Басты бет » Материалдар » МРНТИ 03.20.00 ПРЕДВОДИТЕЛИ НАРОДНЫХ ВОССТАНИЙ В КАЗАХСТАНЕ XIX ВЕКА

З.Т. Садвокасова¹, О.Х. Мухатова². ¹Д.и.н., профессор. ГНС. ²Д.и.н., профессор. ГНС. Институт истории и этнологии им. Ч.Ч. Валиханова.

МРНТИ 03.20.00 ПРЕДВОДИТЕЛИ НАРОДНЫХ ВОССТАНИЙ В КАЗАХСТАНЕ XIX ВЕКА

«edu.e-history.kz» электрондық ғылыми журналы № 2 (22) апрель-июнь 2020

Тегтер: предводитель, руководитель, статья, газеты, журналы, библиотека, слова:, Ключевые, восстание, выступление, протест.
Аңдатпа:
Аннотация. Статья написана на основе изданий российской периодической печати XIX века. В ходе изучения газетных и журнальных статей были выявлены интересные материалы, где давались неоднозначные характеристики руководителей национально-освободительных восстаний в Казахстане. Рассматриваемые выступления возглавлялись легендарными личностями, оставившими глубокий след в истории казахского народа. Авторами публикаций дается их описание с использованием некоторых сведений чиновников, военных, порой не скрывающих и подчеркивающих свое уважение к противнику, а именно к национальным героям. В статье впервые сделана попытка сравнения руководителей национально-освободительного движения в Казахстане с вождями, возглавлявшими борьбу против политики государств, направленной на ликвидацию независимости. Отличия их состояли в том, что одни боролись против самодержавия, другие вели сражения на другом континенте. Но те и другие преследовали одну цель – освобождение своего народа от колониальной зависимости. Особо обращено внимание на то, что приводимые сравнения сделаны чиновниками российской колониальной администрации, которые на основе известных исторических фактов смогли увидеть общее в неординарных личностях: казахских предводителях протестов и других выступлений не только в России, но и в далеких от империи странах.
Мазмұны:

Введение. В процессе работы в Российской Национальной библиотеке города Санкт-Петербурга было выявлено большое количество материалов. Они касались разных сторон жизни казахов: быта, хозяйства, культуры, религии, взаимоотношений казахов с русскими переселенцами, деятельности царской администрации и т.д. Участниками исследовательской группы по реализации научного направления «Национально-освободительное движение в Казахстане в контексте сохранения и укрепления национальной идентичности»проекта «История и культура Великой степи»  обращалось также внимание на сведения, связанные с колониальной политикой самодержавия в Казахстане и реакцией коренного населения на проводимые меры. Было изучено множество публикаций газет и журналов дореволюционного периода, где описывались протесты казахов, направленные против введения новой системы управления, земельных притеснений, за восстановление былой власти и т.д.

В статье поставлена цель: используя собранные материалы, дать характеристику предводителям восстаний и протестов казахов, представленными российскими авторами публикаций.

Материалы и методы. Материалом статьи послужили периодические издания Российской империи XIXвека. Мы намеренно решили не обращаться к архивам, богатыми различными документами, где в основном придерживаются официальные рамки изложения событий, фактов. Конечно, не все предлагаемые сведения  можно считать объективными. Но, тем не менее, они дают более четкую картину по сравнению с материалами государственных органов.

При написании статьи были использованы научные методы: нарративный, историко-сравнительный, типологический

Без применения нарративного метода невозможна передача исторических фактов, ее последовательности. Собранные свидетельства объединены в одно целое по проблеме: показу лидеров национально-освободительного движения. Но, и ограничиваться лишь описанием событий в научной работе недостаточно. Важно обратиться к историко-сравнительному методу, позволяющему выявить общее, особенное. К примеру, общим в протестах казахов было недовольство проводимой политикой царского самодержавия. Особенным для каждого выступления являлась реакция на конкретный шаг деятельности колониальной администрации, появление руководителей, способных возглавить недовольство. Методы борьбы на различных этапах не всегда повторяли друг друга. Поэтому, рассматриваемый метод открывает возможность для более детального объяснения исторических событий, раскрытия их сути.

Типологический метод является одним из важнейших методов, используемых в социальных и гуманитарных науках. Как и сравнительный метод, он основан на сопоставлении. Он также позволяет выявить группы схожих явлений и процессов, что достигается посредством схематического отображения конкретно-исторической реальности. В нашей работе указанный метод позволил сравнивать казахских предводителей с руководителями восстаний других национальных регионов Российской империи и даже зарубежных стран. Причем, сопоставление проводится авторами публикаций.

Обсуждение. Изучением национально-освободительных восстаний казахов занимались в дореволюционный период, советское время и в годы независимости. Понятно, в зависимости от влияния политики правительства, менялся угол зрения на эти события. Одно являлось объединяющим для всех, кто был связан с этой проблемой: выяснение причин. Для царизма необходимо в своем дальнейшем продвижении в национальные окраины знать их во избежание подобных протестов в будущем, что и пытались выявить  чиновники Для советских историков причины выступлений лишний раз должны были показать сущность царизма, его несправедливый характер в отношении нерусских народов. К этому шло еще одно важное для идеологов дополнение – обоснование двойного гнета: собственных феодалов и русского самодержавия. Современные исследования в основе своей придерживаются концепции национально-освободительного характера протестных движений, борьбы за восстановление государственности. Однако редко встречаются описание казахских предводителей представителями российского общества.

