Басты бет » Материалдар » УДК 902/903 «632» (574) НОВЫЕ ДАННЫЕ К УСТАНОВЛЕНИЮ ВРЕМЕНИ УГАСАНИЯ ЖИЗНИ ШАВГАРА (ГОРОДИЩЕ ШОЙТОБЕ, ТУРКЕСТАНСКИЙ ОАЗИС)

Е.А. СМАГУЛОВ, Институт археологии им. А.Х. Маргулана, Казахстан, Алматы

УДК 902/903 «632» (574) НОВЫЕ ДАННЫЕ К УСТАНОВЛЕНИЮ ВРЕМЕНИ УГАСАНИЯ ЖИЗНИ ШАВГАРА (ГОРОДИЩЕ ШОЙТОБЕ, ТУРКЕСТАНСКИЙ ОАЗИС)

«edu.e-history.kz» электрондық ғылыми журналы № 4 (16) 2018

Тегтер: комплекс, городище, слой, культурный, строительный, шахристан, горизонт, керамический, фалс
Аңдатпа:
В статье публикуются новые данные по хронологии верхнего строительного горизонта городища Шойтобе (Туркестанский оазис). Продолженные на городище стратиграфические и топографические исследования окончательно убеждают в том, что город прекратил свое существование в первой четверти XIV в. Это городище по всем основным параметрам единственное в регионе, которое может быть памятником исторического города Шавгар, средневековой столицы округа. Об этом свидетельствуют как новые обширные комплексы глазурованной керамики, так и нумизматическая коллекция, полученная в ходе раскопок на шахристане.
Мазмұны:

Введение. Одним из крупнейших археологических памятников, который будет включен в зону застройки нового областного центра Туркестанской области - города Туркестан является городище Шойтобе (координаты: 43014`33.272``; 68017`45.568``). Городище расположено в 6 км к ЮВ от мавзолея Ходжа Ахмета Ясави. Со времен работ ЮКАЭ (под руководством А.Н. Бернштама) в 50-х годах прошлого века, здесь вполне аргументированно локализуется исторический город Шавгар, отождествляемый со столицей округа/вилаята, центром общественно-политической жизни в этом регионе. В связи с разработкой нового генплана города Туркестан у Шойтобе есть перспектива со временем стать его оригинальной достопримечательностью или же быть стертым с лица земли строительной техникой. В связи с этим Туркестанской археологической экспедицией Института археологии им. А. Маргулана МОН РК начаты стационарные археологические исследования этого памятника.

История изучения. По сведениям средневековых арабо-персидских письменных источников столицей округа, расположенного между Отраром и Саураном, называется город Шавгар. При его локализации обычно приводят сведения географа Х века Аль-Истахри, который писал: «…от Кадара (главный город округа Фараб – С.Е.А.) до Шавагара день пути. От Шавагара до Сабрана (Саурана - С.Е.А.) легкий дневной переход» [1, с.94].

И если, В.В. Бартольд, был очень осторожен в своих локализациях, то М.Е. Массон, усомнился в его предположениях. М.Е. Массон локализовал на территории к югу от мавзолея поселение Ясы, «упоминаемое в исторической литературе с эпохи монгольского завоевания» [2, с.40; 3, с.32] и, тем самым, не оставил места для локализации вблизи мавзолея еще одного крупного города. Так что, для исторического Шавгара надо было искать другое место локализации.

Первые сплошные археологические обследования Туркестанского района, проведенные Южно-Казахстанской археологической экспедицией (ЮКАЭ), позволили более конкретно локализовать Шавгар письменных источников. В пяти километрах к юго-востоку от городища Туркестан было обнаружено городище Шойтобе. Ряд топографических признаков и отсутствие на поверхности памятника массовых находок, датируемых временем, когда упоминания о Шавгаре исчезают со страниц письменных источников (ХIII - ХIV вв.), дали основание отождествить городище Шойтобе с остатками исторического города Шавгар. А.Н. Бернштам вполне обоснованно и конкретно помещал Шавгар на городище Шойтобе. Он писал по этому поводу: «Чуй-тобе [Шойтобе – С.Е.А.] имеет большее право претендовать на родство с Шавгаром-Ясы и по характеру подъемного материала, и по плану сравнительно с городищем, где стоит мавзолей [т.е. с городищем Ески Туркестан – С.Е.А.]. Последнее следует рассматривать в связи с монголо-тимуридским Туркестаном» [3, с.81]. Эту локализацию поддержали Агеева Е.И., Пацевич Г.И. [1, с.94-95] и первоначально Байпаков К.М. [4, с.293-294].

