиома, не требующая доказательств [13, 134 б., 14, 107 б.].

Попробуем разобраться насколько такая трактовка подтверждается данными исторических источников. Для начала рассмотрим сведения источников, подтверждающие вышеприведенную точку зрения.

Прежде всего, чтобы говорить о сепаратизме Керея и Жанибека нужно сначала доказать, что они были подвластны Абу-л-Хайру и находились в составе его государства. На данный момент нам известны только два источника, которые свидетельствуют в пользу этого. Первое указание на подчиненность Шибаниду будущих основателей Казахского ханства содержится в сочинении Бахр ал-асрар фи манакиб ал-ахйар, сокращено Бахр ал-асрар. Его автор Махмуд б. Эмир Вали пишет следующее: «Когда Абул-хайр-хан одержал верх над сыновьями своих дядей в областях Дашт-и Кипчака, некоторые из потомков Тукай-Тимур-хана, сына Джучи-хана, например Кирай-хан и Джанибек-хан, … вышли из круга подчинения и повиновения и предпочли покинуть родину. Отказавшись от унаследованной [от предков] страны, они ступили на дорогу, [ведущую] на чужбину. С группой людей, достойных признания, они выбрали путь в Могулистан» [15, с. 352].

При оценке сведений Бахр ал-асрар следует учесть, что данное сочинение написано в 40-е гг. XVII века [15, с. 322], т.е. почти 170-175 лет спустя после образования Казахского ханства. По этой причине его информация по событиям середины XV века не может считаться оригинальной. Анализ вышеприведенного текста показывает, что Махмуд б. Эмир Вали, в основном, передает сведения известного сочинения XVI века Тарих-и Рашиди Мирза Мухаммед Хайдара Дуглата, добавляя при этом от себя некоторые детали. Одним из таких незначительных, но существенных дополнений являются его слова «Кирай-хан и Джанибек-хан вышли из круга подчинения и повиновения». В Бахр ал-асрар нет никаких указаний, что стало основанием для такого редактирования сведений Тарих-и Рашиди. Поэтому эти сведения Махмуда б. Эмира Вали не можем принять как совершенно установленный факт. Кроме того, нельзя не учитывать тенденциозность историка, который находился на службе у узбекских правителей, политических противников казахских ханов.

Второе указание на подчиненность будущих основателей Казахского ханства Шибаниду Абу-л-Хайру содержится в предании, которое привел в начале ХХ века (1911 году) знаменитый казахский поэт, историк, философ Шакарим-кажы Кудайбердиулы (1858-1931 гг.). Согласно этому преданию, одним из приближенных хана Абу-л-Хайра был аргын Дайыркожа, который был справедливым судьей, за что получил в народе имя Акжол (Светлая дорога). Другим приближенным Абу-л-Хайра был каракыпшак Кобланды-батыр [3]. Между ними существовало соперничество, в результате которого Кобланды убил Дайыркожу. После этого аз-Жанибек-хан потребовал убить батыра. Отказ Абу-л-Хайра привел к откочевке группы аргынов под руководством аз-Жанибека в Могулистан. Шакарим Кудайбердиулы добавляет, что в 1455 году обиженные решением Абу-л-Хайра аз-Жанибек со своим родственником (немере інісі) Шаһгереем ушли в сторону Шу к чагатаиду Токлук-Темир-хану, сыну Есен-Буги-хана [17, 22-23, 74 бб.]. Позже в 1925 г., ссылаясь на труд Шакарима, данное предание привел М. Тынышпаев. Он утверждал, что предание сохранилось в среде аргынов. Также М. Тынышпаев по неизвестной причине добавил к откочевавшим аргынам и кереев [3, с. 76].

К сожалению, нам не удалось найти дополнительных данных об этом предании. О нем нет никаких сведений у такого знатока казахского фольклора как Ч.Ч. Валиханов (1830-1860 гг.). Ничего не говорит об этом предании современник и земляк Шакарима историк-фольклорист Курбангали Халид (1843-1913 гг.), который был автором исторического труда Таварих хамса (Тауарих хамса) [18]. Не упоминается предание о Кобланды и Акжол-бие в научном наследии другого современника Шакарима, крупного знатока казахского фольклора – Машхура Жусупа Копеева(1858-1931 гг.), который также как и Шакарим был выходцем из рода аргын. Предание не зафиксировали и известные российские собиратели казахского фольклора – В.В. Радлов, Г.Н. Потанин и др. Не выявлено предание о Кобланды батыре и Акжол-бие и в результате многочисленных экспедиций по сбору казахского фольклора, предпринятым Институтом литературы и искусствознания им. М.О. Ауэзова[4]. Этнографом О. Ошановым, одним из авторов исследования о Кобланды батыре [19], было осуществлено полевое исследование в Центральном Казахстане и некоторых регионах Западного Казахстана, целью которого был сбор сведений, связанных с Кобланды-батыром, однако ему также не удалось обнаружить наличие у казахов предания, приведенного Шакаримом или его другой вариации[5].  

При анализе сведений Шакарим-кажы можно заметить, что имеются некоторые неточности и нестыковки. Во-первых, неправильно указан год (1455 г.) откочевки Керея и Жанибека в Могулистан. Как удалось установить Т.И Султанову данная откочевка имела место около 1459 г. [20, с. 233; 7] По признанию Шакарима, в ходе подготовки своей книги он использовал труды Абулгазы-хана, Наджипа Гасымбека, Н.А. Аристова, В. Радлова и других. 1455 год как дата откочевки группы Керея и Жанибека указан в труде Н.А. Аристова «Заметки об этническом составе тюркских племен и народностей и сведения об их численности» [21, с. 41]. По-видимому, при датировке откочевки Шакарим опирался на данный труд. Во-вторых, в предании говорится, что они откочевали в Шу и подчинились Токлук-Темир-хану, сыну чагатаида Есен-Буга-хана. Однако известно, что сын чагатаида Есен-Буга-хана Токлук-Темир-хан умер в 764 г.х. / 1362-63 гг. [22, с. 43; 23, с. 159], т.е. почти за 100 лет до описываемых событий. Согласно Тарих-и Рашиди, у Есен-Буга-хана, правившего в Могулистане в период перекочевки на его территорию группы Керея и Жанибека, был сын Дуст Мухаммед-хан. О существовании же у него сына по имени Токлук-Темир-хану в этом источнике не говорится [24, с. 36, 48, 134]. Также в письменных источниках нет указаний на то, что казахского хана Жанибека звали аз-Жанибек. Согласно Таварих-и гузида-йи нусрат-наме, аз-Жанибеком или азиз-Жанибеком (святым Жанибеком) называли золотоордынского хана Жанибека, сына Узбек-хана[15, с. 33]. Также, сомнительно, что Жанибек, подчиненный Абу-л-Хайру, мог что-то требовать от него как говорится в преданий.

