Басты бет » Материалдар » УДК 94(574) «17/19» ИЗ ИСТОРИИ ПРИНЯТИЯ РОССИЙСКОГО ПОДДАНСТВА КАЗАХАМИ СТАРШЕГО ЖУЗА

М.Р. САТЕНОВА, НС Института истории и этнологии им. Ч.Ч. Валиханова КН МОН РК, А.Б. ШАЛАБАЕВА, руководитель Службы использования и публикации архивных фондов ЦГА РК

УДК 94(574) «17/19» ИЗ ИСТОРИИ ПРИНЯТИЯ РОССИЙСКОГО ПОДДАНСТВА КАЗАХАМИ СТАРШЕГО ЖУЗА

«edu.e-history.kz» электрондық ғылыми журналы № 2(18) 2019

Тегтер: Южный, приставство, империя, Российская, Семиречье, Жетысу, Алатауский, округ, Старший, жуз, султан, батыр, бий, Казахстан.
Аңдатпа:
В статье на основе архивных материалов освещается история принятия российского подданства казахами Старшего жуза. Процесс присоединения казахов Старшего жуза в состав Российской империи продолжался в течение более столетия. Первые документальные источники, свидетельствующие о фактах обращения хана Жолбарыса и влиятельных лиц Старшего жуза к царскому правительству с просьбой принять их под российское покровительство, зафиксированы в конце первой трети XVIII в. Однако, очередное вторжение джунгарских войск в южные казахские степи и убийство хана Жолбарыса, замедлило этот процесс на многие десятилетия. Во второй половине XVIII в. хан Абылай сумел объединить под своим началом многочисленные родоплеменные группы Среднего и Старшего жузов. После его смерти родовые объединения Старшего жуза, кочевавшие на территории Семиречья, переходят под управление его сыновей султанов Адиля и Суюка. Вскоре, подвластные султану Адилю рода племени дулат, провозглашают его ханом. В 1814 г. хан Адиль вынужден был признать протекторат более могущественного кокандского правителя Омар-хана. Следующим этапом в истории принятия казахами Старшего жуза подданства России стало обращение к царским властям султана Суюка Аблайханова. 18 января 1819 г. российское правительство официально признало подвластных султану казахов родов жалайыр, уйсун и части родовых групп шапырашты российскими подданными. В 1824 г. в подданство России вступили еще 14 султанов, потомков хана Абылая. Вместе с тем, процесс оформления региона Жетысу в составе Российской империи проходил в условиях военно-политического противоборства царских властей с Кокандским ханством и Цинской империей. Ключевые слова: Семиречье, Жетысу, Алатауский округ, Старший жуз, султан, батыр, бий, Российская империя, приставство, Южный Казахстан.
Мазмұны:

Введение. Тема принятия казахами Старшего жуза российского подданства затрагивается в исследованиях многих казахстанских ученых. Отдельное исследование посвящено истории создания и функционирования Алатауского округа, являвшегося промежуточным этапом в проводимых царскими властями административно-территориальных мерах по включению региона Жетысу в состав Российской империи. Опубликованы некоторые документы, отражающие этапы данного процесса. Те не менее, большая часть публикаций, освещающих тему принятия казахами Старшего жуза российского подданства, рассматривают данную проблематику в общем историческом контексте. Вместе с тем, следует отметить, что процесс оформления в общеимперское пространство регионов Жетысу и Южного Казахстана, имел свои особенности. Частично, данные территории были присоединены к России в ходе проведения ряда военно-наступательных акций. В этой связи, по-иному выстраивалась и административно-территориальная политика в Семиреченском крае (Жетысу). Несмотря на то, что к середине XIX в. значительная часть родоплеменных групп Старшего жуза стали подданными российского императора, основные районы Семиречья все же оставались вне влияния Российской империи. Большинство кочевавших здесь родов находилось под властью наместников Кокандского ханства. В 1848 г., для осуществления какого-либо контроля над данными территориями, царское правительство учреждает должность пристава при казахах «Большой орды» с местонахождением в укреплении Копал, в северо-восточной части Семиречья. Приставская система, в качестве переходного этапа, становится первым административным органом управления имперских властей на территории Жетысу.

Историографический анализ рассматриваемой темы свидетельствует о том, что необходимо осуществление специального и комплексного изучения вышеозначенной проблематики. В данной статье автор освещает документальные источники и материалы, отражающие отдельные этапы из истории принятия казахами Старшего жуза российского подданства.

Материалы и методы. Источниковедческий анализ процесса оформления казахов Старшего жуза в подданство Российской империи, проведение ряда административно-территориальных мер на территории Жетысу, проводился на основе как опубликованных, так и малоизученных архивных источников. При подготовке статьи были привлечены современные переводы текстов известных писем казахских ханов и султанов, в том числе и посланий хана Жолбарыса к российской императрице Анне Иоановне и начальнику Оренбургской комиссии тайному советнику В.Н. Татищеву. На основе вновь осуществленного тюркологом-востоковедом Т.К. Бейсембиевым перевода с чагатайского тюрки некоторых оригинальных писем представителей казахской правящей элиты, освещены истинные мотивы и причины, побудившие последних к принятию российского подданства, а также связанные с этим ожидания и мотивы.