Одним из первых историков, обратившимся к изучению деятельности руководителей народных выступлений был М.П. Вяткин. Свою работу «Батыр Срым (Освободительное движение в Казахстане в конце XVIII в.)» (Вяткин, 1947: 392) ученый посвящает организатору и руководителю антиколониальной и народно-освободительной борьбы казахских шаруа Младшего жуза в XVIII веке. В предисловии, переизданной в 1998 году книги, отмечено, что «заслуга М. П. Вяткина состоит в введении в научный оборот широкого круга архивных материалов по истории казахов Младшего жуза. Автором всесторонне исследованы архивные труды Москвы, Ленинграда, Алма-Аты. Особый интерес представляет проведенный автором подробный анализ архивных источников. Наряду с широким использованием архивных источников, автором монографии привлечены разнообразные источники на восточных языках. Это было особенно важно потому, что по истории Казахстана XVIII в. письменных источниках на казахском языке почти не имелось. Учитывая эту специфическую особенность изучаемого периода, М. П. Вяткин по-новому обосновывает значения для исследователя таких материалов, как сказки, фольклор, в которых отражены быт, общественный и социальный строй казахов и оценка самим народом исторических событий» (Вяткин, 1998:3). Работа, состоит из двух частей. В первой освещается хозяйственная жизнь казахов, общественные отношения, политические обстоятельства того времени. Следующая часть раскрывает движение казахов под предводительством Срыма Датова, где получили отражение действия, направленные против феодалов. Российская периодика в книге не представлена.

Работы М.П Вяткина изучаются и анализируются современными учеными. Так, в статье Ж.С.Мажитовой «Образ Срыма Датова в трудах М.П.Вяткина: теоретико-методологические установки и их практическое воплощение» указано: «М.П. Вяткин при исследовании этого движения столкнулся, на наш взгляд, с рядом трудно разрешимых задач: во-первых, руководителем движения являлся представитель привилегированного, зажиточного сословия, а между тем, ученый при характеристике этого выступления называет его антиколониальным и антифеодальным. Объяснение объективных и субъективных побудительных мотивов руководителя движения для выступления против той части общества, представителем которой он сам являлся…, мы полагаем, вызывало у автора методологические трудности. Во-вторых, неоднородность движущих сил на разных его этапах приводила к изменению «политической программы» руководителя и его сторонников, поэтому ученому предстояло объяснить, каким образом Срыму Датову удавалось сохранять баланс политических сил и на протяжении длительного времени (14 лет) оставаться признаваемым народным лидером, в конце концов, свергнуть ханскую власть, т. е. совершить своего рода «революцию», учитывая, что он не был пролетарием и, уж тем более, большевиком. В-третьих, характеризуя выступление шаруа как народное, крестьянское, М.П. Вяткин в то же время показывает, что бии, старшины, султаны и другие привилегированные группы не были случайными «попутчиками», они выступали совместно с крестьянскими массами, выражая и преследуя общие с ними цели» (Мажитова, 2018:144-148).

Отмечая отдельные фрагменты характеристики Срыма Датова как руководителя восстания, мы встречаем редкие штрихи описания его личности.

Крупное и продолжительное национально-освободительное восстание на территории Казахстана было под руководством султана Кенесары Касымова. Поэтому, данный протест, по сравнению с другими, больше всего привлекал интерес у историков. Ему посвящены научные статьи, монографии, сборники документов. Одним из них является работа «Последний поход хана Кенисары и его гибель»(Касымбаев, 2002)описывающая борьбу непокорного султана против политики царизма. В работе «предпринята попытка воссоздать реальную картину обстоятельств, предшествовавших откочевке хана Кенесары в Семиречье и его гибели. Преимущественное внимание уделено раскладке сил в регионе, а также ситуации, в условиях которой хан и его близкое окружение погибли в Тянь-Шанских горах. Значительное место в книге занимают проблемы, раскрывающие обстоятельства гибели хана вследствие согласованных и сконцентрированных действий царизма и кыргызских манапов» (Касымбаев, 2002: 3).

Автор книги Ж. Касымбаев дает собственную оценку личности, опираясь на источники. Он называет Кенесары «прозорливым политиком» (Касымбаев, 2002: 23), «дальновидным ханом» (Касымбаев, 2002: 31), «гордым» (Касымбаев, 2002: 47), «человеком, пугающим узбеков-правителей полководческим талантом» (Касымбаев,.2002:48), «знаменитым батыром» (Касымбаев, 2002:54) и т.д. При написании работы ученый обращался к документам, хранящимся в различных архивах. В отличие от казахстанского историка, чиновники как верные служащие колониальной администрации, использовали в отношении султана чаще противоположные, далеко нелицеприятные характеристики: «бунтарь», «главарь шайки», «разбойник», «мятежник» и т.д. Хотя встречались и неожиданные отзывы. Председатель Оренбургской пограничной комиссии М.В. Ладыженский писал о нем: «Кенесары выше простого разбойника, гоняющегося за добычей и живущего грабежом. Он не из тех людей, которые появились в степи и при небольших усилиях со стороны правительства исчезли, не оставив после себя никаких следов. Он выше этих пришельцев и по происхождению и по цели, и по способностям, следовательно, пренебрегать им нельзя» (Национально-освободительная…, 1996: 15). Таким образом, как вытекает из вышеизложенного, Кенесары Касымова считали неординарной личностью и видели в нем сильного противника, представляющего серьезную опасность для проведения колониальной политики российского самодержавия в казахской степи.

