Басты бет » Материалдар » УДК: 903/904 (574.5) «637» / «638» ДРЕВНИЕ ПЕТРОГЛИФЫ ГОР ХАНТАУ

А.А. ГОРЯЧЕВ, Т.А. ЕГОРОВА, К.А. ЕГОРОВА Институт археологии им. А.Х. Маргулана, г. Алматы, Республика Казахстан

УДК: 903/904 (574.5) «637» / «638» ДРЕВНИЕ ПЕТРОГЛИФЫ ГОР ХАНТАУ

«edu.e-history.kz» электрондық ғылыми журналы № 1(17) 2019

Тегтер: ранний, бронзы, эпоха, искусство, петроглифы, Хантау, железный, век, композиция, образ
Аңдатпа:
В статье вводятся в научный оборот новые материалы археологических исследований древних наскальных изображений в горах Хантау. По итогам археологической разведки в регионе было документировано 13 скоплений петроглифов от 30 до 300 рисунков в каждом. Выяснено их преимущественное расположение на скалах близ древних поселений. Среди наскальных рисунков преобладают отдельные изображения животных (верблюдов, козлов, лошадей, быков, оленей, хищников) и многофигурные композиции эпохи бронзы, раннего железного века и средневековья. В работе рассматриваются основные традиции нанесения рисунков на скалы и художественные образы бронзового и раннего железного века в петроглифах гор Хантау. Выясняются вопросы функционального назначения и семантики наиболее ярких сюжетов древнего наскального искусства региона. Материалы исследований предполагают тесные культурные связи местного населения как с жителями Северного Притяньшанья, так и Центрального Казахстана в эпоху бронзы и раннем железном веке. Ключевые слова: Хантау, петроглифы, искусство, эпоха бронзы, ранний железный век, композиция, образ.
Мазмұны:

Введение. Горы Хантау располагаются на территории Юго-Западного Прибалхашья в границах Шу-Илейского эрозийно-тектонического низкогорья с прилежащими равнинами в его южной части. В историческом прошлом это регион, условно называемый «Хантауским транзитным коридором», где происходили процессы взаимодействия населения древнего Жетысу с жителями сопредельных районов Центрального Казахстана. Узловой точкой «коридора» являются горы Хантау, где транспортные маршруты древности сходились и расходились в различных направлениях.

Материалы и методы. Источники изучения бронзового и раннего железного, каменного века делятся на собственно археологические, естественно-научные и историко-этнографические. Методологические принципы исследований связаны с общефилософскими концепциями развития человека и его социума.Возраст памятников каменного века, особенно палеолитических, определяется по результатам естественно-научных методов. Работы по изучению палеолитических стоянок включают в себя исследования по четвертичной геологии, геоморфологии, палеогеографии, почвоведению, палеозоологии, палинологии и т.д. Комплексный палеоэкологический анализ памятника и его палеоокружения позволяет интерпретировать разноплановые данные для реконструкции образа жизни и хозяйственных адаптаций наших древних предков.

Обсуждение. Археологические исследования Южного Прибалхашья и гор Хантау начались в 60-е гг. ХХ века А.Г. Медоевым с изучения палеолитических стоянок и скоплений петроглифов [1, с. 200–216; 2, с. 8–10]. В 1980 – 1990-е гг. археологической экспедицией Института археологии им. А.Х. Маргулана (рук. Самашев З.) по материалам Медоева изучались наскальные рисунки вдоль юго-западных склонов гор Хантау. В 2016 –2017 гг. петроглифы долины рек Сарыбулак и Котыр были обследованы А.Н. Марьяшевым.

Результаты. В 2018 году Хантауским научным отрядом археологической экспедиции Института археологии им. А.Х. Маргулана была произведена разведка комплекса древних памятников гор Хантау (рис. 1).

0aeeab360b95fd28a46ff09c9b517e79.jpg

Выявлена система расположения археологических комплексов бронзового и раннего железного века. Выяснено, что основная группа поселений устроена на выходе из горных ущелий, близ которых концентрируются группы наскальных рисунков [3]. По итогам археологической разведки собран обширный материал около 120 древних памятников, их которых 13 представляют скопления наскальных изображений. Их анализу и систематизации посвящена настоящая работа.

Петроглифы в горах Хантау встречаются группами от нескольких до 15-20изображений везде, где фиксируются древние памятники. Поселения устраивались близ скальных выходов у родников на площадках с южной экспозицией. Борта ущелий при этом, особенно в зимнее время, подвергаются более интенсивному прогреву солнечными лучами, чем ближайшая округа. Скалы аккумулируют солнечное тепло, что создает локальный микроклимат с положительными температурами. Это удобно для содержания скота в данной местности. Наличие рисунков разных эпох на этих же скалах свидетельствует о традиционности проживания древних скотоводов на зимовках подобного типа на территории всего Шу-Илейского низкогорья [4, с. 3–15].

Наскальные рисунки в горах Хантау устроены на небольших скальных грядах на плитах с южной, юго-восточной и юго-западной экспозицией. В каждом скоплении петроглифами заняты лишь некоторые скальные плиты из всех. Группы изображений отличаются количественно от 30–40 изображений до 300. Среди наскальных рисунков преобладают отдельные изображения животных и многофигурные композиции эпохи бронзы, раннего железного века и средневековья.

