Home » Materials » МРНТИ 03.20.00 К ИСТОРИИ НАЦИОНАЛЬНО-ЯЗЫКОВОГО СТРОИТЕЛЬСТВА В СОВЕТСКОМ КАЗАХСТАНЕ: БОРЬБА ЗА ЛАТИНСКИЙ АЛФАВИТ

Ф.С. Рамазанова¹, З.К. Какенова². ¹К.и.н. ²PhD докторант. Казахский гуманитарно-юридический инновационный университет г. Семей. Казахстан.

МРНТИ 03.20.00 К ИСТОРИИ НАЦИОНАЛЬНО-ЯЗЫКОВОГО СТРОИТЕЛЬСТВА В СОВЕТСКОМ КАЗАХСТАНЕ: БОРЬБА ЗА ЛАТИНСКИЙ АЛФАВИТ

Scientific E-journal «edu.e-history.kz» № 4(24), 2020

Tags: НТА, ЦК, ВЦК, культурная, революция, Казахстан, арабская, графика, латинизация, НКА.
Author:
Аннотация. В статье, на основе архивных документов и исторических источников изучен процесс перевода казахского языка с арабского алфавита на латинскую графику в 20-е годы ХХ в. Движение за латинизацию, благодаря всесторонней поддержке большевистской партии, получило широкое распространение в национальных республиках СССР. «Алфавитная революция», выступавшая неотъемлемой частью национально-языкового строительства встретила серьезный протест со стороны защитников арабской письменности, вылившееся в противостояние «латинистов» и «арабистов» в Казахстане. Ядро последних составили члены бывшего автономистского движения Алаш, в лице таких видных деятелей как А. Байтурсынов, А. Букейханов, М. Дулатов и др. Оппонировала им группа «латинистов» во главе известного туркестанского деятеля Н. Тюрякулов. Несмотря на наличие административно-политического ресурса, группе «латинистов» стоило больших усилий сломить сопротивление своих идейных противников. Важную роль в этом деле сыграл I Всесоюзный тюркологический съезд. Дальнейших ход событий показал, что успех введения латиницы зависел не столько от противостояния «арабистов», а от общего социально-экономического и культурного состояния Казахстана. Создание ЦК НКА, придание ему статуса государственного, перевод делопроизводства на казахскую латиницу, серьезные финансовые затраты, широкая агитационно-пропагандистская работа даже в начале 30-х годов ХХ в., не смогли дать ожидаемых результатов. На протяжении следующего десятилетия в республике наряду с официальной латиницей, казахи в повседневной жизни продолжали активно использовать привычную арабскую графику.
Text:

Введение. Практически сразу же после захвата политической власти, несмотря на разгар гражданской войны, большевики, заявлявшие о себе, как о строителях нового и более совершенного мира, приступили к проектированию крупномасштабной и беспрецедентной историко-культурной модернизации страны (сначала в Советской России, а затем и во всем Советском Союзе). По замыслу большевистских архитекторов, эти коренные преобразования должны были произвести слома прежних царских устоев и заложить прочные основы для создания общества нового типа, базирующегося на марксистско-ленинской идеологии. Одним из наиболее важных и значимых направлений этой культурной политики, вошедших в историю под общим собирательным названием «культурная революция», виделось национально-языковое строительство.

Большевистская партия, в своих стремлениях установить тотальный контроль над всеми сторонами жизнедеятельности общества, занялась активным поиском новой и единой для всех народов формы письма, способной отвечать не только ее политической доктрине и классовым интересам, но и произвести культурный переворот в сознании масс и общественных отношений, обеспечив тем самым насаждение новой идеологии. Существенной преградой к реализации этого крайне амбициозного проекта стало языковое многообразие и пестрота письменностей народов и этносов, проживавших на территории бывшей Российской империи.

Материалы и методы. В целях комплексного и разностороннего изучения сложного и противоречивого процесса перевода казахского алфавита на латинскую графику в 20-е годы ХХ века в Казахстане, а также освещения полемики, развернувшейся между казахскими «арабистами» и «латинистами» были использованы несколько групп исторических источников. Первую из них составляют архивные документы, отложившиеся в фонде ЦК нового казахского алфавита при КазЦИК (Ф. Р-740) Центральном государственном архиве РК. Эти документы главным образом представлены в виде отчетов, докладных записок, информационных справок ответственных должностных лиц, материалов нескольких совещаний по вопросам перехода на латинский алфавит, переписки между высшими органами власти, постановлений и решений ЦИК, СНК, Наркомата просвещения Казахской АССР, протоколами заседаний ЦК нового казахского алфавита и т.д. В эту же группу входят различного рода документы по теме исследования, выявленные в фондах ЦИК Казахской АССР, СНК Казахской АССР в Центральном государственном архиве РК, и документы высших партийных органов из Архива Президента РК.

Вторую группу источников составляют опубликованные стенографические отчеты четырех пленумов ВЦК НТА, различные сборники документов и материалов по истории культурного строительства в Казахстане. Среди них особо стоит отметить материалы Первого съезда научных работников 1924 г. и сборник «Әліпби айтысы», изданный в 1927 г. Эти книги, вышедшие на казахском языке на арабской графике, представляют значительный научный интерес, так как, в них размещены мнения, суждения, взгляды представителей национальной интеллигенции – главных участников процесса латинизации казахской письменности и их основных оппонентов.

Также в ходе написания статьи использовались сборники сочинений и трудов видных представителей казахской интеллигенции первой половины ХХ в., напрямую принимавшие участие в национально-языковом строительстве в Казахстане. В этом отношении, необходимо отметить многотомные собрания сочинений А. Букейханова, А. Байтурсынова, М. Дулатова, Н. Тюрякулова, С. Асфендиарова, Т. Рыскулова, Т. Шонанова, К. Жубанова, О. Джандосова, Х. Досмухамедова, К. Кеменгерова и др.  

Следующая группа источников представлена материалами периодической печати, на страницах газет «Советская степь», «Енбекши казах», «Ак жол», «Лениншил жас», журнала «Жана мектеп» развернулись жаркие дискуссии и споры между казахскими «арабистами» и «латинистами». И если, в середине 20-х годов прошлого века, национальная печать давала равные возможности высказаться обеим сторонам, то уже к концу рассматриваемого периода, благодаря цензуре и вмешательству высших советско-партийных органов, в республиканских и местных газетах возобладала только лишь одна позиция – бесповоротный и неизбежный переход на латинскую графику, который позволит совершит революцию в области культуры и искусства, образования и просвещения.

Применяя методы объективного анализа, сравнительно-сопоставительного разбора исторических источников и приведенных в них сведений, диахронные и синхронные методы, авторы ставили перед собой задачу путем воссоздания хронологии процесса перехода на латинский алфавит в Казахстане, раскрыть и осветить историко-объективные, социально-экономические и этнокультурные причины, оказавшие существенное влияние на его ход.

Обсуждение. Программная статья Первого Президента РК Н.А. Назарбаева «Взгляд в будущее: модернизация общественного сознания» (Назарбаев 2017), дала мощный толчок к изучению теоретических и практических проблем перевода казахского языка на латинскую графику в независимом Казахстане, в том числе положив начало новым комплексным исследованиям по изучению советского опыта латинизации казахской письменности в 20-30-е годы ХХ в. И хотя, эти проблемы не были новыми для научного сообщества отечественных историков и лингвистов, реализуемые в рамках государственной программы новые исследования позволили значительно расширить круг актуальных вопросов, связанных с историей латинизации. К уже имевшимся работам советских специалистов из области истории языкознания (В.И. Абаева, А.Г. Агаева, Ф. Агазаде, А.Т. Базиева, Н.А. Баскакова, И.К. Белодеда, Ю.Д. Дешериева, М.И. Исаева, К.М. Мусаева, К.Х. Ханазарова, Б. Хасанова, А.Д. Швейцера, Н.В. Юшманова и др.), добавились научные труды таких отечественных исследователей как Р. Сыздыкова, С. Кенесбаев, М. Балакаев, А. Кайдар, А. Шарипбай, К. Кудеринова, Н. Амиржанова, А. Фазылжанова, Г. Мамырбекова, Ш. Мажитаева, Г. Кобденова, К. Рысберген и др.  

Результаты исследования. На момент образования Советского Союза в 1922 году лишь у нескольких десятков из около 130 народов, населявших его территорию, имели более или менее систематизированную письменность (Исаев 1978: 7). Если русские и украинцы, имевшие развитый литературный язык, а также представители 7 других народностей (мордовцы (мордвины), осетины, чуваши, удмурты, марийцы, якуты), в разной степени исповедовавшие христианскую религию пользовались русским алфавитом на основе кириллицы, то прибалтийские народы (литовцы, эстонцы, латыши) уже обладали опытом использования латинской графики. В свою очередь, грузины и армяне, также имевшие свои развитые литературные языки продолжали успешно пользоваться своей оригинальной графикой письма. Другие же народы, по-прежнему использовали сложное для восприятия новой власти и, по ее мнению, «недостаточно доработанным» письмом на основе древнеуйгурской, монгольской, древнееврейской и арабской графики. Однако, если первыми двумя из вышеупомянутых системами письма пользовались всего лишь несколько «малых народов», то арабский алфавит был издавна и широко распространен у самых многочисленных тюрко-мусульманских народов (казахов, узбеков, татары, азербайджанцев, туркмен, таджиков и др.). Ко всему прочему, другие народы СССР также предпринимали неоднократные попытки адаптировать арабский алфавит к своему языку и создать соответствующий образец письма (Исаев 1979: 40).

