Home » Materials » МРНТИ 03.23.55 ИСТОРИОГРАФИЧЕСКИЙ ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ ПО ИСТОРИИ ПОЛИТИЧЕСКИХ РЕПРЕССИЙ КАЗАХОВ В СРЕДНЕЙ АЗИИ

К.Н. Балтабаева¹, М.Ч. Калыбекова². ¹К.и.н., КазНУ им. аль-Фараби. ²К.и.н., ВНС Института истории и этнологии им. Ч.Ч. Валиханова КН МОН РК.

МРНТИ 03.23.55 ИСТОРИОГРАФИЧЕСКИЙ ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ ПО ИСТОРИИ ПОЛИТИЧЕСКИХ РЕПРЕССИЙ КАЗАХОВ В СРЕДНЕЙ АЗИИ

Scientific E-journal «edu.e-history.kz» № 4 (24) октябрь-декабрь, 2020

Tags: Средняя, Туркменистан, Таджикистан, Кыргызстан, Узбекистан, памяти, Книга, реабилитация, репрессии, политические, Казахи, Азия, жертвы, политических, репрессий, историография.
Annotation:
Aннотация. Бывшие союзные республики СССР – ныне независимые государства: Республика Узбекистан, Кыргызская Республика, Республика Таджикистан и Туркменистан – подошли к вопросу изучения истории политических репрессий советского периода и реабилитации жертв репрессий крайне избирательно. В Узбекистане и Туркменистане отсутствует законодательство о реабилитации жертв политических репрессий советского периода. Эта ситуация также имеет негативное отношение к научно-исследовательской деятельности ученых гуманитарного профиля. В научной литературе по проблемам политических репрессий касательно казахов, проживавших в советских республиках Средней Азии, есть лишь частичное упоминание этой проблемы как актуальной для исследователей, а также отдельные фамилии репрессированных казахов. Поэтому сегодня необходимо исследование всех компонентов реабилитации, как составной части концепции национальной политики CCCР. Для определения направлений в современной национальной политике важно изучить историю и опыт репрессии и реабилитации необоснованно репрессированных людей в 20-50-е годы прошлого столетия, в том числе казахов в Средней Азии. На данном этапе актуально подвести итоги проведенных мероприятий по реабилитации и определить основные направления работы по увековечению памяти жертв политических репрессий. Статья выполнена в рамках реализации проекта «Политические репрессии среди казахов на территории республик Средней Азии в 20–50-е годы XX века (в свете новых архивных источников)» Министерства образования и науки Республики Казахстан.
Text:

Введение. История народов Средней Азии, как и Казахстана, первых трех десятилетий ХХ века является важным этапом в становлении национальной государственности. Октябрьские события 1917 г. в центральной России дошли и до национальных окраин. После окончания Гражданской войны была утверждена и (или) восстановлена советская власть на местах. Политические репрессии административно-командной системы, пик которых пришелся на 30-е – начало 40-х годов – общая трагическая история народов, проживавших на территории Советского Союза.

Материалы и методы. 13 августа 1990 г. Президент СССР М.С. Горбачев подписал Указ «О восстановлении прав всех жертв политических репрессий 1920–1950‑х гг.». Впервые необоснованные репрессии были названы «политическими преступлениями на почве злоупотребления властью». Признаны незаконными, противоречащими основным гражданским и социально-экономическим правам человека репрессии, проводившиеся в отношении крестьян в период коллективизации, а также в отношении всех других граждан по политическим, социальным, национальным, религиозным и иным мотивам в 1920–1950‑х годах, права которых должны быть полностью восстановлены.«Процесс пошел», но до сегодняшнего дня так и не завершен.

Проведен сравнительный анализ законодательной и в целом нормативно-правовой базы по реабилитации жертв политических репрессий и по увековечиванию их памяти в новых независимых государствах, возникших после распада Советского Союза.

Принято Постановление Президиума Республики Туркменистан от30декабря 1992г. №1088 «Ольготах гражданам,пострадавшим отрепрессий в20–50 годах» (Постановление Президиума, 1992). Право на льготы были установлены для граждан, подвергшихся репрессиям в виде лишения свободы на территории государства Туркменистан и реабилитированные правоохранительными органами.

«С обретением Независимости Казахстан на государственном уровне принял меры по увековечиванию памяти жертв этой трагедии.Бережно храня память о несправедливо осужденных, мы сможем построить светлое будущее, фундаментом которого остается наша Независимость», – отметил Президент Казахстана К.-Ж. К. Токаев, обращаясь к соотечественникам 30 мая 2020 г. по случаю Дня памяти жертв политических репрессий и голода (Обращение Главы государства, 2020). Закон Республики Казахстан «О реабилитации жертв массовых политических репрессий» № 2143-XII введен в действие с 14 апреля 1993 г. В 2020 г. создана Государственная комиссия по полной реабилитации жертв политических репрессий. По информации Администрации Президента РК предстоит рассмотреть около 6000 дел (Абаев, 2020).

Президент Кыргызской Республики А.А. Акаев подписал 27 мая 1994 г. Закон № 1538-XII «О правах и гарантиях реабилитированных граждан, пострадавших в результате репрессий за политические и религиозные убеждения, по социальным, национальным и другим признакам». Жогорку Кенеш Кыргызской Республики принял Постановление № 74-IV от 18 января 2008 г. о том, что День памяти жертв политических репрессий будет отмечаться 30 октября. Затем парламент признал повторение российской даты как ошибочное решение, ибо в каждой республике дата должна быть привязана к конкретным местным событиям. В Кыргызстане трагическими датами признаны 5 и 8 ноября 1938 года, когда были расстреляны представители 20 национальностей общей численностью 138 человек (фамилии уточнены по 137 чел.). Поэтому в 2008 г. Жогорку Кенеш принял новое решение: 8 ноября ежегодно отмечать в республике День памяти жертв политических репрессий.26 октября 2017 г. Президент Кыргызской Республики А.Атамбаев издал Указ № 231 «Об установлении Дней истории и памяти предков». Он отмечается ежегодно, 7 и 8 ноября (Указ Президента Кыргызской Республики, 2017).

Указом Президента Республики Узбекистан от 1 мая 2001 г. День поминовения  жертв политических репрессий утвержден 31 августа. Ровно через год открыт Музей «Памяти жертв репрессий» Академии наук Узбекистана.

Помнению социолога Бергенского Университета (Норвегия) Мехмоншо Шарифова, Таджикистану попримеру России, Казахстана идругих республик бывшего СССР следует установить День памяти жертв политических репрессий, рассекретить архивы иболее серьезно исследовать события тех лет (Сталинские репрессии в Таджикистане, 2019).

Для полноты работы уделялось внимание универсальным методам синтеза и анализа, логического сравнения и анализа, принципам системности и исторической объективности, ибо изучение истории репрессивной политики в регионах бывшего СССР возможно лишь в контексте общесоюзных процессов и шло в русле доминирующих научных концепций в гуманитарной сфере.

Обсуждение. Принятие вышеназванных нормативных правовых актов дало старт созданию благоприятных условий для научно-исследовательской, социокультурной и просветительской деятельности. Неслучайно большинство научных публикаций по теме политических репрессий увидело свет после развала СССР. Это было связано с деидеологизацией и устранением государственной цензуры, началом рассекречивания архивных документов и предоставлением исследователям (ограниченного круга) доступа к ведомственным архивам Министерства внутренних дел (далее – МВД) и государственной безопасности. В работе уделено внимание обобщающим трудам академического изложения, монографическим разработкам, оригинальным исследованиям с самостоятельными сюжетами о политических репрессиях, основанных на материалах ведомственных архивов, а также  сборникам документов, причем с учетом периодизации общесоюзной репрессивной политики. Именно эти, пока малочисленные, работы ценны как с концептуальной, так и содержательной стороны для проведения сравнительного анализа накопления историографических фактов специалистами разных научных школ.

