Басты бет » Материалдар » МРНТИ 03.20 АБУЛХАИР МУХАММЕД ГАЗИ БАХАДУР-ХАН

К.Н. БАЛТАБАЕВА, Исполнительный директор Ассоциации выпускников КазНУ им. аль-Фараби, к.и.н., г. Алматы, Казахстан E-mail: Kulgaziranuranovna@gmail.com

МРНТИ 03.20 АБУЛХАИР МУХАММЕД ГАЗИ БАХАДУР-ХАН

«edu.e-history.kz» электрондық ғылыми журналы № 4(20)2019

Аңдатпа:
Абулхаир Мухаммед Гази Бахадур-хан (около 1680 – 17 (?) августа 1748) – выдающийся военачальник, политический и государственный деятель, хан Меньшей орды (1710 – 17 (?) августа 1748), старший хан казахов Старшей, Средней и Меньшей орд (около 1719 – 17 (?) августа 1748), основатель новой казахской династии чингизидов. Относительно быстрое возвышение Абулхаира было связано в первую очередь с социальным значением ханов как военных предводителей. Личностный фактор сыграл свою решающую роль в обращении хана Абулхаира о принятии Младшей орды в подданство России. Ключевые слова: Казахское ханство, Старшая орда, Средняя орда, Меньшая орда, Россия, Джунгария, подданство, протекторат
Мазмұны:

Введение. В программной статье Первого Президента РК –  Елбасы Н.А. Назарбаева «Семь граней Великой степи» актуализируется изучение вклада выдающихся деятелей в становление государственности с целью объективного изучения отечественной истории, которая в «массовом сознании носит преимущественно персонифицированный характер». Сказанное имеет прямое отношение к Абулхаиру Мухаммед Гази Бахадур-хану. Без его колоритной фигуры и  во многом трагической судьбы степного правителя история всего  XVIII века будет отрывочной, а мы, в свою очередь, не сможем учесть ее уроки для сегодняшнего и будущего поколений.

Историческая память выполняет очень важную инструментальную функцию в деле современного нациестроительства. Сюжеты о  народных героях, батырах, мудрых правителях, предках и их подвигах, сильных врагах,  в тяжелой борьбе с которыми закалялись единство народа и его свободолюбивый характер, востребованы во всех слоях общества.

Материалы и методы. При исследовании данной темы автор опирается  на исторические свидетельства XVIII в., в которых также отражены исторические предания казахского народа. «Говорят архивы г. Москвы и библиотека г. Санкт-Петербурга. Әбілхайыр хан» под таким названием в 2011 г. увидела свет книга в трех томах на казахском и русском языках, принадлежащая перу Б. Насенова  (Нәсенов 2011). Результат шестимесячной работы в шести архивах Москвы автора при поддержке посольства РК в РФ: общий объем издания – 152,5 печ.л., расходы на пребывание в России составили 25000 долларов США, в том числе 5000 долларов на фотокопии документов. По каждому приведенному документу автором названы фамилии ученых, кто просматривал, копировал, делал записи по тому или иному делу (указаны страницы и год ознакомления с делом), либо  заказывал микрофильмы. По информации Б. Насенова, среди этих исследователей советского периода,  точнее   с 1936 г., ему не встретились имена  крупных ученых Казахстана.

По замечанию автора, документы, созданные 250–280 лет тому назад сохранены в оригинале. В книге приведены грамоты императрицы Анны Иоанновны о подданстве Младшей орды, переписка с императрицей Елизаветой Петровной, различные донесения переводчика А.И. Тевкелева в Коллегию иностранных дел касательно Меньшей орды.  Много внимания уделено подбору документов по  обращениям степных правителей к оренбургскому  начальству.

Б. Насенов перевел на казахский язык многие архивные документы и выдержки из книг В.В. Вельяминова-Зернова, И.В. Ерофеевой (в названии ее книги пропущены слова «Хан Абулхаир») и др.

К сожалению, не отмечены в качестве примечаний к предлагаемым документам какие из этих материалов уже были изданы. Так, в 1961 г. выходил  сборник документов «Казахско-русские отношения в XVI–XVIII вв.». Еще ранее в журнале «Красный архив» за 1936, 1938 гг. частично были опубликованы материалы  «Из истории Казахстана XVIII в.». За три года до выхода работы Б. Насенова было завершено издание 10-ти томной книги  «История Казахстана в русских источниках XVI–XX веков» под редакцией И.Н. Тасмагамбетова. В больших по объему книгах Б. Насенова трудно быстро найти нужный документ, так как отсутствует сквозная  нумерация документов,  к тому же они «соседствуют» с современными газетными статьями, сведениями о некоторых городах,  многочисленными фотографиями (фото памятника Абулхаир хана приведено в 1 части  15 раз). На наш взгляд, последние материалы можно было выделить в качестве приложения, тем самым подчеркнув достоинство издания.

Сегодня электронные ресурсы предоставили  возможность знакомится с архивными материалами,  историческими работами дореволюционных авторов, которые либо вообще недоступны в РК, либо находятся в редких фондах зарубежных библиотек, либо предлагаются исследователям в виде микрофильмов. При критическом к ним отношении, сопоставляя с другими разножанровыми материалами, можно достичь репрезентативных результатов в научных поисках. И они должны быть продолжены, так как  еще не сняты грифы секретности с документов дореволюционного периода.

При написании статьи мы опирались на общенаучные методы: анализ, синтез, дедукция, индукция, статистический метод. С помощью сравнительно-исторического метода выявлялось общее и особенное в исторических явлениях одного хронологического ряда, но в различных регионах и ситуациях. Кроме того, в поле зрения находились ретроспективные, герменевтические, биографические методы. Особое внимание уделено осмыслению мотивации принятия решения правящей элитой о переходе в подданство России. В статье используется термин «орда», так как исходим из первоисточников, в том числе XVIIIв., в которых еще не прописан был термин «жуз».