 Уже первичные исследования Медоева А.Г. в данном районе позволили выявить пласт наскального искусства, относящегося к бронзовому и раннему железному веку. Древнейшие петроглифы региона, по его мнению, относились к «культуре микролитов» (неолит – энеолит).Основные места, где были отмечены древние памятники, относились к юго-западным склонам хребта Хантауи близлежащей горы Джамбул (рис. 2). 

8cd616f8933aa3ae11857a63fb95998f.jpg

Медоевым были рассмотрены вопросы топографии и экспозиции петроглифов, техники нанесения рисунков на скалы, обозначены проблемы организации пространства древних святилищ с петроглифами и семантики изображений через анализ формы и структуру композиций наскального искусства [2, с. 10–18].Однако подробные характеристики памятников гор Хантау в его работе не предусматривались.

Материалы исследований позволили нам документировать памятники наскального искусства региона. В северной и западной частях гор Хантау они обнаружены в долинах рек Котыр, Сарыбулак и Карасу. В ущельях Сарыбулак и Карасу рисунки находились при древних поселениях, устроенных по берегам небольших речек. Поселения представляли собой небольшие стоянки-зимовки скотоводов (Сарыбулак) и стационарное поселение земледельцев (Карасу). На скалах над жилищами найдены петроглифы раннего железного века. Рисунками занято по 12–15 скальных плоскостей. Их общее количество в каждом скоплении около 50 (рис. 3: 1). 

7331ebd639704936f03d3e46d1dac081.jpg

Изображены животные: козлы, архары, верблюды, лошади и знаки, выполненные в характерных традициях звериного стиля. Часть рисунков позднего средневековья представляют тамгообразные знаки. Имеется композиция с изображением всадника и животных.

Петроглифы в долине реки Котыр зафиксированы над крупным могильником раннего железного века в 1 км к востоку от трассы Шу – Балхаш, в 14 км к северо-востоку от станции Хантау. В верхней части северного борта ущелья скопление древних наскальных рисунков устроено на 3 скальных грядах среднего течения речки, ориентированных по оси северо-запад – юго-восток. Рисунки размещены на скальных блоках с южной экспозицией иссиня-черного цвета. Всего насчитывается около 30 плит, на которых прослежено около 150 петроглифов (рис. 3: 2–9). Основную часть составляют древнейшие рисунки в прямоугольном и битреугольном стиле ранней бронзы. Выделяются композиции со сценами охоты, выпаса скота эпохи бронзы. Петроглифы раннего железного века представлены фигурами верблюдов, козлов, архаров. Особый интерес представляет сцена с фигурой козла и «личиной».

В восточной части и у южных склонов гор Хантау выявлено 4 скопления петроглифов эпохи бронзы и раннего железного века. Рисунки в урочище Таракбай расположены в средней части ущелья на группе живописных гранитов. К скалам выложена кладка из двойного ряда каменных плит, установленных вертикально.  Найдено свыше 20 рисунков козлов, лошадей, верблюдов в скифо-сакском зверином стиле. Центральная композиция группы представляет фигуру человека, держащего в поводу двух верблюдов, перекрыта серией современных надписей (рис. 4: 1, 2).

479796e45eedaac770d6d4ba46e7ced9.jpg

Петроглифы ущелья Бекетаймак расположены на двух скальных грядах по правому берегу ручья. Первая группа рисунков эпохи бронзы и раннего железного века сосредоточена на двух скальных массивах, нависающих непосредственно над поймой ручья. Всего найдено около 200 изображений(рис. 4: 3–5). Рисунки эпохи бронзы расположены на западном массиве и представляют серию сюжетов и отдельных изображений животных: козлов, быков, оленей, собак, архаров и т.д. Среди композиций выделяется сцена ранней бронзы с быком, оплодотворяющим корову, рядом изображен бык, поддевающий рогами хищника(рис. 4: 5). Петроглифы раннего железного века найдены на труднодоступных плитах, расположенных восточнее. В основном, это рисунки животных. Имеется сцена охоты лучника на козла.

Второе скопление наскальных рисунков зафиксировано на скальной гряде в 300 м к западу от первого. Внизу, под скалой, вероятно, было древнее поселение, застроенное современной казахской стоянкой. Петроглифы компактно размещены в восточной части выхода скал с южной экспозицией. Центральная композиция эпохи бронзы соединяет изображения человека с собакой и фигуры быков, козлов, архаров, лошадей. Выразительна древняя композиция, где показаны олени с головой, повернутой назад. К раннему железному веку относится сцена с изображением оленухи в аржано-майемирском стиле. Всего насчитывается около 50–60 рисунков (рис. 4: 6–8).

В среднем течении речки Улькен Жидели рисунки сосредоточены в нижней части скальной гряды с южной экспозицией, расположенной в устье бокового сая на трех ярусах и размещены на 7–8 скальных плитах общим количество моколо 30. Основная их группа представляет фигуры животных: козлов, архаров и т.д. Встречаются две крупные композиции с изображением людей и животных. По сюжетам и стилистике основная масса рисунков относится к раннему железному веку.