В качестве исходного материала послужили архивные материалы Центрального государственного архива Республики Казахстан и Российского государственного военно-исторического архива в г. Санкт-Петербург. Вместе с тем, проведен историографический анализ ранее опубликованных научных работ по рассматриваемой тематике. Осуществлено комплексное изучение научной литературы по различным проблемам политической и социальной истории казахского народа XIX в., по региональной истории Казахстана.

Методологической основой исследования являются принципы системно-исторического и сравнительно-сопоставительного анализа фактов, событий и их интерпретаций. При реализации научных изысканий применялся проблемно-хронологический подход.

Обсуждение. Основная часть родоплеменных объединений Старшего жуза издавна располагалась в регионе Жетысу. Отдельные родовые группы размещались по верхнему и среднему течению р. Сырдарьи. Семиреченский край (Жетысу) на протяжении многих веков являлся той территорией, которая привлекала взоры различных государств и народов. Это было связано как с геополитическим месторасположением, обусловившим прохождение здесь отдельных трасс Великого Шелкового пути в эпоху средневековья, так и с благоприятными природно-климатическими условиями способствовавшими развитию здесь разных типов хозяйственной деятельности. К началу XIX в. этот регион сохранял свое стратегическое и этнокультурное значение, по-прежнему оставаясь связующим звеном в торгово-экономическом и политическом смыслах в Центральной Азии.

Согласно сведениям В.В. Радлова и В.Е. Недзвецкого во второй половине XVIII – середине XIX вв. регион Чу-Илийского бассейна к северо-востоку от р. Алматинка занимали различные родоплеменные группы племени дулат. К юго-востоку от них, вдоль левого берега р. Или, от р. Турген и перевала Санташ вплоть до китайских владений располагались кочевки родов племени албан, между рр. Или и Каратал размещались роды племен жалайыр и сары-уйсын. По правой стороне среднего течения р. Или находилось племя суан, по левой стороне Или западнее р. Турген – родовые группы шапырашты и ысты. Северо-восточную часть Семиречья и предгорья Алатау располагались рода садыр и матай племени найман Среднего жуза [1, с. 51]. Отдельные родовые группы шымыр и жаныс племени дулат размещались в юго-западной части Жетысу, а также по верхнему и среднему течению р. Сырдарьи включая окрестности г. Ташкент.

К началу присоединения казахских земель в состав Российской империи, кочевья родов Старшего жуза находились в наибольшей удаленности от районов контролируемых Российской империей. В течение всего XVIII в. земли Старшего жуза беспрерывно являлись объектом притязаний со стороны Джунгарского ханства, а после его разгрома, со стороны Цинской империи. С начала XIX в. свои территориальные посягательства изъявило и усилившееся Кокандское ханство.

В 20–30 гг. XVIII в. часть родоплеменных групп Старшего жуза (сары-уйсун, канглы, шанышклы, албан, суан, ысты и родовой группой шымыр племени дулат) возглавлял хан Жолбарыс, ставка которого находилась в г. Ташкент. Кроме этого, его поддерживал влиятельный Толе-би Алибекулы. В 1733 г. хан Жолбарыс, узнав о принятии российского подданства казахами Младшего и Среднего жуза, посылает через ставку хана Абулхаира в Санкт-Петербург своих людей Аралбая и Аразгельды-батыра с письмом влиятельных старшин Старшего жуза: Толе-би Алибекулы, биев Кодара и Кангельды, батыров Сатая и Болека Караулы. Содержание письма, адресованного русской императрице Анне Иоановне, переводчик Коллегии иностранных дел истолковал как: «…Вам, великой государыне императрице и белой царице, в подданство пришли» [2, с. 103]. Однако, современный перевод Т.К. Бейсембиева показывает, что истинный смысл этих слов расходится с вышеуказанным вариантом перевода текста письма. Буквальное значение этой фразы – «приклоняем голову белому хану, великому падишаху» [3, с. 56].

Таким же образом, неверно истолковывается текста послания хана Жолбарыса императрице Анне Иоановне от 20 апреля 1738 г. В этом письме хан южных казахов выражает желание «сплотиться» с Россией перед вероятным нападением внешнего врага и заверяет «белого падишаха», что «…будем вашими рабами» и «…готовы выполнить любое ваше распоряжение». Но переводчик Оренбургской комиссии трактует данный текст как: «Ея императорскому величеству я, Юлбарыс-хан, в подданство отдаюсь. …и какой е.и.в. указ к нам будет, и мы исполнять готовы» [3, с. 56, 233]. Разными по смыслу является и текст перевода письма хана Жолбарыса от 20 апреля 1738 г. на имя начальника Оренбургской комиссии тайному советнику В.Н. Татищеву осуществленного в XVIII в. татарским толмачом Мансуром Абдурахмановым и современный перевод с чагатйского тюрки тюрколога-востоковеда Т.К. Бейсембиева.

На основе проведенного анализа писем Абулхаира, Кушыка, Жолбарыса, Абулмамбета, Барака и Абылая И.В. Ерофеева излагает истинный смысл мотивов и намерений представителей казахской правящей элиты, побудившей их к принятию российского подданства. Обращаясь к царскому правительству за помощью и поддержкой, они рассматривали свои будущие договорные отношения с русскими государями всего лишь как взаимовыгодный военно-политический союз двух равноправных партнеров под малообязывающим патронатом более сильного и могущественного «белого царя», а вовсе не как вынужденную необходимость привести самих себя и свой народ к нему «в неволю». Однако, царские власти заинтересованные в достижении политического подчинения кочевых племен, переводили тексты писем представителей правящей элиты казахов в более удобной для себя формулировкой «подданство».