Обсуждение. Более 300 лет назад отложились в архивах России первые сообщения о казахском чингизиде Абулхаире. Но история не донесла до нас ни точной даты рождения, ни  названия того степного урочища, а может, и реки, на берегу которой появился на свет потомок чингизида. В литературе указывается, что  Абулхаир родился на юго-западе Казахской степи, приблизительно в  1680 г., или во второй половине 80-х годов XVII в., либо в 1693 г. Последняя предполагаемая  дата рождения – 1693 год, по мнению известного исследователя генеалогии чингизидов И.В. Ерофеевой, «выглядит маловероятным, исходя из некоторого несоответствия данной хронологической информации более поздним, достоверно установленным историческим вехам личной и семейной биографии хана» (Ерофеева2007: 123–124). Благодаря Джону Кэстлю – художнику  Оренбургской экспедиции – мы имеем прижизненный портрет Абулхаир хана от 24 июня 1736 г. и некоторых членов его семьи. Дневник добровольного путешествия иностранца из Оренбурга к «Абул-Гейру, хану Киргиз-Кайсак Татарской орды» переведен с немецкого языка на казахский (Кэстль 1996) и  русский (Кэстль 1998) языки через 212 лет после первого его издания в Риге.

Работы академика В.В. Бартольда, Ч.Ч. Валиханова дают ответы о слагаемых социального статуса того или иного хана. Поддержка известных и авторитетных в обществе батыров, как и султанов, знатных старшин и биев во многом определяла силу,  влияние, прочность власти и управления чингизидов, ибо в мирное время рассредоточенный на большие расстояния кочевой народ «может жить  дольше всех без хана» (Бартольд 1968: 471),  «страху  от ханов не имеет», «хотя и делают …некоторое личное уважением своим ханам и султанам, но далеки совсем от беспредельного повиновения. Нередко, буде власть султанов не отвечает желанию или общим мнениям киргиз-кайсаков, то они принуждают таковых удалиться, избирая себе другую власть» (Валиханов 1985: 175). По выражению академика В.В. Бартольда, власть степного хана «не соответствовала русскому представлению о правителе». «Эта власть лишь в редких случаях достигает той полноты, которая не допускает разделения ее с какими-либо другими политическими силами внутри государства. …Характер ханской власти в обществе определялся не только характером правления. В политической жизни предводителя кочевников, еще не утративших своего военного быта, не последнее место занимали его признававшиеся традицией  положительными личностные качества, так сказать, его царственный облик», – дополняет  другой российский ученый (Султанов 1982: 90).

Источником ценнейших сведений по истории казахов является труд А.И. Левшина «Описание киргиз-казачьих, или киргиз-кайсацких орд и степей», переизданный в РК. Не оставили мы без внимания и труды деятельного проводника восточной политики императора Петра Iкапитана П.И. Рычкова, который оправдывая цели военной колонизации Зауральской окраины, подчеркивал: «И тако по победоносном и торжественном кончании Шведской войны между протчим изволил особливое попечение иметь и о том, чтоб вышеписанную безопасность… где ныне …новая Оренбургская линия строится, действительно основать и чрез то героичным своим намерениям путь во всю полуденную Азию отворить, а своевольной башкирской народ на вечное время обуздать» (Рычков 1759: 4). Но уже в то время вынашивались царизмом планы покорения казахских степей, натравливания друг на друга соседних народов.

Хотя имя Абулхаира тысячекратно встречается практически во всех трудах касательно присоединения Казахстана к России, внутренней и внешней политики, дипломатии XVIII в., однако ему не были  посвящены монографии.  Лишь в годы перестройки, в 1988 г., Р.Б. Сулейменов и В.А. Моиссев в книге «Из истории Казахстана XVIII в.»  первыми обратились к личности Абылай хана, который, в частности, поддерживал политику старшего хана Абулхаира в вопросе принятия подданства России как влиятельный в те годы султан Средней орды. Ж.К. Касымбаев и И.В. Ерофеева одновременно, в 1999 г., расширили круг исторических личностей из числа государственных деятелей  Казахского ханства XVIII в. Сопоставительный анализ деятельности правителей XVIII в. позволил Ж.К. Касымбаеву сделать вывод о том, что жизнедеятельность Абулхаира во многом зависела от внешнеполитической обстановки в регионе, что четко проявилось в момент основания Орской крепости и вынужденного участия как поданных России в подавлении восстания башкир. Международная ситуация оказывала влияние и на характер взаимоотношений чингизидов как между собой, так и с влиятельными батырами и биями. В расширенном плане освещена Ж.К. Касымбаевым открытая вражда первого Оренбургского губернатора И.И. Неплюева и Абулхаира. «Прежнее воззрение на Абулхаира как на, якобы, убежденного поборника Российской ориентации… желательно подвергнуть тщательной коррекции», – справедливо замечает автор (Касымбаев 1999: 211) и более подробно показывает противостояние хана политике Петербурга и Оренбурга в последние годы  жизни. «То, чего ожидал Абулхаир от подданства,  не сбылось», – констатирует  другой исследователь (Кабульдинов 2018: 7).

