Басты бет » Материалдар » ИДЕОЛОГИЧЕСКАЯ БОРЬБА В СРЕДНЕВЕКОВЫХ ТЮРКСКИХ ГОСУДАРСТВАХ И ИСЛАМ (VІІ-ХІІІ В.В.)

Женис Жомарт Женисулы

ИДЕОЛОГИЧЕСКАЯ БОРЬБА В СРЕДНЕВЕКОВЫХ ТЮРКСКИХ ГОСУДАРСТВАХ И ИСЛАМ (VІІ-ХІІІ В.В.)

«edu.e-history.kz» электрондық ғылыми журналы № 2

Тегтер: древние тюрки, тенгрианство, средние века, ислам, христианство, буддизм, иудаизм, манихейство, монголы, Чингиз-хан, историческая приемственность, идеологическая борьба.
Аңдатпа:
В данной статье автор рассматривает процесс трансформации традиционного мировоззрения средневековых тюрков, борьбу новых религиозных систем, в результате которой ислам стал господствующей религией среди большинства тюркских государств. По результатам исследования автора, видно, что кроме политических, здесь имелись и духовные причины, а именно мировозренческие факторы. Благодаря суфийским учениям ислам стал более близок к кочевникам. Тюркские суфииские ордены как йассавиийа умело синтезировали ислам с традиционными верованиями кочевников.
Мазмұны:

Правители средневековых тюркских государств испытывали необходимость в сильной социальной политике и системе правления, которые не только сохранили, но и развивали традиционную государственность, объединяя население каганата, ориентирующие на довольно разные мировоззренческие традиции. Особенно это было заметно при кризисе государственной идеологии основанной на традиционном мировоззрении тюрков. Потому что, с разложением древнетюркского каганата испытывали распад не только власть дома Ашины, также и традиции, традиционное мировоззрение и духовные ценности.

При кризисе традиционного мировоззрения как идеологии, тюркские правители над некоторыми мировыми религиями того времени видели новые идеологии государства, которые заново укрепляли позицию страны. Один из них –  буддизм попал в поле зрение тюрков как идеологическая система, спасающая тюрков от идеологического хаоса. Однако данная религия и в духовном и в культурном плане не соответствовала  с традиционным мировоззрением тюрков. Кроме этого, другие религии как иудаизм, зороастризм и манихейство, которые, покровительствовали тюркским правителям, также не сумели стать идеологической силой, объединяющие тюрков.

Подняв иудаизм на государственную власть, хазары также не сумели сохранить эту религию среди кочевников. Потому что, старая иудаистская вера по сравнению с новыми религиями - христианством и исламом не смогла удовлетворить потребностям феодального общества как идеология. С древнейших времен принятие иудаизма было дозволено, только если неофит был евреем. Это получило свою основу от принципа «избранности народа» и было не в состоянии объединить государства как всеобщая идеология [1,362 c.]. Действительно, социально-этническое неравенство в иудаизме помешало массовому принятию этой религии населением каганата, религия распространилась только среди знати,  которые имели «еврейские корни». Таким образом, власть в хазарском каганате сосредоточились в руках еврейско-тюркской знати. Это вызвало недовольство среди населения каганата. Так как если прежние тюркские правители защищали общих тюркских интересов, теперь они стали отделяться от народа и  начал защищать торгово-финансовые интересы малочисленных евреев,  которые занимались с ростовщиством и торговлей – не присущими для тюрков хозяйством. Иудаизм духовно был чужим для тюрков. М. Артамонов про это сказал «связь между правительством и народом прервана» [2,624 с.]. Ради покорения населения правители использовали сначала печенегов, потом мусульманских наемников. Для их содержания государство выделило огромные финансовые средства. В свою очередь эти средства были получены от налога, который сложили на плечо самого народа.

Манихейство также было системой не соответствующей традиционному мировоззрению тюрков. Новая религия привела внешнюю политику уйгуров в тупик. Манихейство привело к  конфликтам уйгуров со всеми соседями.  В 778 году сильно ухудшилось уйгурско-китайские отношения. Манихейство сильно изменило тюркское мировоззрение. «Новые уйгуры» начали уничтожать остатки прежних религий – традиционную систему веры и мировоззрение, такие элементы веры как каменные изваяния, запретили употреблять молочные и мясные блюда [3,284с.].

Новая религия вызвала и внутрикаганатские конфликты. Началась  борьба за трон. Знать делилась на представителей и приверженцев новой и старой религии. Кроме этого, в этот момент традиционные противники тюрков старались воспользоваться обстановкой внутри тюрков.