Согласно преданию, убийство Кобланды-батыром Дайыркожи произошло перед откочевкой Керея и Жанибека в Могулистан. Откочевку, как упоминалось выше, следует датировать 1459 г. Учитывая, что, согласно преданию, Кобыланды был известным и уважаемым (главным) батыром, можно предположить, что ему было в это время около 25-30 лет. В этом случае он родился в период между 1430 и 1435 годами. Согласно известному казахскому эпосу «Кобланды-батыр», каракыпшак Кобланды сражался с кызылбашами. Как известно, Сефевидское государство, которое в источниках называется Кызылбашским государством, образовалось в 1502 году. По нашим материалам, первое, зафиксированное в письменных исторических источниках, сражение казахов с кызылбашами произошло в 1513 году. Казахско-узбекское войско возглавляемое сыном Касым-хана Абу-л-Хайр-ханом сражалось с кызылбашскими войсками в районе Амударьи и потерпело поражение [25, с. 233-255; 26, с. 5-13]. Если Кобланды-батыр принимал участие в этом походе, в таком случае ему должно было быть около 80-ти или более лет. Участие в таком длительном и тяжелом военном походе 80-летнего старика вызывает большие сомнения. В эпосе же «Кобланды-батыр» при походе на кызылбашей о главном герое говорится как о юном батыре [27, с. 265, 106-б.].

Интересно сопоставление персонажей эпоса «Кобланды-батыр» с зафиксированными в исторических документах реальными историческими личностями. Так, например, в научной литературе уже выдвигалось предположение, согласно которому, фигурирующего в эпосе Коктим-Аймак-хана можно идентифицировать с Ибак-ханом [28, с. 15]. Шибанид Ибак правил в Сибири в 80-90 годы XV века. Последний раз его имя упоминается в архивных документах в 1495 году [29, с. 48-49]. В своем исследовании тюркского эпоса В.М. Жирмунский указывал, что в казахской эпической традиции сохранились имена нескольких представителей правящей элиты Ногайской Орды и что прообразом эпического Алшагыра мог быть ногайский мирза Алшагыр [30, с. 431-433]. Помимо эпоса «Кобланды-батыр» Алшагыр отмечен в другом героическом эпосе, который исследован А.И. Исиным. В нем он назван сыном Муса-бия («Мұса биден туған Алшағыр») [31, 45 б.].По архивным документам, сын одного из соправителей Ногайской Орды Муса-бия ногайский мирза Алшагыр жил в первой половине XVI века, так как его имя на страницах архивных документов впервые упоминается в 1503 г.[32, с. 430, 432], а последний раз в 1519 г. [33, с. 159-160]

По башкирскому преданию, ногайский мирза Алшагыр был убит султаном Акиазаром, в котором исследователивидят казахскогосултана Хакк-Назара, сына Касым-хана[34, с. 69; 35]. Согласно же героическому эпосу «Кобланды-батыр», его убил на берегах Яика казахский батыр Кобланды. [27, с. 343, 181-б.]

Также можно идентифицировать эпического батыра Орака с ногайским мирзой Ораком [30, с. 433], сыном Алшагыра, который также фигурирует в архивных документах. Впервые в них он отмечен в 1516 г., последний раз в 1537 г. [33, с. 656; 36, с. 53, 78-79]

В эпосе «Кобланды-батыр» упоминается Караман-батыр. В связи с этим представляет интерес один из архивных документов. В 1500 году находящийся в Крыму русский князь И. Кубенский сообщал в Москву: «А приходили государь, на нас азовских казаков полтретьяста, сказывают, а заволских пятьдесят. А у азовских казаков в больших был Караманом зовут, а у ординских казаков в больших был Ахкубеком зовут» [36, с. 45]. А.И. Исин, обращая внимание на данные сведения, пишет: «Интересны и имена, знакомые нам по эпическим произведениям казахов… Вольные казаки, ушедшие на восток, вливались в коллективы этнических казахов» [36, с. 440].

Сравнительно-сопоставительный анализ сведений эпических произведений «Кобланды-батыр», «Таласпай-мерген», «Ер-Кокше», «Ер-Кокше и его сын Ер-Косай», «Манас» с письменными источниками дает возможность предположить участие Кобланды-батыра в казахской междоусобице 20-30 гг. XVI века, которая имела место после смерти Касым-хана. Возможно, в ней Кобланды-батыр выступил на стороне детей Касым-хана (Мамаша, Буйдаша? [37, с. 56], Хакк-Назара?).

Таким образом, основываясь на вышеприведенных материалах, мы датируем время жизни исторического Кобланды-батыра последней третью XV века и первой половиной XVI века. Поэтому, версия о том, что он был приближенным Шибанида Абу-л-Хайр-хана, умершего в 1468/69 году, вызывает у нас большое сомнение. Вероятно, Кобланды-батыр был связан с Абу-л-Хайр-ханом, сыном Касым-хана, и участвовал в его походе на Сефевидов (кызылбашей).

Несмотря на все эти не точности и нестыковки, мы не считаем данное предание плодом вымысла Ш. Кудайбердыулы. Возможно, Шакарим-кажы передал реально существовавшее у аргынов (тобыкты) Восточного Казахстана предание, в котором запечатлелось в народной памяти очень важное событие – раскол народа на две части. Однако это было связано не с откочевкой Керея и Жанибека, По-видимому, в предании отразились события 20-30 годов XVI века, когда после смерти Касым-хана произошло ослабление и частичный распад Казахского ханства.