От очерка к цельному политическому портрету хана Меньшей орды смогла первой перейти талантливый исследователь И.В. Ерофеева. Неординарным событием в научной жизни стал выход в 1999 г. ее монографии «Хан Абулхаир: полководец, правитель и политик». В  фундаментальной монографии историческая фигура Абулхаира предстает «в глубоко исследованном социально-экономическом, социокультурном и военно-политическом контексте его эпохи, что делает ее особенно колоритной и выразительной в восприятии современной читательской аудитории», – отмечает академик К.М. Байпаков в предисловии к третьему изданию 2007 года (Цит.: Ерофеева 2007: 4). Тонкое психологическое чутье жизни знати и кочевого общества XVIII в. позволило автору постичь и личностные свойства хана Абулхаира и других правителей  через призму российской политики относительно Казахской степи. Благодаря Ирине Викторовне определено точное место пространственно-географической локализации Аныракайской битвы. Ученый предлагает обратить внимание на  ошибки, которые «прописались» в исторической науке. Так, при внимательном прочтении и структурном анализе известного источника  «Обозрение Киргиз-кайсакской степи» Я.П. Гавердовского напрашивается вполне логичный вывод, что на курултае 1710 г. в Каракумах была представлена исключительно Меньшая орда и на этом курултае с яркой эмоциональной  и образной речью  выступал не молодой батыр Богембай Акшалулы из рода Канжигалы племени Аргын Средней орды,  а другой батыр – Бокенбай Карабатырулы  (1667–1742)  из рода Табын поколения Жетыру Меньшей орды. В лице прославленного народом батыра Бокенбая Карабатырулы Абулхаир, избранный ханом на этом курултае,  приобрел влиятельного сторонника (Ерофеева 2017).

По мнению И.В. Ерофеевой, Абулхаир хан погиб 15 августа (понедельник) или 17 августа 1748 г. (Ерофеева 2007:  395, 398), но в этой же работе она сбивается и на другую дату, 1 августа, как и Ж.К. Касымбаев (Касымбаев 1999: 85). Внимательное изучение  нами «Журнала происходящим по комиссии брегадира Тевкелева киргис-кайсацким делам 1748 года» показывает активную переписку хана Абулхаира и полковника Тевкелева после 1 августа, то есть 6, 7, 9, 10 августа, а также полковника с членами семьи хана. Последнее письмо «благодетелю моему, господину брегадиру мурзе» ханом Абулхаиром датировано «1748 году месяца рамазана четвертого дня в среду, то есть августа 17 числа» с приложением чернильной печати (IIIтом. История Казахстана в русских источниках… 2005: 272). 22 августа Тевкелев сообщал в своем ответе хану: «Вашего высокостепенства сего августа от 17 числа писанное мне многоприятнейшее письмо я здесь чрез посланного от меня орской крепости атамана Исмаила Абдрязякова с приятностию моею получил». Только 24 августа Тевкелев узнал о трагической смерти хана Абулхаира из устного сообщения «собственного человека» хана, заставшего дипломата у речки Елангуберля. Таким образом, в доступных нам источниках точная дата смерти хана Абулхаира, как и дата его рождения,  не отражена.

Исследователи отмечают, что в тяжелые для народа первые месяцы «Ақтабан шубырынды» («Великого бедствия») Абулхаир оказался «по существу,  единственным из казахских  правителей, Чингизидов, кто сумел не только быстро вывести народ из состояния растерянности и отчаяния, вызванного внезапным вторжением в южные кочевья многочисленных вооруженных отрядов врага, но и в короткий срок мобилизовать подвластные племена на решительное отражение джунгарской агрессии» (Султанов 2011: 96).

Благодаря усилиям ученых Института истории и этнологии им. Ч.Ч. Валиханова решена «проблема поиска могилы Абулхаир хана» (Ажигали 1999), что имеет первостепенное общественное, государственное значение в  увековечении не только памяти самого хана, но и собственного поучительного опыта народа в единении и борьбе за независимость.

Результаты. Фамильные кочевья семейства отца Абулхаира, султана Кажи (Хаджи), и детей его братьев располагались летом в верховьях рек Тургай и Иргиз и недалеко от Жема (Эмбы), а зимой – в низовьях Сырдарьи,  Каракумах и на территории Северного Приаралья. Династия Абулхаира происходила от казахского султана Осека (Усяк, Уснак) – восьмого сына  султана Жанибека, основавшего в середине XV в. вместе с султаном Кереем новое государство в Восточном Дешт-и Кипчаке – Казахское ханство в северо-западном Семиречье. Российский дипломат, полковник  Кутлумбет (Мамет мырза, по-русски Алексей Иванович) Тевкелев в 1748 г.  со слов Абулхаир хана записал в Орской крепости, что  фамильная ветвь чингизида восходила к Осеку через 4 династических поколения султанов: Кажи (Хаджи) (отец) – Ирыс (дед) – Айшуак (прадед), Болекей-Коян (прапрадед) – Осек. Полная версия официального ранга правителя –  «Абулхаир Мухаммед Гази Бахадур-хан, Хаджи султанов сын», или ее более краткая редакция «Абулхаир хан, сын Хаджи султана», которая и была отчеканена на ханской печати.

Абулхаир был средним сыном  Кажи (Хаджи) султана, который, предположительно, умер после 1695 г. В исторических преданиях отмечается, что Абулхаир рано остался без родителей и близких старших  родственников. Немногочисленность клана и происхождение от младшей линии чингизидов на протяжении всей его жизни давали повод другим влиятельным  потомкам Чингис хана высокомерно подчеркивать свое династийное превосходство и  их право быть не только ханом определенной орды – Большой, Средней или Меньшей (Малой), но и старшим ханом для казахов трех орд. Не случайно,  семейства чингизидов правителей Средней орды «род свой ставят гораздо выше, нежели оное поколение, от котораго Абулхаир-Хан произошел» (Рычков 1762: 71).

Суровая действительность кочевого социума с молодости закаляла характер чингизида, стимулировала его физическое, интеллектуальное и моральное возмужание, стойкое  преодоление  им трудностей и одиночества на пути к вершине пирамиды власти, несгибаемую силу воли, обостренное чувство собственного достоинства, веру в себя и собственные силы. Эти черты характера ярко проявились в последующей политической деятельности Абулхаира, когда он вопреки традициям кочевого общества и мнению оппонентов, оставаясь нередко в меньшинстве,  добивался собственных целей и исполнения своей воли как правитель.