Христианство также не имело успехов среди тюрков. Так как данная религия также не собиралась смириться с традиционной религией тюрков и категорически отказалась от каких-либо отношений со старой верой тюрков. В связи с этой причиной малочисленные тюрки, принявшие эту религию, либо полностью ассимилировали с христианами, либо потеряли себя как этнос, свои хозяйственно-культурные и этнические особенности.

А в это время традиционное мировоззрение тюрков,  не находя выхода из положения дальше продолжала распадаться как государственно-идеологическая система.

Превратившись в марионетку в руках соседних государств тюрки фактически остались без политических целей, мировоззренческой ориентации. В средневековом тюркском обществе распадались идеологические традиции, была изменена традиционная система правления, которая в свою очередь прямо повлияла на распад традиционной тюркской государственности.

Кризис традиционной идеологии нарушил традиционную, систематизированную хозяйственно-экономическую гармонию в степи.  При борьбе за пастбище и преимущества в степи тюрки дальше испытывали социальные трудности и переселились в близлежащие территории, в некоторых случаях прямо на территории  оседлых народов. Здесь местные правители их тянули к своим феодальным разборкам с другими правителями. Таким образом, тюрки из-за потери своих идеологических опор стали марионетками в руках соседних оседлых народов.

Соседство с исламским миром и духовно-мировоззренческие общности в исламе и тенгрианстве повлияло к принятию тюрков ислама. Тюрки,  ставшие мусульманами теперь вмешивались в события, происходившие в исламском мире.  К сожалению, многие исследователи, хотя отметили место тюрков в политическом развитии ислама, но не смогли объяснить политическую активность тюрков, принявших ислам. Особенно, для них был непонятна причина становления прежних «тюрков–язычников» ревностными защитниками исламских ценностей и мусульман. Исходя из этого, многие исследователи главным образом обратили внимание на политико-экономические аспекты исламизации тюрков, при этом она не заметили основной причины данного вопроса – духовный аспект. Ученые, работавшие в этой области не искали духовной общности между исламом и тенгрианством. Конечно, на принятие ислама тюрков повлияли и другие не маловажные факторы как географические, социально-политические. Однако, схожесть религиозных идей ислама и тенгрианства не рассматривался как из основных факторов в этом процессе.

И так, в результате различных политико-экономических причин  в степь проникли разные религиозные верования и учения. Однако, все они кроме ислама не сумели удачно распространиться среди тюрков. Основные религиозные элементы, которые существовали в тенгрианстве не противоречили канонам ислама. Особенно, абсолютный дух в обеих религиях является схожим. Тюрки как мусульмане знали Тенгри единственным. Но глубокое познание Тенгри достигли только после принятия ислама через священный Коран. Система правления в обеих религиозных системах также была схожей в первые века ислама, пока власть под влиянием традиционных деспотических систем еще не изменилась.

Империя, созданная Чингисханом, охватывала огромную территорию Евразии, включая в себя различные этнокультурные и политико-идеологические традиции. В такой ситуации являются закономерными попытки представителей  различных идеологических и религиозных сил при самом Чингиз-хане, а также при его наследниках изнутри и внешне повлиять на внутреннюю и внешнюю политику империи.

При Чингиз-хане тенгрианство, которое со времен тюркских каганатов было государственной религией кочевников еще сохранило свою силу как государственная идеология, благодаря которой Великий каган сумел создать свою империю, хотя древнее верование кочевников в новых условиях посредством завоеваний других этнокультурных территорий, преобразовалось в новую идеологическую силу как государственная религия.

Сам Чингиз хан остался верным тенгрианству до конца своей жизни. Более того он был крайне религиозным полководцем. Успех военных действий кагана также зависел от его религиозности. От своих подчиненных он требовал религиозности: «От воина боящегося меня - пользы мало. Воин должен бояться Бога»  говорил он [4, с. 69].

С надеждой возродить старую религию Чингиз-хан не торопился принять другие религии и с целью достижения политических успехов лояльно относился ко всем религиям одинаково.

Завоевавшая огромную территорию Евразии и имеющая беспредельную власть Великая империя Чингиз-хана смогла коренным образом изменить ситуацию и, учитывая это представители различных религий старались повлиять на дворец кагана. Между представителями  несторианства, буддизма, ислама, и даже иудаизма шла ожесточенная борьба с целью оказания влияния на ханский дворец. В ходе этой решающей борьбы между религиями позиция ислама не только укрепилась, но и смогла больше привлекать внимание чингизидов, чем другие религии.