Теперь расмотрим другие данные источников об истории Казахского ханства. Как известно, главным источником для исследования этого периода казахской истории является труд Тарих-и Рашиди Мирза Мухаммад Хайдар Дуглата. В этом сочинении события, связанные с образованием Казахского ханства, излагаются следующим образом: «В те дни Абу-л-Хайр хан целиком овладел Дашт-и Кипчаком. Он нападал на султанов-джучидов – Джанибек хан и Кирай хан бежали от него и прибыли в Моголистан. Исан Буга хан хорошо принял их и отдал им Козы Басы, которое находится на западе Моголистана, на реке Чу. Пока они спокойно пребывали там, улус узбеков после смерти Абу-л-Хайр-хана пришел в расстройство, там возникли большие разногласия и большинство [людей] ушло к Кирай хану и Джанибек хану, так что число их достигло двухсот тысяч человек и их стали называть «узбек-казаками» Начало правления казахских султанов пошло с 870 (1465-1466) года, а Аллах знает лучше…» [24, с. 108].

В другой главе своего сочинения Мирза Хайдар сообщает: «Когда Абу-л-Хайр хан овладел Дашт-и Кипчаком, то некоторые султаны из рода Джучи; которые учуяли носом проницательности запахи беды от него, решили его убрать. Некоторые султаны, как Кирай хан, Джанибек султан и другие, с малым количеством людей бежали от Абу-л-Хайр хана и прибыли в Моголистан. В то время очередь править Моголистаном подошла к Исан Буга хану. Исан Буга хан оказал им большие почести и выделил им уголок Моголистана. Они обрели здесь безопасность, и дни их протекали в спокойствии» [24, с. 323].

К сожалению, в данных переводах содержатся небольшие, но весьма существенные неточности. Анализ переводов Тарих-и Рашидиявляется самостоятельной научно-исследовательской работой, здесь же важно отметить, что в приведенных сведениях ничего конкретно не указывает на подчиненность Керея и Жанибека Абу-л-Хайру. Если бы они находились в зависимости от Шибанида, то речь должна была идти об их притеснении со стороны Абу-л-Хайр-хана. Однако Мирза Хайдар пишет о нападении (متعرض می شد) [38,ص. 108] Шибанида на султанов-джучидов - Керея и Жанибека. Мирза Хайдар утверждает, что Абу-л-Хайр овладел всем Дашт-и Кыпчаком. Это может свидетельствовать, что Керей и Жанибек в это время находились на другой территории.

К.А. Пищулиной высказано мнение, что во время правления Абу-л-Хайра в Дашт-и Кыпчаке потомки Урус-хана Керей и Жанибек со своими подданными находились в Туркестане, который ранее была политическим и экономическим центром Ак-Орды [22, с. 254-255].По словам хорошо информированного историка начала XVI века Фазлаллаха б. Рузбихана Исфахани, Туркестан состоял из 30 крепостей-городов (Сыгнак, Ясы, Аркук, Сабрам, Сайрам и др.), расположенных вдоль берега реки Сыр-Дарья (в тексте Сейхун). Граница между Туркестаном и Дашт-и Кыпчаком проходила в районе города Сыгнак, который «является пограничной заставой Дешт-и Кипчака», «местом проезда в Дешт-и Кипчак» [39, с. 73, 116-117].

В пользу предположения К.А. Пищулинойсвидетельствуютданные китайского источника Мин Шилу, выявленные синологом Н. Кенжеахметом из Боннского университета. В этом источнике сообщается о прибытии в Минский Китай в 1453 г. посольств из 121 государств и владений. Среди отправителей посольств отмечены имена узбекского хана Джанбе (Жанибек) и правителя Сайлана (Сайрама) Гэлайтана (Керей султан?). Н. Кенжеахмет отмечает также, что по Мин Шилу от Керея и Әбу Саида (мусульманское имя Жанибек-хана) приходило еще одно посольство в 1447 г., однако в источнике они фигурировали как эмиры (тоу-му) Могулистана [40, 104-113-бб.]. 

Как известно, основным источником по истории жизни и деятельности Абу-л-Хайр-хана является Тарих-и Абу-л-Хайр-хани Масуда б. Усмана Кухистани. Поэтому мы были вправе ожидать в этом источнике сведения о взаимоотношениях Абу-л-Хайра с Кереем и Жанибеком. Если бы они были, хотя бы краткое время, подчинены Шибаниду, принимали бы участие в его походах, Масуд б. Усман Кухистани должен был бы это зафиксировать в своем сочинении. Однако наши ожидания не оправдываются. В этом источнике, «где приведен полный перечень служивших Абу-л-Хайру султанов, огланов, бахадуров, биев и прочих эмиров» [9, с. 61], ни разу не упоминаются имена Керея и Жанибека. Также в Шайбани-наме Камал ад-Дин Бинаи, сообщая о людях служивших Абу-л-Хайру в разные периоды его жизни, ничего не пишет о Керее и Жанибеке. Жанибек-хан фигурирует у него в числе «султанов тех окрестных стран», которые пришли с умыслом овладеть вилайетом Шайх-Хайдар-хана, сына Абу-л-Хайр-хана [15, с. 97].

Упоминание о принадлежности некоторых туркестанских владений Керею и Жанибеку и его потомкам содержатся в Шайбани-наме историка Камал ад-Дина Бинаи, сложившегося у Шибанида Мухаммед Шейбани-хана. В этом сочинении приводятся слова жителей Сыгнака, что «прежде это вилайет принадлежал Бурындык-хану». Шибанидский историк также признает права на Сыгнак казахских правителей, когда пишет о том, что казахско-мангытский поход на город был «с целью освобождения крепости Сыгнак» [15, с. 112]. В самом начале XVI века Фазлаллах б. Рузбихан Исфахани отмечал, что вСыгнаке находились могилы и гробницы «всех ханов узбеков и шибановцев» [39, с. 75]. Тем самым он указывал на то, что у узбеков ранее были и другие ханы нешибанидского происхождения, которые правили в Сыгнаке.

Исходя из того, что в 1453 г. в Мин Шилу Жанибек назван ханом Н. Кенжеахмет считает, что время образования Казахскогоханства следует датировать 1450-51 гг. На это, по его мнению, указывает и сообщение Абд ар-Раззака Самарканди, который писал о нападении с 1440 г. на Мазандаран казахов, происходящих из узбеков [40, 104-113-бб.].