Результаты. Подтверждение указанных качеств Кенесары российским чиновником М.В. Ладыженским мы находим в статье Н. Середы «Бунт киргизского султана Кенисары Касимова (1843-1847 гг.)» (Середа, 1871:655-690), называющего его киргизским Шамилем. Неслучайно в материале упоминается кавказский борец за независимость и идет сравнение его с казахским предводителем, так как цели двух руководителей восстаний были одни и те же.

В то же время предводителя восстания автор называет «мятежником», «бунтовщиком», и не вписывающийся в этот ряд ярлыков - «замечательным киргизским султаном» (Середа, 1871: 655). Н.Середа с некоторым сожалением вынужден признать, что «Никто, как он, не умел эксплуатировать простодушие и патриархальность нашей местной администрации и пользоваться ее ошибками. …Кенисара заставлял наши отряды гоняться за собою без устали, так что довел до полного изнурения не только лошадей, бывших в обозе, но и под всадниками; завязавши, например перестрелку, он вдруг снимался и начинал отступать, забирая с собою все, что было для него необходимым. Казаки, будучи на изнуренных лошадях и в песках степи, не могли его преследовать» (Середа, 1871: 660).

Пытаясь принизить авторитет казахского султана, показать силу русского оружия, в степи стали распространять слухи сложившегося непростого положения К. Касымова и повстанцев. «Чтобы придать более успеха в глазах ордынцев действия наших отрядов в степи, разосланы были через султанов-правителей, для распространения между киргизами, объявления, заключавшие в себе описание каких-то будто блистательных побед, одержанных войсками оренбургского корпуса над Кенисарою, который, по выражению объявлений, был совершенно уничтожен и в бесславном бегстве искал спасения» (Середа, 1871: 660). После рассылки таких печальных сведений среди казахского населения надеялись на спад недовольства.

В другой статье «Волнения в Оренбургском крае, предшествующие бунту киргизского султана Кенесары Касымова» Н. Середа останавливается на происхождении руководителя восстания. «Султан Кенисара Касымов происходил от предков султана Аблая. Это был человек решительный, энергичный; воспитанный в правилах наследственной мести, он был жесток с побежденным врагом, до изуверства; участие с раннего детства в набегах и барантах образовало из него отличного наездника; а бегство, в случаях неудачи, в безкормные места степи, закалило его дух во всевозможных лишениях, и сделало его выносливым не хуже верблюда» (Середа, 1869).

Восстание К.Касымова и он сам как предводитель после завершения протеста еще долго обсуждались на страницах российской периодической печати. По истечении ряда лет можно было более объективно проанализировать данное событие. Рассматривались обе противостоящие стороны. Если в отношении действий правительства в основном даются положительные отзывы, то повстанцы со страниц периодической печати чаще предстают в глазах российской общественности «неблагодарными», «дикими», «нецивилизованными» и т.п. Имели место и редкие исключения, где не скрывались необыкновенные особенности султана. «Стремительный в своих набегах, подобно всесокрушающему степному урагану, он не останавливался ни перед какими препятствиями. Напротив, всякая преграда, казалось, только раздражала его непреклонную волю и делала его еще стремительнее и дерзче в своих предприятиях, до тех пор, пока наконец не сокрушились перед его энергией все препоны на пути к достижению желаемой цели.

Все эти качества, высоко чтились в Кенисаре нашими кочевниками и сердца его соучастников бились безграничною, до самоотвержения, преданностью в своему предводителю; в нем было что-то невольно привлекавшее его соплеменников, и число его приверженцев возрастало с каждым днем. Словом, Кенисара умел быть достойным повелителем своих дружин. Духу, которым были одушевлены его шайки, позавидовал бы любой полководец Европейских войск, таков был Кенисара! Да, человек этот, вообще говоря, был личностью выдающейся и нет сомнения, что при других условиях воспитания из него вышел бы недюжинный государственный деятель» (Середа, 1869). Высокая оценка предводителя национально-освободительного движения была дана на основе изучения имеющихся сведений и собственных наблюдений.