Исходя из своей политической и идеологической доктрины, большевики предприняли попытки связать и кириллицу, и арабскую графику с религией (христианством и исламом), а также с царским режимом и среднеазиатскими ханствами, по их мнению, на протяжении долгого времени угнетавшими и эксплуатировавшими трудящиеся массы Востока. По этой причине, на ранних этапах советско-большевистской культурной перестройки партийные лидеры, на тот момент искренне верившие в победу мировой революции, в вопросе унификации и модернизации письменности народов Советской России задумывались о создании и введении единого алфавита на основе латинской графики, который должен был бы стать по их мнению интернациональным и представлялся в качестве «алфавита революции» или «алфавита будущего». Именно, в связи с этим, в первые годы советской властью рассматривалась возможность перевода на латинскую графику письменность славянских народов, использовавших кириллический алфавит (старославянскую азбуку).

Одними из первых с подобного рода предложениями выступили нарком просвещения РСФСР А.В. Луначарский, а позже и известные ученые-языковеды – кавказовед Н.Ф. Яковлев и арабист Н.В. Юшманов, а также другие лингвисты (Луначарский 1929: 22; Яковлев 1929: 27), придерживавшиеся мнения о возможности введения латинского алфавита для всех народов, населявших территорию Советской России. Однако эти идеи первых русских «латинистов», несмотря на всю свою «революционность» не нашли должную поддержку ни среди общественности, ни со стороны высшего советско-партийного руководства. Но, тем не менее, это вовсе не означало, что большевистская власть полностью отказалась от этой идеи.

На протяжении 20-х годов прошлого столетия советские ученые-лингвисты были заняты поиском решений целого комплекса сложных теоретических вопросов языкознания, от которых зависел будущий успех языкового строительства, сводившийся к необходимости создания новых и улучшения старых письменностей народов СССР. Перед учеными стояла конкретная задача – разработка научно обоснованного алфавита для массового практического применения. В конечном итоге, после длительных научных дискуссий приоритет был отдан алфавиту, в котором будут представлены все фонемы данного языка без исключения.

Несколько позже, были высказаны идеи о необходимости осуществления латинизации в отношении тех «национальных меньшинств» и этносов СССР, которые либо не имели своей письменности, либо же их система письма нуждалась в существенной доработке и реформах. К тому же, большевиков достаточно серьезно волновал не только вопрос что пишут и издают жители национальных окраин на своих языках, но и на каком письме они будут получать «информацию сверху» в будущем. Иными словами, насколько будет действенна советско-партийная пропаганда на русском языке и письме в ближайшее время, напрямую зависел от успеха «алфавитной революции».  

И хотя первые серьезные попытки реформирования общей для целого ряда национальных окраин Российской империи (Поволжье, Крым, Кавказ, Казахстан, Средняя Азия) арабской письменности были предприняты еще во второй половине ХIХ века, ожидаемых и успешных результатов они не принесли. После большевистского переворота реформаторы, заручившись поддержкой советской власти активно приступили к переводу арабской письменности на латинскую графику. При помощи правящей партии, за достаточно короткий период времени эти устремления переросли в целое движение, тем самым став одним из важных направлений культурного и языкового строительства. Ко всему прочему, и советское руководство, и лидеры новообразованных союзных и автономных республик были заинтересованы в усовершенствовании своих систем письменностей.

Начать эксперимент по латинизации планировалось с тюркских народов СССР, широко использовавших арабскую графику. Азербайджан был в авангарде этого процесса, так как уже имел для этого необходимый опыт. Здесь в 1922 году под руководством председателя ЦИК Азербайджанской ССР С. Агамалы-оглы была сформирована специальная комиссия по латинизации, по итогам напряженной работы которой был разработан алфавит на основе латинской графики – «яналиф» (новый алфавит). В предложенном комиссией алфавите каждому звуку (фонеме) соответствовала отдельная буква с указанием ее печатного и рукописного вариантов, названия и соответствия арабской графике. При этом, в новый азербайджанский алфавит вошли не все латинские буквы, так как, комиссия отвергла двухбуквенное обозначение (диграфы) звуков, а также употребление не связующихся с буквами диакритических знаков, взамен этого были введены новые специфические буквы такие как «Ә» и «Ө». Ко всему прочему, все гласные звуки получили свои собственные знаки, что значительно отличало новый алфавит от прежнего.

После долгих обсуждений правительство Азербайджанской республики утвердило новый проект алфавита и 21 июля 1922 года учредило Комитет по проведению нового тюркского алфавита (Күдеринова 2016: 88) во главе с Н. Наримановым. Некоторое время в Азербайджане арабская графика и новый латинский алфавит использовались одновременно, и только 27 июня 1924 года новый алфавит получил статус государственного. Справедливости ради, необходимо заметить, что в Азербайджане новый алфавит встретил серьезное сопротивление со стороны так называемых ислахистов, приверженцев арабского письма. Более того, по мнению известного немецкого историка, специалиста по истории сталинизма Й. Баберовски, далеко не все члены Компартии Азербайджана с воодушевлением приступили к исполнению постановление ЦИК Азербайджанской ССР, обязывавшего всех граждан в возрасте от 15 до 35 лет учить новый алфавит и письменность (Баберовски 2010: 585).  

Введенный в Азербайджане латинский алфавит прошел через публичные обсуждения в соседних республиках. Его составители стремились узнать мнение не только родственных тюркоязычных народов Советского Союза, но и представителей других национальностей, а также в случае необходимости поделиться своим накопленным опытом. В 1924 году специальная делегация азербайджанского Комитета по новому тюркскому алфавиту во главе с С. Агамалы-оглы посетила Симферополь, Ташкент, Уфу, Оренбург и Казань, чтобы обсудить и обменяться мнениями с представителями национальных интеллигенций, ученых и лингвистов других республик по вопросам языкового строительства (Исаев 1979: 68). По окончании этих выездных сессий, члены делегации пришли к выводу, что необходимо провести отдельный съезд для всех тюркских народов СССР. С этой целью в 1924 году Научная ассоциация востоковедения при Наркомнаце РСФСР учредила Ассоциацию латинского шрифта для тюркских народностей, которая начала свою работу по созыву и организации съезда тюркологов (Павлов 1926).

В то время, когда процесс латинизации постепенно набирал обороты в некоторых республиках и национальных регионах СССР, в Казахстане (примерно схожая картина наблюдалась в Татарстане и Башкирии), наоборот, в начале 1920-х гг. возникло достаточно серьезное сопротивление к переходу на новый тюркский алфавит. Мнения и взгляды казахских ответственных работников, трудившихся как в Казахстане, так и за его пределами в высших органах государственной власти, в различных научных и образовательных учреждениях, в сферах культуры и искусства, в периодической печати по вопросу латинизации были разнообразны, но самые две крупные группы придерживались полярных точек зрения. Первая из них – «арабисты» во главе с такими видными казахскими учеными, как А. Байтурсынов, Х. Досмухамедов, А. Ермеков и другими, выступала за сохранение казахского алфавита на основе арабской графики («төте жазу») и необходимость его дальнейшего улучшения. Вторая – группа «латинистов» во главе с председателем Центрального издательства народов Востока (в г. Москва), членом Научной ассоциации востоковедов СССР Н. Тюрякуловым, а также членом Академического центра при Наркомате просвещения Казахской АССР, известным казахским лингвистом Т. Шонановым, выступала за введение современной латинской графики взамен устаревшей арабской письменности. Она, по их мнению, вызывала серьезные сложности и неудобства в деле народного образования, имела узкую сферу применения и читательскую аудиторию, и требовала большие затраты в издательском деле. Острая полемика между двумя группами по поводу перехода на латиницу сначала развернулась в местной национальной периодической печати, в первую очередь на страницах таких передовых газет как «Енбекши казах» и «Ак жол», после чего последовал ряд отдельных встреч и собраний с участием представителей обоих групп.

Стремясь устранить разногласия между казахскими ответственными работниками и представителями национальной интеллигенции в отношении латинизации казахской письменности, а также формирования единой позиции Наркомпрос Казахской АССР 12-17 июня 1924 года в Оренбурге организовал Первый съезд казахских и киргизских научных работников. В нем приняли участие такие известные общественно-государственные деятели и ученые как А. Букейханов, М. Дулатов, А. Байтурсынов, Х. Досмухамедов, М. Жулдубаев, Н. Тюрякулов, А. Кенжин, Е. Омаров, Н. Залиев, М. Саматов, М. Мурзин и другие. Также на съезд был приглашен известный киргизский просветитель И. Арабаев (Қазақ білімпаздарының тұңғыз съезі 1925: 118).