В отличие от Н. Кенжеахмета мы не можем говорить о существовании казахского государства в 50-е годы XV века. Возможно, Жанибек получил статус хана как наследник трона сразу после смерти Барак-хана, однако ему не удалось сохранить государство, так как могущественные ногайские мирзы поддержали Абу-л-Хайра и позволили ему создать свое ханство на территории Узбекского улуса. То, что некоторые рода и племена Дешт-и Кыпчака еще до откочевки считали Керея и Жанибека своими вождями отмечала К.А. Пищулина в работе 1977 г. Она же  тогда указывала, что в некоторых источниках они названы ханами. [22, с. 254-255, 257] Здесь нужно учесть, что все эти источники написаны уже после образования Казахского ханства – в XVI-XVIIвеках, поэтому они не могут отражать конкретную ситуацию 50-х годов XV века.

Кроме того сообщение Абд ар-Раззака Самарканди не свидетельствует об образовании в это время Казахского ханства. У него не говорится о казахском государстве или этнической группе казах. Абд ар-Раззак Самарканди пишет: «... временами, некоторые из войска узбекского, сделавшись казаками (گاهی جمعی از لشکر اوزبک قزاق شده), приходили в Мазандеран...» [41, с. 199, ص. 258], т.е. у него указывается социальное значение термина «казах», временное положение какой-то (воинской) группы узбеков. Также Мухаммед Мирза Хайдар пишет об образовании Казахского ханства уже после откочевки Керея и Жанибека в Могулистан. Махмуд б. Эмир Вали также определенно указывает, что Керей и Жанибек смогли создать (воссоздать) свое государство уже после перекочевки в Жетысу. Относительно этого К.А. Пищулина пишет: «... автор «Бахр ал-асрар», говоря о начальном периоде пребывания их в Могулистане, подчеркивает, что «в то время Кирай-хан был назван государем» [22, с. 256]. 

Помимо этого, слишком незначительной в 50-е годы XV века была численность подвластного Керею и Жанибеку населения, чтобы говорить о создании ими государства на территории Узбекского улуса в этот период.

В историографии доминирует мнение о том, что Керей и Жанибек «объединили вокруг себя многих Джучидов» и откочевали в Могулистан во главе «группы племен» [20, с. 234; 22, с. 251]. Однако, по нашему мнению, с ними в Жетысу откочевало очень незначительное число подданных. Мирза Мухаммад Хайдар пишет о «малом количестве людей» [24, с. 323], Махмуд б. Эмир Вали говорит о «группе людей, достойных признания …» [15, с. 352]. Откочевка не была масштабной, она осталась не замеченной для современников, в том числе и для Абд ар-Раззака Самарканди. Вероятно, данный процесс был очень болезненным, основная часть населения предпочла остаться на родине. Группа, ушедшая с Кереем и Жанибеком, как сообщает Мирза Мухаммад Хайдар,  отделилась «от многочисленного народа» (از ان مردم بسیار) [38,ص. 404] [6].

Однако на новой территории Керей и Жанибек стали активно собирать вокруг себя сторонников и стремительно накапливать силы. Этот процесс пополнения численности подвластного населения, как указывают исследователи, происходил как за счет дештских племен, так и местных племен Жетысу [22, с. 261]. Еще до смерти правителя Могулистана Есен-Буга-хана в 1462 году они обладали такой военной силой, что оказывали ему помощь и поддержку в его борьбе с братом Йунус-ханом. Об этом Махмуду б. Вали пишет так: «Пока Исан-Буга-хан был жив, то благодаря помощи ему и поддержке, оказываемой вышеупомянутыми ханами (Кереем и Жанибеком – авт.), Йунус-хан ногу дерзости не ставил в стремя надменности» [15, с. 353].

После смерти Абу-л-Хайр-хана, согласно Тарих-и Рашиди,количествоподданных Керея и Жанибека достигла двухсот тысяч человек [24, с. 108]. Этот источник указывает на то, что их численность пополнилось за счет узбеков, которые ушли из под власти Шибанидов. Именно эта значительная по численности группа узбеков, влившаяся в состав подвластных Керея и Жанибека, получила название «узбек-казах» или просто «казах». Это название со временем распространилось на все подчиненное этим джучидам население. Относитель этого в Тарих-и Рашиди говорится: «После смерти Абу-л-Хайр хана в улусе узбеков возникли разногласия. Каждый по мере возможности ради безопасности и спокойствия прибегал к помощи Кирай хана и Джанибек хана и те окрепли. Поскольку вначале они уходили от людей, отделялись от них и некоторое время бедствовали и скитались, то их назвали казахами. Это имя закрепилось за ними» [24, с. 323]. Однако спустя 80-85 лет после написания данных строк Махмуд б. Эмир Вали в Бахр ал-асраре вносит свою, не подкрепленную ранними источниками, оценку термину «казах». Он пишет: «Так как в [самом] начале [после] прибытия в Могулистан они проводили время в набегах на калмаков и киргизов и грабежах их и на окрайнах областей занимались разбоем, к этому народу (тайифа) пристало имя казак»» [15, с. 353]. Негативную характеристку казахам Махмуда б. Эмир Вали, отсутствующую в Тарих-и Рашиди, мы можем объяснить тендендицозностью историка, служившего у Аштарханидов, политических оппонентов казахских ханов. 

Откочевка группы Керея и Жанибека из Узбекского улуса и их обустройство в Жетысу были важными эпизодами долгой междинастийной борьбы Ордаидов и Шибанидов. Если бы Шибаниды эти их действия рассматривали как бунт подчиненных, то это должно было получить бы отражение в трудах историков данной династии. Однако в них нет подобной негативной оценки действиям будущих основателей Казахского ханства. Напротив шибанидские историки, а также Мухаммед Хайдар Дуглат, свидетельствуют о долгом соперничестве Шибанидов и казахских ханов. Так, например, в Таварих-и гузида-йи нусрат-наме говорится, что казахские ханы и Шибаниды «были кровники» [15, с. 17]. В Фатх-наме о Жанибек-хане говорится как о враге, а не бунтаре [15, с. 56-57]. «Между Кирай ханом и Джанибек ханом, с одной стороны, и сыновьями Абу-л-Хайр хана – с другой была большая давняя вражда» – сообщает Мухаммед Хайдар Дуглат [24, с. 118]. О «старой вражде» между казахскими ханами и Шибандами пишет в Шараф-наме-йи шахи Хафиз Таныш [42, с. 99].