Судьба уготовила Абулхаиру тяжелые испытания. Казахи Меньшей орды подвергались военным набегам подданных России, и в первую очередь со стороны волжских калмыков-буддистов. Исторической родиной этих номадов являлась Джунгария. Аюка – первый хан Калмыцкой орды (1690–1724) – произвел огромное впечатление на молодого Абулхаира во время его вынужденного кратковременного пребывания в калмыцких улусах, а именно –  жесткой системой военно-политической организации, мобильной сильной конницей,  статусом самостоятельного хана, сильного и властного, с которым считается русская власть. Султан видел привилегированное положение хана, сумевшего на тот момент еще сохранить относительную автономию как в делах внутреннего самоуправления, так и во внешней политике. При неизвестных пока нам обстоятельствах Абулхаир смог вернуться от калмыков в родные степи (Ерофеева2007: 130). Главным достоинством султана Абулхаира являлось то, что он был открыт к восприятию нового, полезного, и, как показывают последующие события его кипучей военной деятельности, он оказался способным «стажером» калмыцкого правителя. Об этом свидетельствуют ответные  военные походы хана в калмыцкие улусы в 1719, 1723–1726 гг.

История дала шанс Абулхаиру участвовать в борьбе башкир  против колониальной  политики России. Одним из руководителей  восстаний 1704–1711 гг. стал старшина, тархан Алдар Исянгельдин, награжденный  Петром I за геройское участие в Крымском и втором Азовском походах. Тархан предпринимал шаги по привлечению на ханский престол для управления башкирами султана Абулхаира. В степях мятежной Башкирии султан  отличился мужеством, храбростью в ратных делах, его имя прописалось в русских дипломатических донесениях. Так пришла к Абулхаиру известность и за пределами Казахской степи, что также способствовало тому, чтобы в 1710 г.«себя в Меньшей орде особым ханом утвердил».

Быстрое отбытие Абулхаира от башкирских повстанцев было связано с тем обстоятельством, что зимой 1710 г. в Каракумах состоялся курултай казахской знати. Приаральские Каракумы, рассматривавшиеся как благоприятное зимнее пастбище для номадов Меньшей и Средней орд, в геополитическом отношении тогда представляли собой юго-западный приграничный район Казахского ханства, где кочевья Меньшей орды тесно смыкались с земельными владениями ойратских племен. Южнее Каракумов, в урочище Калмаккум, вблизи одноименных колодцев Карауылтобе, в местности Карауылхана и в других местах в первой половине XVIII  в. размещались стационарные джунгарские караулы (Ерофеева2007: 84).  

Собрались на курултай Алшины  Меньшей орды «для совету, дабы употребить все усилия к единодушной защите друг друга до последней капли крови. Слабые души даже среди сего собрания, обнаружа страх свой, и предлагали искать безопасности от милосердия контайши; другие хотели оставить жилища свои и спасаться бегством за реку Волгу, а некоторые подобно робким зайцам желали рассеяться в разные стороны и поколебали было постоянство многих. Но известный в то время по храбрости старшина Буканбай уничтожил сие предприятие их. Киргизцы рассказывают, что он среди жаркого спора, разорвав на себе одежду и повергнув в круг совета меч свой, говорил в исступлении: «Отмстим врагам нашим! Умрем с оружием! Не будем слабыми зрителями разграбленных кочевок и плененных детей наших! Робели ли когда воины равнин кипчакских! Сия брада еще не украшалась сединою, как я багрил руки свои в крови неприятелей. Теперь могу ль равнодушно снесть тиранство от варваров? Еще нет у нас недостатка в добрых конях! Еще не опустел колчан со стрелами острыми!» После сего все торжественно клялись следовать совету Буканбая. …Орды избрали в сие время султана Абулхаира, как старшего сына из фамилии ханской, а Буканбая благодарный народ провозгласил своим предводителем», – так передает предание Я.П. Гавердовский в  труде «Обозрение Киргиз-кайсакской степи» (V том. История Казахстана в русских источниках…  2007: 393–394).

Как известно, после гибели в 1580 г. Хакназар хана к власти в Казахском ханстве пришла династия девятого по счету сына Жанибека Жадик султана, потомки которого правили до начала XVIII в. Через 130 лет, в 1710 г., впервые ханом в Северо-Восточном Приаралье был избран представитель династии другого, восьмого, сына Жанибека Осек султана Абулхаир султан. Меньшая орда, окруженная с трех сторон чужими кочевыми, полукочевыми  и оседлыми народами  вынуждена была часто вступать в военное противоборство, захватывая или теряя скот, патбища, водные источники, пленных.  В начале 1715 г., зимой 1717 г. и  в 1720 г.  Абулхаир с большим отрядом казахов (10000 и 20000 человек) совершил набеги  в Казанскую губернию, где разрушил казачью станицу Новошешминск. В 1717 г. им был совершен также многокилометровый конный бросок в другой конец степи: у Аягуза  хан Абулхаир и старший хан Каип с 30-тысячным ополчением сражались с джунгарами. Эта военная кампания оказалась неудачной, но  реванш был взят Абулхаиром  через три года.  Предложенная в 1717–1718 гг. этими ханами идея о совместном с Россией  военном походе против джунгаров не получила одобрения российского правительства. Оно не желало ослабления Джунгарии в борьбе с Цинской империей, в противном случае Россия на востоке  и Китай на западе  вышли бы к  общей границе.

После смерти хана  Тауке полномочия старшего хана объединенного Казахского ханства перешли к Каипу, но в 1718 г. он был убит своими противниками из Средней орды. Место старшего хана вновь стало вакантным. На него «теоретически» не мог претендовать Абулхаир – самый старший по возрасту среди ханов на тот момент, набравшийся в многочисленных  военных походах силы и авторитета. Поскольку представлял младшую ветвь чингизидской линии казахских правителей Осека, не мог соперничать в том с потомками ханов Тауке и Каипа. Но Абулхаир  первым нарушил и эту традицию чингизидов об избрании  старшего хана из числа потомков  Жадика – представителей старшей ветви чингизидской линии. Относительно быстрое его возвышение было связано в первую очередь с социальным значением ханов как военных предводителей. Абулхаир целенаправленно укреплял свой авторитет среди торе и казахов  в результате боевых действий против джунгар, волжских калмыков, яицких казаков, башкир, утвердивших за ним репутацию талантливого полководца, бахадура, пользовавшегося большой поддержкой самых авторитетных батыров своего времени. С 80-х гг. XVIв. до начала 80-х гг. XVIIIв. единым государством казахов поочередно управляли 11 старших  ханов, в том числе с 1719 года  Абулхаир хан (Ерофеева 2017: 23).