19 сентября 1738 г. императрица Анна Иоанновна подписывает грамоту о принятии хана Жолбарыса в российское подданство, которую надлежало вручить адресату начальником Оренбургской комиссии В.Н. Татищевым. Однако, в апреле 1739 г. хан Жолбарыс был убит в Ташкенте во время богослужения в мечети [4, с. 45].

С середины XVIII в. до присоединения всего Старшего жуза к России большинством родоплеиенных групп, кочевавших на территории Жетысу, находились под управлением Абылай-хана и его потомков. После его смерти, с 1781 г. дулатами управлял его второй сын Адиль-султан (ум. в 1815), который почти сразу после вступления в свои права получил от подвластных кочевников ханский титул; в 1816–1832 гг. – старший сын Адиля – султан Абылай по прозвищу Кулан (ум. в 1832) и с 1833 по 1865 г. – младший брат последнего – султан Али (Галлий) Адилев. Племенами жалайыр, сары-уйсын, албан, суан, шапырашты и ысты с конца XVIII в. до середины XIX в. бессменно управлял один младших сыновей Абылай-хана султан Суюк Аблайханов (ум. в 1863) [1, с. 51].

В 1814 г. хан Адиль, потерпев поражение в военном противостоянии с цинскими войсками, вынужден был обратиться за покровительством к кокандскому правителю Омар-хану. Итогом данного договора стала кокандская экспансия Юго-Западного Семиречья и Присырдарьинского региона [5, с. 285-286]. В последующие годы кокандские власти захватили г. Туркестан, построили ряд укреплений на юго-западе Жетысу (Чулак-Курган, Аулие-Ата, Мерке), тем самым вплотную подступив к кочевьям Суюка Аблайханова и подвластных ему родов. С севера казахов Старшего жуза теснили родовые группы племени найман Среднего жуза, сдвигавшие свои кочевья вглубь региона вследствие проводимой царскими властями административно-территориальной политики и активного изъятия земель под вновь создаваемые укрепления.

В этих условиях султан Старшего жуза Суюк Аблайханов, обращается в 1818 г. к российскому императору Александру I с просьбой о принятии его с подведомственными родами в подданство России. Указом императора от 18 января 1819 г. Суюк Аблайханов вместе с 55 тыс. управляемых им казахами официально были провозглашенными российскими подданными. Вслед за ним под российский протекторат в мае 1824 г. вступили еще 14 султанов, сыновей Адиль-хана и внуков Абылай-хана. Но, фактически российскими подданными казахи Старшего жуза стали считаться после подписания султанами и старшинами жуза «обязательства в связи с вступлением в подданство России» 23 июля 1846 г. [6, с. 319].

Южные районы Семиречья (Заилийский край) в этот период все еще находились во власти Кокандского ханства. До середины XIX века Россия пыталась сдерживать проникновение кокандцев вглубь региона, используя дипломатические средства. Так в 1828-1829 гг. российское правительство принимает в Санкт-Петербурге кокандское посольство во главе с Турсун-ходжей судуром. Было предложено разделить сферы кокандских и русских интересов по р. Чу: русские не должны были переходить на ее левый берег, а кокандцы – на правый. Однако кокандцы нарушили соглашение, в Заилийском крае ими было построено ряд укреплений: Пишпек, Токмак и Таучубек.

С целью вытеснения кокандских наместников из Южного Казахстана и Жетысу, оренбургские власти с запада активно возводят ряд укреплений в устье Сырдарьи, в долинах рр. Иргиз и Торгай. Летом 1853 г. царские войска штурмом берут крепость Ак-Мечеть, передовой опорный пункт Кокандского ханства по нижнему течению Сырдарьи. Одновременно со стороны Сибири, в 1845–1846 гг. возводится укрепление Копал.

До введения какого-либо административного управления в Семиречье западносибирская администрация признавала главным над родами Старшего жуза султана племени дулат Али Адилева. Еще в 1824 г. султан Али Адилев, его брат Иралы Алиев и другие знатные представители племени дулат были удостоены офицерскими чинами российской службы [7, л. 5об.–8]. В июне 1846 г. влиятельные представители родов жалаир и чапрашты подали прошение на имя председателя Сибирского пограничного управления генерала Н. Вишневского. В прошении говорилось: «Хотя определено было, чтоб всем уйсюновским народом, как-то дулатовского и пр. рода, состоять под ведомством султана подполковника Алия Адилева, однако ж, мы, по общем совещании с народом нашим, положили намерение быть в отдельности от дулатовцев, и вследствие чего осмеливаемся покорнейше просить Ваше превосходительство для управления нами, джалаирцами и чапрашлинцами (родов асыл-айкумского) назначить главным султаном прежнего нашего султана 8-го класса Сюка Аблайханова, который справедлив, добр, полезен для народа и торговцев всегда готовый к защищению от обид и стеснений… Сверх того, другая причина, побуждающая нас, джалаировцев, быть под ведомством султана Сюка Аблайханова есть та, что мы имеем многих злых на нас людей, кочующих на берегах р. Или, и что, состоя под ведомством султана Алия Адилева, нам не избегнуть вреда их» [6, с. 318]. В числе подписавших прошение были султаны Камбар Аланов, Джангозы, Джочи Суюков. Среди биев племени жалаир: Тленчи Балпыков, Бейбит Кенбабин, Казар Караунбаев, от старшин рода чапрашты прошение подписали Артык Алин, Бортен Кангелдин, Ирмек Алтаев и другие. Подавая это прошение, султан Суюк Аблайханов надеялся на основание из управляемых им родов Старшего жуза отдельного округа и получение в нем должности старшего султана.