Результаты. Массовые репрессии 1920–1950-х годов не обошли стороной Кыргызстан. За это время в стране по политическим мотивам было репрессировано около 40 тыс. человек, места захоронения которых до сих пор неизвестны (Постельняк, 2018). Министерство национальной безопасности Кыргызстана  выпустило в 1996 и 1997 гг. сборник «Восстанавливаем историческую справедливость». В первый том были включены краткие сведения о 4466 реабилитированных гражданах. Они были опубликованы в газетах «Советская Киргизия» и «Советтик Кыргызстан». Во второй том вошли имена 3814 жертв политических репрессий, реабилитированных в 1991–1996 гг. Эти сведения публиковались тогда впервые. 1898 фамилий репрессированных вошли в третий том позже.

В Кыргызстане имеются работы по общей истории репрессий, их причин и последствий. Ж.Р. Байдилдеев более 15 лет работал в центральных архивах республики и смог получить доступ в архив ГСНБ, где, по его словам, документы репрессированных были вложены в железные сейфы с отметкой «Враг народа». И хотя осужденные были оправданы еще в середине 50-х годов, однако сотрудники архива, сделав отметку «Оправдан» на личном деле репрессированного, снова прятали документы. Судьбы 25 репрессированных кыргызстанцев отражены в книге «Кайра жанган ысымдар» («Воскресшие имена») (Байдилдеев, 2012). Автор защитил кандидатскую диссертацию на тему «Политические репрессии в Кыргызстане в 1937–1938 гг. и их последствия» по архивным материалам Кыргызстана и России (Байдилдеев, 2014). Лично учредил фонд «Эстутум» («Память») по исследованию жертв политических репрессий и широкому освещению трагических периодов истории Кыргызстана. Он также является автором монографии «Кыргыз-казак интеллигенциясынын байланыштары» («Связи кыргызской и казахской интеллигенции» (Байдилдеев, 2016).

В кандидатской диссертации казахского дипломата Б.С. Сарсенбаева на тему «История казахско-кыргызских взаимоотношений в 20–30-е годы XX века» две главы посвящены истории и хода ликвидации бай-манапства – как части советской репрессивной аграрной политики и политическим репрессиям национальных элит и их последствиям. По мнению автора: «Малоизученность периода обусловлена малым количеством и разрозненностью сохранившихся архивных и иных материалов, ориентацией постсоветских национальных историографий на изучение исключительно территорий своих республик, без учета контекста всего региона и сильного взаимовлияния приграничных и пограничных районов» (Сарсенбаев, 2015:4). Изученные диссертантом материалы политических репрессий 30-х гг. показали наличие большого количества различных контактов между видными представителями казахской и кыргызской элит. Органы государственной безопасности использовали любые связи между ними для максимального расширения круга репрессируемых лиц и попыток обоснования существования многочисленных выдуманных «контрреволюционных организаций» и «антисоветских заговоров».  Политические репрессии насильственным образом прервали переход между традиционной кыргызской и казахской аристократией и первым поколением советских лидеров (Сарсенбаев, 2015:11). Разрушение механизма воспроизводства и смены элит и лидеров происходило и в результате многолетних преследований близких родственников репрессированных лиц, что не позволяло им воспользоваться социальными лифтами советской системы для восстановления своего потерянного общественного статуса.

Но в целом в Кыргызстане отсутствуют труды по политическим репрессиям казахов в 20–50-е годы XXв. Хотя биографические сведения по ста представителям казахской интеллигенции, информация  о вкладе казахов в развитии экономики, науки, образования и культуры Кыргызстана впервые представлена в книге «Казахи Кыргызстана» горного инженера-геолога, лауреата Государственной премии Кыргызской Республики М.К. Сартбаева, однако в ней не затронуты судьбы казахов в условиях социалистической модернизации (Сартбаев, 2009).

Из поля зрения ученых-обществоведов Кыргызстана выпал и сам процесс реабилитации, его ход и последствия.  Как свидетельствуют краткие биографические сведения 10-ти томного издания 2020 года «Жертвы политических репрессий Кыргызстана (1920–1953 гг.), процесс реабилитации репрессированных граждан в Кыргызстане начался после смерти Сталина. Составители издания кандидат исторических наук, полковник запаса Государственного комитета Национальной Безопасности Кыргызской Республики Б.Д. Абдрахманов и доктор исторических наук, профессор Т.А. Абдырахманов привели 20 тысяч фамилий репрессированных кыргызстанцев 55 национальностей. Возраст осужденных составил от 16-ти до 82-х лет.  Гендерный состав 85 репрессированных казахов – мужчины и женщины. Выходу книги предшествовало изучение 13,5 тысяч архивных дел за 3,5 года, осуществлен перевод обвинительных документов с русского на кыргызский язык. К сожалению, книга вышла тиражом всего 100 экземпляров и за счет собственных средств Б.Д. Абдрахманова (Кыргызстандагы саяси репрессиянын курмандыктары, 2020). Составители данной книги уточняют для будущих исследователей, что документы на репрессированных за 1918–1920 годы сосредоточены в архивах Ташкента.

По мнению ученых Кыргызстана, история репрессий может повториться, если не извлекать уроки и на сегодняшний день ни один историк не может точно сказать, сколько человек репрессировано. Многое в реабилитации зависело от социального статуса репрессированного лица, способа его осуждения, предъявленных ему обвинений, наличия близких родственников, готовых добиваться восстановления его честного имени (Дятленко, 2011).

Республика Таджикистан на севере граничит с Кыргызстаном, на северо-западе – с Узбекистаном, на юге – с Афганистаном, на востоке – с Китаем. Как Таджикская АССР создана в составе Узбекской ССР  14 октября 1924 года, преобразована в Таджикскую ССР 5 декабря 1929 года в составе СССР (История таджикского народа, 2001). Возрождение и становление таджикской государственности происходило в сложной политической обстановке, сопровождались враждебными действиями пантюркистов, националистов, которые всячески старались свести на нет усилия государственных деятелей и просвещенной части таджикского народа на обретение независимости и национальной государственности (Масов, 2014).

Населению молодой республики в составе Советского Союза, отдаленной от Москвы не удалось избежать политических репрессий. Органами НКВД в Таджикистане только за 1937–1938 гг. репрессированы 15704 человек (Хуррамов, 2019). Официальные выводы из уроков советского прошлого высшим руководством этой страны еще не сделаны окончательно. До сих пор не принят закон о реабилитации жертв политических репрессий, хотя практикуется присвоение звания Героя бывшим государственным и партийным лидерам, репрессированным в годы «Большого террора».

В Таджикистане не подготовлены и не изданы Книги памяти (скорби) о жертвах политических репрессий. В итоге, не только не оправданы репрессированные, но и их имена практически забыты. Таджикский историк Камол Абдуллаев объясняет такую ситуацию двумя причинами. «Объективная причина. Прежде всего слабым национальным самосознанием. У нас сильно местечковое, общинное самосознание. У каждого свои герои. Гармцы помнят и скорбят о Нустратулло Максуме, памирцы – о Шириншо Шотемуре, ходжентцы – о Абдурахиме Ходжибаеве. Причем, эта память поддерживается путем написания биографий, в которых «репрессирован–расстрелян–оправдан» идет одной строчкой и нет исторической оценки того периода. Нет никакого осуждения, просто констатация факта. Умолчание свойственно всей таджикской историографии. Субъективная причина. У большинства таджиков особое – трепетное отношение к советскому периоду и Сталину, что также удерживает их от критики репрессий и этого периода в целом» (Хуррамов, 2019).

Ученые Таджикистана не признавали факта депортации народов на территорию республики. Одна из первых статей на эту тему издана  на основе доступных архивных материалов информационного управления МВД Республики Таджикистан (Николаева, 2008). Первыми список  депортированных народов открыли русские, продолжили немцы с Поволжья, Украины и Польши, татары, греки, цыгане, болгары из Крыма, завершили список грузины из числа военнослужащих. Всего более 37700 человек взрослого населения (Николаева, 2008:61). В этом списке казахи не значились. В период гражданской войны, вспыхнувшей в Таджикистане после распада Союзного государства, произошло выселение и бегство национальных меньшинств из республики. Накануне распада СССР казахи в Таджикской ССР были девятой национальностью по численности и по данным переписи 1989 года здесь проживали 11376 казахов (Национальный состав населения СССР, 1991:144). Казахстан, не имеющий общей границы с Таджикистаном, смог в кратчайший срок организованно переселить и обустроить 2 752 семьи казахов в составе 11657 человек (Балтабаева, 2015:284). Массовый отток казахов был спровоцирован гражданской войной, политической и экономической нестабильностью этой страны.