Исчезновение с политической сцены китайского императора Сюанье  в связи со смертью 20 декабря 1722 г., предложение нового императора Иньчжэн мира джунгарам и отвод китайской армии с северной границы  Китая, позволило джунгарам обрушиться на южные казахские кочевья с февраля-марта 1723 г. Враг обрек на бегство казахов вплоть до Памира. 

Своевременно оценив обстановку на северных и южных рубежах Казахской степи, Абулхаир в августе 1723 г. совершил во главе объединенного двадцатитысячного отряда казахов и каракалпаков марш-бросок из Приаралья на северо-запад казахских кочевий, чтобы нанести превентивный удар хану Аюке, не допустив его военного союза с Джунгарией. Новость о приближении Абулхаира к Яику заставила калмыцких тайшей быстро откочевать с левого берега реки к Красному Яру, а Аюка инициировал переговоры о мире, которые были отвергнуты казахским ханом.  Смерть Аюки в феврале 1724 г.,  запоздалая военная  помощь калмыкам, продолжение наступательных операций  отрядов казахов, каракалпаков и башкир, батыров Абулхаира в  конечном итоге подорвали военный потенциал калмыков, хотя и в отрядах  тюркских народов были большие потери. Потенциальная угроза нападения на Меньшую орду с тыла была снята. Абулхаир направил свои отряды на юг, освободив от джунгар осенью 1724 г. Туркестан, затем Ташкент и его окрестности. Лишь численное превосходство врага заставило Абулхаира весной 1725 г. временно откочевать  в Бухару. Осенью 1726 г. казахские отряды, возглавляемые Абулхаиром, ханом Средней орды Семеке и султанами Бараком и Есимом, вновь сражались в калмыцких улусах. Примирение же сторон произошло только осенью 1728 г.

Принимая во внимание заслуги неутомимого в сражениях Абулхаира, на курултае трех орд предположительно в конце 1726 – начале 1727 г. Абулхаир хан был избран верховным главнокомандующим военного ополчения.  В горах Улытау, в местности Карасиыр, в междуречье  рек Буланты-Беляуты, к западу от реки Сарысу казахи почувствовали свою мощную силу в единстве. И место сражения вошло в историю под названием «Қалмақ қырылған» («Место гибели калмыков»). Предположительно весной 1730 г. в 125 км к югу от озера Балхаш, в местности Аныракай («Место стонов и рыданий калмыков), произошла крупная битва казахского ополчения и джунгар. В столетней войне против джунгар наконец-то наступил коренной перелом: народ стал более организован, проявляя стойкость, особый энтузиазм и патриотизм при освобождении родной земли.

Руководствуясь стратегическими интересами сохранения казахской государственности в непредсказуемой международной обстановке, стремясь положить конец раздорам степняков и их правителей, Абулхаир, поддерживая решение знати о заключении мирного договора и военного союза с Россией, пошел дальше в своих планах, взяв на себя инициативу  просить подданства России. В данном случае личностный фактор сыграл свою решающую роль. Тогда  кроме как из династии Романовых  выбирать хану  покровителя из соседей было просто не из кого. Внешняя политика императрицы Анна Иоанновны была  продолжением политики ее дяди Петра I, рассматривавшего мало известные ему казахские земли как «ключ и врата» к внутренней Азии.

Посольство Абулхаира было принято в Петербурге с почетом, 19 февраля 1731 г. императрица подписала грамоту о принятии казахов Меньшей орды в подданство России. Посольство во главе с батыром Сеиткулом Койдагулулы из рода Шекты и бием Кутлумбетом Коштаевым из племени Керей Средней орды вернулось в степь с богатыми подарками и в сопровождении особой миссии во главе с переводчиком А.И. Тевкелевым, военной охраны и двух офицеров-геодезистов.

На месте же выяснилось, что значительная часть знати Меньшей орды категорически отказалась переходить в подданство России. Степная знать в большей степени руководствовалась поиском­ надежного военного союзника, ни в коей мере не по­сягающего на­ ее свободу и о потере ­независимости не могло быть и речи.  Каждая сторона по-своему понимала сущность «подданства». Щедрые подарки, уговоры, подкупы знати, запугивания, привлечение батыров и торе, смелое выступление мурзы – все доступные способы были использованы Тевкелевым, хорошо знавшим менталитет степняков.

10 октября 1731 г. в урочище Майтобе, в междуречье рек Иргиза и Тобола первыми на Коране присягали на подданство России Абулхаир хан и 29 лиц старшинского звания, в том числе Бокенбай батыр, побудивший других старшин следовать его примеру, а также его зять Есет батыр и двоюродный брат батыр Худайменды мурза (Касымбаев 1999: 18). Абулхаир обязывался отправлять в Россию сыновей в качестве аманатов. Он не стал оправдываться перед элитой, а прямо и жестко заявил, что должен обладать реальной политической властью, а не просто почетным титулом хана, когда «он, хан, только имя носит ханское, а воли над подданными …не имеет…» Сравнив свою жизнь с положением дикой бесхозной лошади, «которую люди бьют и звери ловят», Абулхаир убежденно говорил, что «подобно тем зверям, он, хан, не имеет себя оборонителя и изобрел, яко лучшее есть, иметь подданство великого монарха, и желает видеть свету; и лучше от них убиен будет, нежели страмно живот терпеть» (Цит.: Ерофеева 2017: 136). 21 ноября еще 30 старшин  склонил к принятию подданства Худайменды мурза, и они были одарены подарками на сумму 100 рублей. При посредничестве Бокенбай батыра 3 декабря присягу дал султан Батыр, сын бывшего старшего хана Каипа. 19 декабря  1731 г. хан Средней орды Семеке решил принять подданство, заявив посланникам Тевкелева, что «желает быть в подданстве… не по совету Абулхаир хана, но сам своим желанием» (Цит.: Ерофеева 2017:  136).  