Как и следовало ожидать, исторические судьбы и историография этих исторических городов – Ясы, Шавгар, Туркестан  оказались так переплетены, что надежная локализация одного из них влекла локализацию и остальных [5]. Естественно, что основные аргументы в разрешении этой проблемы были получены в результате систематических археологических исследований. 

Исследование памятника. В результате проведенные в начале 80-х годов стратиграфических исследований на холме Культобе, вскрыты культурные наслоения, датируемые от середины 1 тыс.н.э. до начала ХIV в. Тем самым, было установлено, что город Ясы-Туркестан имел самостоятельную историческую судьбу и его древнему и раннему этапу соответствует археологический комплекс слоев под холмом Культобе на юго-восточной окраине городища Ески Туркестан, т.е. позднесредневекового Туркестана [6; 7, с.268-273]. Здесь археологическими исследованиями последних лет открыто здание замка и часть крепостной стены древней цитадели, получен комплекс древнейших находок, среди них и кушанские монеты, и тем самым нижняя граница стратиграфической шкалы Культобе  «отодвинута» в I - II вв н.э. (или же II-I вв. до н.э.?). Верхнюю хронологическую границу Древней цитадели можно связать с находками кушанских монет середины II в.н.э.  [8; 9].

Естественно, что теперь не остается сомнений в локализации города Шавгар на городище Шойтобе, поскольку в районе нет другого археологического памятника, подходящего на роль «столичного» города. Имеющиеся археологические материалы и наблюдения не противоречат этому предположению.

 В настоящее время городище Шойтобе представляет собой двухъярусный бугор неправильной овальной формы, вытянутый длинной осью с запада на восток, размерами 360х275 м. Нижняя площадка охватывает основной холм/цитадель городища с востока, севера и запада. Более плотная застройка наблюдается на восточной части, здесь ее высота -3,0м, -3,5 м, площадь 170х150 м., где более мощные культурные отложения. С севера и запада вокруг цитадели пониженная территория, заливаемая ныне вешними талыми и дождевыми водами. Далее расположены участки с массивами застройки и по всему внешнему периметру просматриваются развалы крепостных стен с регулярно расположенными небольшими холмиками, вероятно, руинами крепостных башен (по традиции будем называть эту часть городища «шахристаном»). С наружной стороны крепостной стены устроен крепостной ров. Следы его хорошо фиксируются в топографии памятника. Примерно в середине южной стороны возвышенности шахристана поднимается мощный бугор цитадели городища. Он также несколько вытянут по оси с запада на восток и имеет площадь в основании 180х90 м, высотой до 12 м. Верхняя площадка плоская, диаметром около 60 м.

Обследование окрестностей Шойтобе и анализ крупномасштабных аэрофотоснимков местности показал, что городище расположено между широкими саями руслами древних рек. С северной и северо-восточной стороны к стенам шахристана примыкают возвышенные участки неправильной формы со следами застройки. Они прослеживаются на расстояние 200-400 м к северо-востоку от стен шахристана. Эта территория, по всей видимости, не имела самостоятельной системы укреплений. В 600 м и 1500 м к востоку от центра цитадели Шойтобе эти возвышенности более выражены. На них можно поднять редкие здесь фрагменты керамики. Значительно больше подъемной керамики на местности в 500 м к северо-востоку от городища. Здесь на участке четырехугольной формы размерами 400 х 380 м. наблюдается скопление разновысоких и разноплановых по конфигурации холмов явно искусственного происхождения Высота их от 1,0 до 3,0 м. На этой территории есть пониженные участки, явно, некогда свободные от плотной застройки.