Наибольшее количество древних памятников, включая петроглифы, сосредоточено у юго-западных склонов и в долине Жыландысай южной части гор Хантау, где зафиксировано 6 скоплений древних рисунков. В ущелье Шолак Жиделисай в 3,5 км к северо-востоку от станции Хантау отмечены две стоянки – на выходе из ущелья и в 1 км вглубь его. На скалах западного борта устья ущелья отмечено около 100 петроглифов на 20 скальных плитах. В основном это изображения животных, сцены охоты, знаки, показаны отдельно антропоморфные фигуры. По набору сюжетов и стилистическим особенностям большинство рисунков относятся к эпохе бронзы. Часть композиций с изображениями изящных козлов и архаров выполнены в скифо-сакском зверином стиле. Возле второго подворья наскале высечены лошади, стада оленей и козлов раннего железного века (рис. 5: 1– 4).

bbe79542d7aff019df990464f52d425c.jpg

На выходе из бокового сухого сая ущелья Шолак-Жиделисай в 3,3 км к северо-востоку от станции Хантау отмечено скопление петроглифов на скальном блоке, обращенном в юго-западном направлении. Всего найдено около 20 плит, на которых зафиксированы около 50 фигур животных: козлов, верблюдов, оленей и собак. К бронзовому веку относится солярный знак – крест в круге. Остальные датируются ранним железным веком.

Два скопления наскальных изображений зафиксированы при поселениях в районе горы Костобе. Петроглифы у поселения Костобе-1 в 5,5 км к востоку от станции Хантау расположены на двух грядах восточного борта бокового сая. Рисунки обнаружены на трех ярусах скал в средней части сопок. Всего найдено около 300 изображений эпохи бронзы и раннего железного века. Большинство рисунков представляют изображения животных, антропоморфы и знаки. Отмечены многофигурные композиции с изображением людей, в том числе и всадники на конях (рис. 5: 5-8). На скалах над западной частью поселения Костобе-2 фиксируются невыразительные изображения животных, преимущественно козлов и верблюдов эпохи бронзы и раннего железного века, поверх которых обычно выбиты современные рисунки и надписи. В данной группе насчитывается около 30 петроглифов.

Наскальные изображения близ поселения Сункарсай Восточный расположены в верховьях реки Жидели по правому берегу и сосредоточены в верхней части скальной гряды. Всего около 50 рисунков, среди которых представлены схематические изображения козлов, лошадей, и, возможно, лося (?).Большинство петроглифов группы датируется ранним железным веком по характерным признакам.

Проблемы датировки наскальных изображений Шу-Илейских гор и южных регионов Казахстана были разработаны А.Н. Марьяшевым в серии совместных обобщающих исследований [5; 6, с. 25–48;7, с. 61– 69]. Основная группа петроглифов гор Хантау, согласно этой периодизации, относится к эпохе бронзы и раннему железному веку. Среди технических приемов изготовления петроглифов этих периодов преобладают мелкоточечная и крупноточечная выбивка. Наиболее значимые фигуры после выбивки дополнительно зашлифовывались. Встречается и комбинированная техника исполнения рисунков, когда тело животного выбито, а детали прочерчены острым инструментом.

Основные образы наскального искусства бронзового века в петроглифах Хантау представлены антропоморфными фигурами, изображениями животных и знаков (рис. 6). Выделяются многофигурные композиции стада животных, сцен охоты, выпаса скота и группы людей. Большинство сюжетов с изображением людей в эпоху бронзы показывают их достаточно стандартно – в фас с широко разведенными руками и ногами (рис. 6: 1, 2, 4). Определенная статичность фигур и канон изображения позволяют предполагать, что они представлены как демонстрация неких антропоморфных образов вне контекста. Однако в ряде сюжетов изображения «людей» отмечены в эротических сценах, в боевых поединках воинов с чеканами (рис. 2: 9, 10), в композициях с изображением лучников (рис. 6: 3) и скотоводов.

dfd0d3c0f57c1d6458064955cdc85889.JPG

Среди изображений животных быков, лошадей, верблюдов, оленей, ослов (?), хищников, змей преобладают рисунки козлов и архаров (рис. 6: 5– 11, 13, 15–17). Часть петроглифов этого времени выполнены в манере стилистически близкой тамгалинской традиции. Помимо одиночных, фигуры мелкого, крупного рогатого скота и лошадей достаточно часто встречаются в сценах вместе, что вероятно, характеризует структуру скотоводческого хозяйства населения эпохи бронзы региона. Хищные животные, как правило, показаны в составе многофигурных сцен, преследующими травоядных (рис. 6: 16). Змеи изображены непропорционально большими в сюжетах с другими животными, что предполагает определенное символическое значение подобных композиций (рис. 6: 13).