Впрочем, султан Суюк Аблайханов и поддерживавшие его старшины, дважды в 1832 и 1843 гг. подавали прошение о введении им системы окружного управления, аналогичной на территории Среднего жуза [6, с. 262–263, 296]. Однако, граф К.В. Нессельроде считал, что управление Старшим жузом, ввиду удаленности от линии и «по многим другим уважениям» не может быть создана «тем же порядком, как Средняя орда». Вместе с тем, министр иностранных дел выражал мнение генерал-губернатора Западной Сибири П.Д. Горчакова, убежденного в преждевременном создании отдельного административного управления на территории Жетысу, и предлагал для политического надзора определить «благонадежного офицера, в виде пристава» [8, с. 258].

В своем представлении от 17 апреля 1847 г. российскому императору Николаю I управляющий Министерством иностранных дел К.В. Нессельроде о введении особого управления в Старшем жузе, писал: «Генерал-губернатор Западной Сибири, извещая ныне о счастливых последствиях всех сих распоряжений, представляет, что для большего еще упрочения влияния России над племенами Большой орды, он находил бы полезным и даже необходимым главных родоначальников, султанов Сюка Аблайханова, Галлия, Гакима и Рустема утвердить в их начальствовании (от высочайшего ли имени, или, по крайней мере, местным распоряжением главного начальства Западной Сибири, как то делается в округах Средней орды для старших султанов), и вместе с тем присвоить им равное с сими последними содержание» [6, с. 335]. Мера эта, по мнению Нессельроде, «принесет существенную пользу, привязав первенствующих киргиз личными выгодами к России и положив некоторое начало лучшему впоследствии устройству. Независимо от сего, с предположенным занятием в свое время твердой ногой Семиреченского края, он полагал бы: для ограждения Большой орды от притеснений и для политического за ними надзора определить к ним благонадежного штаб-офицера, в виде пристава, с содержанием, правами и обязанностями по соглашению о сем с Министерством иностранных дел». Султаны со следующего года с открытием здесь приставства будут считаться на государственной службе, надзор за ними будет осуществлять назначенный пристав Большой орды из числа офицеров, непосредственно подчиненный западно-сибирскому генерал-губернатору».

Так, в 1848 г. утверждается должность пристава при казахах «Большой орды» центром управления в укреплении Копал, на северо-востоке части Жетысу. Как и в других регионах Казахстана, для усиления своего влияния среди казахов Семиречья, колониальные власти активно привлекали на свою сторону влиятельных старшин Старшего жуза. «Инструкция для пристава при киргизах Большой Орды» от 10 января 1848 г. гласила: «…Представляется надежнейшим способом с благоразумием поддерживать значение утвержденных главным местным начальством старших в Большой орде султанов, внушая им, что за покровительство и доверенность правительства обязаны они соразмерною к нему преданностью и покорностью» [9, л. 1об.]. При этом вышеназванный пристав обязан «иметь за их верностью неослабное наблюдение, не вмешиваясь без особенной необходимости во внутренние их распоряжения, а, если бы подобная необходимость когда-либо встретилась», то о действиях своих пристав должен был «немедленно доносить генерал-губернатору Западной Сибири неипаче же воздерживаться от вступления в какое-либо частное разбирательство тяжб и взаимных расчетов сих киргизов между собою; в тех же случаях, когда они сами по подобным делам будут к Вам (приставу, – С.М.) обращаться, – имеет ограничиваться токмо внушениями и добрыми советами, избегая настояния, а паче того угроз».

На должность пристава казахов «Большой Орды» 18 января 1848 г. был назначен майор, барон Морец Миронович Врангель, который занимал эту должность до 1850 г. Врангель происходил из лифляндских дворян, закончил II Кадетский корпус, в 1843-1845 гг. в чине капитана принимал участие в кавказских войнах [10, с. 146].

Вступление старшего султана в должность обычно сопровождалось традиционными для казахских кочевников обрядами: организацией празднеств, награждением почетных казахов, раздачей подарков. Российская администрация, возлагая на султана не столько реальную, сколько символическую власть, стремилась следовать определенным образцам поведения, тем самым демонстрируя потребность сохранения в неизменном виде основные принципы взаимоотношений в кочевом обществе и получения поддержки со стороны родоплеменной знати.