Одним из первых в таджикской историографии к исследованиям указанных выше проблем обратился академик Р.М.Масов (1939–2018 гг.), фактически проложивший дорогу историкам и обществоведам в этом направлении. Из статей, опубликованных в СМИ в 1987–1989 гг. и освещающих многочисленные факты политических преследований и репрессий в Таджикистане, был издан сборник «Историческая правда – темные страницы истории Таджикистана». В публикациях доктора исторических наук, профессора Ш.М.Султонова, основанных на архивных материалах из России, выявлены за 1933–1938 гг. факты необоснованных обвинений и наказаний государственных и партийных деятелей, приведших к большим потерям профессиональных кадров молодой республики. Так, тиражом всего 200 экземпляров вышла монография «Абдурахим Ходжибаев и его время (историко-политический очерк)» (Султонов, 2010).

В отличие от профессиональных историков более активны в изучении истории политических репрессий и судеб людей писатели, поэты и журналисты. Один из них – Курбонидин Мирзовафоевич Аламшоев из г. Хорога (Горно-Бадахшанская автономная область), выпускник Ленинградского государственного университета. Перу журналиста, работающего по данной теме с начала «перестройки», принадлежит первая в Таджикистане книга о репрессиях 20–30-х годов ХХ века «Помир.1937», изданная в 2013 г. на таджикском языке в Душанбе. Послесловие к книге написал заместитель председателя совета научно-информационного и просветительского центра «Мемориал» Н.В. Петров из г. Москвы, автор PhDдиссертациина тему «Сталин и органы НКВД–МГБ в советизации стран Центральной и Восточной Европы. 1945–1953 гг.» (Petrov, 2008). «Изучение, анализ и объективное предоставление истории политических репрессий в Таджикистане в те годы требует при нынешних реалиях иные подходы. Это необходимо для укрепления национального самосознания и единства таджикского народа, а также это может служить важным инструментом для обеспечения суверенитета страны», – подчеркивает К.М. Аламшоев в одном из интервью (Чоршанбиев, 2013).

В книгу «Помир. 1937» вошли оригинальные архивные документы на русском языке, а также 16 очерков о жизни конкретных людей разных профессий, должностей и статусов в обществе. Среди них таджикские государственные и политические деятели Ибрагим Измаилов, который работал в Средазбюро ЦК ВКП(б); Сайфулло Абдуллоев, занимавший высшую партийную должность на Урале, Джамшеда Шанбезода – высокопоставленный работник ЦК КП(б) Таджикистана, а также истории о судьбах простых людей.

31 декабря 2013 г. автор книги «Помир. 1937» в Диссертационном совете при Институте истории, археологии и этнографии им. А. Дониша Академии наукРеспублики Таджикистанзащитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата исторических наук, подготовленную в Отделе истории, археологии и этнографии Институтагуманитарных наук им. академика Б.И. Искандарова АНРТ, на тему «Шириншо Шотемур – общественно-политический деятель Таджикистана» (Аламшоев, 2013). Хронологические рамки исследования охватывают период с 1885 г. (канун разграничения Памира между Россией и Великобританией) до 1937 г. В работе Ш.Шотемур – председатель ЦИК Таджикской ССР, Герой Таджикистана (1999 г.), партийный и советский деятель (Аламшоев, 2013:3,25). В 1920 г. он знакомится с крупным политиком НазиромТюрякуловым (1892–1937) – народным комиссаром просвещения Туркестана, первым советским послом-казахом, который сыграл важную роль в дальнейшей жизни и деятельности Ш.Шотемура.

Один из основных выводов автора диссертации: «Таджикистан стал превращаться в один из основных регионов обеспечения СССР высококачественным хлопком. В дальнейшем именно хлопок стал одной из главных причин активизации репрессивных действий в отношение партийно-советского руководства республики. Ш. Шотемур не был согласен с тем, что во второй половине 30-хгодов партийные организации везде брали верх, советы стали терять свою настоящую роль на местах, что страной больше начали управлять силовые структуры. Сигналом к арестам, ссылкам и уничтожению верхних эшелонов в Таджикистане стала статья в «Правде» – «Враги таджикского народа». В репрессии 1937–1938 годов в Таджикистане попали сотни невинных граждан – преимущественно работники партийных и советских органов республики» (Аламшоев, 2013,24).

На кафедре историографии и архивоведения исторического факультета Таджикского национального университета Бехрузджон Зариёевич Неъмонов в 2019 г. подготовил диссертацию на тему «Политические репрессии в Советском Таджикистане в 20–30-е годы ХХ века». Защите кандидатской диссертации предшествовало издание монографии «Политические преследования и давление на партийных и государственных деятелей Советского Таджикистана (1924–1938)» (Неъмонов, 2017).

По мнению автора, за годы независимости Таджикистана проблемы репрессий и политического террора партийных и государственных деятелей республики в 20–30-е годы ХХ века все еще остаются актуальными и малоисследованными. Массовые политические репрессии, давление на партийных и государственных деятелей, депортация народов, необоснованные обвинения во враждебной деятельности, осуждение лиц без проведения следственных действий пагубно повлияли на судьбы отдельных личностей, социальных групп и целых народов, эти исторические факты оказались на периферии научных интересов историков. «Объективное исследование событий 20–30-х годов ХХ века на основе сведений достоверных источников, призвано восстановить историческую память и способствовать росту национального самосознания таджикского народа и тем самым создать благоприятные условия для защиты его государственных и национальных интересов», – подчеркивает исследователь (Неъмонов, 2019:5).

Определение общей численности репрессированных в Таджикистане,  продолжение специальных исследований проблем политических репрессий по отношению к разным категориям населения диссертант определяет  как задачу для последующих исследователей, которым будут наконец-то  доступны спецархивы и спецфонды (Неъмонов, 2019:24). В целях сохранения и увековечивания памяти соотечественников, ставших жертвами политических репрессий и террора, следует, по мнению исследователя, разработать и осуществить комплекс мероприятий для использования их героического примера в воспитательной работе среди школьников и студентов: организовать на республиканских каналах серии передач, посвященных истории политических репрессий в республике, решить вопрос о памятниках жертвам, назвать их именами школы, улицы, площади и т.д. «Пока все факты политических репрессий не будут выявлены, обнародованы и официально осуждены, вопрос о вкладе государственных деятелей исследуемого периода в становление и развитие таджикской государственности так и останется не до конца изученным», – заключает диссертант (Неъмонов, 2019:24).

Н.В. Петрову – эксперту Конституционного суда Российской Федерации в процессе разбирательства «Дела КПСС» таджикский журналист К. Аламшоев в 2012 г. задал вопрос: «В Таджикистане в 1990-е годы поднимали вопросы об истории репрессий, а затем все утихло. Как вы думаете, стоит ли на эту тему говорить, писать, дискутировать?». Доктор исторических наук ответил: «Жаль! Без истории нет ни культуры, ни народа. А советские политические репрессии в памяти таджикского народа оставили очень серьезный и болезненный след. Не изучать этого, не помнить – нельзя» (Как уничтожали врагов народа в Таджикистане, 2012).

Перу выпускника КазГУ им. С.М. Кирова (ныне – КазНУ им. аль-Фараби), делегата I, VВсемирного курултая казахов, доктора филологических наук, профессора, председателя общества дружбы «Таджикистан-Казахстан» Абдусаттора Нуралиева (1941–2020) из Душанбе принадлежит книга «Казахи Таджикистана» (Нуралиев, 2016). В ней впервые приведены сведения о политических репрессиях казахов-беженцев от репрессий в Казахстане, уроженцев  Кызылординской области. Советская власть вела жестокую борьбу против религиозных деятелей: мулл, имамов и ишанов – суфийских шейхов, а также их детей. В книге «Казахи Таджикистана» приводится история семьи известного религиозного деятеля Бабай (Бабарахым или Рахымбаба) ишана Жунусулы, который в 1928 г. был вынужден тайно поселиться в Кургантюбинской (ныне – Хатлонская) области  Таджикистана. Его супруга Зере была родственницей отца Абая. В 1937 году, когда Бабай ишан достиг 80-летнего возраста, органы НКВД арестованы его старших сыновей– Калымбета и Абдуали. Младший сын Абдоллане вернулся с фронта Великой Отечественной войны. Калымбет и Абдуали были реабилитированы 16 января 1989 г. (Нуралиев, 2016:109).