Из доношения Тевкелева от 5 января 1732 г.  мы узнаем о причинах, толкавших Абулхаира в подданство России: «напредь сего предки его и он, Абулхаир хан, владел городами Ташкентом, Туркестаном и Сайрамом с принадлежащими к ним деревнями и киргиз кайсаками, которые зенгорский (джунгарский) владелец у них, киргиз касак, отнял, а их отбил в степь, а как вольские калмыки и башкирцы будучи здешними подданными и когда не могут управиться с неприятелями, то со здешней стороны охранены бывают, то и он, Абулхаир хан уповает, что когда их, киргис касак, калмыки и башкиры, яко здешних подданных оставят в покое, он и над зенгорцами реванш получить возможет» (Красный архив 1938: № 2 (87). Официальную присягу сына Абулхаир хана султана Ералы императрица Анна Иоанновна  приняла 10 февраля 1734 г.Повторной присяге хан Абулхаир был подвергнут в Орске 3 августа 1738 г. В этой же крепости в 1740 г.  принимают российское подданство хан Средней орды Абулмамбет и султан Абылай. Подданство приняли в основном те группы казахов, которые проживали вблизи пограничной линии. Истинное же отношение чингизидов к документам о подданстве вполне характеризует то обстоятельство, что Абулхаир хан три раза подтверждал  свое подданство. При подписании грамоты были оговорены ряд условий: 1. Охранять безопасность границ российских, смежных с землями его орды. 2. Защищать купеческие караваны наши и провожать их чрез степи киргизские. 3. Давать из подвластных своих, подобно башкирам и калмыкам, подкрепления войску русскому в случае нужды. 4. Платить дань или ясак звериными кожами (Левшин  2009: 185).  Более поздние события показали, что почти ни одно из этих обязательств с обеих сторон не было выполнено. Каждая сторона хотела получить свои выгоды. В целом подданство имело номинальный характер, но с формальной точки зрения стало отправной точкой для постепенного присоединения Казахского ханства к Российской империи.

Для закрепления позиций царизма в приграничных землях в 1734г. создается Киргиз-кайсацкая экспедиция, которую возглавил статский советник И.К. Кириллов, сохранивший «записки о всех видах и предположениях Петра Первого касательно смежных с Россиею азиатских владений» (Левшин  2009: 186).  Его помощником в делах и переводах стал  полковник А.И. Тевкелев. Позднее экспедиция была переименована в Оренбургскую и состояла из 2700 человек. Кириллову для руководства была дана инструкция (Левшин 2009:  187–188), в которой четко было прописано, что если башкиры и  казахи «будут волноваться, то употреблять один народ против другого, сберегая русское войско» и «Абулхайру в войне его против хивинцев делать пособия только порохом и оружием, но войск вспомогательных не давать (Левшин  2009: 188).  

В награду за принятие подданства Абулхаир просил утвердить в его роде ханское престолонаследие на вечные времена и построить на реке Орь город с крепостью. Желание хана совпадало со стратегической системой действий царизма, который был заинтересован в устройстве крепостей как опорных пунктов своего владычества. Следует иметь в виду, что в XVIII в. взаимоотношения и дела правителей орд еще рассматривались в Коллегии иностранных дел, что означало признание Россией статуса орды как чужестранной территории с собственным правителем. Но со временем возникло и с каждым днем укреплялось новое обстоятельство для Меньшей орды  – вмешательство оренбургского генерал-губернатора и пограничной комиссии  в ханскую деятельность.  Взаимоотношения Абулхаира с  первым губернатором И.И. Неплюевым складывались недоверительные и враждебные. Как профессиональный военный, адмирал Неплюев опасался усиления Абулхаира,  понимая, что  его политика как сильного правителя и видного полководца сыграла решающее значение в сохранении  казахского государства.

Жесткое противоборство между ханом и губернатором объяснялось стремлением Абулхаира защитить устои ханской власти, а новый порядок управления, который навязывался, абсолютно не устраивал его. Как опытный и проницательный правитель Абулхаир не желал превращения Казахской степи во внутреннюю провинцию России, он понимал истинный смысл хитроумных тактических действий губернатора, преследующих цель расшатать устои легитимной ханской власти, вытеснить традиционную роль ханской власти российскими административными структурами, дискредитировать хана и его власть перед подданными и другими чингизидами, дать ускорение развитию центробежных тенденций во взаимоотношениях правителей Казахской степи, подогревая их чувства соперничества и враждебности по отношению друг к другу, а также разжигая относительно казахов межэтническую вражду соседних народов (каракалпаки, башкиры, волжские калмыки).  Неплюев как опытный дипломат прилагал все усилия, чтобы отношения России с казахами перешли из области внешней политики в политику внутреннюю. Только трагическая смерть сильного и искушенного в государственных делах степного правителя номадов  поставила жирную точку в противостоянии с губернатором.

Заключение. Впечатляющие выдающиеся  заслуги хана Абулхаира становятся понятными, если исходить из специфики социально-экономической природы и политической организации кочевого общества и принять  во внимание крайне тяжелое международное положение раздробленного  Казахского ханства.