Среди знаков встречается серия солярных символов в виде выбитых кругов или дисков, но особый интерес представляют два достаточно редких изображения в петроглифах Жетысу – парные полукруглые линии концами вверх и вниз (рис. 6: 12) и знак «колеса», влекомый лошадью (рис. 6: 14). Иконография парных линий известна в современной символике как китайские «Инь» и «Ян», которые относятся к древнейшим знакам дуализма мужского и женского начала, в основе своей связанного с представлениями о плодородии, размножении и фаллическом культе [8,c. 547]. В одном из скоплений петроглифов найден антропоморфный знак – в сцене с волком, преследующим животных, он размещен между козлами. Знак нанесен неглубокой выбивкой, прошлифован, цвет патины и техника исполнения отлична от фигур, выполненных в сцене, что свидетельствует о более позднем включении его в сюжет. Знак «колеса» также один из древнейших символов солярного культа – «небесная колесница», на которой Солнце освещает мир. Образ лошади, влекущей «диск - колесо», представляющий движение солнца по небосводу известен в культовой практике населения эпохи бронзы Северной Европы [9, p. 24]. В петроглифах Жетысу сюжеты подобной иконографии не встречались, схожие с ним мотивы известны в композиции «небесного Колеса» из хребта Ешкиольмес [6, с. 55–57].

Наиболее масштабные многофигурные сцены эпохи бронзы в горах Хантау зафиксированы в верховьях и срединной части ущелья Бекетаймак. Среди них выделяются две композиции-палимпсесты, базовые сюжеты которых формировались в бронзовом веке. Выделяется плита, на которой расположены разновременные многофигурные композиции бронзового и раннего железного века в скоплении Бекетаймак 2. Плита с большим количеством изображенных на ней животных передает идею о преследовании хищниками копытных животных.  Вверху плоскости собака преследует двух быков, которые наклонили низко головы с рогами; они обращены влево. Антропоморфная фигура рядом с ними в верхней части плиты не выразительна. В срединной части и внизу хищники гонят архаров, козлов, джейранов. Все животные компактно сгруппированы, бегут вправо (рис. 6: 16). На другой плите нанесены рисунки козла и возможно сайгака (рис. 6: 10).

В скоплении Бекетаймак 1 на небольшом останце скального выхода с патиной выбито свыше 20 фигур животных, в основном архары, козлы (рис. 7). 

d689779eb44add4fdf08a00d588a2aa7.JPG


Нанесены они на скалу в разное время, в разном масштабе, некоторые перекрывают прежние изображения. По цвету патины и стилистике большинство из них относится к эпохе раннего железного века. К эпохе бронзы можно отнести двух быков, верхнего козлорогого, и изображенного внизу скалы – тамгалинского стиля. Первый бык имеет прямо вверх и загнутые рога, вытянутое массивное тело, длинный хвост, по одной от пары ног, эрегированный длинный фаллос. Бык тамгалинского стиля имеет горб и характерные вытянутые вперед и поднятые вверх окончания рогов. В той же манере перед фигурой быка изображен козел с очень массивной фигурой. Чуть выше в противовес животным показана фигура человека, вооруженного чеканом. По набору персонажей и характеру их расположения эта сцена эпохи бронзы относится к сюжетам с жертвоприношением, хорошо известных не только на ближайших памятниках тамгалинской округи [6, фото 12–14], но и других районов Жетысу [6, рис.132].

Еще одно большое панно имеет двухчастную структуру: верхняя плита отделена от нижней глубоким разломом. На нижней части скалы видны две антропоморфные фигуры, один из которых лучник, над ними показаны собака и козел. На другой грани изображены два верблюда и козел. Рисунки козлов выделяются более сочно и явно нанесены позднее. Верхний участок плиты содержит крупномасштабную сцену с фигурой быка, оплодотворяющего корову. Фигуры быка и коровы занимают центральное место в пространстве скалы. Левее и ниже под этой сценой видна фигура лучника. У него округлая голова, пропорционально удлиненное тело, ноги с выделенными суставами оканчиваются стопами с выдающейся пяткой; обе руки держат впереди дугу небольшого лука. Такая позиция удержания лука характерна для лучников раннего периода эпохи бронзы. Эта сцена и все пространство вокруг испещрено хаотично мелкими и средними размерами рисунков животныхбыка, верблюда, козлов и хищников. Общим правилом изображения животных здесь является воспроизведение их в основном в профиль: по одной передней и задней лапе или ноге, рогу.

В период производящего хозяйства благополучие древнего человека зависело от состояния и количества крупного рогатого скота, что способствовало зарождению и формированию культа быка. Связанные с ним ритуалы и обрядовые действия отражали прежде всего идею плодородия, увеличения поголовья скота. Идея обожествления быка на обширной территории северо-восточной Евразии формировалась уже в эпоху энеолита. На связь с культом плодородия, идеей продолжения рода, как считают исследователи, указывают изображения вместе с быками женщин [10, с.170–171]. Здесь идея плодородия выражена прямолинейной связью быка и коровы.  Подобные сцены встречаются нечасто в древних петроглифах региона. Похожая композиция с быком и коровой известна авторам в горах Кулжабасы. Образ быка в петроглифах Шу-Илейского междуречья необычайно распространен [6, с.33; 11, с. 101–109].

Этот персонаж ярко представлен в мифологии древних иранских племен. Согласно мифу о сотворении мира, после гибели первого человека и первого быка из семени последнего произошли бык и корова и 272 вида полезных растений [12, с.304–307]. По-мнению исследователей его образ в древности был связан с культом плодородия. Так на и более полные композиции и сюжеты петроглифов бронзового века гор Хантау представляют сцены с идеей почитания сил природы, жертвоприношения или плодородия.