К VВсемирному курултаю казахов Абдусаттор Нуралиев издал в г. Астане (ныне – Нур-Султан») книгу «Тәжікстандағы қазақтар» (Нуралиев, 2017). В ней есть уточненные сведения о семье Бабай ишана Жунусулы по архивным материалам Комитета Национальной Безопасности Республики Таджикистан. Его сын Бабаев Абдали, 1900 г.р., уроженец аула № 7 Кызылординской области. Осужден тройкой УГБ НКВД Таджикской ССР 6 декабря 1937 г. на 8 лет лишения свободы, без указания статьи Уголовного кодекса. По данным Информационного отдела МВД Республики Таджикистан Абдали умер в лагере 5 мая 1944 г. (дело № С03305) (Нуралиев, 2017:95). В книге также дан оригинальный материал из уголовного дела № П-4263, сохраненном в архиве Министерства безопасности Таджикистана: Бабаев Калымбет родился в 1895 г. в ауле № 49 Кызылординской области.11 сентября 1937 г. ему было предъявлено обвинение по ст. 58 и ст. 62 Уголовного кодекса Таджикской ССР. Тройкавынесла решение о высшей мере наказания. Приговор о расстреле приведен в исполнение15 сентября 1937 г. (Нуралиев, 2017:95).

Значительный вклад в изучение истории политических репрессий внесли и ученые Узбекистана, Туркменистана. Одним из первых по исследованию данной проблемы взялись  Р.А. Арипов, Н.Я. Мильштейн – авторы книги  «Из истории органов госбезопасности Узбекистана: (Документальные очерки истории, 1917-1930 гг.» (Арипов, Мильштейн, 1967:182), в которой  рассматриваются вопросы создания и развития органов госбезопасности в Узбекистане в первые годы Советской власти. Также борьба с агентурой иностранных разведок и внутренней контрреволюцией, роль органов госбезопасности в ликвидации басмачества. Хасанов Б.В. в работе «Национальная интеллигенция Узбекистана и исторические процессы 1917 - начала 50-х годов» (Хасанов, 2000:202) раскрывает отношение Советской власти к национальной интеллигенции Туркестана (1917-1920), проблемы национальных учительских кадров, старые и новые школы, социальные меры властей и реальное положение интеллигенции.

Экономические и политические преобразования в республике в 1920-1930-е гг. и их влияние на интеллигенцию, социальная политика и репрессии против интеллигенции, роль национальной интеллигенции в позитивных процессах в военное и послевоенное время и продолжение репрессивной практики сталинизма в области культуры. Зарождение и оформление движения за автономию Туркестана, басмаческое движение в Фергане, просоветские режимы в Бухаре и Хиве, общественно-политическая жизнь Туркестанской республики в 1921-1924 гг.: вооруженное противостояние Советской власти, национальная политика, тотальная советизация Туркестана, репрессии против национальных лидеров изложены в коллективном труде «Туркестан в начале ХХ века: К истории истоков национальной независимости» (Абдуллаев…, 2000:672).

Надо отметить, что на сегодня большую работу по сбору, изучению и публикации материалов, связанных с жизнью и деятельностью репрессированных узбекистанцев проводит благотворительный фонд «Шахидлар хотираси» (Памяти жертв репрессий) и Международный благотворительный фонд научно-практической экспедиции «Мерос» («Наследие») в городе Андижане. Под их руководством организовано несколько научно-исследовательских экспедиций по Узбекистану, Российской Федерации, Украины и Казахстана. По результатам экспедиции в вышедшем из печати сборнике документов и материалов «Жертвы репрессий» из пяти книг имеются важные сведения о лицах, репрессированных в 1937-1938 годы в Узбекистане и за его пределами: «Репрессия: 1937-1938 гг. Документы и материалы» (Шамсутдинов, 2005:288), «Катагон Курбонлари 1937 йил 10 август - 5 ноябрь: Иккинчи китоб» (Катагон Курбонлар, 2007:496), под общей редакцией Каримова Н.Ф. «Репрессия. 1937-1938 гг.: Документы и материалы. Вып. 3: Жертвы Большого террора из Узбекистана. 1937 год, ноябрь» (Каримов, 2007:496) и «Репрессия. 1937-1938 гг.: Документы и материалы. Вып. 4: Жертвы Большого террора из Узбекистана. 1937 год, декабрь» (Каримов, 2008:576), «Катагон Курбонлари: 5-китоб» (Шамсутдинов, 2009:416). Авторы на базе выявленных архивных документов и материалов дают возможность восстановить подлинную картину массовых репрессий. Документы свидетельствуют, что в 1937-1938 годах чистка партийного и государственного аппарата совпала с крупномасштабной чисткой общества, переросла в Большой террор. В течение второй половины 1937 года все силы НКВД были направлены на «чистку» страны от «антисоветских элементов». Особую группу среди опубликованных в сборнике документов секретного делопроизводства составляют директивы и постановления Политбюро ЦК ВКП(б), постановления СНК СССР, приказы и циркуляры НКВД СССР «Об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и других антисоветских элементов», «Об операции по репрессированию жен и детей изменников Родины», «О порядке выдачи на опеку родственникам детей, родители которых репрессированы» и другие, составившие институциональную основу репрессивной политики государства, судебно-следственная документация, представленная местными архивными материалами». Ценными информационными материалами являются сводки и статистические сведения ГУГБ НКВД об общей численности, национальном составе арестованных и осужденных по делам органов НКВД, а также заключенных в ИТЛ в 1937-1938 гг. По данным второго выпуска книги на 30 сентября по республике были арестованы и осуждены 10 700 человек, из них к расстрелу приговорены 3613 человек, 8-10 лет лагерей получили 7087 человек. В третьем выпуске сборника помимо протоколов заседаний «тройки» НКВД Узбекской ССР, которые состоялись с 13 по 28 ноября 1937 года, включает в себя имена расстрелянных и приговоренных к заключению в лагеря. В четвертом выпуске, также опубликованы протоколы заседаний «тройки» НКВД Узбекской ССР и списки репрессированных, где большее количество выпадают на Андижанский, Бухарский и Сурхандарьинский округа.

Также Благотворительный фонд «Шахидлархотираси», Институт истории Академии наук республики Узбекистан, Андижанский Государственный университет им. Бабура выпустили совместный сборник «Трагедия среднеазиатского кишлака: коллективизация, раскулачивание, ссылка: 1929-1955 гг. Документы и материалы», который на сегодня восполняет также пробелы «белых пятен» в изучении данной проблемы (Алимова, 2006:655). В основном базу составили документы по раскулачиванию и коллективизации в Узбекистане в 1929-1931 гг., хранящиеся в ГАРФ, ЦА ФСБ РФ, архивах Ставропольского края, Украины и Узбекистана.

«В архивах Узбекистана еще находится на хранении 583 архивных уголовных дела в отношении 740 граждан Казахстана, осужденных военными трибуналами, дислоцированными на территории Казахской ССР, а также 17 тысяч материалов на спецпоселенцев, находившихся на поселении в Южно-Казахстанской области» (Елеуханова, 2016:212). В 2020 г. Президент Узбекистана Ш. Мирзиёев предложил увековечить память всех репрессированных за период с 1937 по 1957 год. По предварительным оценкам речь идет о 100 тысяч человек, из которых 13 тысяч расстреляны. Поручено провести изыскания по каждому репрессированному, узнать его историю, встретиться с родственниками, издать книги о деятельности жертв сталинского террора, увековечить их именами, «чтобы наш народ знал и никогда не забывал о прошлом, ценил нынешнюю мирную жизнь».