Накануне похода тюрко-монголов во всех владениях мусульманского мира ислам пережил глубокий политический и духовный кризис. Хотя при караханидах обращение населения Восточного Туркестана шло успешно, накануне похода Чингиз хана численность мусульман в Восточном Туркестане была невелика, а политическая позиция мусульманского духовенства значительно ослабела. В ходе анализа мусульманских авторов можно выявить, что накануне завоевания Чингиз хана обострилась идеологическая борьба между мусульманами, а также ислам пережил глубокий духовный кризис. Например в ходе рассмотрения стихов М. Кашкари, А. Йгунеки, Ю. Баласагуни, А. Яссауи мы узнаем, что тюрко-исламский мир пришел в упадок.

Правитель найманов, один из врагов Чингиз хана Кушлик хан, укрепив свою позицию завоевал приграничные с Китаем земли. Изменив свою прежную религию христианство и приняв буддизм  Кушлик выгнал из страны приверженцев других религий и преследовал мусульман и мусульманское духовенство. Особенно сильно пострадали мусульмане Кашгара и Хотана. Их спас Чингиз хан. Об этом Рашид ад-дин пишет: «Народ встал на молитву и неожиданно стрела молитвы пострадавших попала в цель. Изгнание этого безбожника осуществлено с помощью Чингиз хана – он со своим войском двинулся на запад» [5, с. 183].

 На западных владениях мусульманского мира также позиции ислама ослабли. В это время в западных владениях мусульманского мира шла ожесточенная политическая и идеологическая борьба правоверных мусульман с шиитской сектой исмайлитов. С надеждой привлечь внимание во время наступления на Багдад шиитская община встретила Хулагу и с радостью выразила свою покорность чингизиду. Завоевание кочевниками владений аббасидов дало надежду как мусульманским, так и немусульманских народам этой страны.

Немного ослабевшие шиитские секты, главным оружием которых был террор против суннитов и сельджукских правителей при сельджукидах, с ослаблением сельджукидов вновь набрали политическую силу. И создали серьезную опасность для мусульманского мира. Даже накануне монгольского завоевания активизировали свою деятельность. Рашид ад-дин об этом пишет «В это время к великому правителью (Монке) для службы пришел кази. Он надел железные доспехи и показал это Кагану и сказал: из-за боязни от безбожников я обычно надеваю это» [6, с. 22].

Аббасиди не смогли противостоять данной тенденции. Вместо того, чтобы ввести порядок в халифате правители аббасидов жили в роскоши. Во время завоевания Багдада Хулагу захватил дворец халифа и там он нашел много золота и серебра. «Алау (Хулагу) увидев эту богатство удивился. Он позвал халифа и сказал: Калиф (халиф), ты зачем собрал столько богатств? Ты разве не знал, что мои войска завоюют твою страну и уничтожат тебя? Если знал почему ты не раздал эти богатства своим всадникам и пешим воинам, которые тебя защищают?» [7, с. 284].

В ходе поиска выхода из этой ситуации мусульманский мир обратили свой взор на восток, ссылаясь на «Шерх ас-сунна» аль-Бахаби, где написан хадис от Мухамедда, обещаны войска Аллаха с Востока, которые придут в мусульманский мир во время духовного кризиса. [8, с. 215].

Завоевание не мусульманами Багдада, который был столицей исламского мира принималось представителями мусульманского духовенства по разному. Если ханафииты Мавреннахра и руководители шафиитов считали Чингиз хана миссией Аллаха, а противостояние Чингиз хану как противостояние воле Аллаха, то Ибн Алками и его единомышленники поддерживали Хулагу и старались использовать Хулагу против халифа. Они встретили Хулагу с радостью и когда монголы были у стен Хале открыли ворота в город [9,134 с.].

Надежда мусульманского мира оправдана – государство исмайлитов в Аламуте ставшее на долгое время опасностью для мусульман польностью уничтожено.

Необходимо отметить, что в период продолжительного времени чингизиды не торопились окончательно принять ислам. Даже при ханских дворцах династия чингизидов предпочитала другие религии, особенно христианство. Многие воспитатели монгольских принцев были христианами. Во дворце ильханидов жена Хулагу хана Токуз хатун, жена Абага хана Орда хатун (обе дочери керейского племени) были христианками. Полководец из племени керей Иринчик, священник несторианской церкви, уйгуры Мар Ябалак и начальник канцелярии Саума смогли повлиять на ханский дворец [10, с. 101].

 Однако этот процесс охватывал только правующую часть монголов, а большинство монголов остались верными своей традиционной религии вплоть до принятия ислама.