В других более поздних публикациях о событиях, связанных с восстанием К.Касымова, встречаются описания, придающие его образу нечеловеческие черты: «рассказывали, что Кенисара имел на шее волосатую гриву, как какой-нибудь зверь» (Оренбургские губернские.., 1878). Понятно, что он со своими отрядами долгое время наводил страх и ужас среди русского населения, переселившегося на казахскую территорию. Более того, неуловимый и скрывающийся от преследования, невидимый для своих врагов, он невольно давал благодатную почву для разных вымыслов, фантазий. В «Оренбургских губернских ведомостях» от 10 июня 1878 года было помещено небольшое сообщение о нападении киргизов, которое произошло более 30 лет тому назад - в 1844 году на Екатерининский поселок. Это было событием «выходящим из ряда обыкновенных грабежей, состоящих по большей части в угоне скота и мелких воровствах» (Оренбургские губернские..., 1878). Материал базирован на «изустных сказаниях очевидцев», рассказывающих о набеге казахов: «Нападение было сделано хищниками под предводительством батыря Кеннисары, так известного в настоящее время в здешних местах. Народная молва много распускала слуха (после нападения) об этой личности об его удали, силе… Очевидцы же описывали автору этих строк Кенисару обыкновенным человеком (лет около 40) киргизом, - который от других не отличался ни ростом, ни дородством» (Оренбургские губернские…, 1878). Как видим, характеристики султана К.Касымова в большинстве своем противоречивы. Таковыми, как мы заметили, они были в XIX веке. Сохранились спорные мнения о движении, его руководителе и в XX столетии, когда восстание под руководством казахского султана одни отнесли к реакционным, другие к народно-освободительным. Ученого, занимавшегося исследованием выступления, подвергли гонениям, вплоть до заключения в тюрьму.

В ходе работы в журнальном и газетном фонде в Русской национальной библиотеке нас заинтересовал журнал под названием «Русский художественный листок В.Тимма». В одном из его номеров была помещена небольшая статья, посвященная предводителю восстания казахов Младшего жуза 1847-1858 годов против колониального гнета русского царизма, а также Хивинского и Кокандского ханств (Русский художественный листок, 1858). Содержание публикации раскрывает отношения батыра с колониальной администрацией. Начинается статья со слов, что «Бий Исет Кутебаров – известный возмутитель Киргизской степи Малой Орды, лет пятнадцать опустошал ее в различных направлениях и, несколько раз уже настигаемый нашими отрядами, постоянно ускользал от преследования и погони. Имя Есета в Малой Орде было также грозно, как и соотечественника его Кене-Сары, убитого в сороковых годах на пределах Сибири, Закаменными киргизами, или как имя героя Кавказского Шамиля» (Русский художественный листок, 1858).

Сведения об Исете Котибарулы довольно скудны. Поэтому, небольшие штрихи к его личности, имеют важное значение не только для исследователей национально-освободительного движения, но и в целом истории Казахстана. Что представляла собой семья, какое влияние оказывали родственники на принятие решений руководителя восставших – ответы на эти и другие вопросы можно найти в данной статье. Упоминание о родителях позволяют лучше узнать этого человека. Его отец со слов автора статьи «известный хищник». «Исет Кутебаров (Исет – имя, а Кутебаров – прозвище); сын не менее известного хищника Кутебарова, происходит из рода Чеклинцев, кочующих у предгорья Усть-Урта (Усть-Урт – плоская возвышенность между Каспийским и Аральским морями)» (Русский художественный листок, 1858). Мать, имела сильное влияние на батыра, и сын прислушивался к ее советам. Когда Е.Котибарулы стали предлагать сдаться, прекратить набеги, то она «удерживала его от покорности, боясь за его жизнь, и мать, которая по слухам, есть женщина редкого ума и энергии»(Русский художественный листок, 1858). В статье указывается, что «Исет хороший семьянин; его опасности разделяли с ним несколько братьев. Их участь и участь его четырех детей сильно заботила киргизского Абд-Эль-Кадера;(На эту причину Исет указывал сам в разговорах)» (Русский художественный листок, 1858).

Рассказчик пишет о том, что в начале И.Котибарулы имел почет и славу между своими родичами, «как ловкий и смелый джигит (наездник), который отважно пускался на законную, по мнению Киргиза, баранту, т.е. угон стад и конских табунов. Похитить вещь в своем или чужом ауле, по понятиям Киргизов, преступление, а отбарантовать несколько тысяч голов скота или угнать целый табун лошадей ни более, ни менее как только удальство. Вскакивали на лучших коней и исчезали в беспредельной, необъятной степи. – В Малой-Орде и по всему Оренбургскому краю много ходит рассказов об удальстве Исета. За все эти подвиги родичи прозвали его батырем, т.е. богатырем, а впоследствии удостоили и почетного звания бия, т.е. начальника, предводителя.

Эти набеги с каждым годом все более и более обращали на него внимание правительства; солдаты с досады прозвали грабителя Исеткой, а он все не унимался и беспрестанно угонял табуны из под Уральского укрепления, с берегов реки Иргиза» (Русский художественный листок, 1858). Но, к сожалению, его авторитетом воспользовались не совсем добропорядочные люди. По степи пошла молва о некоторых набегах на казахские аулы и главным виновником их называли Е.Котибарулы. «… на него сваливали вину всех разбоев и злодейств, совершавшихся в степи». Он вынужден был признать: «Я знаю, что моим именем делались в степи много преступления без моего ведома» (Русский художественный листок, 1858). Понятно, что такая «слава» Е.Котибарулы совершенно не устраивала.

При изучении документа непонятно было упоминание пустыни Сахара. «Судя по описанию Барта, местность Сагары очень похожа на Киргизскую степь: тоже жгучее летнее солнце, тоже обилие солончаков, те же сыпучие пески, по местам и в них тоже обилие грунтовой воды. Вся разница, что там есть пальмы и зимой дожди, а здесь саксаульник и гребенщик, а зимой снеговые бураны.