Хан Абулхаир сыграл исключительно приоритетную роль в организации всенародной борьбы трех казахских орд с джунгарскими завоевателями за свободу и независимость Отечества. Настойчиво стремился проводить многовекторную внешнюю политику в северном и южном, западном и восточном направлениях, добивался развития транзитной торговли, расширения кочевий казахов на севере, северо-западе и создания публично-правовой основы неотъемлемой земельной собственности казахов Меньшей и Средней орд на вновь занятые территории. Именно он первым из чингизидов, облаченных ханской властью, возродил идею старших ханов Тауке и Каипа о сближении с Россией. Вплоть до середины XIX в. растянулся сложный процесс присоединения Меньшей орды к России, чтобы через 260 лет после первой присяги Абулхаир хана Казахстан  стал действительно независимым государством.

 

Список литературы и источников

Ажигали С. Хан моласы – место захоронения Абулхаир-хана // Отан тарихы. - 1999. - № 2. - С. 11-17.

Бартольд В.В. Сочинения. Т. 5. - М.: Наука, 1968. - С. 468-472. 

Валиханов Ч.Ч. Собрание сочинений: в 5 т. Т. 4. - Алма-Ата: Гл. ред. Казахской советской энциклопедии, 1985.

Ерофеева И.В. Хан Абулхаир: полководец, правитель, политик.  Изд. 3-е, испр. и  доп. - Алматы: Дайк-Пресс, 2007. - 456 с. + 28 с. вклейка.

Ерофеева И.В. Рыцарь «звания чести» Казахский батыр Бокенбай Карабатырулы. - Алматы: ServisPress, 2017. - 325 с.

Из истории Казахстана XVIII в. // Красный архив. - 1938. - № 2 (87).  - С. 129-173. Доступно: http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/M.Asien/XVIII/1720-1740/O_kirgiz_kasakach/text1.htm

История Казахстана в русских источниках XVI-XX веков: в  10 томах. IIIтом. Журналы и служебные записки дипломата А.И. Тевкелева по истории и этнографии Казахстана (1731–1759 гг.) / cост.: И.В. Ерофеева. - Алматы: Дайк-Пресс, 2005. - 483 с.

История Казахстана в русских источниках XVI-XX веков: в  10 томах. V том. Первые историко-этнографические описания казахских земель. Первая половина XIX века / сост.: И.В. Ерофеева, Б.Т. Жанаев. науч. ред. С.А. Жакишева. - Алматы: Дайк-пресс, 2007. 620 с.

Кабульдинов З. Султанмамет султан: государственный деятель, дипломат и батыр. - Алматы: Литераа-М, 2018. - 304 с.

Касымбаев Ж. Государственные деятели казахских ханств (XVIII в.). - Алматы: Білім, 1999. - 288 с.

Кэстль Джон. 1736 жылы  Кіші жүз ханы Абілхайырға барып қайтқан сапары туралы / неміс тілінен ауд. Әлмағамбет Төреханов; алғы сөз Көшім Есмағанбетұлы. - Алматы: Атамұра, 1996. - 96 б.

Кэстль Джон. Дневник путешествия в году 1736-м из Оренбурга к Абулхаиру, хану Киргиз-Кайсацкой Орды / пер. с нем. Вольфганга Штаркенберга. - Алматы: Изд. дом «Жибек жолы», 1998. - 152 с., 13 ил.

Левшин А.И. Описание киргиз-казачьих, или киргиз-кайсацких орд и степей. Переизд. - Алматы: Санат, 2009. - 656 с.

Нәсенов Б. XVI бөлім – XXI кітап. Мәскеу архивтері сөйлейді, Санкт-Петербургтің кітапханасы сайрайды. Говорят архивы г. Москвы и библиотека г. Санкт-Петербурга.XVI том – XI книга. Әбілхайыр хан. - Алматы; Новосибирск, 2011. I тарау (Iчасть). - 832 с.; XVII бөлім – XXII кітап. XVII том – XXII книга. II тарау (II часть). - 840 с.; XVIII бөлім – XXIII кітап. XVIII том – XXIII книга. III тарау (III часть). - 767 с.

Рычков П. Топография Оренбургская, то есть обстоятельное описание Оренбургской губернии. – СПб.: При Имп. Академии наук, 1762. Доступно: // Нәсенов Б. Говорят архивы г. Москвы и библиотека г. Санкт-Петербурга. XVI том – XI книга. Әбілхайыр хан I тарау (Iчасть). - Алматы; Новосибирск, 201- С. 65–75.

Рычков П.И. История Оренбургская по учреждении Оренбургской губернии. 1759.  Доступно: https://posredi.ru/blog10_richov_istoriya_orenb_1.html

Султанов Т.И. Рождение казахской государственности. История Казахского ханства. - Алматы: Мектеп, 2011. - 160 с.: ил.

Султанов Т.И. Кочевые  племена Приаралья в XVI–XVII вв. (вопросы этнической и социальной истории). - М.: Наука, 1982. - 133 с. 

References

Azhigali S. Han molasy – mesto zahoroneniya Abulhair-hana // Otan tarihy. - 1999. - № 2. - S. 11-17.

Bartol'd V.V. Sochineniya. T. 5.- M.: Nauka, 1968. - S. 468–472. 

Valihanov CH.CH. Sobranie sochinenij: v 5 t. T. 4. Alma-Ata: Gl. red. Kazahskoj sovetskoj enciklopedii, 1985. 

Erofeeva I.V. Han Abulhair: polkovodec, pravitel', politik.  Izd. 3-e, ispr. i  dop. - Almaty: Dajk-Press, 2007. - 456 s. + 28 s. vklejka. 

Erofeeva I.V. Rycar' «zvaniya chesti» Kazahskij batyr Bokenbaj Karabatyruly. - Almaty: Servis Press, 2017. - 325 s. 

Iz istorii Kazahstana XVIII v. // Krasnyj arhiv. - 1938. - № 2 (87).  - S. 129-173. Dostupno: http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/M.Asien/XVIII/1720-1740/O_kirgiz_kasakach/text1.htm 

Istoriya Kazahstana v russkih istochnikah XVI-XX vekov: v  10 tomah. III tom. Zhurnaly i sluzhebnye zapiski diplomata A.I. Tevkeleva po istorii i etnografii Kazahstana (1731–1759 gg.) / cost.: I.V. Erofeeva. - Almaty: Dajk-Press, 2005. - 483 s.