Петроглифы раннего железного века присутствуют на всех зафиксированных памятниках наскального искусства гор Хантау. Их отличительной чертой являются признаки скифо-сакского звериного стиля в иконографии рисунков. Композиции эпохи бронзы региона нередко дополнялись или подновлялись, что свидетельствует об определенной преемственности художественных традиций древнего населения.

Однако чаще петроглиф наносился поверх более древнего, а рисунки на скальной плите составляли иной нежели раннее сюжет (рис. 9: 7).

bdbc4f6cce9c57229609000140f5dcdc.jpg

Так в одной из сцен вначале был изображен бык. Сверху добавлен абрис козлика. Меньшее животное имеет более яркую выбивку. Изображение животных дано путем наложения одной фигуры на другую. Такой художественный прием встречается в петроглифах Тамгалы, где отмечен похожий сюжет коровы с бычком [6, фото 16].

Основные образы наскального искусства раннего железного века в петроглифах Хантау представлены зооморфными изображениями и композициями (рис. 9). 

b0d585474f3c9653d93f39cf1708faf2.JPG

Как правило, это отдельные и группы фигур козлов, архаров, верблюдов, оленей, домашних и диких хищников. Крайне редки рисунки лошадей и крупного рогатого скота. Стилистической манерой исполнения выделяются фигуры двух козлов: поджарое туловище с подчеркнутым бедром и передней частью, короткие загнутый вверх хвост и вниз «кисточкой» (рис. 9: 6, 12). Здесь наиболее полно представлены традиции «звериного» стиля наскального искусства. Помимо стилистических отличий в изображении козлов замечено значительное разнообразие приемов нанесения изображений. В некоторых случаях контур животного создает не точечная выбивка, а линии, которые прорисованы и пробиты по скале тонко и филигранно, создавая фактуру его шерсти то свисающей по крупу, то склоченную в виде коротких штрихов, то мелкоточечной выемчатой резьбой передают короткошерстную поверхность ног (рис. 9: 8).

Необычной манерой исполнения выделяется сцена козла и баранов у следующего комплекса поселений (рис. 9: 13). Животные высечены с удлиненными телами, длинными шеями, закругленными рогами и выделенными курдюками. Изображения животных ближе к реалистическому исполнению, они отличаются от схематичных рисунков козлов в округе. На одном животном просматриваются вертикальные выбивки каменной плоскости с прошлифовкой параллельных полос, отчего тело животного видится с ребристыми волнами шерсти. Курдюк выполнен полукружными чеканными рубчиками. Разнообразна и стилистика изображения козлов на скальных панно в устье ущелья Шолак-Жиделисай (рис. 9: 14, 18).

В этом ущелье есть также сцена преследования козла двумя собаками. Здесь показан большой по размерам козел, которого преследуют собаки. Одна из них схематично тощая, у другой выделена мощная холка и тяжелая морда. У обоих хищников высечены небольшие уши и колечком загнутые хвосты. Сюжеты с преследованием хищниками травоядных животных характерны для петроглифов раннего железного века Жетысу и относятся к «сценам терзания» [6, с. 58, рис. 222–225, 233–234]. 

Комплекс поселения с петроглифами у горы Сункар содержит незначительное скопление рисунков, но интересное по манере исполнения и составу сюжетов. Здесь в некоторых картинах фигурируют изображения людей, обычно в сценах охоты (лучник) или наездник на верблюде или лошади(рис. 9: 19).У основания конусовидного борта ущелья над ручьем выполнена многофигурная композиция с козлами и другая плита встречно им представляет верблюдов, оседланных наездниками и ведущим в поводу. Верблюд верхний исполнен схематично, а нижние – даны с проработкой голов бактрианов, абриса тел животных, копыт, человеческих фигур.  Нижнему крупному животному с рогами (вероятно, козел) добавлены два горба – таким образом он правлен в верблюда. Чуть поодаль представлена другая техника исполнения – у козла выбито тельце, а рога прочерчены острым инструментом, тонкими линиями они высоко вздымаются над крупом животного. Такой же прием исполнения копытного отмечен выше на скалах под многофигурной сценой людей «с хвостами». Эти животные группами заполняют скальные поверхности. В большей массе это профильные изображения, они имеют субтильные тела, по одной из пары ног и рогов.

Выделяется крупная композиция в урочище Таракбай (рис. 9: 20). Значимым является изображение в виде узкого многофигурного фриза двух встречных верблюдов, которых держит, вероятно, за мурундук человек, стоящий между ними, от морды одного из животного «свисают» поводья. Верблюды выполнены с большой тщательностью: «гордая» прямая посадка голов, передана поступь животных, показаны копыта и сочленения ног, по внешнему краю абриса фигур рубчиками условно показана как бы «курчавящаяся» шерсть. На верблюдах наездники. Сюжет, когда двух встречных животных (пар коней и верблюдов) держит под «уздцы» человек известен в позднебронзовых петроглифах урочища Ой-Джайляу [11, с. 103], лошадей в поводу – в петроглифах урочищ Каракыр, Тамгалы и гор Ешкиольмес [6, с. 128; 7, с.149]. В округе гор Хантау в петроглифах изображены верблюды, оседланные наездниками, что, возможно, свидетельствует об их применении в хозяйстве как транспортного средства.