Академик АН Туркменистана Мурадгельди Соегов, опираясь на личный жизненный опыт, рассказывает об отдельных эпизодах жизни и деятельности представителей казахского народа, проживавших и оставивших след в истории и культуре Туркменистана, конкретные детали из жизни государственного деятеля Саду Даулбаевича Унгалбаева, казаха, 1903 г.р., уроженца Красноводского уезда Закаспийской области (Соегов, 2018:77-84). В январе 1932 года С.Д. Унгалбаева назначают вторым заместителем Председателя Совета Народных Комиссаров Туркменской ССР, где работает до своего ареста в 1937 году. Он показал себя талантливым руководителем, достойно пред­ставлявшим Туркменскую ССР в союзном центре. Не случайно, наряду с таки­ми видными деятелями того периода, как С.М. Буденный, Н.А. Булганин, Ю.М. Каганович, на 2 сессии 7-го созы­ва Верховного Совета Союза ССР 12 января 1936 года С.Д. Унгалбаева избирают в состав Бюджетной комиссии ЦИК СССР (всего 47 чел., председатель ЦИК М.И. Калинин) (Об утверждении состава Бюджетной комиссии, 1936).

20 сентября 1939 года НКВД Туркменской ССР было вынуждено признать Генеральному прокурору СССР о том, что было создано провокационное дело о так называемой казахской националистической организации «Алаш-Орда» с охватом около 800 жителей Красноводского, Гасан-Кулийского и других районов (Докладная записка военного прокурора войск НКВД Туркменского погранокруга, 1939:347, 350). Пока остается открытым вопрос о принадлежности С.Д. Унгалбаева к организации «Алаш-Орда». Не исключено и то, что его обвиняли и сурово наказали как члена «Туркмен-Азатлыгы», ибо среди арестованных по делу мифической националистической организации «Туркмен-Азатлыгы» было немало не туркменов (Соегов, 2018:81).

Накануне Дня памяти жертв политических репрессий в своем обращении к казахстанцам Президент РК К.-Ж.К. Токаев сообщил о поручении создать Государственную комиссию по полной реабилитации жертв политических репрессий для завершения работы по восстановлению исторической справедливости. Действительно, политические репрессии – это живая история жизни нашего народа, связанная со многими нитями сегодняшнего дня. Особенно важным в этой связи является осознание трагедии 20–50-х прошлого столетия, который характеризуется разрывом традиций, утратой преемственности культурного опыта. Массовые жертвы и убийства в ходе национально-освободительных движений, гонения представителей религиозных конфессий, выселение в 20–30-е годы мусульманского духовенства (ишанов, имамов, мулл), а также уничтожение целых социальных слоев баев и зажиточных крестьян в ходе насильственной коллективизации; голод, унесший жизни миллионов людей; массовые репрессии против казахской творческой интеллигенции и общественно-политических деятелей и членов их семей – в ходе которых миллионы людей были лишены жизни, стали узниками ГУЛага, были лишены имущества, подвергнуты вынужденной откочевке.

Малоизученным аспектом историографической науки является и тоталитаризм как особый общественно-политический феномен, сыгравший зловещую роль в судьбах людей советской эпохи. На первоначальном этапе эта проблема была освещена в работах западных исследователей, так как в Советской стране идея построения социалистического общества не могла интерпретироваться иначе, как прогрессивное явление в истории человечества, и рассматривалась советскими историками в рамках официальной идеологии. Вообще термин «тоталитаризм» вошел в обиход научной литературы в конце 30-х годов ХХ века. Одной из первых работ по истории тоталитаризма, ставшей своего рода классикой западной социально-философской мысли, является работа Ф.А. Хайека «Дорога к рабству» (Хайек, 1999). Ее автор, анализируя экономические основы социализма, исследовал особенности двух альтернативных способов организации социальной жизни – либерализма и тоталитаризма, подразумевая в последнем – социализм. Более детальный анализ сущности тоталитаризма был дан в 50–60-х годах в работах западных исследователей, видевших в тоталитаризме новую форму государства и проанализировавших общие имманентные черты, в частности процесс нарушения прав человека (Баллестрем, 1992:16-28). В 70–80-е годы ХХ в. попытка определить критерии тоталитаризма, выявить присущие ему характерные черты была предпринята рядом западных ученых, таких как Дж. Армстронг, У. Локер и др.

Воспроизведение реалий тоталитарного режима в СССР в работе «Большой террор» Р. Конквеста положило начало дискуссиям о масштабах репрессий. Однако приведенные им данные были значительно преувеличены в связи с тем, что автор использовал в основном сведения из эмигрантской печати. По утверждению Р. Конвеста, аналогичное исследование могли провести только западные ученые, так как в Советском Союзе тогда существовал запрет на изучение этой проблемы (Конвест, 1990).

В конце 80 – начале 90-х годов ХХ в. в СССР впервые стали издаваться труды западных исследователей, таких как Р. Слассер «Сталин в 1917 г.: Человек, оставшийся без революции» (Слассер, 1989:320); Л.Беллади и Т.Краус «Сталин» (Белади, 1989:320) и др. Эти работы отличались солидной научной базой и основательностью, где авторы использовали большое количество западных и советских источников, документов, исследований, публистических художественных произведений.

В отечественной историографии только с 80-х годов ХХ века в связи с начавшимися демократическими процессами в стране, на страницах печати стало появляться большое количество публикаций о сущности сталинизма. За этот период был опубликован ряд сборников, статей и монографий, содержащих информацию о масштабах массовых репрессий.

Таким образом, краткий историографический анализ проблемы показывает, что на сегодня в историографии отечественной истории Узбекистана, Туркменистана  и соседних республик, несмотря на наличие широкого интереса к данной проблеме, следует констатировать, что при огромном количестве исследований проблемы репрессии и судьбы жертв недостаточно раскрыто и требует комплексного цельного научного исследования

Заключение. В сознание народа за все годы тоталитарного режима советской власти (1917–1991 гг.) активно внедрялась идея целесообразности и необходимости политических репрессий в Советском Союзе, которая нашла отражение в первую очередь директивных документах ВКП(б)–КПСС. Для исследователей были закрыты важные фонды партийных, государственных, в том числе ведомственных архивов (МВД, государственной безопасности). Горбачевская «перестройка» актуализировала критику тоталитарного режима и его репрессивной политики против собственного народа.

В зарубежной гуманитарной науке сохраняется приоритет за разработкой истории того народа, который дал название государственному объединению. Тема репрессий началась и с перерывами до сегодняшнего дня сосредоточена в основном на политической и культурной элите. И это неслучайно, ибо в Советском Союзе были расстреляны все первые лица в руководстве союзными республиками (исключение – Грузия и Азербайджан). Простой народ фигурирует, как правило, лишь в статистике.

Распад СССР привел, в частности, к тому, что казахи бывшего СССР теперь разделены не административными, а государственными границами, и остались гражданами разных стран. Как показывает анализ публикаций, в Узбекистане, Кыргызстане, Таджикистане, Туркменистане изучение истории казахской общины не являлось в советское время и не является в условиях независимости этих стран актуальным научным направлением.  Фамилии и судьбы казахов не представлены в  изданных архивных документах и воспоминаниях жертв политических репрессий, или их потомков. Поэтому история, этапы и ход репрессивной политики в отношении казахского населения Средней Азии в научной литературе фактически не рассмотрены и нет ни одного самостоятельного фундаментального труда, как в четырех государствах Средней Азии, так и в Республике Казахстан.

В Республике Казахстан изучение политических репрессий 20–50-е годов прошлого столетия казахов в четырех союзных республиках Средней Азии впервые заявлено в 2020 г. в рамках приоритетного направления развития науки: 6. Научные основы «Мәңгілік Ел» (образование XXIвека, фундаментальные и прикладные исследования в области гуманитарных наук). Такой новаторский подход следует поддержать и в будущем продолжить  изучение этой важной научной и политической проблемы и в других «регионах по периметру границ республики» (Козыбаев, 2019:42). Мы уверены, что территориальные рамки исследований объективно будут расширены, ибо регионы, не имевшие административные границы с Казахской АССР – Казахской ССР, приняли казахов-беженцев в годы социалистической модернизации, насильственной коллективизации, голода и политических репрессий.