На съезде продолжились острые дебаты и обмены мнениями между «арабистами» и «латинистами». Представители каждой из групп выдвигали свои точки зрения, подкрепленные различной аргументацией: «арабисты» выразили однозначную позицию, что от идеи латинизации казахского алфавита следует целиком и полностью отказаться (Қазақ білімпаздарының тұңғыз съезі 1925: 55-65). Н. Тюрякулов же, в свою очередь, направил свои усилия на обоснование основных преимуществ латинского алфавита перед арабским письмом, и обратил внимание о необходимости поэтапного и системного перехода на новую письменность (Қазақ білімпаздарының тұңғыз съезі 1925: 65-67). По итогам работы съезда были приняты важные решения по созданию научных основ казахского языка и литературы, в частности, в отношении алфавита, орфографии, терминологии, методики обучения, ономастики и т.д.

Делегатам съезда не удалось прийти к единому мнению по вопросу о переходе на латинскую графику и будущем стиле казахского письма. Скорее даже наоборот, вопреки ожиданиям, на съезде возобладала точка зрения, согласно которой, в условиях восстановления народного хозяйства Казахстана, вместо проведения коренных реформ в области языка, необходимо не только продолжить всесторонне использовать казахский алфавит («төте жазу»), который был разработан А. Байтурсыновым, но и направить основные усилия на его дальнейшее совершенствование. Несмотря на антилатинское настроение съезда, при голосовании по вопросу о переходе на латинскую графику, голоса делегатов разделились поровну, и лишь благодаря голосу наркома просвещения Казахской АССР Н. Залиева, участвовавшего на съезде заочно, «латинистам» удалось одержать столь важную победу (Қазақ білімділерінің сиезінде 1924). В одном из постановлений съезда Академическому центру Наркомпроса Казахской АССР предлагалось всесторонне и тщательно изучить возможность перехода на латиницу (Алдаоңғарұлы 1924; Тюрякулов 1927). Таким образом, съезду в Оренбурге не удалось привести к единому знаменателю представителей двух групп, и бурная полемика между ними вокруг реформы письменности продолжилась вплоть до Первого тюркологического съезда.

Так и не найдя необходимой поддержки и понимания со стороны представителей Алашской интеллигенции на съезде научных работников в Оренбурге, «латинисты» приступили к поиску новых, более весомых и неопровержимых доказательств преимущества латинской графики над арабским письмом, необходимости проведения реформы письменности казахского языка и рационального использования азербайджанского опыта. Видный представитель казахских «латинистов» Н. Тюрякулов обстоятельно изучив этот вопрос, в 1924 году в Москве издал книгу на арабской графике под названием «Зачем нужен новый алфавит?», в которой представил свое видение этой проблемы, собственную версию латинского алфавита, адаптированную к казахскому языку, а также краткий обзор истории перехода на латинский алфавит в Советском Союзе (Тюрякулов 1924). Эта работа вызвала новую волну споров между казахскими «латинистами» и «арабистами». Работавший в 1924 году Наркомате просвещения Туркестанской АССР Х. Досмухамедов в газете «Ак жол» опубликовал статью «Проблема разработки латинского алфавита для казахского языка». И хотя он выступал против перехода на латиницу, в этой статье им был представлен свой вариант латинского алфавита. Также он пришел к выводу, что при построении алфавита будет сложно выдержать принцип «отдельная буквы для каждого звука» на основе латинского алфавита (Досмұхамедов 1924).

В условиях борьбы за перевод казахского языка на латинскую графику, национальная интеллигенция фактически разделилась на два противоборствующих лагеря. Первый из них, состоял из ответственных казахских деятелей, работавших в высших органах государственной власти Казахской АССР и РСФСР, и в вопросах как языкового, так и культурного строительства, они придерживались позиции Центра (Москвы), иными словами, выступали за латинизацию казахского алфавита. Противостояла им внушительная группа «арабистов», которая в основном состояла из видных членов бывшего автономистского движения и националистической партии «Алаш» (А. Букейханов, А. Байтурсынов, М. Дулатов, Е. Омаров, А. Ермеков и др.), а также лиц, ранее сочувствовавших ему и находившихся с ними в тесных взаимоотношениях. По этой причине, во время дебатов в периодической печати и на различных собраниях по вопросам будущего казахской письменности, «латинисты» (в том числе и представители европейских национальностей), стремились показать «арабистов» и их нежелание видеть преимущества латинской графики как протест против политики Советского государства в области культурного строительства. Стоит отметить, что группа «латинистов» в Казахстане была малочисленная, и большинство сторонников введения латинского алфавита работали в Москве.

На отстаивание «төте жазу» и якобы иных консервативных взглядов отдельных видных казахских деятелей в вопросах языкового строительства, в том числе и выбора новой формы письма для казахского языка, вместе с субъективными причинами, оказывали влияние и объективные исторические факторы. Среди них в первую очередь стоит упомянуть о национально-государственном размежевании республик Средней Азии, которое было проведено советской властью в октябре-ноябре 1924 года, именно в тот момент, когда борьба между казахскими «латинистами» и «арабистами» только начинала набирать обороты. Присоединение к Казахской АССР двух казахских областей – Сырдарьинской и Семиречинской, а также ряда других земель с казахским населением, ранее входивших в состав Туркестанской АССР, превратили Казахскую АССР в самую крупнейшую по территории и численности населения тюркоязычную республику не только в составе РСФСР, но и СССР. В связи с этим, по мнению, отдельных представителей казахской политической элиты, прежде чем применять азербайджанский опыт в языковом строительстве, необходимо было учесть множество социально-экономических и этнокультурных факторов. Иными словами, финансовые, организационные, культурные, кадровые, методические и другие опасения, вытекавшие из силовой латинизации, вовсе не были необоснованными.

Ко всему прочему, необходимо обратить внимание на следующий факт: по сравнению с «малыми народами» и другими тюркоязычными этносами СССР, не обладавшими своим письмом и алфавитом, развитым литературным языком, казахский народ имел свой алфавит, который был разработан А. Байтурсыновым на основе арабской графики и на протяжении нескольких лет он широко и успешно применялся в сфере просвещения и образования, в издательской деятельности и печати, в написании и издании учебников. По этой причине, становится очевидно, что «латинисты» возлагали большие надежды на предстоящий тюркологический съезд в Баку, чтобы сломить сопротивление «арабистов» в Казахстане при помощи поддержки «сверху».

На открывшийся 26 февраля 1926 года в Баку I Всесоюзный тюркологический съезд прибыли 111 представителей научно-общественных организаций из Северного Кавказа, Сибири, Якутии, Татарстана, Казахстана и Средней Азии, а также по специальным приглашениям в работе съезда приняли участие 20 ученых из Ирана, Турции, Германии, Австрии, Венгрии, академий наук СССР и Украины, Научной ассоциации востоковедов СССР. Наряду с лингвистами активное участие в работе съезда приняли работники партийных и советских органов, учреждений искусства, литературы, образования и просвещения. Казахскую АССР на съезде представляли Е. Омаров, Б. Сулеев, и А. Байсеитов. А. Байтурсынов же прибыл в Баку по приглашению Татарстана и был избран в президиум съезда. Кроме того, член президиума Научной ассоциации востоковедов, известный казахский деятель Н. Тюрякулов участвовал в работе съезда в качестве делегата от Центра (Москвы). В соответствии с программой съезда, на 17 заседаниях делегатами было заслушано и обсуждено 38 докладов по различным вопросам тюркологии и языкового строительства в СССР (Первый Всесоюзный тюркологический съезд 2011: 545-548).

Одним из важнейших вопросов, стоявшим на повестке дня съезда было рассмотрение возможности перевода письменностей тюркоязычных народов на латинскую графику. По этому поводу среди делегатов разгорелись жаркие научные споры и дискуссии. Объединившиеся на съезде казахские и татарские делегаты, придерживались общей позиции, согласно которой тюркоязычным народам нет острой и срочной необходимости переходить на латинскую графику и вводить единый новотюркский алфавит. Таким образом, полемика между казахскими «латинистами» и «арабистами», в первую очередь Н. Тюрякуловым и А. Байтурсыновым вышла на новый уровень.

В своем выступлении на съезде 3 марта 1926 г. Н. Тюрякулов, обращаясь к казахским и татарским делегатам отметил, что было бы куда более целесообразным направить общие усилия на разработку единого тюркского алфавита на латинской графике, так как он, в будущем мог бы стать объединяющей силой для всех тюркоязычных народов СССР, нежели пытаться реформировать и модернизировать арабскую письменность и на местах внедрять мало отличающиеся от друг друга арабографические алфавиты. По его мнению, «старое арабское письмо, старая арабская грамота осуждены историей и отвергаются раз навсегда», на что он и обращал внимание участников съезда (Первый Всесоюзный тюркологический съезд 2011: 344-345).