Первоначально, около 20-ти лет назад, мы характеризовали этот участок как «городище Шойтобе II», полагая, что только здесь локализуются слои XIII - XIV вв. Теперь же, после проведенных дополнительных наземных обследований, использования дрона для аэро-фото фиксации, анализа доступной космосъемки мы убеждаемся, что площадь застройки вокруг всего шахристана Шойтобе была в несколько раз обширней и охватывала основное городище практически со всех сторон, занимая площадь примерно в один километр квадратный (!).

Нами была предложена рабочая гипотеза, что после разгрома города (Хорезмшахом?) и последовавшего монгольского завоевания региона жизнь в городе возобновилась лишь местами на шахристане, а выселившиеся жители основали новое поселение рядом с развалинами старого города. Это поселение просуществовало недолго в рамках ХIII - начала ХIV вв., а потом, в условиях обострившейся политической обстановки, жители  переселились в быстро росший в это время (ХIV - ХV вв.) город Ясы (Туркестан). Как известно, некоторое достаточно краткое время после монгольского завоевания города Средней Азии не имели крепостных стен. Что мы и видим на данном поселении. По требованию монгольских правителей в покоренных странах разрушались крепостные стены городов, так как это облегчало управление «взнузданными народами».

Проверить эту гипотезу можно только с помощью нового цикла археологических исследований. Для этого нами на восточной окраине шахристана разбит раскоп №4. Общая площадь его 400 кв.м. Он расположен так, что охватывает склон холма до основания и участок 15х15 м внутренней застройки. При снятии первого штыка были зафиксированы следы оснований двух тандыров. Еще два тандыра и слабо выраженные глинобитные и сырцовые стены 6-7 помещений зафиксированы при снятии второго штыка. Сохранность стен и внутренних конструкций в помещениях, ограниченность площади раскопа (только два помещения попали в раскоп полностью), не позволяют полностью и в деталях представить планировку застройки на этом «пристенном» участке городища по уровню ВСГ. Однако совершенно ясно, что здесь мы имеем застройку вполне ординарными жилыми комплексами (жилищами) из 2-3 помещений, вплотную пристроенных к крепостной стене. Основным помещением в них было центральное жилое с обширной суфой, занимавшей большую часть помещения и с тандыром в ней. Внутри, у входа в помещение устраивалась площадка, зачастую вымощенная целыми или обломками жженных квадратных кирпичей. Под вымосткой, в центре площадки, делался ташнау – небольшой колодец с устьем перекрытым кирпичом для слива грязной воды. Тандыр (диаметр по основанию 0,60 - 0,75 м) устраивался так, что один его бок был у края суфы и в нем делалось или круглое отверстие-поддувало, или же небольшая топка в виде отверстия на уровне пола. Топились они «по черному»; дымоходы в суфах отсутствуют. Стенки тандыров были высотой до 0,5-0,6 м и изнутри они «украшены» врезанными гребенкой линиями. Вход в это жилое помещение вел через небольшую прихожую, которая использовалась для хранения дров и всяких хозяйственного инструментария. Здесь же устраивались ямы-хранилища, закрома.  Другая кладовка обычна за задней стеной жилой комнаты.

Керамический комплекс. При расчистке помещений была получена небольшая коллекция изделий из бронзы, кости, керамики. Самой массовой категорией находок были фрагменты разнообразных бытовых керамических сосудов. Вся полученная из ВСГ Шойтобе керамика относится по составу основы черепка к классу лессово-глиняной или красноглиняной. Кашинные черепки нами не встречены в достаточном количестве, чтобы говорить о заметном присутствии в керамическом комплексе этого класса посуды. Хотя свидетельств местного производства красноглиняной глазурованной посуды уже получено предостаточно. 

По форме, глазурованные сосуды - это блюда, различного типа чаши и тарелки, кувшины, светильники. Сосудыпокрывалисьпрозрачнойсвинцовойполивой.Окраскасвинцовых полив, как известно,достигаласьпримесямиглавнымобразомокисловмедиижелеза, добавляемыхвразныхпропорцияхисочетанияхсдругимивеществами.По цветуглазуривыделяютсяколористическиеотделы,апотехникеисполнения декора/орнаментациихарактеризуютсяразличныедекоративныегруппы(или семейства).Тот илиинойцвет красок и глазуридостигался,использованиемвразных пропорциях особыхминеральныхкрасителей.