Необходимо продолжить исследования политических репрессий, как опыт и уроки истории в кооперации ученых Республики Казахстан со специалистами других стран, где исторически представлена казахская община, или сформировавшаяся по политическим, идеологическим, религиозным причинам казахская диаспора.

Список литературы и источников:

Абаев Д. Создаваемой комиссии предстоит рассмотреть почти 6 тысяч дел / Новостной портал Агентства «Хабар», 30 мая 2020 г. – [Электронный ресурс] – URL:https://24.kz/ru/news/social/item/399434-d-abaev-sozdavaemoj-komissii-predstoit-rassmotret-pochti-6-tysyach-del (дата обращения2020-06-01).

Аламшоев К. Помир, 1937. – Душанбе: Ирфон, 2013.

Аламшоев К.М. Шириншо Шотемур – общественно-политический деятель Таджикистана: автореф. …дис. канд. ист. наук: 07.00.02. – Душанбе, 2013. – 26 с.

Арипов Р.А., Мильштейн Н.Я. Из истории органов госбезопасности Узбекистана: (Документальные очерки истории, 1917-1930 гг.). – Ташкент: Узбекистан, 1967. – 182 с.

Байдилдеев Ж.Р. Политические репрессии  в Кыргызстане в 1937–1938 гг. и их последствия: автореф. …дис. канд. ист. наук: 07.00.02. – Бишкек, 2014. – 26 с.

Байдилдеев Ж.Р. Политические гонения в Кыргызстане (1937–1938гг.). – Бишкек, 2013.

Байдилдеев Ж.Р. Кайра жанганысымдар. – Бишкек, 2010. – 240 с.

Байдилдеев Ж.Р. Кыргыз-казак интеллигенциясынын байланыштары (XX к. башы). – Бишкек: Макспринт, 2016. – 107 б.

Баллестрем К.Г. Апории теории тоталитаризма // Вопросы философии. –1992. – № 5. – С.16-28; Капелюшников Р.И. «Дорога к рабству» или «дорога к свободе»: полемика Ф.А. Хайека с тоталитаризмом // Вопросы философии. –1990. – № 10. – С.99-112.

Балтабаева К.Н., Мамашев Т.А., Ермекбай Ж.А., Баймагамбетова А.Ж. Казахская диаспора и репатриация (1991–2010): Монография / Научный ред. С.Ф. Мажитов. – Алматы: Изд-во «Елтаным», 2015. – 568 с.: 12 илл.

Белади Ласло, Краус Тамаш. Сталин. – М.: Политиздат, 1989. – 320 с.

Докладная записка военного прокурора войск НКВД Туркменского погранокруга Кошарского прокурору СССР М.И.Панкратьеву. 23 сентября 1939 г. Совершенно секретно. № 00828 / ГА РФ. Ф. Р-8131. On. 37. Д. 145. Л. 49–84. Подлинник. / Сайт: Сталин. Время. Люди. Империя. – [Электронный ресурс] –URL: https://stalinism.ru/repressii-1937-1938gg/dokladnaya-zapiska-voennogo-prokurora-vojsk-nkvd-turkmenskogo-pogranokruga-kosharskogo-prokuroru-sssr-m-i-pankratevu.html  (дата обращения: 2020-11-01).

Дятленко П.И. Реабилитация репрессированных граждан в Кыргызстане (1954–1999 гг.). – Бишкек, 2011. – 254 с. – [Электронный ресурс] –URL: http://www.literatura.kg/articles/?aid=1308 (дата обращения 2019-07-01).

Елеуханова С.В. Положение репрессированных в Казахстане // Реабилитация и память. Отношение к жертвам советских политических репрессий в странах бывшего СССР. – М.: Мемориал; Звенья, 2016. – С. 193-235.

Закон Кыргызской Республики № 1538-XII от 27 мая 1994 г. «О правах и гарантиях реабилитированных граждан, пострадавших в результате репрессий за политические и религиозные убеждения, по социальным, национальным и другим признакам» // Ведомости Жогорку Кенеша Кыргызской Республики. – 1994. – № 7. – С. 220.

Закон Республики Казахстан № 2143-XII от 14 апреля 1993 г. «О реабилитации жертв массовых политических репрессий» / Сайт «Әділет»: Информационно-правовая система нормативных правовых актов Республики Казахстан. – [Электронный ресурс] –URL: http://adilet.zan.kz/rus/docs/Z930002200(дата обращения 2019-07-01).

История таджикского народа. Том. V. / Под ред. академика АН Республики Таджикистан Р.М. Масова. – Душанбе, 2001. – 829 с.

Катагон Курбонлари 1937 йил 10 август - 5 ноябрь: Иккинчи китоб. –Ташкент: Шарк, 2007. Вып. 2. – 496 с.

Катагон Курбонлари: 5-китоб. – Ташкент: Шарк, 2009. Вып. 5. – 416 с.

Козыбаев И. М. «Большой террор» в Казахстане. – Алматы: Раритет, 2019. – 368 с.

Как уничтожали врагов народа в Таджикистане: интервью К. Аламшоева с доктором исторических наук, главным научным сотрудником Общества «Мемориал» Н.В. Петровым специально для ИА «Asia-Plus» 23.01.2012. – [Электронный ресурс] –URL:http://www.toptj.com/News/2012/01/23/kak_unichtozhali_vragov_naroda_v_tadzhikistane (дата обращения 2020-08-07).

Конвест Р. Большой террор // Нева. – 1990. – № 1-10.

Масов Р. Таджики: история с грифом «совершенно секретно». – Душанбе, 2014. – 212 с.

Национальный состав населения СССР по данным Всесоюзной переписи населения 1989 года. – М.: Финансы и статистика, 1991. – 160 с.

Неъмонов Б.З. Политические преследования и давление на партийных и государственных деятелей Советского Таджикистана (1924–1938). – Душанбе: Адабиётибачагона, 2017. – 250 с.

Неъмонов Б.З. Политические репрессии в Советском Таджикистане в 20–30-е годы ХХ века: автореф. …дис. канд. ист. наук: 07.00.02. – Душанбе, 2019. – 26 с.

Николаева Л.Ю. Депортированные народы в Таджикистан. - Восточный архив. – 2008. – № 18. – С. 61-64.

Нуралиев А. Казахи Таджикистана. – Душанбе: Истеъдод, 2016. – 160 с.

Нуралиев А. Тәжікстандағы қазақтар. – Астана: ЖК «Данебекова З.А.» баспасы, 2017. – 184 б.

Обращение Главы государства Касым-ЖомартаТокаева по случаю Дня памяти жертв политических репрессий и голода, 30 мая 2020 года // Официальный сайт Президента Республики Казахстан. – [Электронный ресурс] – URL:https://www.akorda.kz/ru/events/akorda_news/akorda_other_events/obrashchenie-glavy-gosudarstva-kasym-zhomarta-tokaeva-po-sluchayu-dnya-pamyati-zhertv-politicheskih-repressii-i-goloda (дата обращения 2020-06-01).

Об утверждении состава Бюджетной комиссии ЦИК Союза ССР. Москва, Кремль. 12 января 1936 г. – [Электронный ресурс] – URL:http://istmat.info/node/43492 (дата обращения: 2020-11-05).

Постановление Президиума Республики Туркменистан от30декабря 1992г. №1088 «Ольготах гражданам,пострадавшим отрепрессий в20–50 годах». – [Электронный ресурс] –URL: https://www.memo.ru/ru-ru/history-of-repressions-and-protest/rehabilitation/rehabilitation-law-tm/ (дата обращения 2020-09-09).

Постельняк А. Известные кыргызстанцы, репрессированные в годы красного террора. 15 ноября 2018. – [Электронный ресурс] – URL:https://kaktakto.com/poznavatelno/izvestnye-kyrgyzstancy-repressirovannye-v-gody-krasnogo-terrora/ (дата обращения 2019-07-06).

Репрессия. 1937-1938 гг.: Документы и материалы. Вып. 1. – Ташкент: Шарк, 2005. – 288 с.