На следующем заседании давний оппонент Н. Тюрякулова А. Байтурсынов озвучил свое видение проблемы: «…Мы можем ставить вопрос об изменении алфавита тогда, когда он не удачен, или вообще ставить вопрос об алфавите, когда его нет. Но у нас он имеется, и нам поэтому незачем ходить за другим алфавитом. Если бы наш алфавит был хуже, тогда дело другого рода, но из сравнения алфавитов никто не доказал, что именно латинский алфавит имеет какие-то особенные преимущества… Мы, казаки, в настоящее время имеем самое идеальное правописание» (Первый Всесоюзный Тюркологический Съезд 2011: 375-376). Обращая внимание на то, что для составления продуманного алфавита казахского языка на латинице потребуется много усилий и времени, выразил сомнения в правильности фонетической орфографии казахского языка при составлении такого алфавита.

Представлявшие Казахстан на съезде Б. Сулеев и А. Байсеитов не участвовали в прениях и не стремились публично выражать свою точку зрения, объяснив это тем, что «недостаточно знакомы с этим вопросом, что в Казакской республике никогда не ставился вопрос о реформе письменности на новых началах». После съезда Н. Тюрякулов в своей статье, опубликованной в газете «Советская степь», подверг резкой критике пассивную позицию этих двух работников Наркомпроса, и выразил мнение, что Казахстану следовало бы вместо них направить на съезд квалифицированных и опытных языковедов (Тюрякулов 1927), подразумевая тем самым, что желал видеть на съезде своего главного единомышленника Т. Шонанова.

Большинство участников съезда решительно поддержало идею введения нового единого алфавита для тюркоязычных народов СССР и латинской графики для народов, не имевших своей письменности. И хотя немало ученых и ответственных работников, выступавших на съезде, особо отмечали, что переход на латиницу будет трудным и затяжным, тем не менее, отдавали свое предпочтение именно латинской графике, а не арабскому письму.

Несмотря на открытое недовольство казахских и татарских деятелей, 101 делегат из 131 проголосовал за введение нового алфавита. Однако в принятом съезде постановлении отдельно оговаривалось, что «введение нового алфавита и метод его проведения в отдельных тюрко-татарских республиках и областях [является] делом каждой республики и каждого народа». Кроме того, в ходе съезда прозвучали неоднократные предложения о необходимости создания отдельного всесоюзного координирующего органа для введения латинского алфавита (Первый Всесоюзный тюркологический съезд 2011: 515). И хотя, его создание планировалось уже после завершения съезда, решительные действия азербайджанских деятелей привели к тому, что ряд представителей национальных республик был включен в Комитет по новому алфавиту Азербайджанской ССР, который в будущем и составил ядро ​​Всесоюзного Центрального Комитета новотюркского алфавита (ВЦК НТА). Таким образом, надежды казахских «латинистов» во главе с Н. Тюрякуловым начали оправдываться, так как, по их мнению, тюркологический съезд должен был придать новый импульс процессу латинизации во всем Советском Союзе, в том числе и в Казахстане.

После съезда в Баку в Казахстане с новой силой возобновились дискуссии в республиканской печати о переходе на латиницу. Наряду с казахскими деятелями теперь в нее включились и русскоязычные работники. По вопросам о языке и латинском алфавите в передовой газете Казахстана «Советская степь» был опубликованы статьи Н. Феоктистова, П. Михеева и др. (Феоктистов 1926; Михеев 1926). В 1926 году в Казахстане было создано «Общество нового алфавита», руководителем которого был назначен Т. Шонанов (Шонанов 1926). В общество вступили такие известные деятели как Т. Рыскулов, М. Чумбалов, А. Сейдалин, А. Байдильдин, Б. Майлин, А. Сегизбаев. В задачи общества входила пропаганда идеи перехода на латинский алфавит среди казахов, подготовка необходимых предпосылок для введения нового алфавита, который позволит повысить грамотность населения, увеличить темпы работ по приближению казахов к передовой культуре, расширить издательское дело (Әміржанова 2012: 29-30).

Однако, несмотря на это, ощутимого сдвига в переходе на латинский алфавит в Казахстане, вопреки ожиданиям «латинистов» так и не произошло. Группа «арабистов» во главе с А. Байтурсыновым, М. Дулатовым, Е. Омаровым продолжала защищать казахский алфавит на арабской графике, и всячески отстаивала в периодической печати свою основную позицию – «Казахстану нет необходимости переходить на латинский алфавит». По мнению Н. Тюрякулова, этой группе, «выступавшей тормозом на пути к прогрессу» всяческую поддержку оказывал действующий нарком просвещения Казахской АССР С. Садвакасов (годы комиссарства 1925-1927), который в качестве одного из доводов приводил тот факт, что против латинского алфавита выступит все мусульманское духовенство.

В это время казахские работники, занимавшие ответственные посты в руководящих органах РСФСР, выражали готовность оказать необходимую помощь в переходе на новотюркский алфавит. Кроме уже упомянутого Н. Тюрякулова, к «латинистам» примкнули также заместитель секретаря Президиума ВЦИК и заведующий отделом национальностей С. Асфендиаров и заместитель председателя Совнаркома РСФСР Т. Рыскулов. Несколько позднее к ним присоединился член Президиума ЦИК РСФСР А. Досов.

12-24 апреля 1926 г. С. Агамалы-оглы и С. Асфендиаров, также занимавший должность секретаря Совета Национальностей ЦИК СССР провели специальное совещание с представителями национальных республик, прибывшие для участия во II сессии ЦИК СССР III созыва по национальному вопросу и языковому строительству. Совещание признало необходимость создания центрального органа, ответственного за перевод письменности тюркских народов на новый алфавит, и запланировало провести специальную встречу для принятия решения.

В результате проделанной работы в этом направлении вопрос о создании ВЦК НТА обсуждался на XV конференции ВКП(б) в октябре-ноябре 1926 года. На ней представители Татарстана, Туркменистана, Киргизии и Крыма выступили против создания Комитета по переходу к латинскому шрифту при ЦИК СССР. Что же касается мнения узбекских делегатов, то оно разделилось поровну. Идею создания комитета поддержали представители Азербайджана, Башкирии, Бурят-Монголии и Дагестана. Участники партийной конференции признали необходимость централизованного перехода на новый алфавит, учитывая масштабы процесса латинизации, отсутствие единства между республиками и регионами (Даудов, Мамышева 2011: 8). На конференции также обсуждалось место расположения будущего комитета (Москва или Баку). Горячую дискуссию вызвал и вопрос об издании книг на латинице. В то время во всем Советском Союза лишь в двух городах – Москве и Баку действовали специальные типографии для издания книг на латинской графике. Однако, несмотря на требования и стремления «латинистов», возглавляемых азербайджанскими деятелями, партийная конференция не приняла решения о создании ВЦК НТА.

События, происходящие в центре Союза, связанные с процессом латинизации отразились и на Казахстане. 10 декабря 1926 года в столице Казахской ССР – Кзыл-Орде состоялось специальное совещание по переходу на латинский шрифт. На этой встрече снова возобновились оживленные дебаты между казахскими «арабистами» и «латинистами». В очередной раз обеим сторонам не удалось прийти к общему пониманию (ЦГА РК. Ф. Р-740. Оп. 1. Д. 1. Л. 1-12). После этого собрания в конце 1926 – начале 1927 года в Кзыл-Орде состоялось еще несколько совещаний и встреч, организованных Наркпросом Казахской ССР и «Обществом нового алфавита». Они также не привели к ожидаемым латинистами результатам. По их инициативе в начале 1927 года в Казахстане был создан правительственный Комитет нового казахского алфавита. На пост его председателя был назначен глава Правительства Казахской АССР Н. Нурмаков, а в состав введены ответственные казахские работники (История Казахстана в документах и материалах 2011: 409). Тем не менее, данный комитет еще не имел статуса отдельного органа, и по этой причине выполнял функции временной комиссии при Совнаркоме Казахской АССР.

В это время казахские политические деятели, работающие в Москве, совместно с представителями тюрко-татарской интеллигенцией развернули бурную деятельность по созданию ВЦК НТА. 13 февраля 1927 г. «латинисты» во главе с Агамалы-Оглы проводят внеочередное собрание ответственных работников национальных республик, прибывших для участия в III сессии ЦИК СССР III созыва. Большинство участников встречи поддержали предложение о создании ВЦК НТА и сформировали оргкомитет, которому было поручено решить этот вопрос. На пост председателя комиссии был избран С. Агамалы-оглы, секретарем Ю. Назиров, членами С. Асфендиаров, Ф. Ходжаев, Б. Кульбешеров, Н. Айтаков и С. Диманштейн.  Кроме того, эта же комиссия была наделена соответствующими полномочиями до созыва первого пленума ВЦК НТА.

28 февраля 1927 г. на заседании оргбюро ЦК ВКП(б) обсуждался вопрос о создании ВЦК НТА. На нем заведующему отделом агитации и пропаганды ЦК ВКП(б) В. Кнорин, а также С. Асфендиаров, Т. Рыскулов и другие работники сумели обосновать необходимость создания Центрального комитета для руководства работой по переводу письменности тюркоязычных народов на новый алфавит на основе латинской графики. По итогам обсуждения было принято постановление о создании ВЦК НТА во главе с С. Агамалы-оглы в Баку (ЦК РКП(б)-ВКП(б) и национальный вопрос 2005: 475). Согласно решению в состав комитета должны были войти представители тюркоязычных автономных республик и областей. Для руководства организационной работой Комитета был создан временный президиум, в который вошли С. Агамалы Оглы, Н. Айтаков, С. Асфендиаров, С. Диманштейн, Ф. Ходжаев, Ю. Назиров и Б. Кульбешеров.