Отмечена сюжетная сцена верблюдицы с верблюжонком в скалах полукружьем обрамляющих ровную площадку древнего поселения у горы Костобе (рис. 9: 15). Среди них отмечены козлы; слабой потертостью на каменистой поверхности выделяется сцена с невыразительными наездниками на верблюдах, нанесенные сверху козлов с пририсованными горбами (?).

На самом крупном скоплении петроглифов в долине речки Котыр над фигурой козла высечено изображение маски-личины с дугообразными рогами. В профильном ракурсе животное исполнено плотной мелкоточечной выбивкой, видны две пары ног с копытцами, рога, выделены ухо, бородка. Личина выбита над изображением архара по окончанию абриса его рогов. Она имеет овальную несимметричную форму. Правая часть линии контура прерывистая с утолщением в нижней части. По характеру выбивки и цвету патины композиция определяется как единый образно-смысловой ряд.

В Шу-илийских горах такой знак зафиксирован в урочище Ой-Джайляу, где находится в сцене с вереницей изображений козлов раннего железного века [11, с. 107].  Исследователями сделано предположение о природе этого знака как о «скотьем боге» [4, с. 11]. Смысловое содержание личины раскрывается в непрерывной связи с козлом, обусловившим ее форму. Как образная форма он широко распространен в петроглифических материалах Центральной Азии [13, с. 96; 14, с. 240–250; 15, с. 377, 381–382, 411, 479]

Обобщая характер древних традиций наскального искусства гор Хантау, следует отметить, что по технике нанесения рисунков на скалы, набору образов и сюжетов в петроглифах и их семантическому полю, они несомненно относятся к тамгалинскому кругу Юго-Западного Жетысу. Прямые аналогии наскальным изображениям региона обнаруживаются в известных комплексах гор Шуили, Киндыктас, Кулжабасы, Серектас и Анрахай, которые вместе с хребтом Хантау составляют общую систему степных гор Шу-Илейского междуречья. Именно здесь ярко прослеживаются параллели традициям древнего наскального искусства Центрального Казахстана.

Обращает на себя внимание техника нанесения петроглифов на скалы – сочетание точечной выбивки корпуса животных с прочерчиванием отдельных деталей (рогов, копыт и т.д.) [16, с. 147]. Определенное сходство имеется в иконографии древних рисунков, прежде всего в ранних сюжетах эпохи бронзы. К общим относится традиция изображения массивной головы, выгнутой спины, обвислого или ровного живота и коротких ног [16, с. 132–133]. В этот период практически ничем не отличаются условно-схематичные фигуры антропоморфов в обоих регионах.

Характерен набор основных сюжетов древнего наскального искусства степных районов Центрального и Южного Казахстана, включая Жетысу. Они сопоставимы с небольшими «святилищами», устроенными при поселениях или даже семейно-родовых стоянках [6, с. 61-64].Самый многочисленный пласт гравюр на скалах гор Хантау относится к раннему железному веку и его искусство полностью соответствует канонам развития скифо-сакских художественных традиций [17, с. 239–250;18, с. 95–101]. Изображения животных в зверином стиле, зооморфный код основной группы наскальных рисунков и ведущие сюжеты дают основание предполагать, что этнокультурные связи древнего населения степных районов Центрального Казахстана и Жетысу распространялись вплоть до Алтая. Представленные в петроглифах гор Хантау художественные традиции обусловлены развитием сезонных миграций и транспортных коммуникаций древнего населения региона.

Список использованной литературы

1 Медоев А.Г. Ареалы палеолитических культур Сары-Арка // По следам древних культур Казахстана. – Алма-Ата, 1970. – С. 211–216.

2 Медоев А.Г. Гравюры на скалах. Сары-Арка, Мангышлак. Ч. 1. – Алма-Ата, 1979. – 175 с.

 3 Марьяшев А.Н., Горячев А.А. Вопросы изучения поселений эпохи бронзы Северного Притяньшанья // http://e-history.kz/ru/books/journal, 2017. – №3.

4 Горячев А.А., Сараев В.В., Егорова Т.А. Егорова К.А. Петроглифы северо-западных склонов хребта Киндыктас // Известия НАН РК / Серия общественных и гуманитарных наук. –– 2014. – № 5 (297). – С. 3–15.

5 Кадырбаев М.К., Марьяшев А.Н. Наскальные изображения хребта Каратау. – Алма-Ата, 1977. –  232 с.

6 Марьяшев А.Н., Горячев А.А. Наскальные изображения Семиречья. –  Издание второе.– Алматы, 2002. –  264 с.

7 Байпаков К.М., Марьяшев А.Н., Горячев А.А., Потапов С.А. Наскальные изображения в горах Ешкиольмес. – Алматы, 2005. – 226 с.

8 Рифтин Б.Л. Инь и Ян // Мифы народов мира. – Т.1. – М., 1991. – С. 547.