Русская Сагара заселена также кочевым и тоже магометанским народом; также пересекается караванными путями; также прислоняется к плодородным предгорьям снеговых хребтов, дающих начало многоводным рекам; у ней есть свое озеро Чад – Аральское море» (Русский художественный листок, 1858). Когда автор подходит к завершению сходства становится понятным какую цель он преследовал при упоминании далекой Сахары, так как здесь «был и свой Абд-Эль-Кадер, тоже действовавший путем внезапных набегов и грабежей, также не покушавшийся на открытое сопротивление, правильно организованному войску, тоже сдавшийся и помилованный» (Русский художественный листок, 1858).

И. Котибарулы был далек от человека, с которым сравнивал его автор публикации. Сведения о поэтичности, глубоких знаниях, тяги к сбору редких книг и т.д. казахского батыра отсутствуют. Тем не менее, автор заметил немало общего с алжирским борцом и положением страны. «В личности его много сходного с личностью арабского эмира, разве что они типичные люди своих племен, впрочем, в причинах, вызвавших их на поприще деятельности предводителей шаек есть существенная разница: Араба подвигнула к тому защита национальной независимости против иноверцев. Наши Киргизы свою давно утратили» (Русский художественный листок, 1858). Поспорить с выводом сложно – Казахстан уже находился в составе Российской империи.

«Но все же Исет имел огромную популярность и много приверженцев; все же был национальным героем» (Русский художественный листок, 1858) признает автор. Примечательным является факт, приведенный в статье и подчеркивающий отношение к И. Котибарулы его сподвижников. «Дежурный по нашему отряду, капитан Б., объезжая караулы при табуне, наткнулся на группы людей, сидевших на земле, с лошадьми в поводу. Поодаль стоял наш урядник, столь же неподвижный, как они. На спрос, что они за люди, они чистым русским языком отвечали: «мы Исетовцы» (Русский художественный листок, 1858). Складывается мнение, что окружение батыра гордилось своим сподвижником и не скрывало свою причастность к этому человеку и к его действиям. Под ответом «Мы - исетовцы» следует понимать проявление гордости за близость к человеку, возглавившему борьбу и верности делу, начатому казахским батыром.

Завершается статья описанием «смутьяна», который на протяжении ряда лет не давал покоя колониальной администрации, держал ее в состоянии постоянного напряжения. «Бий Исет Кутебаров лет 55, высокого роста с черными редкими волосами в усах и бороде. Выражение его лица доброе и открытое: в глазах незаметно особенного ума, но его речи доказывают глубокое знание духа Киргизов и много здравого смысла. – В чертах лица у него нет ничего геройского, не было подобного и в поступках; но это типическое лицо, в народе вовсе непоэтическом, и простой здравый смысл Исета, его правдивость и сравнительное бескорыстие, были также необходимы, чтобы сделать его популярным, как Абд-Эль-Кадеру, его блестящее, поэтическое красноречие и полумистическая ученость» (Русский художественный листок, 1858). Последствием принесения Исетом повинной стало то, все караваны, проходившие из Оренбурга в Бухару и Хиву, на всем пути не встречали препятствий, и российская торговля продолжила свое развитие.

Восстание под руководством И. Котебарулы оставило глубокий след в истории протестов казахского народа. Он вынужден был сдаться. Осуждений со стороны его окружения не последовало. Вероятно, понимание безуспешности дальнейшего противостояния и стало одной из причин завершения борьбы.

Киргизы Малой Орды, кочующие у предгорья Усть-Урта

1.Бий Исет Кутебаров – известный возмутитель Киргиз-Кайсаков, явившийся с повинною на дневке при Кинъ-су-Атъ 4 июня 1858 года; 2. Киргизская дъвица Гюль-Бано-Джеманкулова; 3. Мъстный киргизский начальник (противъ Каменно-Озерной станицы) Ибрагим Байдусовъ; 4.Караван-Башъ Султанъ Дусанъ-Гали Джантурин; 5. Вожакъ киргизъ Сегюръ Муххамедъ-Джановъ; и 7. Бий Рысъ Муххамедъ Кутлу-Булатов (с фотогр.арт.поруч.Мухоренко).

Заключение. Таким образом, была проведена большая поисковая работа по выявлению новых сведений по истории национально-освободительного движения казахского народа. Обнаруженные материалы способствуют не только пополнению фондов отечественных архивов, но и в процессе их дальнейшего изучения и систематизации позволяют уже на данном этапе издавать научные труды или дополнять отдельные малоизученные страницы отечественной истории.

Выделив из многочисленных собранных фактов, материалы, связанные с протестными выступлениями, пришли к мысли о возможности написания статьи, объектами которой стали предводители выступлений. Была предпринята попытка строго использовать только описание руководителей повстанцев, без преувеличения их достоинств или напротив, принижения. Определение места и роли в истории Казахстана Кенесары Касымова и Исета Котебарулы невольно было указано авторами публикаций, так как, сравнивая их с другими национальными героями, они подчеркивали схожесть целей борьбы. Выступления потерпели поражение в неравной битве, но стремление к независимости подавить не удалось.