Проведение вышеуказанной миссии было возложено на начальника Пограничного управления А. Вишневского. В 1847 г. генерал-губернатор Западной Сибири П.Д. Горчаков отправляя полковника Вишневского в Семиречье, чтобы провозгласить главными султанами Старшего жуза Али Адилева, Суюка Аблайханова и Хакимбека Куланова, при этом предписал ему воздержаться от утверждения старшим султаном Рустема Абулфеизова. Командир Отдельного Сибирского корпуса указывал, что означенный султан не в достаточной степени доказал свою преданность российскому правительству [11, с. 32]. В отношении султана Рустема начальнику Пограничного управления было предложено ограничиться лишь награждением его золотой медалью. Хотя, согласно исследованиям Г.С. Султангалиевой, в апреле 1847 г. Рустем Абулфеизов какое то время исправлял должность управителя родами племени дулат [10, с. 258]. Насколько верным является данное свидетельство, автору еще предстоит уточнить.

Формально родами Старшего жуза управляли старшие султаны. Однако, утвержденный коллегиальный порядок рассмотрения вопросов давал возможность российской администрации ограничивать власть старшего султана и проводить через него собственные решения. На первых порах старший султан избирался преимущественно только из числа султанов, которые принадлежали к числу потомков Чингисхана. Он имел чин майора российской службы (чин VIII класса), считался чиновником поставленным во главе местного правления и получал жалованье в размере 343 руб. в год. За девятилетнюю службу старший султан имел право на потомственное дворянское звание. В случае отставки или срочной смены он оставался в числе почётных султанов. Со временем семиреченские власти стали нарушать исключительное право чингизидов занимать высшие административные должности. Так, в октябре 1849 г. командир Отдельного Сибирского корпуса П.Д. Горчаков доложил министру иностранных дел графу К.В. Нессельроде, о том, что «родоначальники и бии джалаирского и чапраштинского отделений подали Приставу при киргизах Большой Орды барону Врангелю» прошение на имя генерал-губернатора, где ходатайствовали перед о смене старшего султана Суюка Аблайханова, объясняя свое решение тем, что «он по преклонности лет не может управлять народом» [12, л. 1]. На место же старшего султана влиятельные представители означенных родов просили назначить султана рода супотай племени жалаир Камбара Аланова. В своем представлении генерал-губернатор Горчаков писал: «По засвидетельствовании барона Врангеля, Сюк действительно не в силах исправлять свою должность и потому замещение его султаном Камбаром признаю я необходимым, но принимая в уважение постоянную и примерную преданность правительству Сюка в течение 20 лет имею честь покорнейше просить ходатайства, Вашего Сиятельства о всемилостивейшем пожаловании ему не в пример другим пожизненного пенсиона в 343 руб. серебром ежегодно».

Однако, уже в следующем 1850 г. султан Камбар Аланов был смещен с занимаемой должности, по причине перехода его сына и ряда казахских старшин на сторону Коканда во время русско-кокандских вооруженных столкновений под укреплением Таучубек. Старшим султаном родов жалаир и чапрашты вновь назначили Суюка Аблайханова, которого в 1852 г. сменил его сын – султан Джангозы Суюков. Незадолго до этого, в 1850 г. на место старшего султана «адбановских и сувановских волостей» Хакимбека российскими властми был утверден султан Тезек Нуралиев. Согласно сведениям К.Ш. Хафизовой, происхождение султана Тезека ведется от хана Аблая. Дедом Тезека был сын Аблая султан Адиль, а отцом – Нуралы, который в родословной составленной цинскими властями, назван седьмым сыном Адиля по имени Пула (Нура). В каком именно родстве состоял султан Тезек со старшим султаном Хакимбеком, автору данного исследования неизвестно. В архивном источнике РГИА султан Тезек обозначен как приемный сын Хакимбека [12, л. 11об.].

В период последующего обсуждения изменений в управлении казахами Старшего жуза, выдающимся казахским ученым Ч.Ч. Валихановым была написана статья, широко известная научной общественности под названием «Об управлении казахами Большой орды». Эта работа подготовлена в 1856 г. как официальная записка от имени генерал-губернатора Западной Сибири Г.Х. Гасфорда, адъютантом у которого был Ч.Ч. Валиханов после посещения им Семиречья. В данной записке автор приводит мысль о разумном управлении казахами Старшего жуза, с участием представителей от кочевого населения края: «… признаем нужным назначить ему (приставу, – С.М.) собственно по заведыванию кайсаками и гражданскими сношениями помощника от граданских лиц и постоянного депутата от кайсаков, с тем, чтобы депутат этот был избираем от кайсаков на три года по общему их согласию» [13, с. 229]. Валиханов указывал на то, что «с занятием Заилийской долины и поступлением в подданство России части дикокаменных киргиз значение пристава при кайсаках Большой Орды получает большую важность и более шире становится круг его действий… При таких условиях необходимо, кроме одного заведывания кайсаками, подчинить приставу непосредственно и все войска, в Илийском находящиеся, и главное заведывание этим краем, дабы, таким образом, сосредоточив в одних руках военное и гражданское управление». С этим западносибирский генерал губернатор связывал расширение полномочий окружного управления, находящегося в пограничной территории, а Ч.Ч. Валиханов – ослабление произвола военной власти, подчинение ее гражданскому управлению. Гасфорд предлагал вместо приставства «Большой Орды» образовать в Семиречье Илийский округ. Однако, российским правительством термин этот был отвергнут. Вместе с тем, Ч.Ч. Валиханов считал более правильным назвать новый край Алатауским округом. 3 ноября 1856 г. император Николай I подписал указ об упразднении приставства и образовании в составе Семипалатинской области на правах внешнего окружного приказа Алатауского округа [14, л. 2]. В июне 1858 г. начальником округа назначается майор Г.А. Колпаковский, сменивший на этом посту майора Перемышльского.