9 Kaul F. Ships on Bronzes. A study in Bronze Age Religion and Iconography // PNMPublications from the National Museum. – Copenhagen, 1998. –  Vol. 3.1.

10 Хлобыстина М.Д. Древнейшие южносибирские мифы в памятниках окуневского искусства // Первобытное искусство.–Новосибирск, 1971. – С. 105 – 180.

11 Марьяшев А.Н., Горячев А.А. Петроглифы поздней бронзы и раннего железного века в урочище Ой-Джайляу // Известия НАН РК/ Серия обществ.  наук. – 1(254). – 2008. – С.101–109.

12 Толстов С.П.Древний Хорезм. Опыт историко-археологического исследования. –  М., 1948. – 357 с.

13 Кубарев В.Д. Древние росписи Каракола. – Новосибирск, 1988. – 173 с.

14 Дэвлет М.А. Окуневские антропоморфные личины в ряду наскальных изображений Северной и Центральной Азии // Окуневский сборник. Культура. Искусство. Антропология.– СПб., 1997.– С.240–250.

15 Кубарев В.Д., Цэвээндорж Д., Якобсон Э. Петроглифы Цагаан-Салаа и Бага-ойгура (Монгольский Алтай). – Новосибирск, 2005. – 640 с.

16 Самашев З., Байтлеу Д, Курманкулов Ж. Петроглифы Теректы-Аулие. – Астана, 2013. – 240 с.

17 Шер Я.А. Петроглифы Средней и Центральной Азии. – М., 1980. –328 с.

18 Самашев З. Петроглифы Казахстана. – Алматы, 2006. – 200 с.

References

1 Medoev A.G. Arealy paleoliticheskikh kultur Sary-Arka // Po sledam drevnikh kultur Kazakhstana. - Alma-Ata, 1970. 211-216.

2 Medoev A.G. Gravury na skalakh. Sara-Arka, Mangyshlak. I. - Alma-Ata, 1979. 175.

3 Maryashev A.N., Goriachev A.A. Voprosy izucheniya poselenii epokhi bronzy Severnogo Prityanshaniya // http://e-history.kz/ru/books/journal, 2017. - №3.

4 GoriachevA.A., SaraevV.V., EgorovaT.A., EgorovaK.A. Petroglyphy severo-zapadnykh sklonov khrebta Kindyktas // Izvestia NAN RK / SeriyaobshestvenykhIgumanitarnykhnauk. 2014. №5 (297). - С.3-15.

5 Kadyrbaev M.K., Maryashev A.N. Naskalniye izobrajeniya khrebta Karatau. -Alma-Ata, 1977. – 232 s.

6 Maryashev A.N., Goriachev A.A. Naskalnye izobrazheniya Semirechiya. II. - Almaty, 2002. 264.

7 Baipakov K.M., Maryashev A.N., GoriachevA.A., Potapov S.A. Naskalnie izobrazheniya v gorakh Eshkiolmes. - Almaty, 2005. – 226 s.

8 Riftin B.L. In I Yan // Miphy narodov mira. I. – M., 1991. 547.

9 Kaul F. Ships on Bronzes. A study in Bronze Age Religion and Iconography // PNM Publications from the National Museum. – Copenhagen, 1998. –  Vol. 3.1.

10 Khlobystina M.D. Drevneishie uzhnosibirskie miphy v pamyatnikakh okunevskogo // Pervobytnoe iskusstvo. Novosibirsk, 1971. 105-180.

11 Maryashev A.N., Goriachev A.A. Petrogliphy posdney bronzy I rannego zheleznogo veka v urochishe Oi-Dzhaylyau // Izvestia NAN RK / Seriya obshestvenykh I gumanitarnykh nauk. - 2008. - №1(254). - S.101-109.

12 Tolstov S.P. Drevniy Khorezm. Opyt istoriko-arkheologicheskogo issledovaniya. – M., 1948. 357 s.

13 Kubarev V.D. Drevnie rospisi Karakola. - Novosibirsk,1988. – 173 s.

14 Devlet M.A. Okunevskie antropomorphnye lichiny v ryadu naskalnykh izobrazheniy Severnoy I Centralnoy Azii // Okunevskii sbornik. Kultura. Iskusstvo. Antropologiya. - Saint-Petersburg, 1997. – S. 240-250.

15 Kubarev V.D., Cevendorzh D., Yakobson E. Petrogliphy Tsagaan-Salaa I Baga-oigura (Mongolsky Altai). - Novosibirsk, 2005. – 640 s.