В связи с этим приведем высказанные ранее точки зрения специалистов на взаимоотношения Абу-л-Хайр-хана и потомков Урус-хана (Керея и Жанибека). Большинство исследователей характеризуют их не как отношения «правитель-подвластные», а как враждебные – династийную борьбу. Так, например, в 1941 г. в «Очерках по истории Казахской ССР» М. Вяткин писал: «… в Дашт-и-Кипчаке велась борьба между потомками Орды и Шейбана и что те «джучидские судтаны», которым, как сообщает Мухаммед Хайдер, «пришлось плохо» от Абулхаир-хана, были потомками Орды». Далее он пишет: «Бегство» султанов дома Барака, потомка Орды, было связано с попыткой восстановить владельческие права своей фамилии» [43, с. 77]. О бесконеченых войнах в первой половине XV века между узбекскими племенами, возглавляемыми Шибанидами, и узбекскими племенами, возглавляемыми потомками Орды, писал в 1954 году А.А. Семенов [44, с. 36]. Визданной в 1958 году книге «Очерки по истории Средней Азии (XVI – середина XIX вв.)» П.П. Иванова говорится о враждебных отношениях Абу-л-Хайра и сыновей его недавного соперника хана Барака Керея и Жанибека [45, с. 35-36]. Казахский востоковед С.К Ибрагимов в своей работе 1961 года, ссылаясь на источник, указывал Керея и Жанибека в числе главных врагов Абу-л-Хайра. По его мнению, эта была династийная борьба двух линий Джучидов [46, с. 176-177]. В 1965 г. Б.А. Ахмедов писал, что «многие султаны, вроде Ибак-хан, Бурке-султана, Джанибека и Гирая, не повиновались Абу-л-Хайру и вели с ним борьбу с первого же дня его возвышения», «Абу-л-Хайру не удалось сломить сопротивление отдельных султанов. Непобежденными остались сыновья Борака – Гирай и Джанибек ...» [9, с. 55, 59-60]. В опубликованной в 1977  году монографии, в текстах академического издания «История Казахской ССР» 1979 года и в издании «История Казахстана» 1997 года К.А. Пищулина писала, что борьба Абу-л-Хайра с Джучидами многих линий не прекращалась на протяжении всего времени правления, и власть его не распространилась на всю территорию Ак-Орды. По ее мнению, Жанибек и Гирей свой отказ подчиняться Абулхайру «мотивировали нарушением традиций наследования и их правом на власть как потомков ханов Ак-Орды». Она же отмечала, что согласно источникам признавались ханами частью родов и племен Дешт-и Кыпчака еще до ухода их в Жетысу, т.е. до середины – конца 50-х годов XV в. [22, с. 254-155; 47, с. 179, 256; 48, с. 323]. Эту точку зрения (почему-то со ссылкой на работу Б.А. Ахмедова) привела М.Х. Абусеитова в своих монографиях 1985 г. и 1998 г. [49, с. 39; 50, с. 77-78]. Следует отметить, что большинство этих специалистов работали непосредстенно с оригиналами восточных письменных источников.

В одной из своих самых ранних работ (1971 года) Т.И. Султанов называет Керея и Жанибека «наиболее самостоятельными султанами», а откочевку считает «лишь одной из форм протеста» [51, с. 54-57]. В книге 1992 года он хотя и повторил данное высказывание, добавил в их отношении указание «непокорные султаны». «Многие Джучиды, пишет Т.И. Султанов, среди них Ибак-хан, Буреке-султан, потомки Урус-хана – Джанибек-султан и Гирей – и другие не хотели повиноваться Абу-л-Хайру». По его мнению, после поражения Абу-л-Хайра часть кочевого населения отделилась и во главе с Жанибеком и Кереем откочевала в Могулистан [20, с. 217, 222, 233, 234]. В работе 2000 года он пишет о недовольстве некоторыми потомками Урус-хана властью Абу-л-Хайра, которое привело к восстанию части кочевников и их откочевке [11, с. 211, 238].

В.П. Юдин предложил компромиссный вариант, согласно которому Керей и Жанибек были ханами и правили автономно на части государства Абу-л-Хайра [10, с. 47].

Фактически в научной литературе мнение о независимости Керея и Жанибека от Абу-л-Хайр-хана и их междинастийной борьбе просуществовало до конца XX века. Оно было отражено и в школьном учебнике«История Казахстана в средние века» 1996 года, в авторском тексте К.А. Пищулиной [52, с. 118].

По-видимому, на изменение данной точки зрения оказали влияние два фактора. Первый фактор – опубликованная в 1982 г. книга «Алмазный меч» из известной трилогии И. Есенберлина «Кочевники». В ней была изложена интерпретация предания о Кобланды-батыре и Акжол-бие, приведенного Шакаримом. Как писатель И. Есенберлин мог предложить свое, независимое от наличия конкретных исторических фактов, художественное представление об истории Казахского ханства. Популярность книги со временем привела к доминированию в обществе художественной трактовки над научной. Вторым важным фактором стало возвращение в казахское общество имен Шакарима и М. Тынышпаева и переиздание в 90-х годах ХХ века их трудов. Эти факторы привели к утверждению в обществе трактовки о зависимости Керея и Жанибека от Абу-л-Хайр-хана. Они оказали влияние на формирование подобного представления у современных отечественных историков, которые не работали непосредственно с историческими источниками, но стали в годы Независимости писать историю Казахского ханства. 

Таким образом, изучив сведения исторических источников и исследовательскую литературы, мы предлагаем следующую трактовку предыстории образования Казахского ханства: после смерти Барак-хана государство Ак-Орда, которое в источниках называлось также «Узбекским улусом», прекратило свое существование. В основной его части власть захватил Шибанид Абу-л-Хайр-хан, постепенно расширивший свою власть практически на всю территорию Узбекского улуса. Историки со временем стали называть Узбекским улусом и созданное им государство. Потомки Урус-хана Керей и Жанибек сохранили власть на южной окраине Узбекского улуса, в некоторых районах Туркестана, который ранее был политическим и экономическим центром Ак-Орды. Владея здесь небольшими уделами, некоторыми присырдарьинскими городами (Сайран, возможно, Сыгнак), они не признали власть Абу-л-Хайра и продолжили свою борьбу за восстановление наследственной государственности. Однако со временем Керей и Жанибек, не имея возможности противостоять Шибаниду, признали себя подданными правителя Могулистана Есен-Буга-хана. Около 1459 г. они перед угрозой похода Абу-л-Хайра, вынуждены были оставить присырдарьинский регион и откочевать в Жетысу. Возможно, их откочевка в Могулистан была согласована с Есен-Буга-ханом, у которого после смерти в 1458 году могущественного союзника эмира Мир Сайида Али, политические позиции и влияние сильно ослабились [24, с. 113]. Первоначально Керею и Жанибеку подчинялось незначительное количество населения, однако в очень кратковременный период они смогли собрать вокруг себя своих сторонников. Со временем, около 1465 года, укрепившись на западе Жетысу, они создали Казахское ханство, которое было естественным правопреемником Ак-Орды и наследником традиций степной государственности. С этого периода начинается новый этап в истории казахской государственности и казахского народа.   