Репрессия. 1937-1938 гг.: Документы и материалы. Вып. 3: Жертвы Большого террора из Узбекистана. 1937 год, ноябрь. – Ташкент: Шарк, 2007. – 496 с.

Репрессия. 1937-1938 гг.: Документы и материалы. Вып. 4: Жертвы Большого террора из Узбекистана. 1937 год, декабрь. – Ташкент: Шарк, 2008. –576 с.

Сарсенбаев Б.С. История казахско-кыргызских взаимоотношений в 20–30-е годы XX века: дисс. …канд. ист. наук: 07.00.02. – Бишкек, 2015. – 190 с.

Сартбаев М.К. Казахи Кыргызстана: Прошлое и настоящее. – Бишкек: Илим, 2009. – 172 с.

Соегов М. Сыны казахов – уроженцы Туркменистана // АйҚАП.– 2018. – № (109). – С. 77-84.

Сталинские репрессии в Таджикистане: кого они коснулись? 30.10. 2019. – [Электронный ресурс] – URL: https://asiaplustj.info/ru/news/tajikistan/society/20191030/stalinskie-repressii-v-tadzhikistane-kogo-oni-kosnulis (дата обращения 2019-12-12).

Слассер Р. Сталин в 1917 г.: Человек, оставшийся вне революции. – М.: Прогресс, 1989. – 320 с.

Султонов Ш.М. Абдурахим Ходжибаев и его время (историко-политический очерк). – Худжанд: Нуримаърифат, 2010. – 234 с.

Трагедия среднеазиатского кишлака: коллективизация, рескулачивание, ссылка: 1929-1955 гг. Документы и материалы / Под ред. Д.А. Алимовой; Институт истории Академии наук республики Узбекистан. Благотворительный фонд «Шахидлархотираси». Андижанский Государственный университет им. Бабура. – Т.1. – Ташкент: Шарк, 2006. – 655 с.

Туркестан в начале ХХ века: К истории истоков национальной независимости // Коллектив авт.: Абдуллаев Р.М., Агзамходжаев С.С., Алимов И.А., Голованов А.А., Нуруллин Р.А., Раджапова Р.Я., Иванов В.А., Прилуцкий Е.А., Раджабов К.К., Семенюта В.А., Хасанов М.К.; Науч. ред.: Раджапова Р.Я.; АН Республики Узбекистан. Институт истории. – Ташкент: Гл. ред. изд-полиграф. концерна «Шарк», 2000. – 672 с.

Указ Президента Кыргызской Республики от 26 октября 2017 г. № 231 «Об установлении Дней истории и памяти предков» / Сайт Министерства юстиции Кыргызской Республики. – [Электронный ресурс] – URL:http://cbd.minjust.gov.kg/act/view/ru-ru/69431 (дата обращения 2019-08-01).

Хасанов Б.В. Национальная интеллигенция Узбекистана и исторические процессы 1917 – начала 50-х годов / Отв. ред. Алимова Д.А.; АН Республики Узбекистан. Институт истории, Акад. МВД Республики Узбекистан. – Ташкент, 2000. – 202 с.

Хайек Ф. Дорога к рабству // Вопросы философии. – 1999. – № 10-12.

Хуррамов Х. Жизнь без исторической памяти: в Таджикистане мало знают о жертвах сталинских репрессий /Сайт «Радио Озоди». 13 марта 2019 г.– [Электронный ресурс] –URL:https://rus.ozodi.org/a/29819064.html (дата обращения 2019-09-01).

Чоршанбиев П. В Душанбе издана книга о сталинских репрессиях в Таджикистане. 26.02.2013. – [Электронный ресурс] – URL:https://centrasia.org/newsA.php?st=1361947200 (дата обращения 2019-08-05).

Petrov N. Сталин и органы НКВД-МГБ в советизации стран Центральной и Восточной Европы. 1945-1953 гг. Stalinisme en Sovjetisering 1945-1953: Een studie van archiefmateriaal over Stalin, de NKVD-MGB, Duitsland en andere landen in Centraal- en Oost-Europa: PhD thesis. –Amsterdam, 2008. – 328 с.

Кыргызстандагы саясий репрессиянын курмандыктары (1920–1953 жж.). Жертвы политических репрессий Кыргызстана (1920–1953 гг.). – Т. I-X. – Бишкек, 2020.

References:

Abaev D. Sozdavaemoj komissii predstoit rassmotret' pochti 6 tysyach del / Novostnoj portal Agentstva «Habar», 30 maya 2020 g. – [Electron resource] – URL: https://24.kz/ru/news/social/item/399434-d-abaev-sozdavaemoj-komissii-predstoit-rassmotret-pochti-6-tysyach-del (data obrashcheniya 2020-06-01). [in Russian].

AlamshoevK. Pomir, 1937. –Dushanbe: Irfon, 2013. [in Tajik].

AlamshoevK.M. ShirinshoShotemur – obshchestvenno-politicheskijdeyatel' Tadzhikistana: avtoref. …dis. kand. ist. nauk: 07.00.02. –Dushanbe, 2013. – 26 s. [inRussian].

AripovR.A., Mil'shtejnN.Ya. IzistoriiorganovgosbezopasnostiUzbekistana: (Dokumental'nyeocherkiistorii, 1917-1930 gg.). –Tashkent: Uzbekistan, 1967. – 182 s. [inRussian].

BajdildeevZh.R. PoliticheskierepressiivKyrgyzstanev 1937–1938 gg. iihposledstviya: avtoref. …dis. kand. ist. nauk: 07.00.02. –Bishkek, 2014. – 26 s. [inRussian].

BajdildeevZh.R. PoliticheskiegoneniyavKyrgyzstane (1937–1938 gg.). –Bishkek, 2013. [in Russian].

Bajdildeev Zh.R. Kajra zhanganysymdar. – Bishkek, 2010. –240 s. [in Kyrgyz].

Bajdildeev Zh.R. Kyrgyz-kazak intelligenciya synyn bajlanyshtary (XX k. bashy). – Bishkek: Maksprint, 2016. – 107 b. [in Kyrgyz].

Ballestrem K.G. Aporii teorii totalitarizma // Voprosy filosofii. – 1992. – № 5. –S.16-28; Kapelyushnikov R.I. «Doroga k rabstvu» ili «doroga k svobode»: polemika F.A. Hajeka s totalitarizmom // Voprosy filosofii. – 1990. – № 10. – S.99-112. [in Russian].

Baltabaeva K.N., Mamashev T.A., Ermekbaj Zh.A., Bajmagambetova A.Zh. Kazahskaya diaspora i repatriaciya (1991–2010): Monografiya / Nauchnyj red. S.F. Mazhitov. – Almaty: Izd-vo «Eltanym», 2015. – 568 s.: 12 ill. [in Russian].

Beladi Laslo & Kraus Tamash. Stalin. – M.: Politizdat, 1989. – 320 s. [in Russian].

Dokladnaıa zapıska voennogo prokýrora voısk NKVD Týrkmenskogo pogranokrýga Kosharskogo prokýrorý SSSR M.I. Pankratevý. 23 sentıabrıa 1939 g. Sovershenno sekretno. № 00828 / GA RF. F. R-8131. On. 37. D. 145. L. 49–84. Podlınnık. / Saıt: Stalın. Vremıa. Lıýdı. Imperııa. – [Electron resource] – URL: https://stalinism.ru/repressii-1937-1938gg/dokladnaya-zapiska-voennogo-prokurora-vojsk-nkvd-turkmenskogo-pogranokruga-kosharskogo-prokuroru-sssr-m-i-pankratevu.html (data obraenııa: 2020-11-01).

Dyatlenko P.I. Reabilitaciya repressirovannyh grazhdan v Kyrgyzstane (1954–1999gg.). -Bishkek, 2011. – 254s. – [Electron resource] – URL: http://www.literatura.kg/articles/?aid=1308(data obrashcheniya 2019-07-01). [in Russian].

Eleuhanova S.V. Polozhenie repressirovannyh v Kazahstane // Reabilitaciya i pamyat'. Otnoshenie k zhertvam sovetskih politicheskih repressij v stranah byvshego SSSR. –M.: Memorial; Zven'ya, 2016. – S.193-235. [in Russian].