16 Samashev Z., Baytleu D., Kurmankulov Zh. Petrogliphy Terekty-Aulie. - Astana, 2013. – 240 s.

17 Sher Ya.A. Petrogliphy Sredney I Centralnoy Azii. – M., 1980. – 328 s.

18 Samashev Z. Petroglyphy Kazakhstana. - Almaty, 2006. – 200 s.

А. А. ГОРЯЧЕВ, Т.А. ЕГОРОВА, Қ.А. ЕГОРОВА

Ә. Х. Марғұлан атындағы Археология институты

ХАНТАУ ТАУЫНЫҢ ЕЖЕЛГІ ПЕТРОГЛИФТЕРІ

Мақалада Хантау тауындағы ежелгі тасқа салынған суреттерді археологиялық зерттеудің жаңа материалдары ғылыми айналымға енгізіледі. Археологиялық барлау нәтижесі бойынша  аймақта әрқайсысында 30 да 300 ге дейін сурет салынған 13 петроглифтер шоғыры құжатталды. Олардың ежелгі қоныстаға жақын тау шатқалдарына салынған. Тасқа салынған суреттердің ішінді жануарлардың жеке бейнелері (түйелер, ешкілер, аттар, бұқалар, бұғылар, жыртқыштар) және қола, ерте темір дәуірі мен ортағасырлардың копфигуралы композициялары бар. Жұмыста негізі шатқалға суреттерді салу дәстүрі және аймақтың петроглифтеріндегі қола және ерте темір дәуірінің сурет өнері бейнелері анықталды. Аймақтағы ежелгі тас өнерінің аса жарқын сюжеттерінің семантикасы  менфункционалды бағыты мәселесі қарастырылады.  Зерттеу материалдары жергілікті тұрғындардың Солтүстік Тянь-Шань тұрғындары сияқты Орталық Қазақстан тұрғындарымен де қола және ерте темір дәуірлерінде мәдени байланысы өте жақын болғанын байқатады.

Кілт сөздер: Хантау, петроглифтер, өнер, қола дәуірі, ерте темір дәуірі, композиция, бейне.

A.A. GORIACHEV, T.A. EGOROVA, K.A. EGOROVA

A.Kh. Margulan Archaeology Institute

Almaty, Kazakhstan

ANCIENT PETFOGLYPHS OF KHANTAU MOUNTAINS

Summary

The present paper introduces into scientific circulation new materials of archaeological researches of Ancient rock art in the mountains of Khantau. As the results of archaeological exploration there have been 13 places of petroglyphs found. Each place has from 30 to 300 pictures. Most of petroglyphs were located near ancient settlements. There are images of animals (camels, goats, horses, bulls, deer, predators),multifigured compositions of Bronze epoch, Early Iron age and the Medieval period.

The article deals with the main traditions of drawing on the rocks and artistic images of the Bronze Age and the Early Iron age in the petroglyphs of the Khantau mountains. The issues of functional purpose and semantics of the most vivid subjects of the ancient rock art of the region are investigated. The researches assume close cultural ties of the local population of Northern Tian-Shan and Central Kazakhstan in the Bronze Age and the Early Iron age.

Keyword. Khantau, petroglyphs, art, Bronze Age, Early Iron Age, composition, image.

[1]Статья подготовлена в рамках проекта на тему: ИРН № АР05135512«Хантауский транзитный коридор в эпоху палеометалла».

Пікір жоқ

Пікір қалдыру үшін кіріңіз немесе тіркеліңіз

Қаралуы: 809

Рецензиялар жоқ

Жүктеу

А.А. Горячев, Т.А. Егорова, К.А. Егорова_ текст1.docx 0.06 MB

Санат

Пәнаралық зерттеулер Әдістемелік еңбектер Макро- және микротарих Отан тарихы. Зерттеудің жаңа әдістері Жас ғалымдар зерттеулері Сын. Пікір

Тақырып бойынша мақалалар

УДК 978.11-008 ДРЕВНЯЯ ИСТОРИЯ ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ: РЕЛИГИИ, КУЛЬТУРЫ, КОНТАКТЫ УДК 903/904 (574.31) САРЫАРКА – ЗЕМЛЯ ДРЕВНЕЙ КУЛЬТУРЫ УДК 902.2/904 БРАСЛЕТЫ С ЛЬВИНЫМИ ЛИЧИНАМИ: К ИСТОРИИ ОДНОГО УКРАШЕНИЯ УДК: 903/904 «637»/«639» (574.51 + 574.52) Вопросы изучения поселений эпохи бронзы Северного Притяньшанья ИЗУЧЕНИЕ КОЛЛЕКЦИЙ КАМЕННОГО ИНВЕНТАРЯ В ФОНДАХ АКТЮБИНСКОГО ОБЛАСТНОГО ИСТОРИКО-КРАЕВЕДЧЕСКОГО МУЗЕЯ УДК 902/904 (574.13) УДК 902 ДРЕВНЕЙШИЙ КОЛЕСНЫЙ ТРАНСПОРТ ВОСТОЧНОГО КАЗАХСТАНА (к постановке проблемы)1 УДК 902.2(574) ШАМАНКА, ЖРИЦА, ПРИНЦЕССА? (К изучению статуса женщины сакской эпохи) УДК: 903/904 (574.5) «637» / «638» ДРЕВНИЕ ПЕТРОГЛИФЫ ГОР ХАНТАУ МРНТИ 03.41.01 ТОПОГРАФИЯ И ЛАНДШАФТ ПОСЕЛЕНЧЕСКИХ КОМПЛЕКСОВ БРОНЗОВОГО ВЕКА В СЕВЕРНЫХ РЕГИОНАХ КАЗАХСТАНА

Автордың мақалалары

УДК: 903/904 (574.5) «637» / «638» ДРЕВНИЕ ПЕТРОГЛИФЫ ГОР ХАНТАУ