21 октября 1860 г. вблизи Узун-Агача произошло решающее сражение, в котором русские отряды под руководством подполковника Г.А. Колпаковского наносят крупное поражение значительным силам кокандцев. Последовавшие за этим событием значительные победы русских войсков над кокандцами привели к полному присоединению регионов Жетысу и Южного Казахстана к Российской империи.

К концу 60-х гг. XIX века российское правительство приступило к проведению очередных военно-политических и административно-правовых преобразований на территории Семиреченского края. 11 июля 1867 г. был издан Указ об учреждении Туркестанского генерал-губернаторства и Проект Положения об управлении Семиреченской и Сырдарьинской областей. Казахи Старшего жуза окончательно становятся частью Российской империи. Наблюдается активное заселение региона Жетысу крестьянами-переселенцами.

Заключение. По мере вовлечения казахов Старшего жуза в сферу влияния Российской империи, начал меняться и характер взаимоотношений представителей правящей элиты Семиреченского края с колониальными властями. Султаны региона постепенно утратили свое социально-экономическое и политическое влияние в крае. Уже в период дальнейшего продвижения российских властей в Жетысу наблюдается активное вовлечение влиятельных представителей казахской знати в различные структуры военно-административного управления. Постепенное ограничение родовых прав знатных представителей привело к превращению их в обычных служилых российских чиновников. Наряду с падением влияния султанов в последующие десятилетия XIX века уменьшилось и значимость батыров, как отдельного общественно-политического института. Стабилизация политической ситуации в регионе вела к отмиранию данной социальной категории.

Кочевое население региона приравнивается в правах и обязанностях к сельским обывателям. Внутренний быт кочевников-казахов сохранялся, при условии, если это не противоречило основным началам Временного положения 1868 г.

Литература:

1 Ерофеева И.В. Политические объединения казахов под протекторатом России и среднеазиатских государств (вторая половина XVIII – XIX в.) // Историко-культурный атлас казахского народа. – Алматы: Print-S, 2011. – С. 51–59.

2 Казахско-русские отношения в XVI–XVIII веках. Сборник документов и материалов. – Алма-Ата: Изд-во АН КазССР, 1961. – 742 с.

3 Эпистолярное наследие казахской правящее элиты 1675–1821 гг. Сборник исторических документов в 2-х томах / Сост. и ответств. ред. И.В. Ерофеева. – Алматы: АО «АБДИ Компани», 2014. – Т. 1. – 696 с.

4 Путевые дневники и служебные записки о поездках по южным казахским степям. XVIII–XIX века / История Казахстана в русских источниках XVI–XX веков. – Т. 6. – Алматы: Дайк-Пресс, 2007. – 516 c.

5 Бейсембиев Т.К. Южный Казахстан в конце XVIII – первой трети XIX в. // История Казахстана с древнейших времен до наших дней. В пяти томах. – Т. 3. – Алматы: Атамұра, 2000. – 766 с.

6 Казахско-русские отношения в ХVIII–ХIХ веках. Сборник документов и материалов. – Алма-Ата: Изд-во «Наука», 1964. – 575 с.

7 ЦГА РК. Ф. 3. Оп. 1. Д. 20.

8 Султангалиева Г.С. От пристава к приставству: политика Российской империи в Казахской Степи в первой половине XIX в. // Кочевые народы Центральной Азии в XVIII–XIX вв.: сравнительно-исторический анализ политики Российской империи. Сборник научных статей. – Алматы: Қазақ университеті, 2015. – 293 с.

9 РГИА. Ф. 1291. Оп. 81. Д. 206.

10 Безвиконная Е.В. Административно-правовая политика Российской империи в степных областях Западной Сибири в 20-60 гг. XIX века. – Омск: Издательство ОГИ , 2005. – 239 с.

11 Оразов Р.Е. Абылайханов Сүйік // Алматы қаласының тарихи тұлғалар келбетінде. – Алматы, 2009. – 336 с.

12 РГИА. Ф. 1291. Оп. 81. Д. 214.

13 Валиханов Ч.Ч. Собрание сочинений в пяти томах. – Т. 1. – Алма-Ата: Главная редакция Казахской советской энциклопедии, 1984. – 460 с.

14 ЦГА РК. Ф. 345. Оп. 1. Д. 553.

References:

1 Еrofeeva I.V. Politicheskie ob"edineniya kazahov pod protektoratom Rossii i sredneaziatskih gosudarstv (vtoraya polovina XVIII – XIX v.) // Istoriko-kul'turnyj atlas kazahskogo naroda. – Almaty: Print-S, 2011. – S. 51–59.

2 Kazahsko-russkie otnosheniya v XVI–XVIII vekah. Sbornik dokumentov i materialov. – Alma-Ata: Izd-vo AN KazSSR, 1961. – 742 s.