Istoriya Kazahstana v russkih istochnikah XVI-XX vekov: v  10 tomah. V tom. Pervye istoriko-etnograficheskie opisaniya kazahskih zemel'. Pervaya polovina XIX veka / sost.: I.V. Erofeeva, B.T. Zhanaev, nauch. red. S.A. Zhakisheva. - Almaty: Dajk-Press, 2007. - 620 s.

Kabul'dinov Z. Sultanmamet sultan: gosudarstvennyj deyatel', diplomat i batyr. - Almaty: Literaa-M, 2018. - 304 s.

Kasymbaev ZH. Gosudarstvennye deyateli kazahskih hanstv (XVIII v.). - Almaty: Bіlіm, 1999. - 288 s.

Kestl Djon. 1736-jyly  Kіshі júz hany Abіlhaıyrǵa baryp qaıtqan sapary týraly / nemіs tіlіnen aýd. Álmaǵambet Tórehanov; alǵy sóz Kóshіm Esmaǵanbetuly. - Almaty: Atamura, 1996.  - 96 b. 

Kestl' Dzhon. Dnevnik puteshestviya v godu 1736-m iz Orenburga k Abulhairu, hanu Kirgiz-Kajsackoj Ordy / per. s nem. Vol'fganga SHtarkenberga. - Almaty: Izd. dom «ZHibek zholy», 1998. - 152 s., 13 il. 

Levshin A.I. Opisanie kirgiz-kazach'ih, ili kirgiz-kajsackih ord i stepej. Pereizd. - Almaty: Sanat, 2009. - 656 s. 

Nasenov B. XVI bөlіm – XXI kіtap. Mәskeu arhivterі sөjlejdі Sankt-Peterburgtің kіtaphanasy sajrajdy. Govoryat arhivy g. Moskvy i biblioteka g. Sankt-Peterburga. XVI tom – XXI kniga. Әbіlhajyr han. - Almaty; Novosibirsk, 2011. I tarau (I chast'). - 832 s.;  II tarau (II chast'). XVII bөlіm – XXII kіtap. XVII tom – XXII kniga. 840 s.; III tarau (III chast'). XVIII bөlіm – XXIII kіtap. XVIII tom – XXIII kniga. - 767 s. 

Rychkov P. Topografiya Orenburgskaya, to est' obstoyatel'noe opisanie Orenburgskoj gubernii. – SPb.: Pri Imp. Akademii nauk, 1762. Dostupno: // Nasenov B. Govoryat arhivy g. Moskvy i biblioteka g. Sankt-Peterburga. XVI tom – XI kniga. Abil'hair han (I chast'). - Almaty; Novosibirsk, 2011. - S. 65-75. 

Rychkov P.I. Istoriya Orenburgskaya po uchrezhdenii Orenburgskoj Gubernii. 1759.  Dostupno: https://posredi.ru/blog10_richov_istoriya_orenb_1.html

Sultanov T.I. Rozhdenie kazahskoj gosudarstvennosti. Istoriya Kazahskogo hanstva. - Almaty: Mektep, 2011. - 160 s.: 

Sultanov T.I. Kochevye  plemena Priaral'ya v XVI–XVII vv. (voprosy etnicheskoj i social'noj istorii). - M.: Nauka, 1982. - 133 s. 

К.Н. БАЛТАБАЕВА,

тарих ғылымдарының кандидаты, әл-Фараби атындағы Қазақ улттық университеті Тулектер ассоциациясының атқарушы директоры. Қазақстан, Алматы қ. E-mail: Kulgaziranuranovna@gmail.com

ӘБІЛҚАЙЫР МҰХАММЕД ҒАЗИ БАҺАДУР-ХАН

Әбілқайыр Мұхаммед Ғази Баhадүр-хан (шамамен 1680 – 17 (?) тамыз 1748) – көрнекті қолбасшы, саяси және мемлекет қайраткері, Кіші орда ханы (1710 – 17 (?) тамыз 1748), Ұлы, Орта және Кіші орда қазақтарының аға ханы (шамамен 1719 – 17 (?) тамыз 1748), шыңғыс нәсілінен шыққан жаңа қазақ әулетінің негізін салушы. Оның тез арада биікке көтерілуі, ең алдымен хандардың әскери қолбасшы ретіндегі әлеуметтік мәнімен байланысты деп саналады. Әбілқайыр ханның Кіші орданы Ресей қол астына қабылдау жөніндегі үндеуінде жеке бас факторы шешуші рөл атқарды.

Кілтті сөздер: Қазақ хандығы, Ұлы орда, Орта орда, Кіші орда, Ресей, Жоңғария, бодандық, протекторат

K. BALTABAYEVA 1

1Executive Director of Alumni Association of al-Farabi KazNU, Candidate of Historical Sciences

Almaty, Kazakhstan E-mail: Kulgaziranuranovna@gmail.com

ABULKHAIR MUKHAMET GAZI BAKHADUR-KHAN

Summary

Abulkhair Mukhamet Gazi Bakhadur-Khan(about 1680 – 17 (?) August 1748) was a prominent military leader, political and statesman, Khan of the Junior Horde (1710 – 17 (?) August 1748), senior Khan of the Kazakhs of the Senior, Middle and Junior hordes (about 1719 – August 17 (?), 1748), founder of the new Kazakh dynasty of Genghisids.The relatively rapid rise of the Khan was primarily due to the social importance of the khans as military leaders. The personal factor played the decisive role in the address of Abulkhair-Khan about acceptance of the Junior Horde in citizenship of Russia.

Keywords: Kazakh Khanate, Senior Horde, Middle Horde, Junior  Horde, Russia, Dzungaria, citizenship, protectorate.


Пікір жоқ

Пікір қалдыру үшін кіріңіз немесе тіркеліңіз