Традиционно в Средней Азии производство глазурованной посуды и в послемонгольское время оставалось в сфере ближневосточной гончарной традиции, хотя в это время все сильнее стало проявляться влияние китайских ремесленных центров. Это относится как к технологической стороне, так и к художественному оформлению сосудов. Интересно, что в это время в обиходе одной семьи могли быть сосуды, изготовленные в разных художественно-технологических традициях, в которых глазурь и орнамент решен в различных цветовых гаммах.

В практически синхронных комплексах на сосудах открытых форм (блюда, чаши) можно различать две разные орнаментальные композиции – «зонная» и «концентрическая». В первом случае рисунок орнамента располагается в секторальных зонах, как бы расходящихся из центра дна. Концентрическая композиция предполагает небольшую круглую орнаментальную розетку в центре и 2-3 концентрических орнаментальных пояса/ленты вокруг неё.  Такое разнообразие в художественно-декоративном облике массовой глазурованной керамики, естественно, говорит о многочисленности гончарных мастерских и разнообразии гончарных традиций, в которых они работали.

Наиболее многочисленна и выразительна группа керамики с гравировкой по белому ангобу и подглазурной росписью коричневым и зеленымц ветом. Прозрачная глазурь при этом может быть различных желтоватых или зеленоватых оттенков.  Для этой группы сосудов наиболее характерна, если не исключительна, концентрическая композиция орнамента внутренней поверхности. Наиболее показательно большое археологически целое блюдо (32 см в диаметре). Оно на дисковидном поддоне и снаружи белый ангоб покрывает одну треть борта. На внутренней поверхности в центре небольшая круглая розетка с четырех-лучевой фигурой вокруг которой «чешуйчатое» заполнение. Ее окружает почти гладкая лента. Лишь посередине неё обозначена «перевитая веревочка». Эту ленту окаймляет узкая гладкая полоска, которая отделяет от нее основную широкую орнаментальную ленту, плотно заполненную растительными завитками. Они в «ритме ислими» образуют подобие чередующихся медальонов с заштрихованным листом в центре.  Внешняя орнаментальная лента также отделена узкой гладкой полоской и заполнена ритмично чередующимися овальными фигурами на заштрихованном фоне.

Другим привнесенным элементом саманидской эпохи в среднеазиатское орнаментальное наследие считается присутствие «птичьих сюжетов» в декоре глазурованной керамики. Аналогии такому изображению птицы в оформлении среднеазиатских средневековых глазурованных сосудов нам не известны. Считать этот сюжет «привнесенным» в X - XII вв. в репертуар керамистов-художников, значит не учитывать глубину местных художественных традиции. Нам известны местные изображения птиц на керамике доисламского периода. И если их не всегда можно воспринимать как элементы декора, то они, во всяком случае, свидетельствуют об особой семантической насыщенности этого образа в идеологии местного населения. Отсюда один шаг до того, чтобы образ птицы, в разных вариациях, появился в IX - X вв. на местной глазурованной керамике.

Другой массовой группой керамики являются изделия, чаще это небольшие блюда, сжелтойпрозрачнойполивойигравировкойподней.Техника нанесенияорнаментаподобнавышеописаннойнакерамикесзеленойполивой. Характерна зонная компоновка – центральная розетка, широкая средняя полоса и более узкая по краю. Центральная розетка чаще все та же крестообразная фигура из листовидных элементов, средняя полоса пуста, а крайняя лента заполнена поперечными косыми штрихами. Глазурь расцвечена зелеными, коричневыми пятнами. Здесь нет буйства растительных элементов, завитков, листьев, цветков… Все достаточно строго и сухо… Художественный эффект достигался за счет мерцания и переливов желтого цвета в зеленый и светло коричневый. 