3 Epistolyarnoe nasledie kazahskoj pravyashchee elity 1675–1821 gg. Sbornik istoricheskih dokumentov v 2-h tomah / Sost. i otvetstv. red. I.V. Еrofeeva. – Almaty: AO «ABDI Kompani», 2014. – T. 1. – 696 s.

4 Putevye dnevniki i sluzhebnye zapiski o poezdkah po yuzhnym kazahskim stepyam. XVIII–XIX veka / Istoriya Kazahstana v russkih istochnikah XVI–XX vekov. – T. 6. – Almaty: Dajk-Press, 2007. – 516 c.

5 Bejsembiev T.K. YUzhnyj Kazahstan v konce XVIII – pervoj treti XIX v. // Istoriya Kazahstana s drevnejshih vremen do nashih dnej. V pyati tomah. – T. 3. – Almaty: Atamұra, 2000. – 766 s.

6 Kazahsko-russkie otnosheniya v ХVIII–IХ vekah. Sbornik dokumentov i materialov. – Alma-Ata: Izd-vo «Nauka», 1964. – 575 s.

7 CGA RK. F. 3. Op. 1. D. 20.

8 Sultangalieva G.S. Ot pristava k pristavstvu: politika Rossijskoj imperii v Kazahskoj Stepi v pervoj polovine XIX v. // Kochevye narody Central'noj Azii v XVIII–XIX vv.: sravnitel'no-istoricheskij analiz politiki Rossijskoj imperii. Sbornik nauchnyh statej. – Almaty: Қazaқ universitetі, 2015. – 293 s.

9 RGIA. F. 1291. Op. 81. D. 206.

10 Bezvikonnaya Е.V. Administrativno-pravovaya politika Rossijskoj imperii v stepnyh oblastyah Zapadnoj Sibiri v 20-60 gg. XIX veka. – Omsk: Izdatel'stvo OGI , 2005. – 239 s.

11 Orazov R.Е. Abylajhanov Sүjіk // Almaty қalasynyң tarihi tұlғalar kelbetіnde. – Almaty, 2009. – 336 s.

12 RGIA. F. 1291. Op. 81. D. 214.

13 Valihanov CH.CH. Sobranie sochinenij v pyati tomah. – T. 1. – Alma-Ata: Glavnaya redakciya Kazahskoj sovetskoj enciklopedii, 1984. – 460 s.

14 CGA RK. F. 345. Op. 1. D. 553.

М.Р. Сәтенова,  

ҚР БҒМ Ш.Ш. Уәлиханов ат. Тарих және этнология институтының ғылыми қызметкері

А.Б. Шалабаева, ҚР МСМ Орталық мемлекеттік архивінің архив құжаттарын пайдалану және жариялау қызметінің басшысы

ҰЛЫ ЖҮЗ ҚАЗАҚТАРЫНЫҢ РЕСЕЙ БОДАНДЫҒЫН ҚАБЫЛДАУ ТАРИХЫНАН

Түйін. Мақалада архив материалдары негізінде Ұлы жүз қазақтарының Ресей бодандығын қабылдау тарихына туралы жазылған. Ұлы жүз қазақтарын Ресей империясына қосу процесі ғасырдан астам уақыт бойы жалғасты. Жолбарыс хан мен Ұлы жүздің ықпалды тұлғалары патшалық үкіметке Ресейдің қамқорлығына алуы туралы өтінішпен жүгінген фактілерді куәландыратын алғашқы құжаттық дерек көздері XVIII ғасырдың бірінші жартысында жазылған. Алайда, Жоңғар әскерлерінің оңтүстігіндегі қазақ даласына келесі басып кіруі және Жолбарыс ханның өлтірілуі, ондаған жылдар бойы бұл процессті баяулатты.

XVIII ғасырдың екінші жартысында яғни 1771 жылы қазақтардың аға ханы болып жарияланған Абылай хан өз билігі бойынша Орта және Ұлы жүздердің көптеген тайпалық топтарын біріктірді. Оның өлімінен кейін Ұлы жүздегі руларды біріктіріп, Жетісу аумағында көшіп жүрген руларды оның ұлдары Әділ мен Сүйік басқарды. Көп ұзамай, Дулат тайпасы Әділ сұлтанға бағынып, оны хан деп жариялайды. 1814 жылы қайтыс болғанға дейін, Әділ хан күшті Қоқан билеушісі Омар-ханның билігін амалсыздан мойындап өзі басқаратын рулар  оның протекторатын қабылдады.

Ұлы жүз қазақтарының Ресей бодандығын қабылдаудың келесі кезеңі, Сүйік Аблайхановтың патша билігіне жасаған үндеуі болатын. 1819 жылдың 18 қаңтарында Ресей билігі сұлтанның қол астындағы жалайыр, үйсін және шапырашты руларының кейбір топтарын Ресей бодандығын ресми қабылдағанын мойындады. 1824 жылы тағы 14 сұлтан, Абылай ханның ұрпақтары Ресей бодандығына кірді. Сонымен қатар, Жетісу аймағын Ресей империясының құрамына кіру процесі патшалық биліктің Қоқан хандығы мен Цин империясымен әскери-саяси қарсыласу контексін де әкелді. Осыған байланысты, патшалық Ресейдің Жетісу аймағының әкімшілік-аумақтық құрылысын реттеу мәселесін XIX ғасырдың 60-шы жылдардың соңына дейін кешіктірді.