Литература

1.  Кәрібаев Б. Дәуір баспалдақтары / Халық тарих толқынында. Ғылыми серия: мақалалар жинағы. Т. 2. Құраст. Т. Шаңбай, А. Ибраева. – Астана: Фолиант, 2013. – 336 бет.

2.  Тынышпаев М. Материалы к истории киргиз-казакского народа/ русс. – Алма-Ата: Филиал НОТА БЕНЕ ПРЕСС АЛТЫН ОРДА, 1990. – 62 с.

3.  Тынышпаев М. История казахского народа. Составители и авторы предисловия проф. Такенов А.С. и Байгалиев Б. – Алма-Ата, 1993. – 224 с.

4.  Асфедиаров С.Д. История Казакстана (с древнейших времен). Том первый. – Алма-Ата, 1935. – 262 с.

5.  Прошлое Казахстана в источниках и материалах. Сборник I (V в. до н. э, XVIII в. н. э.). Под ред. С.Д. Асфендиярова и проф. П.А. Кунте. – Москва-Алма-Ата,1935.– 298 с.

6.  Атыгаев Н.А. Время образования Казахского ханства: некоторые аспекты проблемы в историографии и в источниках // Отан тарихы (Отечественная история). 2006.– №1. – С. 96-107

7.  Атыгаев Н.А. О времени образования Казахского ханства (к 550-летию образования ханства) /http://www.iie.kz/?p=4051

8.  Кәрібаев Б.Б. «Қазақ» сөзі: зерттелуі, мәні мен мағынасы жөнінде / «Дәстүрлі және заманауи Қазақстан этнологиясы» атты әл-Фараби атындағы ҚазҰУ-дың 80 жылдығына және А.Б. Қалыштың 60 жылдығына арналған халықаралық ғылыми-теориялық конференция материалдары. 29 наурыз 2014 ж. – Алматы;: Қазақ университеті, 2014, - 395 б.  

9.  Ахмедов Б.А. Государство кочевых узбеков. М., 1965. – 195 с.

10.  Юдин В.П.Центральная Азия в XIV – XVIII веках глазами востоковеда. Алматы, 2001. – 384 с.

11.  Кляшторный С.Г., Султанов Т.И. Государства и народы Евразийских степей. Древность и средневековье. – СПб., 2000.  – 320 с.

12.  Атыгаев Н.А. О книге Б.Г. Аягана «Рассветы и сумерки казахской степи» / http://www.iie.kz/?p=3971

13.  Қазақстан тарихы: жалпы білім беретін мектептің қоғамдық-гуманит. бағытындағы 10 сыныбына арналған оқулық / Ә. Төлеубаев, Ж. Қасымбаев, М. Қойгелдиев, т.б. –  Өңд., толық. 2-бас. – Алматы: Мектеп, 2010. – 240 бет., сүр. – 134 бет.

14.  Жолдасбаев С. Қазақстан тарихы: жалпы білім беретін мектептің жаратылстану-матемика бағытындағы 10 сыныбына арналған оқулық. 2-бас. – Алматы: Мектеп, 2010. – 208 бет., сүр. – 107 бет.

15.  Материалы по истории Казахских ханств XV-XVIII вв. (извлечения из персидских и тюркских сочинений). Составители: С.К. Ибрагимов, Н.Н. Мингулов, К.А. Пищулина, В.П. Юдин. – Алма-Ата, 1969.– 652 с.

16.  Құдайбердіұлы Ш. Түрік, қырғыз-қазақ һәм хандар шежіресі. Баспаға дайындаған және шығаруға жауапты филология ғылымдарының докторы М. Мырзахметов және М. Қазбеков. – Алматы, 1991.– 80 б. с.

17.  Трепавлов В.В. Сибирский юрт после Ермака: Кучум и Кучумовичи в борьбе за реванш / В.В. Ин-т российской истории РАН.  – М.: Вост. лит., 2012. – 231 с.

18.  Халид Қ. Тауарих хамса: (Бес тарих). Ауд. Б. Төтенаев, А. Жолдасов. Алматы, 1992. – 304 б.

19.  Смаилов Ж.Е., Ошанов О.Ж. Қобланды батыр кесенесі (археологиялық және этнографиялық ізденістер қорытындысы). Алматы: «Комплек» баспаханасы.2007. – 108 бет.

20.  Кляшторный С.Г., Султанов Т.И. Казахстан. Летопись трех тысячелетий. А., 1992. – 375 с.

21.  Аристов Н.А. Заметки об этническом составе тюркских племен и народностей и сведения об их численности // Живая старина. Вып. III-IV. – СПб., 1896.

22.  Пищулина К.А. Юго-Восточный Казахстан в середине ХIV – начале ХVI веков (вопросы политической и социально-экономической истории). – А.-А., 1977. – 288 с.

23.  Акимушкин О.Ф.Хронология правителей восточной части Чагатайского улуса (линия Туглук-Тимур-хана) // Восточный Туркестан и Средняя Азия. История. Культура. Связи. – Москва, 1984. – С. 156-164

24.  Мухаммед Хайдар Дулати. Тарих-и Рашиди. Перевод с персидского языка А. Урунбаева, Р. П. Джалиловой, Л. М. Епифановой, 2-е издание дополненное. Алматы: Санат, 1999.- 656 с.