Многочисленна красноглинянаякерамикасзеленойсвинцовойполивой, в которой различается несколько подвидов по типу глазури и способу нанесения орнамента. Керамика с зеленой поливой с подглазурной росписью ангобом. Рисунок на этой посуде наносился ангобом,толщинаслоякоторогообразуетневысокий рельеф под тонким слоем поливы.Там,гдепрозрачнаязеленаяполиваложится на красное тесто,она приобретает коричневый цвет; там,где полива приходится на светлый ангоб,она дает зеленый,порой почти травянистый оттенок.

Своеобразны сосуды, а это опять же, сосуды открытых форм с красновато-коричневым фоном и росписью белыми, зеленым ангобными красками. За счет толщины накладываемого слоя линий рисунок получался слегка выпуклым, что придавало узору особую глубину. 

Раскопы, начатые на жилых массивах расположенных за древними крепостными стенами, дали керамику совершенно аналогичную комплексу ВСГ шахристана. По особенностям декоративного оформления глазурованную керамику, собранную на холмах окружающих шахристан Шойтобе, можно отнести к ХIII - ХIV вв. Именно этим временем датируется на средней Сырдарье керамика с аналогичными морфологическими и декоративными признаками [16, с.378-386; 11]. 

Нумизматическая коллекция. Другой категорией массового материала, полученного при исследовании Шойтобе является нумизматическая коллекция. Она распадается на две части – монеты, полученные при расчистке слоя в раскопе №4 (12 экз.), и подъемный материал, собранный как на шахристане городища, так и на окружающих шахристан холмах (18 экз.).  Условия нахождения монет как из раскопа, так и с дневной поверхности городища позволяют отнести их к верхнему строительному горизонту, самому последнему этапу интенсивной жизни города на этом месте 

 Из 30 экземпляров, переданных П.Н. Петрову удалось атрибутировать 27 шт., т.е. ~75%. Самой ранней находкой является саманидский (?) фалс, точная атрибуция которого невозможна. Шесть медных посеребренных дирхамов Отрара времени правления Мунгка хана и чуть позднее (до 662/1264 г.) маркируют определенный период монгольского владычества. Среди монет с медной основой обнаружился один серебряный дирхам – фракция, битый на монетном дворе Отрар в 670/1268 г. Следующими по времени чеканки монетами оказались медные фалсы Отрара, битые в 684-690/1285-1291 гг. Длительность их нахождения в обращении не известна, однако, судя по совместным находкам этих фалсов с более поздними монетами, они обращались и в начале XIV в. Младшей по времени выпуска находкой оказались медные посеребренные дирхамы Отрара 707/1307-1308  г. с наследной тамгой Дувы. Значительные изменения в постановке знаков собственности на монетах произошли примерно в 707-708/1307-1309 годах, т.е. лишь после смерти хана Дувы (706/1306-07 г.). С этого года практически все монетные дворы выпускают монету теперь уже только с наследной тамгой Дувы, тамга же Кайду практически полностью исчезает с монет.

В верхнем строительном горизонте (ВСГ) Шойтобе следует отметить практически исключительное присутствие монет Чагатаидского ханства с небольшой примесью медных посеребренных дирхамов Отрара середины XIII века – продукции монетного двора Великой Монгольской империи. А это означает, что и присутствие целых отрарских дирхамов Мунгка хана (табл. 1, № 1 и 3) в верхнем строительном горизонте может быть связано не только с их тезаврацией в процессе обращения. Такие монеты чеканились в очень значительных количествах, их тезаврация была обусловлена нападением Алгу на Отрарский оазис вначале 660-х гг.х., поэтому находки отдельных монет и кладов населением спустя 10-30 лет после трагических событий начала 660-х гг.х. могли были быть обычным явлением. В то же время, нельзя исключать возможность утраты этих монет в ходе их обращения, т.е. в середине XIII века, что вполне вероятно, учитывая географическую близость Отрара. В целом, присутствие в нашей коллекции исключительно чагатаидских монет говорит о принадлежности земель Туркестанского оазиса к Чагатаидскому улусу. 