 11 мая 1927 года Президиум ЦИК СССР принял решение о создании Комитета по введению новотюркского алфавита под председательством С. Агамалы-оглы. В президиум Комитета были избраны С. Асфендиаров, Ю. Назиров, С. Диманштейн и Б. Кульбешеров, а членами от Центра – Т. Рыскулов, Ф. Ходжаев, Н. Тюрякулов, Н. Айтаков, М. Павлович, А. Досов, Е. Мансуров, от Казахской АССР – Н. Нурмаков, Г. Тогжанов и Т. Шонанов (Стенографический отчет первого пленума 1927: 8-9). Местом постоянного нахождения Комитета был определен Баку, с открытием отдельного представительства в Москве. Организационной комиссии, состоявшей из членов Комитета, было поручено осуществить все работы и мероприятия, связанные с созывом Учредительного пленума, намеченного на июнь 1927 года в Баку, и определить состав участников от национальных республик. Кроме того, комиссия приступила к разработке устава, положения и годового плана работы Комитета, которые должны были быть представлены на первом пленуме.

Создание ВЦК НТА в Баку значительно увеличило активность сторонников латинского алфавита в Казахстане. Понимая, что путем дебатов и научных споров, обменом мнениями достичь консенсуса с местными арабистами не удастся, латинисты включились в работу по подготовке к созданию Комитета нового казахского алфавита Казахстана. В начале 1927 года «Общество любителей нового шрифта» организовало несколько специальных встреч в Москве, Ташкенте, Казани, Саратове, а также в других городах, где обучалась немалое количество казахских студентов.

В мае 1927 г. «Общество любителей нового шрифта», во главе с Т. Шонановым и А. Байдильдиным, заручившись поддержкой казахских ответственных работников в Москве, направили на имя Совнаркома Казахской АССР специальный доклад, в котором было представлено развернутое обоснование необходимости создания ЦК нового казахского алфавита. К докладу был приложен проект будущего устава комитета, а также список кандидатов в члены. В докладе казахские «латинисты» настоятельно просили от правительства и соответствующих государственных органов принять решительные меры в вопросе нового алфавита (ЦГА РК. Ф. Р-740. Оп. 1. Д. 1. Л. 5-6 об.).

3-7 июня 1927 года в Баку прошел Первый пленум ВЦК НТА. Активное участие в его работе приняли С. Асфендиаров, Т. Рыскулов, Н. Тюрякулов, А. Досов (от Центра), Н. Нурмаков, Т. Шонанов, Г. Тогжанов (от Казахстана). Всего же на пленум прибыло из национальных республик СССР и РСФСР 39 делегатов. Пленум, утвердив положение о ВЦК НТА, избрал Президиум из 12 человек. Кроме того, членами Комитета были избраны 38 человек. В их число вошли заместитель председателя Совнаркома РСФСР Т. Рыскулов, ректор Московского института востоковедения С. Асфендиаров, заведующий отделом по делам национальностей Президиума ВЦИК А. Досов, руководитель Центрального государственного издательства народов Востока Н. Тюрякулов, председатель Совнаркома Казахской ССР Н. Нурмаков, заведующий издательским отделом Казкрайкома ВКП(б) и редактор газеты «Енбекши казах» Г. Тогжанов (Стенографический отчет первого пленума 1927: 173-174).

После создания ВЦК НТА, Совнарком Казахской ССР 19 июня 1927 года принял постановление об учреждении ЦК нового казахского алфавита (ЦК НКА), главой которого был назначен Н. Нурмаков. При поддержке советских и партийных органов, комсомольских организаций Комитет приступил к работе по подготовке агитаторских и пропагандистских кадров, которым после окончания курсов поручалась работе по распространению идеи о новом латинском алфавите. Несколько позже, во всех крупных городах и областных центрах Казахстана были открыты губернские отделы Комитета, которые незамедлительно включились в агитационно-разъяснительную работу среди местного населения. Вскоре, Президиум КазЦИК принял специальное постановление, призывавшее просветительские учреждения и организации проявить творческую инициативу и активность в введении нового казахского алфавита. В ответ на это обращение республиканские и областные газеты на казахском и русском языках начали публиковать статьи, активно продвигающие новый казахский алфавит. В них особое место отводилось освещению недостатков арабского письма и преимуществ латинского алфавита (ЦГА РК. Ф. Р-740. Оп. 1. Д. 2. Л. 63-64).

Несмотря на то, что казахским «латинистам» ценой больших усилий наконец-то удалось преодолеть упорное сопротивление местных «арабистов», на практике введение нового казахского алфавита столкнулось со многими трудностями. Об этом заявил председатель Совнаркома Казахской АССР Н. Нурмаков в своем докладе на II пленуме ВЦК НТА, состоявшемся в Ташкенте в январе 1928 года. Если первый пленум ВЦК НТА в Баку больше носил организационный характер, и был направлен на координацию общих действий движению по латинизацию алфавитов народов Советского Союза, то второй пленум в Ташкенте сосредоточился на практических вопросах и разработал конкретный план введения нового алфавита в национальных республиках. Согласно постановлению ташкентского пленума, каждая республика должна была не только разработать 5-летний перспективный план по введению нового алфавита, за этот же срок в обязательном порядке завершить все работы по переходу на новый алфавит.

В 1928 году ЦК НКА предпринял решительные попытки расширить и усилить движение по латинизации в Казахстане. К его работе были привлечены государственные служащие, квалифицированные специалисты, представители национальной интеллигенции, студенческая и учащаяся молодежь. Во всех областях республики были открыты отделения и филиалы Комитета. Кроме того, под его руководством в республике было создано 58 добровольных обществ, объединявшие в своих рядах более 4 тыс. чел. Комитет разработав букварь на новом алфавите, издал его на двух языках тиражом в 56 тыс. экземпляров. В целях распространения информации о новом алфавите Комитетом также была подготовлена специальная брошюра, бесплатно распространявшаяся среди жителей республики. Ко всему прочему, Комитет также подготовил и издал специальный сборник тиражом 5 тыс. экземпляров на арабской графике, в который вошли материалы дискуссий и дебатов между представителями национальной интеллигенции по вопросу о новом алфавите, длившиеся несколько лет (Әліпбе айтысы, 1927).

Несмотря на вышеперечисленные достижения, Казахстан по темпам и масштабам латинизации значительно отставал от других национальных республик. Это было связано с тем, что проводившиеся решительные меры в основном охватывали лишь крупные города и промышленные центры, сельская же местность оставалась вне рамок этих мероприятий. В то же время по причине острой нехватки квалифицированных учителей и педагогов обучение школьников новому алфавиту в школах, а также перевод всего учебного процесса на латинский алфавит протекал очень медленно. В этом вопросе значительные надежды возлагались на педагогический факультет Казахского государственного университета, который был открыт в октябре 1928 года в Алматы. Наряду с этим, из-за нехватки ресурсов и кадрового персонала продвижение латинского алфавита среди национальных восточных меньшинств республики, в первую очередь, каракалпаков и уйгуров, не имевших собственной письменности, также было затруднено.

 К этому добавлялись и сложности в издательском деле, существенно тормозившие расширение кампании по латинизации в Казахстане. Только чуть более половины из 9400 кг латинских шрифтов, присланных в Казахстан из Центра в 1928 году, были признаны пригодными для использования (ЦГА РК. Ф. Р-740. Оп. 1. Д. 2. Л. 64-65.). Это было связано с тем, что в республику прибывали шрифты, в которых отсутствовали новые буквы казахского латинизированного алфавита. По этой причине, полный набор шрифтов получило только Казахское краевое издательство, в то время как в областных типографиях остро наблюдалась нехватка как шрифтов нового алфавита, так и специалистов по их набору. Вышеупомянутые трудности стали значительной преградой по переводу делопроизводства, издательского дела, периодической печати, учебников и книг на новый алфавит в республике.

Для решения проблемы, связанных с переходом на латинский алфавит в Казахстане в декабре 1928 года в Кзыл-Орде прошла Первая краевая конференция сторонников нового казахского алфавита. В ее работе приняли участие более 300 человек из всех областей республики. Заседание открылось выступлением председателя Совнаркома Казахской АССР Н. Нурмакова, который публично выразил негодование в отношении дела латинизации в республике: «Новый казахский алфавит – это революция в Казахстане. Для скорейшего осуществления и практического претворения его в жизнь необходим революционный метод работ. Казахстан в осуществлении НКА отстал от братских тюркских республик. Нужно этот пробел наверстать. Осуществление нового алфавита, как нового дела, сопряжено с большими серьезными трудностями, необходимо привлечь к нему широчайшую массу трудящихся» (ЦГА РК. Ф. Р-740. Оп. 1. Д. 10. Л. 112.).