Түйін сөздер: Жетісу, Алатау округі, Ұлы жүз, хан, сұлтан, батыр, би, Ресей империясы, бодандық, Оңтүстік Қазақстан.

M.R.Satenova,  

Research fellow CS MES RK Institute of History and Ethnology named after Ch. Ch. Valikhanov

A.B.Shalabaeva, 

Head of the Office of the use and publication of archival funds Central State Archive of the ISS RK

FROM THE HISTORY OF THE ACCEPTANCE OF RUSSIAN GOVERNMENT BY THE KAZAKHS OF THE SENIOR ZHUZ

 In the article on the basis of archival materials the history of the adoption of Russian citizenship by the Kazakhs of the Senior Zhuz. was highlighted The process of joining the Kazakhs of the Senior Zhuz to the Russian Empire continued for more than a century. The first documentary sources testifying to the facts of the appeal of Khan Zholbarys and influential persons of the Senior Zhuz to the tsarist government with a request to take them under Russian patronage were recorded at the end of the first third of the 18th century. However, the next invasion of Dzungar troops into the southern Kazakh steppes and the killing of Khan Zholbarys slowed down this process by many decades.

In the second half of the XVIII century Abylai khan, proclaimed in 1771 as the senior khan of the Kazakhs, managed to unite under his authority numerous tribal groups of the Middle and Senior Zhuzes. After his death, the clan associations of the Elder Zhuz, who roamed the territory of Semirechie, came under the control of his sons, the sultans Adil and Suyuk. Soon, subject to the Sultan Adil of the Dulat tribe, proclaim him Khan. Shortly before his death, in 1814, Khan Adil was forced to acknowledge the protectorate of the more powerful Kokand ruler Omar-Khan over himself and his clans.

The next stage in the history of the adoption of the citizenship of Russia by the Senior Zhuz of Russia was an appeal to the royal authorities of Sultan Suyuk Ablaykhanov. On January 18, 1819, the Russian government officially recognized the Zhalayir, Uysun tribes under the authority of the Sultan of the Sultan, and parts of the Shapyrashta clan groups of Russian subjects. In 1824, another 14 sultans, descendants of Khan Abylay, entered the citizenship of Russia. At the same time, the process of formalizing the Zhetysu region as part of the Russian Empire took place under the conditions of the military-political confrontation of the royal authorities with the Kokand Khanate and the Qing Empire. In this regard, the administrative-territorial arrangement of the Semirechie Territory under the authority of Tsarist Russia was delayed until the end of the 60s. XIX century.

Keywords: Semirechye, Zhetysu, Alatau district, Senior zhuz, sultan, batyr, biy, Russian empire, bailiff, South Kazakhstan.


Пікір жоқ

Пікір қалдыру үшін кіріңіз немесе тіркеліңіз

Қаралуы: 50

Рецензиялар жоқ

Жүктеу

Сатенова _Статья 2.doc 0.12 MB

Санат

Пәнаралық зерттеулер Әдістемелік еңбектер Макро- және микротарих Отан тарихы. Зерттеудің жаңа әдістері Жас ғалымдар зерттеулері Сын. Пікір

Тақырып бойынша мақалалар

ҚАЗАҚ ХАНДЫҒЫ ЖӘНЕ «МӘҢГІЛІК ЕЛ» ИДЕЯСЫ ВОПРОСЫ ИЗМЕНЕНИЯ СУДЕБНОЙ СИСТЕМЫ НА ТЕРРИТОРИИ КАЗАХСТАНА В ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫХ АКТАХ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ ЦЕННЫЙ ВКЛАД В НУМИЗМАТИКУ ЧИНГИЗИДОВ КАЗАХСТАНА Царское законодательство XIX века о земельном вопросе в Казахстане УДК 930.2: 94 (574) Материалы Сибирского комитет как источник изучения истории Казахстана в составе Российской империи УДК 930.2: 94 (574) Из опыта изучения законодательных источников по истории Казахстана VIII-начала XX века 930:929 The study of heritage Ahmet Baitursynov and his adherents in the period of independence of Kazakhstan УДК: 903/904 «637»/«639» (574.51 + 574.52) Вопросы изучения поселений эпохи бронзы Северного Притяньшанья ХАРАКТЕРИСТИКА ОСНОВНЫХ ПРИЧИН ОБОСТРЕНИЯ ЗЕМЕЛЬНОГО ВОПРОСА В СЕМИРЕЧЕНСКОЙ ОБЛАСТИ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX ВЕКА ӘОЖ 94:930.1:903/904] (574) РАЙЫМБЕК батыр және оның кесенесінің салыну тарихынан 930.2 СЕМЕЙ ІШКІ ОКРУГЫНЫҢ ҚҰРЫЛУЫ: ТАРИХНАМАЛЫҚ АСПЕКТ УДК 94(574) «17/19» ИЗ ИСТОРИИ ПРИНЯТИЯ РОССИЙСКОГО ПОДДАНСТВА КАЗАХАМИ СТАРШЕГО ЖУЗА

Автордың мақалалары

УДК 94(574) «17/19» ИЗ ИСТОРИИ ПРИНЯТИЯ РОССИЙСКОГО ПОДДАНСТВА КАЗАХАМИ СТАРШЕГО ЖУЗА