Заключение. Таким образом, верхний строительный горизонт городища Шойтобе насыщен монетами середины XIII- первого десятилетия XIV вв., что однозначно указывает на существование этого населенного пункта в период монгольского владычества. Представляется естественным доминирование среди находок продукции отрарского монетного двора (17 монет Отрара из 30 найденных, т.е. ~57 %), тем не менее, этот факт следует отметить особо. Отсутствие монет других регионов более поздних периодов (после 707 г.х.) означает, что примерно в период с 707 по 710/ с 1306-07 по 1309-10 гг. данный населенный пункт перестал существовать. Был ли он отстроен на новой территории с сохранением прежнего названия, как это не редко практиковалось монголами, нам пока неизвестно. Скорее всего, в результате военно-политических перипетий первых десятилетий XIVв. жители покинули остатки города Шавгар (городище Шойтобе) и переселились большей частью в бурно развивающийся в это время на новом месте г.Ясы/Туркестан. Слои пожара на городище Отрар и, вероятно, синхронный ему, пожар на древней цитадели города Йассы (городище Культобе)  ранее отмечался нами как разрушительное следствие агрессивных действий потомков Дувы в первом десятилетии XIV в. [22, с. 168]. В ряду уничтоженных населенных пунктов, судя по полученным нами новым данным, стоит и населенный пункт, находившийся на месте археологического памятника Шойтобе – старая столица вилайята, город Шавгар. 

Литература:

Агеева Е.И., Пацевич В.И. Из истории оседлых поселений и городов Южного Казахстана // Труды Института Истории, Археологии и Этнографии АН Каз.ССР, т.5. - Алма-Ата, 1958. - С. 33-215.

Массон М.Е. О постройке мавзолея Ходжа Ахмеда в г. Туркестане // Известия Среднеазиатского географического общества. - 1929. Т. ХIХ. - 46 с.

Бернштам А.Н. Проблемы древней истории и этногенеза Южного Казахстана // Известия АН КазССР. Сер. археол. - 1950. - Вып. 2. - № 67. - С. 59-99.

Байпаков К.М. Городище Чуйтобе // Свод памятников истории и культуры. ЮКО. - Алматы: Каз. Энциклопедия. - 1994. - С. 293-294.

Смагулов Е.А. Городище Шой-тобе // Города Туркестана. - Алматы: изд-во, 1999. - С. 71-82.

Смагулов Е. Сколько лет Туркестану? // Памятники истории и культуры Казахстана. - Алма-Ата, 1988. - Вып. 3. - С. 93-97.

Смагулов Е.А. Городище Куль-тобе // Свод памятников истории и культуры Казахстана. ЮКО. - Алматы: Каз. Энциклопедия. - 1994. - С. 268-271.

Смагулов Е.А. Из истории кангюйской архитектуры: здания крестообразной планировки // Гуннский форум. Проблемы происхождения и идентификации культуры евразийских гуннов: сб. науч. тр. / гл. ред.: С.Г. Боталов, отв. ред.: Н.Н. Крадин, И.Э. Любчанский. - Челябинск: Издат. центр ЮурГУ, 2013. - С. 495-520.

Смагулов Е.А., Ержигитова А.А. Архитектурно-археологический комплекс цитадели древнего Ясы (Туркестан) // Археология Узбекистана. - 2013. - № 1 (6). - С. 60-75.

Брусенко Л.Г. Глазурованная керамика Чача IX-XII вв. - Ташкент: Фан. - 1986. - 122 с.

Смагулов Е.А. Находки импортных вещей в послемонгольском Отраре // ИМКУ. - Вып. 28. - Самарканд, 1997.

References:

Ageeva E.I., PatcevichV.I. IzistoriiosedlyhposelenijigorodovYuzhnogoKazahstana // TrudyInstitutaIstorii, ArheologiiiEhtnografiiANKaz.SSR. -  t.5. - Alma-Ata. - 1958. - S. 33-215. (InRussian)

Masson M.E. O postrojke mavzoleya Hodzha Ahmeda v g. Turkestane // Izvestiya Sredneaziatskogo geograficheskogo obshchestva. - 1929. Т. ХIХ. - 46 s.

Bernshtam A.N. Problemy drevnej istorii i ehtnogeneza Yuzhnogo Kazahstana // Izvestiya AN KazSSR. Ser. arheol. - 1950. - Vyp. 2. - № 67. - S. 59-99.