Список использованной литературы:

Бий Исет Кутебаров //Русский художественный листок В.Тимма. №31, 1858 г. Б/с.

Вяткин М.П. Батыр Срым. (Освободительное движение в Казахстане в конце XVIII в.). – М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1947. – 392 с

Вяткин М.П. Батыр Срым. Учебное пособие. – Алматы: Санат, 1998. – 344 с.

Касымбаев Ж.Последний поход хана Кенисары и его гибель. – Алматы, 2002. – 200 с.

Мажитова Ж.С.Образ Срыма Датова в трудах М.П. Вяткина: теоретико-методологические установки и их практическое воплощение. Вестник КазНУ. Серия историческая. №1 (88). 2018. – С. 144-152.

Нападение киргизов в 1844 году на Екатерининский поселок / Оренбургские губернские ведомости. 10 июня 1878 г.

Национально-освободительная борьба казахского народа под предводительством Кенесары Касымова. Сб.документов. Сост. В.З. Галиев, Б.Т. Жанаев. – Алматы: Изд-во «Ғылым», 1996. – 512 с.

Середа Н. Бунт киргизского султана Кенисары Касимова (1843–1847 гг.) // Вестник Европы. 1871. – С. 655-690.

Середа Н. Волнения в Оренбургском крае, предшествующие бунту киргизского султана Кенесары Касымова / Оренбургские губернские ведомости. 29 марта, 1869 г.

References:

Bij Iset Kutebarov //Russkij hudozhestvennyj listok V. Timma. №31. 1858 g. B/s.

Vyatkin M.P. Batyr Srym. (Osvoboditel'noe dvizhenie v Kazahstane v konce XVIII v.). – M.; L.: Izd-vo AN SSSR, 1947. – 392 s

Vyatkin M.P. Batyr Srym. Uchebnoe posobie. – Almaty: Sanat, 1998. – 344 s.

Kasymbaev ZH. Poslednij pohod hana Kenisary i ego gibel'. – Almaty, 2002. – 200 s.

Mazhitova ZH.S. Obraz Sryma Datova v trudah M.P.Vyatkina: teoretiko-metodologicheskie ustanovki i ih prakticheskoe voploshchenie. Vestnik KazNU. Seriya istoricheskaya. – №1 (88). – 2018. – S. 144-152. 

Napadenie kirgizov v 1844 godu na Ekaterininskij poselok / Orenburgskie gubernskie vedomosti. 10 iyunya, 1878 g.

Nacional'no-osvoboditel'naya bor'ba kazahskogo naroda pod predvoditel'stvom Kenesary Kasymova. Sb.dokumentov. Sost. V.Z. Galiev, B.T. ZHanaev. – Almaty: Izd-vo «Ғylym». 1996. – 512 s.

Sereda N. Bunt kirgizskogo sultana Kenisary Kasimova (1843–1847 gg.) // Vestnik Evropy. 1871. – S. 655-690.

Sereda N. Volneniya v Orenburgskom krae, predshestvuyushchie buntu kirgizskogo sultana Kenesary Kasymova / Orenburgskie gubernskie vedomosti. 29 marta, 1869 g.

Примечания.

Шамиль –руководитель освободительного движения горцев Дагестана и Чечни против царских колонизаторов.– [Электронный ресурс] – URL:https://www.kavkaz-uzel.eu/articles/171025/

Абд аль-Кадир (1808–1883) национальный герой Алжира и с 1831 вождь борьбы алжирского народа против французских колонизаторов. Получив религиозно-философское образование в Алжире, совершил вместе с отцом в 1825-1828 годах поездку по странам арабского Востока. С 1831 принимал участие в сопротивлении вторгшимся в Алжир французам. В ноябре 1832 избран племенами Зап. Алжира эмиром и создал государство, существовавшее до 1847. А. аль-К. дважды (в 1834 и 1837) вынуждал французов заключать с ним мир. Одаренный поэт, оратор и тонкий знаток арабо-исламской литературы, собиратель ценных книг и рукописей. Вел переписку с Шамилем, сосланным в Калугу / Российская историческая энциклопедия. Отв. ред. А.О. Чубарьян, В.В. Ищенко.

Т. 1. М.:Изд. Олма Медиа Групп, 2015.616 с.

ҒТАМР 03.20.00

XIX ҒАСЫРДА ҚАЗАҚСТАНДАҒЫ ХАЛЫҚ

 КӨТЕРІЛІСТЕРІНІҢ ЖЕТЕКШІЛЕРІ

(ресейлік мерзімді баспасөз материалдары бойынша)

З.Т. Садвокасова¹, О.Х. Мухатова²

¹Т.ғ.д., профессор, БҒҚ. Ш.Ш. Уәлиханов атындағы Тарих және этнология институты

²Т.ғ.д., профессор, БҒҚ. Ш.Ш. Уәлиханов атындағы Тарих және этнология институты

Аңдатпа. Мақала XIX ғасырдың ресейлік мерзімді баспасөзінің басылымдары негізінде жазылған. Газет және журнал мақалаларын зерттеу барысында қызықты материалдар анықталды, онда Қазақстандағы ұлт-азаттық көтерілістер басшыларының әртүрлі сипаттамалары берілген. Қаралатын қозғалыстарға қазақ халқының тарихында терең із қалдырған, аты аңызға айналған тұлғалар жетекшілік етті. Жарияланымдардың авторлары шенеуніктердің, әскери қызметшілердің кейбір мәліметтерін пайдалана отырып, қарсыластарына, атап айтқанда ұлттық батырларға сипаттама берекеле оларға деген құрметін жасырмайтындарын көрсетеді.