Повестка дня конференции включала три основных вопроса: 1) отчетный доклад ЦК НКА с содокладом о плане введения НКА; 2) Вопросы унификации алфавитов и вопросы орфографии; 3) Работа среди национальных меньшинств. О., который выступил с докладом по этим вопросам. Выступившие по этим вопросам нарком просвещения У. Джандосов и председатель Республиканского профкома работников просвещения А. Байдильдин подробно осветили положения в деле введения нового алфавита, основных достижениях и ключевых задачах. Согласно их заявлению, в 1931 году делопроизводство во всех школах, государственных организациях, кооперативных и хозяйственных учреждениях республики должны были перейти на новый алфавит. После завершения прений, в которых приняло участие 25 человек, участники конференции выразили поддержку выдвинутым предложениям, и отдельно указали на плохую связь ЦК НКА с местными областными и районными комитетами (ЦГА РК. Ф. Р-740. Оп. 1. Д. 10. Л. 113-115, 118).

После окончания конференции, казахская делегация, направилась в Казань для участия в III пленуме ВЦК НТА. В работе пленума приняли участие представители 25 национальностей из 15 национальных республик. Выступая на съезде от имени Казахской АССР, нарком просвещения У. Джандосов выразил следующее мнение: «Действительно, Казахстан отстал в отношении введения нового алфавита. Но если одним из основных признаков отсталости в этом отношении является вопрос унификации, то Казахстан не в самом хвосте, по крайней мере он впереди Азербайджана… У нас сейчас в Казахстане условия для введения нового тюркского алфавита складываются таким образом…, что мы можем нагнать Узбекистан и Татреспублику. Если для Узбекистана и Татарстана срок дан в один год, то мы гарантируем переход на новый алфавит в Казахстане в этот же срок. Одно обстоятельство, которое определяло наше отставание, состояло в том, что до сих пор в Казахстане НТА не был узаконен. Сейчас 4-я Сессия Казахского ЦИК-а узаконяет алфавит. По опыту остальных республик это означает создание более благоприятных условий, для нового алфавита и ускорение его проведения. Наша беда состоит в нашей общей культурной отсталости... Казахстан – республика обширная. У нас нет ни Казани, ни Баку, а есть Кзыл-Орда, – город, не располагающий материально-техническими условиями культуры необходимыми для оформления общественного мнения вокруг вопросов нового алфавита…» (Стенографический отчеттретьего пленума 1928: 65-66). В своем докладе У. Джандосов познакомил участников пленума о комплексе мероприятий, проводимых в республике по переходу на новый алфавит. В конце своего выступления им были озвучены конкретные сроки перехода на НКА: 1) объявление НТА государственным алфавитом 1 января 1929 г.; 2) к 1 октября 1931 года во всех учреждениях и предприятиях делопроизводство переводится на новый алфавит; 3) к 1 января 1930 г. переводится на новый алфавит все издательство; 4) с 1931 учебного года во всех учебных заведениях всех ступеней окончательно прекращается обучение на арабском алфавите в какой-бы то ни было форме (Стенографический отчеттретьего пленума 1928: 171). В резолюции, принятой на основе доклада Казахского ЦК НТА, пленум выразил удовлетворение ликвидацией сопротивления «арабистов» в Казахстане, и поручил ускорить работу по введению нового алфавита (Стенографический отчеттретьего пленума 1928: 223)

В то время, когда в Казани проходил III пленум ВЦК НТА, 6-сессия КазЦИК 6-созыва 19 декабря 1928 г. приняв закон «О введении нового казахского алфавита», объявила новый алфавит на основе латинской графики государственным (ЦГА РК. Ф. Р-740. Оп. 1. Д. 3. Л. 103-104). Этот закон дал мощный толчок к повсеместному введению латинского алфавита в Казахстане.

7 августа 1929 г., по инициативе ВЦК НТА ЦИК и Совнарком СССР приняли постановление «О новом латинизированном алфавите народов арабской письменности Союза ССР», заложившее основу для перехода на новый алфавит во всем Советском Союзе. Согласно этому постановлению тюркоязычные народы СССР должны были перейти на новый алфавит в сжатые сроки, то есть за 1-2 года. Все государственные органы и организации общесоюзного значения надлежало прекратить издавать книжную и печатную продукцию на арабской графике и использовать только латинский алфавит.

В 1929 году все учебники и учебные пособия в Казахстане начали издаваться только на новом алфавите. С октября 1930 г. полностью было прекращено издание любых видов печатной продукции на арабской графике. В 1929-1930 учебном году Наркомпрос совместно с ЦК НКА поставил задачу обучить латинскому алфавиту всех людей, владевших арабской грамотой. В этом направлении, местные отделы ЦК НКА, объединившись с организациями «Долой безграмотность», путем проведения культурных походов, смогли обучить 100 тысяч сельских жителей латинскому алфавиту (АП РК. Ф. 141. Оп. 1. Д. 3821. Л. 152). Только в 1928-1929 годах число, овладевших новым алфавитом превысило 170 тыс. чел., а в 1929-1930 годах их число увеличилось вдвое (368 тысяч) (Асфендиаров 1930). Принимая во внимание достижения Казахстана в деле латинизации, ВЦК НТА в мае 1930 г. именно в Алматы провел свой IV пленум (IV пленум Всесоюзного Центрального Комитета 1930).

Заключение. Таким образом, по итогам бурной деятельности ВЦК НТА и его местных комитетов в национальных республиках и автономных областях, действовавших вплоть до 1937 года 20 тюркоязычных народов Советского Союза перешли новый алфавит на основе латинской графики, более того 50 народностей и этносов впервые в своей истории получили свою письменность. В Советском Казахстане латинский алфавит стал одним из основных инструментов и рычагов осуществления культурного и национально-языкового строительства. И хотя, в силу ряда историко-объективных причин процесс латинизации в Казахстане начался поздно по сравнению с другими тюркскими республиками, в результате проведенного масштабного комплекса мероприятий в 1927-1930 годах латинский алфавит получил статус государственного, а вся периодическая печать и учебные материалы стали выходить на латинской графике, делопроизводство в государственных органах и организациях также было переведено на латинский алфавит. В процессе перехода на новый алфавит приняли активное участие видные государственные и общественные деятели, ученые и языковеды, работники культуры и искусства, образования и просвещения Казахстана, внеся тем самым свой вклад в его повсеместное введение.

Введение нового образца письма и совершенствование латинского алфавита, формирование его орфографии, норм и правил правописания, терминологии проходило в Советском Казахстане на протяжении долгих лет. Окончательный вариант 32-буквенного латинского алфавита казахского языка был принят ЦИК и Совнаркомом Казахской ССР лишь в 1938 году. Однако уже два года спустя, в 1940 году, на смену латинскому алфавиту пришла кириллица.

Программная статья «Взгляд в будущее: модернизация общественного сознания» Первого Президента Республики Казахстан Н.А. Назарбаева, опубликованная 12 апреля 2017 года в газете «Егемен Казахстан», положила начало переходу на латиницу в нашей стране (Назарбаев 2017). Это заявление Елбасы нашло всестороннюю поддержку и воодушевленные отклики со стороны народа Казахстана. Уже на протяжении трех последних лет, отечественные ученые, лингвисты и филологи, изучая собственный исторический опыт, а также бесценный опыт Турции, Азербайджана, Узбекистана и Туркменистана, разработали несколько вариантов латинского алфавита для современного казахского языка, представив их развернутое научное обоснование в многочисленных публикациях и научных трудах. Как и почти 100 лет назад не утихают научные споры и дебаты вокруг предложенных вариантов алфавитов с использованием различных дополнительных знаков и символов, позволяющих сохранить специфичные звуки казахского языка. Как показывает советский исторический опыт, переход на латинский алфавит может стать важным и действенным инструментом на пути индустриализации и модернизации страны.

Список литературы и источников:

Алдоңғарұлы Е. «Әліппе түзету тақырыпты білімпаздар тобының қортыныдысы» // Еңбекші қазақ. – 1924. – 27 шілде.

Архив Президента Республики Казахстан (АП РК). Ф. 141. Оп. 1. Д. 3821. Л. 152

Асфендиаров С. Борьба за новый алфавит – борьба за новую культуру. (из доклада тов. Асфендиарова о работе Всесоюзного Центрального Комитета нового тюркского алфавита) // Советская степь. – 1930. – №103 (1885). – 13 мая.

Әліпбе айтысы. – Қызыл-Орда: Үкіметтік Орталық жаңа әліпби Комитеті, 1927. – 80 б.

Әміржанова Н. Қазақстандағы латын жазуының тарихи тағлымы. – Алматы: Мемлекеттік тіл дамыту институты, 2012. – 300 б. (Б. 29-30).

Баберовски Й. Враг есть везде. Сталинизм на Кавказе. – Москва: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), Фонд «Президентский центр Б.Н. Ельцина», 2010. – 855 с. (С. 585).

Даудов А.Х., Е.П. Мамышева. Из истории латинизации национальных алфавитов СССР // Вестник СПбГУ. Сер. 2. Вып. 2. – 2011.– C. 7-12 (С. 8)

Досмұхамедов Х. Қазақ тіліне латын харфін алу мәселесі // Ақ жол. – 1924. – №435.