25.  Атыгаев Н.А. Проблема взаимоотношений Казахского ханства и Сефевидского (кызылбашского) государства в XVI веке / Историко-культурные взаимосвязи Ирана и Дашт-и Кыпчака в XIII-XVIII вв. Материалы Международного круглого стола. – А., 2004. – С. 233-255

26.  Атыгаев Н.А., Джандосова З.А. Поход Абу-л-Хайра, сына Касым-хана, против Сефевидов (по данным Алам-ара-йи шах Исмаил) // Отан тарихы, 2014. – №2. – С. 5-13

27.  Кобланды-батыр. Казахский героический эпос. Составители тома, авторы исследования и комментариев: Н.В. Кидайш-Покровская и О.А. Нурмагамбетова. Перевод Н.В. Кидайш-Покровской и О.А. Нурмагамбетовой. – Москва, 1975. –  446 с.

28.  Балапанова А.С. Проблемы истории и культуры казахов по материалам героического эпоса: историко-статистический анализ (на примере эпоса «Кобланды-батыр» и др.). Автореф. дисс. канд. – Алматы, 1999. – 29 с.

29.  Посольская книга по связям России с Ногайской Ордой. 1489-1508 гг. Подгот. текста, вст. статья М. П. Лукичева и Н. М. Рогожина. – Москва, 1984. – 99 с.

30.  Жирмунский В.М. Избранные труды: Тюркский героический эпос. – Ленинград, 1974. – 727 с.

31.  «Әділ сұлтан» эпикалық жыры / Зерттеу, қолжазба факсимилесі, транслитерациясы, транскрипциясы, түсінің\ктемелері, баспаға дайындау: А.И. Исин. – Алматы: Дайк-Пресс, 2001. –  148 б. – (Қазақстанның шығыстану зерттеулері).

32.  Памятники дипломатических сношений Московского государства с Польско-Литовским государством. Т. I. 1487-1533 гг. / Сб. РИО. Т. 35.– СПб., 1882. – 869 с.

33.  Трепавлов В.В. История Ногайской Орды. – М.: Издательская фирма «Восточная литература» РАН, 2002. – 752 с.

34.  Рычков П.И. История Оренбургская (1730-1750). – Оренбург, 1896. – 96 с.

35.  АтыгаевН.А. – Некоторые замечания о казахско-башкирском султане Хакк-Назаре/  http://www.iie.kz/?page_id=4708

36.  История Казахстана в русских источниках. Том I. Посольские материалы Русского государства (XVI-XVII вв.). Составление, транскрипция скорописи, специальное редактирование текстов, вступительная статья, комментарии, составление словников указателей А. Исина. – Алматы: Дайк-Пресс, 2005. – 704 с. + 16 с. вкл.

37.  Трепавлов В.В. Казахские ханы XVI в в Литовской метрике // Отан тарихы. 2013. – №3 (63). – С. 54-61

38.  تاریخ رشیدی / تالیف میرذا محمد حیدر دوغلات: تصحیح دکتر عباسقلی غفاریفرد -تهران: مرکزنشرمیراث مکتوب:/ 1383/ 859 ص.

39.  Фазлаллах ибн Рузбихан Исфахани.Михман-наме-йи Бухара (Записки Бухарского гостя). Перевод, предисловие и примечания Р.П. Джалило­вой. Под редакцией А.К. Арендса. – Москва, 1976. – 186+338 с.

40.  Н. Кенжеахмет. Керей мен Жәнібек хандар Мин Шилу (Мин патшалығының нақты хроникалық жазбалары) деректемелерінде / 2015 жылдың 17-18 наурызында Қазақ хандығының 550 жылдық мерейтойына арналған Оңтүстік Қазақстан мемлекеттік педагогикалық институтында өткен «Қазақ хандығы – Мәңгілік ел идеясы: тарихи тағдыры мен тағылымы» атты Халықаралық ғылыми-тәжірибелік конференция матеиалдары. – Шымкент, 2015. – 508 б.

41.  Сборник материалов относящихся к истории Золотой Орды. Т. II. Извлечения из персидских сочинений собранные В.Г. Тизенгаузеном и обработанные А.А. Ромаскевичем и С.Л. Волиным. – М.-Л., 1941. – 308 с.

42.  Хафиз Таныш ибн Мир Мухаммад Бухари. Шараф-наме-йи шахи (Книга шахской славы) / Пер. с перс., введ., прим. и указатели М.С. Салахетдиновой. Ч. 1. – Москва, 1983. – 298 с.

43.  Вяткин М.П. Очерки по истории Казахской ССР. Том первый. С древ­нейших времен до 1870 г. – Москва, 1941. – 368 с.

44.  Семенов А.А. К вопросу о происхождении и составе узбеков Шейбани-хана // Материалы по истории таджиков и узбеков Средней Азии. Выпуск I. Труды Института истории, археологии и этнографии АН Тадж. ССР. Т. XII. – Сталинабад, 1954.– 76 с.

45.  Иванов П.П. Очерки по истории Средней Азии (XVI – середина XIX вв.). – Москва, 1958. - 248 с.

46.  Ибрагимов С.К. К истории Казахстана в XV в. // Вопросы филологии и истории стран советского и зарубежного Востока. Ред. И. Орбели. – Москва, 1961. – С. 172-181

47.  Пищулина К.А. Ханство Абулхайра. Возникновение и упрочение Казахского ханства / История Казахской ССР. С древнейших времен до наших дней. В пяти томах. Том II. – Алма-Ата: Наука КазССР, 1979. – 424 с.

48.  Пищулина К.А. Казахское ханство в XV в. / История Казахстана (с древнейших времен до наших дней). В пяти томах. Т. 2.  – А.: «Атамұра», 1997. – 624 с., ил.

49.  Абусеитова М.Х. Казахское ханство во второй половине XVI в. – Алма-Ата: Наука, 1985. – 104 с.

50.  Абусеитова М.Х. Казахстан и Центральная Азия в XV-XVII вв.: история, политика, дипломатия. – Алматы, 1998. – 268 с.

51.  Султанов Т.И. Некоторые замечания о начале казахской государственности // Известия АН КазССР. Серия общ.наук. 1971. – №1. – С. 54-57

52.  Байпаков К.М., Кумеков Б.Е., Пищулина К.А. История Казахстана в средние века (V - XVII вв.): Учебник для 7 - 8 классов русской школы. – А.: Рауан, 1996. – 176 с.