При Аргын хане начали проникать иудаисткие представители во дворец хулагуидов. Среди них визирь и врач Аргын хана Са'ад ад-доул был противником мусульман. Использовав свою службу он покровительстовал евреям. Однако в ходе борьбы их убили мусульмане. По словам Вассаф «с целью заблуждения взглядов Ильхана Са'ад ад-доул сообщил Аргыну, что Чингиз хан был пророком. Исходя из этого он предлагал Ильхану не признавать Мухаммеда и создать новую религию. А «Яссу» Чингиз хана поднять до уровня Священной книги. Еще одним иудейским представителем во дворце Хулагуидов был визирь Казан хана и выдающийся историк  Рашид ад-дин. Он также был убит мусульманами в 1318 году. Однако даже его смерть не остановила проникновение евреев во дворец чингизидов [11, с. 348].

Однако, в ходе идеологической борьбы ислам стал больше привлекать внимание кочевников и сначала в улусе Джучи, затем в остальных частях мусульманского мира подвластной монголам ислам стал господствующей религией. В чем секрет победы ислама среди кочевников? Конечно нельзя исключить политические цели Чингизидов и этнодемографическую ситуацию в мусульманском мире в пользу ислама.

Кроме этих имеются и духовные факторы. Как нам известно тенгрианство было монотейстической религией. Центральное положение в этой религии занимает Тенгри (Тангир, Тенгир). Кочевник мог без посредника связыватся с Тенгри. Тенгри по понятиям тюрков не только Великий Творитель, но и  Всемогущий, Вечный, Вездесущий. Не зря начиная с Чингиз хана все монгольские ханы начинали свои грамоты со слов «Менгу тангриун кучундур» – «во имя силы Вечного Тенгри».

По своим религиозным понятиям тенгриансмтво имело идейную общность с исламом. Исламские нормы поведения, религиозные нормы не сильно отличались от традиционныго верования тюрков-монголов. Замечательным примером исламо-тенгрианского синтеза могут служить монеты чеканивщиеся Казан ханом после принятия им ислама. В этих монетах имеются шесть строк арабской надписи. Третья надпись на арабском означает «Казан Махмуд». А остальные три надписи на уйгурской письменности означает «Тангриун (Кучундур) газану (делеткейлук)», значит  «С силой Тенгри чеканил Казан». А на обратной стороне монеты была надпись исламской веры «Ля иллаха иллала» [12, с. 50].

На отрывках фрагмента из грамоты Аргын и Абу Сайд ильханидов который хранится в Тегеранском музее написано:

Мonke tngri-yin kucun-dur

Muhammad baiyambar-un imad-tur

yeke su yari-yin igegen-dur

Во имя силы Вечного Тенгри

С помощью пророка Мухаммеда

С поддержкой великого пламени [13, с. 216].

В повседневной жизни традиции и обычаи тюрков-монголов также не противоречили с исламом, напротив совпадали. В своей Яссе Чингиз хан запретил употреблять алкагольные напитки: «Из водки и вина нет никакой пользы на разум и исскуство. У человека употребляющего вино не останутся хорошие качества и поведение» [14, с. 186]. Кочевники, как и мусульмане не употребляли в пищу свинину. Разрешение на многоженство также не противоречило с законами шариата.

В словаре Махмута Кашкари исламские понятия даны на тюркском языке. Например в своем труде Кашкари Аллаха называет Тенгри, пророком –Йалваш, Саушы, Коран–Битик, дуа–алкыш, намаз–йукунш, рай–ужмак, ад–тозак и т.д. [15, с.72].

Благодаря суфииским учениям ислам стал более близок к кочевникам. Тюркские суфийские ордены как йассавиийа умело синтезировали ислам с традиционными верованиями кочевников. Шаманские традиции как ритуальный танец стал  частью обрядов суфииев в качестве зикра. Мораль поведения кочевников занимала важное место в суфийских традициях. Не зря Чингиз хан и другие монгольские правители в ходе завоевания мусульманского мира в первую очередь обращались к суфийским представителям.

Таким образом, в результате идеологической борьбы в Великом государстве Чингиз хана ислам стал победителем. Кроме политических, здесь имелись и духовные причины, а именно мировозренческие факторы.

Список литературы

1.  Артамонов М.Н. История хазар. 2-ое изд. – Спб.: «Лань», 2001. – 688 с.

2.  Потапов Л.П. Умай – божество древних тюрков. Тюркологический сборник. –Москва:  Наука, 1972-1973. – С. 4-12.

3.  Малявкин А.Г. К вопросу о расселении уйгуров после гибели Уйгурского каганата//Сиб. отд. АН СССР. - 1972. - № 1. - Вып.1. – С.49-78.