Исаев М.И. О языках народов СССР. – Москва: Наука, 1978. – 220 с. (С. 7).

Исаев М.И. Языковое строительство в СССР (процессы создания письменности народов СССР). – Москва: Наука, 1979. – 349 с. (С. 40).

История Казахстана в документах и материалах: Альманах. Вып. 1. – Алматы: «Издательство LEM», 2011. –  436 с. (С. 409).

Күдеринова Қ. Түркі тілдерінің әліпбиі мен емле тарихы. – Алматы: Қазақ тілі, 2016. – 329 б. (Б. 88).

Қазақ білімділерінің сиезінде латын қарпі // Еңбекші қазақ. – 1924. – №223. – 2 шілде.

Қазақ білімпаздарының тұңғыш съезі. – Орынбор: Қазақстан мемлекет баспасы, 1925. – 118 б. (Б. 55-67).

Луначарский А.В. Латинизация русской письменности // Культура и письменность Востока. Кн 5. – Баку, 1929. – 213 с. (С. 22) .

Михеев П. Еще о перемене транскрипции // Советская степь. – 1926. – 25 мая.

Назарбаев Н.Ә. Болашаққа бағдар: рухани жаңғыру // Егемен Қазақстан. – 2017. – 12 сәуір. – №70 (29051).

Павлов М. Задачи тюркологического съезда // Советская степь. – 1926. – 3 февраля.

Первый Всесоюзный Тюркологический Съезд. – Баку: «Нагыл Еви», 2011. – 552 с. (С. 344-345, 375-376, 515, 545-548).

Стенографический отчет первого пленума Всесоюзного Центрального Комитета нового тюркского алфавита, заседавшего в Баку от 3-го до 7-го июня 1927 года. – Москва: Издание ВЦК НТА, 1927. – 176 с. (С. 8-9, 173-174).

Стенографический отчеттретьего пленума Всесоюзного Центрального Комитета Нового тюркского алфавита, заседавшего в г. Казани от 18-го по 23 декабря 1928 г. – Казань: Издание ВЦК НТА, 1928. – 227 с. (С. 65-66, 223).

Төреқұлов Н. Жаңа әліпби неге керек? (Әліпбилер тарихы, қазақ-қырғыз мәдениетінің жолдары, жаңа әліпби). – Мәскеу: Совет Одағындағы халықтардың кіндік баспасы, 1924. – 84 б.

Тюрякулов Н. Еще раз о новом алфавите // Советская степь. – 1927. – 1 марта.

Феоктистов Н. О перемене транскрипции (о порядке постановки вопроса) // Советская степь. – 1926. – 11 мая.

Центральный государственный архив Республики Казахстан (ЦГА РК). Ф. Р-740. Оп. 1. Д. 1. 1-12.

ЦГА РК. Ф. Р-740. Оп. 1. Д. 2. Л. 63-65.

ЦГА РК. Ф. Р-740. Оп. 1. Д. 3. Л. 103-104.

ЦГА РК. Ф. Р-740. Оп. 1. Д. 10. Л. 112-115, 118.

ЦК РКП(б) – ВКП(б) и национальный вопрос.Кн. 1. 1918-1933 гг. / Сост. Л.С. Гатагова, Л.П. Кошелева, Л.А. Роговая. – Москва: РОССПЭН, 2005. – 784 с. (С. 475).

Шонанов Т. К вопросу о переходе на латинский алфавит (История вопроса. Почему добиваемся перехода на латинский алфавит. Подводные камни. Перспектива будущего) // Советская степь. – 1926. – 30 мая.

IV пленум Всесоюзного Центрального Комитета нового тюркского алфавита // Советская степь. – 1930. – №101. – 9 мая.

Яковлев Н.Ф. За латинизацию русского алфавита // Культура и письменность Востока. Кн. 5. – Баку, 1929. – 213 с. (С. 27).

References:

Aldoñğaruly E. «A’lіppe tüzetu taqyrypty bіlіmpazdar tobynyñ qortynydysy» // Eñbekshі qazaq. – 1924. – 27 shіlde (in Kazakh in Arabic script).

Arhiv Prezidenta Respubliki Kazahstan (AP RK). F. 141. Op. 1. D. 3821. L. 152.

Asfendiarov S. Bor'ba za novyj alfavit – bor'ba za novuju kul'turu (iz doklada tov. Asfendiarova o rabote Vsesojuznogo Central'nogo Komiteta novogo tjurkskogo alfavita) // Sovetskaja step'. – 1930. – №103 (1885). – 13 maja (in Russian).

A’lіpbe ajtysy. – Qyzyl-Orda: Ү’kіmettіk Ortalyq zhanga a’lіpbi Komitetі, 1927. – 80 b. (in Kazakh in Arabic script).

A’mіrzhanova N. Qazaqstandagy latyn zhazuynyñ tarihi tağlymy. – Almaty: Memlekettіk tіl damytu instituty, 2012. – 300 b. (B. 29-30) (in Kazakh).

Baberovski J. Vrag est' vezde. Stalinizm na Kavkaze. – Moskva: Rossijskaja politicheskaja jenciklopedija (ROSSPEN), Fond «Prezidentskij centr B.N. El'cina», 2010. – 855 s. (S. 585) (in Russian).

Daudov A.H., E.P. Mamysheva. Iz istorii latinizacii nacional'nyh alfavitov SSSR // Vestnik SPbGU. Ser. 2. – 2011. Vyp. 2. – S. 7-12 (S. 8) (in Russian).

Dosmuhamedov Kh. Qazaq tіlіne latyn harfіn alu ma’selesі // Aq zhol. – 1924. – №435 (in Kazakh in Arabic script).

Isaev M.I. O jazykah narodov SSSR. – Moskva: Nauka, 1978. – 220 s. (S. 8) (in Russian).

Isaev M.I. Jazykovoe stroitel'stvo v SSSR (processy sozdanija pis'mennosti narodov SSSR). – Moskva: Nauka, 1979. – 349 s. (S. 40) (in Russian).

Istorija Kazahstana v dokumentah i materialah: Al'manah. Vyp. 1. – Almaty: «Izdatel'stvo LEM», 2011. –  436 s. (S. 409) (in Russian).

Küderinova Q. Türkі tіlderіnіñ a’lіpbi men emle tarihy. – Almaty: Qazaq tіlі, 2016. – 329 b. (B. 88) (in Kazakh).

Qazaq bіlіmdіlerіnіñ siezіnde latyn qarpі // Eñbekshі qazaq. – 1924. – №223. – 2 shіlde (in Kazakh in Arabic script).

Qazaq bіlіmpazdarynyñ tunğysh siezі. – Orynbor: Qazaqstan memleket baspasy, 1925. – 118 b. (S. 55-67) (in Kazakh in Arabic script).

Lunacharskij A.V. Latinizacija russkoj pis'mennosti // Kul'tura i pis'mennost' Vostoka. Vol. 6. – Baku, 1929. – 213 s. (S. 22) (in Russian).

Miheev P. Esche o peremene transkripcii // Sovetskaja step'. – 1926. – 25 maja (in Russian).

Nazarbaev N.A’. Bolashaqqa bağdar: ruhani zhañğyru // Egemen Qazaqstan. – 2017. – 12 sa’uіr. – №70 (29051) (in Kazakh).

Pavlov M. Zadachi tjurkologicheskogo siezda // Sovetskaja step'. – 1926. – 3 fevralja (in Russian).

Pervyj Vsesojuznyj Tjurkologicheskij Siezd. – Baku: «Nagyl Evi», 2011. – 552 s. (S. 344-345, 375-376, 515, 545-548) (in Russian).

Stenograficheskij otchet pervogo plenuma Vsesojuznogo Central'nogo Komiteta novogo tjurkskogo alfavita zasedavshego v Baku ot 3-go do 7-go ijunja 1927 goda. – Moskva: Izdanie VCK NTA, 1927. – 176 s. (S. 8-9, 173-174) (in Russian).

Stenograficheskij otchet tret'ego plenuma Vsesojuznogo Central'nogo Komiteta Novogo tjurkskogo alfavita zasedavshego v g. Kazani ot 18-go po 23 dekabrja 1928 g. – Kazan': Izdanie VCK NTA, 1928. – 227 s. (S. 65-66, 223) (in Russian).

Törequlov N. Zhaña a’lіpbi nege kerek? (Әlіpbiler tarihy, qazaq-qyrğyz ma’denietіnіñ zholdary, zhaña әlіpbi). – Ma’skeu: Sovet Odağyndağy halyqtardyñ kіndіk baspasy, 1924. – 84 b. (in Kazakh in Arabic script).

Tjurjakulov N. Eshhe raz o novom alfavite // Sovetskaja step'. – 1927. – 1 marta (in Russian).

Feoktistov N. O peremene transkripcii (o porjadke postanovki voprosa) // Sovetskaja step'. – 1926. – 11 maja (in Russian).

Central'nyj gosudarstvennyj arhiv Respubliki Kazahstan (CGA RK). F. R-740. Op. 1. D. 1. L. 1-12.