[1] Не соответствует действительности утверждение д.и.н. Б.Б. Карибаева о том, что политический термин «Казахское ханство», заменив в начале  XVI века термин «Дашт-и Кыпчак», применялся на территории Казахстана как единственное название государства в период с XV по начало XVIII века [1, 82 б.]. «Казахское ханство» является историографическим термином, возникшем (в форме – Казакское ханство) в начале XX века в работах М. Тынышпаева (1925 г.)  [2, с. 41; 3, с. 67, 108], С. Асфендиярова (1935 г.) [4, с. 83; 5, с. 90] и др.

[2]Не соответствует действительности утверждение д.и.н. Б.Б. Карибаева о том, что население Ханства Абу-л-Хайра называлось «кочевыми узбеками» [8, 59 б.]. Термин «кочевые узбеки» введен в историческую науку известным узбекским историком Б.А. Ахмедовым в 1965 г. [9, с.5]В.П. Юдин в рецензии на данную монографию совершенно правильно отметил неудачность термина [10, с.46-47]. Несмотря на это, термин «кочевые узбеки» утвердился в научной литературе.

[3]По-видимому, антропоним «Кобланды» был нередким в среде тюркского населения Центральной Азии. Так, одним из послов сибирских  Кучумовичей был «сын бухарского «торгового человека» Капланда» [16, с. 100, 111 и др.]. 

[4] Устная консультация заведующего рукописном фондом Института литературы и искусствознания им. М.О. Ауэзова, к.фил.н. Т.К. Албекова.

[5]Устная консультация О. Ошанова

[6]Не совсем точный перевод у узбекских востоковедов «от людей» [24, с. 323]. 

Н.Ә.АТЫҒАЕВ, ҚР БҒМ Ш. Уәлиханов ат. Тарих және этнология институты директорының орынбасары, т.ғ.к., доцент

ҚАЗАҚ ХАНДЫҒЫНЫҢ ҚҰРЫЛУ МӘСЕЛЕСІНЕ КӨЗҚАРАС

Мақала Қазақ хандығының құрылуы қарсаңындағы оқиғаларды зерттеуге бағытталған. Қазіргі қазақстандық тарихи әдебиеттерде ортағасырлық осы қазақ мемлекетінің пайда болу тарихы төмендегідей баяндалады. 1457 ж. жеңілісінен кейін «Көшпелі өзбектер мемлекетінің» билеушісі Шибан ұрпағы Әбілқайыр ханның қоластындағы Керей (Гирей) мен Жәнібек хандар оған қарсы бүлік шығарып, біраз Өзбек тайпалары Моғұлстанға көшіп кетті. Уақыт өте келе олар осы жерде Қазақ хандығын құрды.

Автор бұл көзқарасты сынға алып, жазбаша және ауызша деректерге, тарихнамаға талдау жасай келе, Қазақ хандығының құрылу қарсаңындағы оқиғаларға жаңа көзқарасты ұсынады. Оның пікірінше, Ақ Орда мемлекеті құлағаннан кейін Керей мен Жәнібек сол тұстағы осы мемлекеттің саяси және экономикалық орталығы болған Түркістанның кейбір аудандарында биліктерін сақтап қалды. Сырдария бойындағы кейбір қалаларға (Сайран, мүмкін Сығанақ) иелік ете отырып, олар Әбілқайырдың билігін мойындамай, оған қарсы күресті жалғастырды. Дегенмен, уақыт өте келе, Керей мен Жәнібек Шибан ұрпағына  қарсы тұруға мүмкіндіктері болмағандықтан, Моғұлстанның билеушісі Есенбұға ханның билігін мойындады. 1459 ж. олар Сырдария аймағын тастап кетіп, Моғұлстанға көшуге мәжбүр болды. Уақыт өте келе, Жетісудың батысына әбден орнығып алғаннан кейін, 1465 жылы шамасында Керей мен Жәнібек Қазақ хандығын құрды. Осы кезеңнен бастап қазақ мемлекеттілігі мен қазақ халқы тарихындағы жаңа дәуір бастау алады. 

Түйін сөздер: Қазақ хандығы, қазақтар, мемлекеттілік, жазба деректер, фольклор, Ақ Орда, Моғұлстан, Әбілқайыр хандығы, Шибан әулеті. 


Пікір жоқ

Пікір қалдыру үшін кіріңіз немесе тіркеліңіз

Қаралуы: 7283

Рецензиялар жоқ

Жүктеу

Санат

Пәнаралық зерттеулер Әдістемелік еңбектер Макро- және микротарих Отан тарихы. Зерттеудің жаңа әдістері Жас ғалымдар зерттеулері Сын. Пікір

Тақырып бойынша мақалалар

Автордың мақалалары

Об одной интересной миниатюре в рукописи Сефевидского периода из музея Реза Аббаси (ИРИ, Тегеран) О некоторых символах власти (трон и корона: от Монгольской империи к Казахскому ханству) ТАРИХ-И АЛФИ ШЫҒАРМАСЫНДАҒЫ ДЕРЕКТЕРДІҢ ҚАЗАҚ ХАНДЫҒЫ ТАРИХЫН ЗЕРТТЕУДЕГІ ҚҰНДЫЛЫҒЫ ЖАЙЫНДА УДК 94(574) „14/15“ КАЗАХСКОЕ ХАНСТВО: ТЕРМИНОЛОГИЯ ИСТОЧНИКОВ КАК ОТРАЖЕНИЕ ИСТОРИИ ГОСУДАРСТВА К ВОПРОСУ О ТРАКТОВКЕ ПРЕДЫСТОРИИ ОБРАЗОВАНИЯ КАЗАХСКОГО ХАНСТВА УДК 94 (574).02/.08 КАЗАХСКОЕ ХАНСТВО В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ ЕВРАЗИИ К ВОПРОСУ О ЛОКАЛИЗАЦИИ МЕСТНОСТИ «КОЗЫБАСЫ» НЕКОТОРЫЕ МАТЕРИАЛЫ ПО ФИНАНСОВОЙ СИСТЕМЕ КАЗАХСКОГО ХАНСТВА О КНИГЕ Б.Г. АЯГАНА «РАССВЕТЫ И СУМЕРКИ КАЗАХСКОЙ СТЕПИ» ЕЩЕ РАЗ О КНИГЕ Б.Ғ. АЯҒАНА