Мақалада алғаш рет Қазақстандағы ұлт-азаттық қозғалыс басшыларын тәуелсіздікті жоюға бағытталған мемлекеттердің саясатына қарсы күресті басқарған көсемдермен салыстыру әрекеті жасалды. Олардың айырмашылықтары біреуі автократияға қарсы күрескен, басқалары өзге құрлықта шайқасты. Бірақ барлығы да бір мақсат, яғни өз халқын отарлық тәуелділіктен босатуды көздеді . Ресей отаршыл әкімшілігінің шенеуніктері келтіріліп отырған белгілі тарихи фактілер негізінде салыстырулар жасалған, олар тек Ресейде ғана емес, империядан алыс елдерде де, қазақ наразылықтары мен басқада сөйлеген сөздерін көре алды.

Түйін сөздер: кітапхана, журналдар, газеттер, мақала, басшы, жетекші, көтеріліс, сөзсөйлеу, наразылық.

IRSTI 03.20.00

THE LEADERS OF THE POPULAR UPRISINGS

IN KAZAKHSTAN OF THE XIX CENTURY

(based on the materials of the Russian periodical press)

Z.T. Sadvokasova¹, O.Kh. Muhatova²

¹Doctor of History, Рrofessor.Ch.Ch. Valikhanov Institute of History and Ethnology. Kazakhstan, Almaty.

²Doctor of History, Рrofessor.Ch.Ch. Valikhanov Institute of History and Ethnology. Kazakhstan, Almaty.

Abstract. The article is based on publications of the Russian periodical press of the XIX century. During the study of newspaper and magazine articles, interesting materials were identified, which gave ambiguous characteristics of the leaders of the national liberation uprisings in Kazakhstan. These performances were led by legendary personalities who left a deep mark on the history of the Kazakh people. The authors of the publications describe them using some information from officials and the military, who sometimes do not hide and emphasize their respect for the enemy, namely, for national heroes.

This article is the first attempt to compare the leaders of the national liberation movement in Kazakhstan with the leaders who led the struggle against the policy of states aimed at eliminating independence. Their differences were that some fought against autocracy, while others fought on another continent. But both had the same goal-the liberation of their people from colonial dependence. Special attention is paid to the fact that the above comparisons were made by officials of the Russian colonial administration, who on the basis of known historical facts were able to see the commonalities in extraordinary personalities: Kazakh leaders of protests and other actions not only in Russia, but also in countries far from the Empire.

Keywords: library, magazines, newspapers, article, leader, uprising, speech, protest.

Пікір жоқ

Пікір қалдыру үшін кіріңіз немесе тіркеліңіз

Қаралуы: 215

Рецензиялар жоқ

Жүктеу

Санат

Пәнаралық зерттеулер Әдістемелік еңбектер Макро- және микротарих Отан тарихы. Зерттеудің жаңа әдістері Жас ғалымдар зерттеулері Сын. Пікір