CGA RK. F. R-740. Op. 1. D. 2. L. 63-65.

CGA RK. F. R-740. Op. 1. D. 3. L. 103-104.

CGA RK. F. R-740. Op. 1. D. 10. L. 112-115, 118.

CK RKP(b) – VKP(b) i nacional'nyj vopros. Kn. 1. 1918-1933 gg. / Sost. L.S. Gatagova, L.P. Kosheleva, L.A. Rogovaja. – Moskva: ROSSPEN, 2005. – 784 s. (S. 475) (in Russian).

Shonanov T. K voprosu o perehode na latinskij alfavit (Istorija voprosa. Pochemu dobivaemsja perehoda na latinskij alfavit. Podvodnye kamni. Perspektiva budushhego) // Sovetskaja step'. – 1926. – 30 maja (in Russian).

IV plenum Vsesojuznogo Central'nogo Komiteta novogo tjurkskogo alfavita // Sovetskaja step'. – 1930. – №101. – 9 maja (in Russian).

Jakovlev N.F. Za latinizaciju russkogo alfavita // Kul'tura i pis'mennost' Vostoka. Vol. 6. – Baku, 1929. – 213 s. (S. 27) (in Russian).

ҒТАМР: 03.20.00

КЕҢЕСТІК ҚАЗАҚСТАНДАҒЫ ҰЛТТЫҚ-ТІЛДІК ҚҰРЫЛЫС ТАРИХЫНАН: ЛАТЫН ӘЛІПБИІ ҮШІН КҮРЕС

Ф.С. Рамазанова¹, З.К. Какенова²

¹Т.ғ.к.,Семей қаласы Қазақ инновациялық гуманитарлық-заң университеті. Қазақстан.

²PhD докторант.Семей қаласыҚазақ инновациялық гуманитарлық-заң университеті. Қазақстан.

Aңдатпа. Мақалада архив құжаттары мен тарихи деректердің негізінде ХХ ғ. 20-жж. қазақ тілін латын әліпбиіне көшіру үдерісі зерттелген. Большевиктік биліктің жан-жақты қолдауына ие болған латындандыру қозғалысы ұлттық республикаларда тез тарала бастады. Мәдени құрылыстың маңызды құрамдас бөлігі болған «әліпби революциясы» Қазақстанда «латыншылар» мен «арабшылардың» тартысына алып келді. Қазақстанда «арабшылар» мен «төте жазуды» қорғаушылар тобының өзегін А. Байтұрсынов, Ә. Бөкейханов, М. Дулатов бастаған Алаш қозғалысының белді мүшелері құраған болса, олардың қарсыластарына танымал түркістандық қайраткер Н. Төреқұловтың төңірегінде топтасқан «латыншылар» айналды. Әкімшілік-саяси ресурсқа ие болғанына қарамастан, латыншылар тобы өз қарсыластарын «жеңуге» көп күш жұмсауға мәжбүр болды. Бұл бағытта І Бүкілодақтық түркітанушылар съезі шешуші рөл атқарды. Тарихи оқиғалардың кейінгі барысы көрсеткендей, Қазақстанда латындандыруды табысты енгізу «арабшылардың» қарсылығына емес, Қазақстанның жалпы әлеуметтік-экономикалық және мәдени жағдайына тәуелдіеді. ЖҚӘ ОК-нің құру, латын жазуына мемлекеттік әліпби мәртебесін беру, іс жүргізуді латынға ауыстыру, қомақты қаржы ресурстарын бөлу, ауқымды үгіт-насихат жұмыстары ХХ ғ. 30-жж. басында да күткен нәтижелерді бере алмады. Келесі онжылдықта да республикада ресми латын әліпбиімен қатар, қазақтар өздеріне жақсы таныс әрі қолайлы болған араб жазуын күнделікті өмірде бұрынғысынша қолдануды жалғастыра берді.

Түйін сөздер: мәдени революция, Қазақстан, ЖТӘ БОК, араб графикасы, латындандыру, ЖҚӘ ОК.

IRSTI: 03.20.00

ON THE HISTORY OF NATIONAL-LANGUAGE CONSTRUCTION IN SOVIET KAZAKHSTAN: FIGHT FOR THE LATIN ALPHABET

F.S. Ramazanova¹, Z.K. Kakenova²

¹Candidate of Historical Sciences. Kazakh Humanities Law Innovative University. Kazakhstan. Semey.

²PhD student. Kazakh Humanities Law Innovative University. Kazakhstan. Semey.

Abstract. In the article, on the basis of archival documents and historical sources, the process of translation of the Kazakh language from the Arabic alphabet to the Latin script in the 20s of the twentieth century is studied. The movement for Latinization, thanks to the all-round support of the Bolshevik Party, became widespread in the national republics of the USSR. The "alphabet revolution", which was an integral part of the nation-linguistic building, met with a serious protest from the defenders of the Arabic alphabet, which resulted in the state of "Latinists" and "Arabists" in Kazakhstan. The core of the latter consisted of members of the former autonomist movement Alash, represented by such prominent figures as A. Baitursynov, A. Bukeikhanov, M. Dulatov and others. They were opposed by a group of "Latinists" headed by the famous Turkestan figure N. Tyuryakulov. Despite the presence of an administrative and political resource, the group of "Latinists" took great pains to break the resistance of their ideological opponents. An important role in this matter is the 1st All-Union Turkological Congress. The subsequent course of events showed that the introduction of the Latin alphabet depended on the opposition of the "Arabists", the general economic and cultural state of Kazakhstan. The creation of the Central Committee of the NKA, giving it the status of a state one, transferring office work to the Kazakh Latin alphabet, serious financial costs, extensive agitation and propaganda work even in the early 30s of the twentieth century, could not give the expected results. In the next decade in the republic, along with the official Latin alphabet, Kazakhs continued to actively use the familiar Arabic script in everyday life.

Keywords: cultural revolution, Kazakhstan, Arabic graphics, Latinization, VTsK NTA, TsK NKA.

No comments

To leave comment you must enter or register

Views: 2325

No reviews

Download files

Category

Interdisciplinary studies Methodological works Macro- and Microhistory History of the Homeland. New research methods Research works of  young scientists Review. Comment

Related articles

ИЗ ИСТОРИИ МУСУЛЬМАНСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ В СЕВЕРНОМ КАЗАХСТАНЕ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX – НАЧАЛЕ XX ВВ. Электронное правительство в Казахстане: реализация и перспективы ИСТОРИКО-ДЕМОГРАФИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ТЮРКСКИХ НАРОДОВ КАЗАХСТАНА ЗА 1959 – 1970 ГГ. ПЕРВЫЙ ВСЕМИРНЫЙ КУРУЛТАЙ КАЗАХОВ: ИСТОРИЯ И ПРОДОЛЖЕНИЕ ТРЕТИЙ ВСЕМИРНЫЙ КУРУЛТАЙ КАЗАХОВ Особенности формирования казахской диаспоры в странах СНГ УДК 394.014 /1941-1945/ ПОВСЕДНЕВНАЯ ЖИЗНЬ КАЗАХСТАНСКОГО СЕЛА В ПЕРИОД ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ (НА ПРИМЕРЕ КУСТАНАЙСКОЙ ОБЛАСТИ) УДК 902/904 (035.3) К АТРИБУЦИИ ЗООМОРФНО ДЕКОРИРОВАННОГО ПРЕДМЕТА В ИСКУССТВЕ ДРЕВНЕГО НАСЕЛЕНИЯ САРЫАРКИ УДК 94 (574) К ВОПРОСУ О ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СОВЕТСКОГО ГОСУДАРСТВА В ВОСТОЧНОМ ТУРКЕСТАНЕ В 1920-Е ГОДЫ ПО АРХИВНЫМ ДАННЫМ МРНТИ 16.21.23 ЛАТИНИЗАЦИЯ КАЗАХСКОГО АЛФАВИТА В 1920-Е ГОДЫ: ДИСКУССИИ «АРАБИСТОВ» И «ЛАТИНИСТОВ» МРНТИ 03.20:03.29 РАБОЧАЯ СИЛА ИНДУСТРИАЛИЗАЦИИ МРНТИ 03.20.00 КАВАЛЕРИЙСКИЕ СОЕДИНЕНИЯ КАЗАХСТАНА В ГОДЫ ВОЙНЫ (1941-45): по материалам 81-й, 96-й и 105-й кавалерийских дивизий МРНТИ 03.20.00 К ИСТОРИИ НАЦИОНАЛЬНО-ЯЗЫКОВОГО СТРОИТЕЛЬСТВА В СОВЕТСКОМ КАЗАХСТАНЕ: БОРЬБА ЗА ЛАТИНСКИЙ АЛФАВИТ

Author's articles

МРНТИ 03.20.00 К ИСТОРИИ НАЦИОНАЛЬНО-ЯЗЫКОВОГО СТРОИТЕЛЬСТВА В СОВЕТСКОМ КАЗАХСТАНЕ: БОРЬБА ЗА ЛАТИНСКИЙ АЛФАВИТ