Baipakov K.M. Gorodishche CHujtobe // Svod pamyatnikov istorii i kul'tury. YUKO. - Almaty: Kaz. Ehnciklopediya. - 1994. - S. 293-294.

Smagulov E.A. Gorodishche SHoj-tobe // Goroda Turkestana. - Almaty: izd-vo. - 1999. - S. 71-82.

Smagulov E. Skol'ko let Turkestanu? // Pamyatniki istorii i kul'tury Kazahstana. - Alma-Ata. - 1988. - Vyp. 3. - S. 93-97.

Smagulov E.A. Gorodishche Kul'-tobe // Svod pamyatnikov istorii i kul'tury Kazahstana. YUKO. - Almaty: Kaz. Ehnciklopediya. - 1994. - S. 268-271.

Smagulov E.A. Iz istorii kangyujskoj arhitektury: zdaniya krestoobraznoj planirovki // Gunnskij forum. Problemy proiskhozhdeniya i identifikacii kul'tury evrazijskih gunnov: sb. nauch. tr. / gl. red.: S.G. Botalov, otv. red.: N.N. Kradin, I.Eh. Lyubchanskij. - CHelyabinsk: Izdat. centr YUurGU. - 2013. - S. 495-520.

Smagulov E.A., Erzhigitova A.A. Arhitekturno-arheologicheskij kompleks citadeli drevnego Yasy (Turkestan) // Arheologiya Uzbekistana. - 2013. - № 1 (6). - S. 60-75.

Brusenko L.G. Glazurovannaya keramika Chacha IX-XII vv. - Tashkent: Fan. - 1986. - 122 s.

Smagulov E.A. Nahodki importnyh veshchej v poslemongol'skom Otrare // IMKU. - Vyp. 28. – Samarkand. - 1997.

Е.АСМАҒҰЛОВ

Ә.Х. Марғұлан атындағы Археология институты, Қазақстан

ШАУҒАР ҚАЛАСЫНЫҢ (ШОЙТӨБЕ ҚАЛАШЫҒЫ, ТҮРКІСТАН ОАЗИСІ) ӨМІР СҮРГЕН УАҚЫТЫНЫҢ ТОҚТАҒАНДЫҒЫ ТУРАЛЫ МӘЛІМЕТТЕР.

Аннотация. Мақалада Шойтөбе қалашығының (Түркістан оазисі) жоғарғы құрылыс қабаттарының мерзімделуі жөнінде жаңа деректерді жарияланады. Ескерткіште жүргізілген стратиграфиялық және топографиялық зерттеулер нәтижесінде, қала XIV ғ. бірінші жартысында өмір сүруін тоқтатқандығын дәлелдейді. Бұл ескерткіш негізгі параметрлері бойынша, аймақтың ортағасыр астанасы, тарихи Шауғар қаласының орны болуы мүмкін.  Бұған, шыңытырлы қыш бұйымдардың жаңа кешендері, сондай-ақ шахристандағы қазба жұмыстары барысында алынған нумизматикалық коллекциялары куә.

Түйін сөздер: қалашық, мәдени қабат, құрылыс қабат, қыш ыдыстар кешені, шахристан, фалс.

Е.А. SMAGULOV1

1   A.Kh. Margulan Archaeology Institute, Kazakhstan

NEW INFORMATION TO DETERMINE THE TIME OF DECLINE OF SHAWGAR'S LIFE (CITY SCHUYTOBE, TURKESTAN OASIS).

The article is about new data on the chronology of the upper building horizon of the settlement of Shoytobe. Сontinuedonhillfort, stratigraphic and topographic studies finally convince that the city ceased to exist in the first quarter of the XIV century. This hillfort by all the main parameters the only in the region, which can be a monument to the historic city of Shavgar, the medieval capital of the county. This can be seen, both the new extensive complexes of glazed ceramics and the numismatic collection obtained during the excavations at Shakhristan.






[1] Статья публикуется при поддержке грантового проекта АР05133405/ГФ КН МОН РК «Археология Туркестана: от древности до Ходжа Ахмета Ясави».


Пікір жоқ

Пікір қалдыру үшін кіріңіз немесе тіркеліңіз