4.  ал-Джувейни Ала ад-дин Ата Малек. Торихе Джахангушоий. ІІІ том. - Техран: Бомдод, 1329 /1911ж. –345с.

5.  Аджайб  ад-дунийа (чудеса мира).  -  Москва: Наука, изд. фирма «Восточная литература»,  1993. - 539 с.

6.  Басани А. Дин дар охдэ могул // Тарихэ Иран аз омадан-э салжукион та форупоши-э даулат-э ильханион.  – Пежухеш-э донешгах-э Кембридж. -Техран: Амир Кабир, 1371х/ж. -65-87 б.

7.  Григорьев А.П. Конкретные формуляры чингизидских жалованных грамот / Тюркологический сборник.1974 г.  - Москва: Наука, 1978.  – С. 54-67.

8.  Кенжетай Д. Қожа Ахмет Йассауи дүниетанымы. - Түркістан: Тұран, 2004 ж. -341б.

9.  Книга Марко Поло. - Москва: Государственное издательство Географической литературы, 1956. -359 с.

10.  Рашид ад-дин. Сборник. І том. 2-книга. – Москва: Изд-во АН СССР.-222с.

11.  Рашид ад-дин. Сборник летописей. ІІІ том. -Москва: Изд-во. АН СССР, 1946. -254 с.

12.  Сейфиддини М.А. Монеты ильханов ХІV в. -Баку: Изд. АН Аз.ССР, 1981.  -196с.

13.  Тарихе адаб сафа. -Техран: Амир Кабир,1364. –334с.

14.  Трубецкой Н.С. Наследие Чингиз хана. –Москва: Аграф. 2000. -560 с.

15.  Хара Даван Эренжен. Чингисхан как полководец и его наследия (культурно-исторический очерк Монголии ХІІ-ХІVвв. / перевод. -Алматы: Крамдс, Ахмед Яссави, 1992. -284c.


Пікір жоқ

Пікір қалдыру үшін кіріңіз немесе тіркеліңіз

Қаралуы: 3364

Рецензиялар жоқ

Жүктеу

Женис Жомарт.docx 0.03 MB

Санат

Пәнаралық зерттеулер Әдістемелік еңбектер Макро- және микротарих Отан тарихы. Зерттеудің жаңа әдістері Жас ғалымдар зерттеулері Сын. Пікір

Тақырып бойынша мақалалар

ИДЕОЛОГИЧЕСКАЯ БОРЬБА В СРЕДНЕВЕКОВЫХ ТЮРКСКИХ ГОСУДАРСТВАХ И ИСЛАМ (VІІ-ХІІІ В.В.) А. ЯСАУИДІҢ ЕҢБЕКТЕРІНІҢ ТҮРКІ ХАЛЫҚТАРЫНЫҢ ТАРИХЫНДА АЛАТЫН ОРНЫ МЕН РӨЛІ ОРТА ҒАСЫРДАҒЫ КЕРЕЙ ХАНДЫҒЫ СИРИЯДАҒЫ ҚАҚТЫҒЫСТЫ РЕТТЕУ БАҒЫТЫНДАҒЫ ДИПЛОМАТИЯ ЖӘНЕ ОҒАН ҚАЗАҚСТАННЫҢ ҚАТЫСЫ ИСЛАМИЗАЦИЯ МОГУЛОВ (ПО СВЕДЕНИЯМ «ТАРИХ-И РАШИДИ» МИРЗА МУХАММАД ХАЙДАРА) Изучение религиозных персоналий в истории Казахстана О НЕКОТОРЫХ АСПЕКТАХ ПРОБЛЕМЫ СОЗДАНИЯ КИРГИЗСКОЙ ДУХОВНОЙ МИССИИ НА ТЕРРИТОРИИ СЕМИПАЛАТИНСКОЙ ОБЛАСТИ УДК 94(574) ЭТНОПЕДАГОГИЧЕСКИЕ ТРАДИЦИИ В ИСЛАМСКОМ ВОСПИТАНИИ КАЗАХСКИХ ДЕТЕЙ 304.5 ҚАЗАҚ ХАЛҚЫНЫҢ ДІНДАРЛЫҚ ДӘСТҮРЛЕРІНЕ ШОЛУ

Автордың мақалалары

ИДЕОЛОГИЧЕСКАЯ БОРЬБА В СРЕДНЕВЕКОВЫХ ТЮРКСКИХ ГОСУДАРСТВАХ И ИСЛАМ (VІІ-ХІІІ В.В.)