Тақырып бойынша мақалалар

КУЛЬТУРА И БЫТ КАЗАХСКИХ РАБОЧИХ В ПОСЛЕВОЕННЫЙ ПЕРИОД "ВЛИЯНИЕ КОМПОНЕНТОВ ФЕНОМЕНА МУЗЫКАЛЬНОСТИ НА СОВРЕМЕННОЕ МУЗЫКАЛЬНОЕ ИСКУССТВО ЭСТРАДЫ КАЗАХСТАНА" НОВЫЕ АРХИВНЫЕ МАТЕРИАЛЫ О СОБЫТИЯХ 1916 ГОДА В КАЗАХСТАНЕ УДК 314.93 ОСНОВНЫЕ ЭТАПЫ ЭТНОДЕМОГРАФИЧЕСКИХ ИЗМЕНЕНИЙ В КАЗАХСТАНЕ В XIX-XX ВВ.: ПО МАТЕРИАЛАМ ПЕРЕПИСЕЙ НАСЕЛЕНИЯ. «История и современное значение Орбулакской битвы» ҒТАМР 03.20 СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ ЦЕНТРАЛЬНОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО АРХИВА КИНОФОТОДОКУМЕНТОВ И ЗВУКОЗАПИСЕЙ КАЗССР (1943 - 1991-Е ГОДЫ) (К 75-лети УДК 94(574) ЭТНОПЕДАГОГИЧЕСКИЕ ТРАДИЦИИ В ИСЛАМСКОМ ВОСПИТАНИИ КАЗАХСКИХ ДЕТЕЙ МРНТИ 16.21.23 ЛАТИНИЗАЦИЯ КАЗАХСКОГО АЛФАВИТА В 1920-Е ГОДЫ: ДИСКУССИИ «АРАБИСТОВ» И «ЛАТИНИСТОВ» МРНТИ 03.20.25 ИСТОРИЧЕСКАЯ ФИГУРА КАЗАХСКОГО ХАНА АЗ-ДЖАНИБЕКА (на основе восточных нарративов и генеалогических мифов казахов) МРНТИ 03.20/03.41.91 БОТАЙСКАЯ КУЛЬТУРА: В ПРОШЛОМ И НАСТОЯЩЕМ МРНТИ 03.20:03.29 ПРОИЗВОДСТВО СТРОИТЕЛЬНЫХ МАТЕРИАЛОВ И ОБРАБОТКА МИНЕРАЛЬНОГО СЫРЬЯ НА ЮГЕ КАЗАХСТАНА ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ ХІХ – НАЧАЛЕ ХХ МРНТИ 03.20.25 ИСТОРИЧЕСКАЯ ФИГУРА КАЗАХСКОГО ХАНА АЗ-ДЖАНИБЕКА (на основе восточных нарративов и генеалогических мифов казахов) МРНТИ 03.09.03 ОБЗОР ПРОШЛЫХ МИРОВЫХ ПАНДЕМИЙ: ИНФЕКЦИИ И ОБЩИЙ ХОД ИСТОРИЧЕСКОГО ПРОЦЕССА МРНТИ 03.20:03.29 ИСТОРИЧЕСКАЯ ПАМЯТЬ В УСЛОВИЯХ СОВРЕМЕННОГО КАЗАХСТАНА: ПОИСКИ ГЕРОЕВ И СМЫСЛОВ МРНТИ 03.20:03.09.55 ОСНОВНЫЕ ЭТАПЫ CТАНОВЛЕНИЯ И РАЗВИТИЯ СТАЛЬНЫХ МАГИСТРАЛЕЙ КАЗАХСТАНА (ИСТОРИЧЕСКИЙ АСПЕКТ) МРНТИ 17.09; 17.82.09; 60.29.01 КАЗАХСКАЯ ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА В ИЗДАНИЯХ ДОСОВЕТСКОГО ПЕРИОДА МРНТИ 03.20:03.29 РАБОЧАЯ СИЛА ИНДУСТРИАЛИЗАЦИИ МРНТИ 03.01.06 ДИАЛЕКТИКА ИСТОРИЧЕСКОЙ ПАМЯТИ В ЭПОХУ АРХЕОМОДЕРНА МРНТИ 03.09.55 ВОЕННОЕ НАСЛЕДИЕ ВЕТЕРАНОВ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ МРНТИ 03.20.00 ВЗАИМООТНОШЕНИЯ МЕТРОПОЛИИ И КОЛОНИИ В КОНТЕКСТЕ ПОЛИТИКИ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ МРНТИ 03.41.91 ПЕРВОНАЧАЛЬНЫЕ ИТОГИ АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ РАБОТ НА СВЯТИЛИЩЕ УНИРЕК МРНТИ: 03.20 КУЛЬТОВЫЕ ПАМЯТНИКИ ТАШКЕНТА, СВЯЗАННЫЕ С ПОКРОВИТЕЛЯМИ ЖИВОТНЫХ МРНТИ: 03.20.00 ВНЕШНИЕ ФАКТОРЫ ПОЛИТИЧЕСКОГО КРИЗИСА В КАЗАХСКИХ СТЕПЯХ (вторая половина XVIII - начало XIX вв.) МРНТИ 03.20.00 ПРЕДВОДИТЕЛИ НАРОДНЫХ ВОССТАНИЙ В КАЗАХСТАНЕ XIX ВЕКА МРНТИ 03.20. 03.23. 03.09. 55 КАЗАХСТАНСКО-РОССИЙСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В 2000-Е ГГ. В СОВРЕМЕННОЙ ИСТОРИОГРАФИИ МРНТИ 03.23.55 ГЕНЕАЛОГИЯ ИДЕОЛОГИЧЕСКИХ АРХЕТИПОВ В ПАНТЕОНЕ ИСТОРИЧЕСКОЙ ПАМЯТИ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ МРНТИ: 03.01.45 ОСВЯЩЕНИЕ ИСТОРИЧЕСКОЙ ПАМЯТИ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ В УЧЕБНОЙ ЛИТЕРАТУРЕ ШКОЛ КАЗАХСТАНА МРНТИ 94 (575.1) О НЕКОТОРЫХ АСПЕКТАХ ФОРМИРОВАНИЯ ИДЕНТИЧНОСТИ ЧЕРЕЗ ШКОЛЬНЫЕ УЧЕБНИКИ ИСТОРИИ (НА ПРИМЕРЕ УЧЕБНИКОВ УЗБЕКИСТАНА) МРНТИ 03.41.01 ТОПОГРАФИЯ И ЛАНДШАФТ ПОСЕЛЕНЧЕСКИХ КОМПЛЕКСОВ БРОНЗОВОГО ВЕКА В СЕВЕРНЫХ РЕГИОНАХ КАЗАХСТАНА

Автордың мақалалары

МРНТИ 03.20.00 ПРЕДВОДИТЕЛИ НАРОДНЫХ ВОССТАНИЙ В КАЗАХСТАНЕ XIX ВЕКА