Zakon Kyrgyzskoj Respubliki № 1538-XII ot 27 maya 1994 g. «O pravah i garantiyah reabilitirovannyh grazhdan, postradavshih v rezul'tate repressij za politicheskie i religioznye ubezhdeniya, po social'nym, nacional'nym i drugim priznakam» // Vedomosti Zhogorku Kenesha Kyrgyzskoj Respubliki. – 1994. – № 7. - St. 220. [in Russian].

Zakon Respubliki Kazahstan № 2143-XII ot 14 aprelya 1993 g. «O reabilitacii zhertv massovyh politicheskih repressij» / Sajt «Әdіlet»: Informacionno-pravovaya sistema normativnyh pravovyh aktov Respubliki Kazahstan.– [Electron resource] – URL: http://adilet.zan.kz/rus/docs/Z930002200_(data obrashcheniya 2019-07-01). [in Russian].

Istoriya tadzhikskogo naroda. Tom. V. / Pod red. akademika AN Respubliki Tadzhikistan R.M. Masova. – Dushanbe, 2001. – 829 s. [in Russian].

Katagon Kurbonlari 1937 jil 10 avgust - 5 noyabr: Ikkinchi kitob. –Tashkent: Shark, 2007. Vyp. 2. – 496 s. [in Uzbek].

Katagon Kurbonlari : 5-kitob. Vyp. 5. – Tashkent: Shark, 2009. – 416 s. [in Uzbek].

Kozybaev I. M. «Bol'shoj terror» v Kazahstane. – Almaty: Raritet, 2019. – 368 s. [in Russian].

Kak unichtozhali vragov naroda v Tadzhikistane: interv'yu K. Alamshoeva s doktorom istoricheskih nauk, glavnym nauchnym sotrudnikom Obshchestva «Memorial» N.V. Petrovym special'no dlya IA «Asia-Plus» 23.01.2012. – [Electron resource] – URL: http://www.toptj.com/News/2012/01/23/kak_unichtozhali_vragov_naroda_v_tadzhikistane (data obrashcheniya 2020-08-07). [in Russian].

Konvest R. Bolshoj terror // Neva. – 1990. – № 1-10. [in Russian].

Masov R. Tadzhiki: istoriya s grifom «sovershenno sekretno». – Dushanbe, 2014. – 212 s. [in Russian].

Nacionalnyj sostav naseleniya SSSR po dannym Vsesoyuznoj perepisi naseleniya 1989 goda. – M.: Finansy i statistika, 1991. – 160 s. [in Russian].

Nemonov B.Z. Politicheskie presledovaniya i davlenie na partijnyh i gosudarstvennyh deyatelej Sovetskogo Tadzhikistana (1924–1938). – Dushanbe: Adabiyotibachagona, 2017. – 250 s. [in Russian].

Nemonov B.Z. Politicheskie repressii v Sovetskom Tadzhikistane v 20–30-e gody XX veka: avtoref. …dis. kand. ist. nauk: 07.00.02. – Dushanbe, 2019. – 26 s. [in Russian].

Nikolaeva L.Yu. Deportirovannye narody v Tadzhikistan. – Vostochnyj arhiv. - 2008. – № 18. – S. 61-64. [in Russian].

Nuraliev A. Kazahi Tadzhikistana. – Dushanbe: Istedod, 2016. – 160 s. [in Russian].

Nuraliev A. Tәzhіkstandaғy қazaқtar. – Astana: ZhK «Danebekova Z.A.» baspasy, 2017. – 184 b. [in Kazakh].

Obrashchenie Glavy gosudarstva Kasym-Zhomarta Tokaeva po sluchayu Dnya pamyati zhertv politicheskih repressij i goloda, 30 maya 2020 goda // Oficial'nyj sajt Prezidenta Respubliki Kazahstan. – [Electron resource] – URL: https://www.akorda.kz/ru/events/akorda_news/akorda_other_events/obrashchenie-glavy-gosudarstva-kasym-zhomarta-tokaeva-po-sluchayu-dnya-pamyati-zhertv-politicheskih-repressii-i-goloda (data obrashcheniya 2020-06-01). [in Russian].

Ob ýtverjdenıı sostava Bıýdjetnoı komıssıı TsIK Soıýza SSR. Moskva, Kreml. 12 ıanvarıa 1936 g. - URL: http://istmat.info/node/43492 (data obraenııa: 2020-11-05).

Postanovlenie Prezidiuma Respubliki Turkmenistan ot 30 dekabrya 1992 g. № 1088 «O lgotah grazhdanam, postradavshim ot repressij v 20–50 godah». – [Electron resource] – URL: https://www.memo.ru/ru-ru/history-of-repressions-and-protest/rehabilitation/rehabilitation-law-tm/ (data obrashcheniya 2020-09-09). [in Russian].

Postelnyak A. Izvestnye kyrgyzstancy, repressirovannye v gody krasnogo terrora. 15 noyabrya 2018. – [Electron resource] – URL: https://kaktakto.com/poznavatelno/izvestnye-kyrgyzstancy-repressirovannye-v-gody-krasnogo-terrora/ (data obrashcheniya 2019-07-06). [in Russian].

Repressiya. 1937-1938 gg.: Dokumenty i materialy. Vyp. 1. – Tashkent: Shark, 2005. – 288 s. [in Russian].

Repressiya. 1937-1938 gg.: Dokumenty i materialy. Vyp. 3: Zhertvy Bol'shogo terrora iz Uzbekistana. 1937 god, noyabr'. – Tashkent: Shark, 2007. – 496 s. [in Russian].

Repressiya. 1937-1938 gg.: Dokumenty i materialy. Vyp. 4: Zhertvy Bol'shogo terrora iz Uzbekistana. 1937 god, dekabr'. – Tashkent: Shark, 2008. – 576 s. [in Russian].

Sarsenbaev B. S. History of Kazakh-Kyrgyz relations in the 20-30s of the XX century: Diss. ... candidate of historical Sciences: 07.00.02. – Bishkek, 2015. – 190 s. [in Russian].

Sartbaev M.K. Kazahi Kyrgyzstana: Proshloe i nastoyashchee. – Bishkek: Ilim, 2009. – 172 s. [in Russian].

Soegov M. Syny kazahov – ýrojentsy Týrkmenıstana // AıQAP. – 2018. – № (109). –S. 77-84. [in Russian].

Stalinskie repressii v Tadzhikistane: kogo oni kosnulis'? 30.10. 2019. – [Electron resource] – URL: https://asiaplustj.info/ru/news/tajikistan/society/20191030/stalinskie-repressii-v-tadzhikistane-kogo-oni-kosnulis (data obrashcheniya 2019-12-12). [in Russian].

Slasser R. Stalin v 1917 g.: Chelovek, ostavshijsya vne revolyucii. – M.: Progress, 1989. – 320 s. [in Russian].

Sultonov Sh.M. Abdurahim Hodzhibaev i ego vremya (istoriko-politicheskij ocherk). –Hudzhand: Nurima"rifat, 2010. – 234 s. [in Russian].

Tragediya sredneaziatskogo kishlaka: kollektivizaciya, reskulachivanie, ssylka: 1929-1955 gg. Dokumenty i materialy // Pod red. D.A. Alimovoj; Institut istorii Akademii nauk respubliki Uzbekistan. Blagotvoritel'nyj fond «Shahidlarhotirasi». Andizhanskij Gosudarstvennyj universitet im. Babura. T.1. – Tashkent: Shark, 2006. – 655 s. [in Russian].

Turkestan v nachale XX veka: K istorii istokov nacional'noj nezavisimosti / Kollektiv avt.: Abdullaev R.M., Agzamhodzhaev S.S., Alimov I.A., Golovanov A.A., Nurullin R.A., Radzhapova R.Ya., Ivanov V.A., Priluckij E.A., Radzhabov K.K., Semenyuta V.A., Hasanov M.K.; Nauch. red.: Radzhapova R.Ya.; AN Respubliki Uzbekistan. Institut istorii. – Tashkent: Gl. red. izd-poligraf. koncerna «Shark», 2000. – 672 s. [in Russian].

Ukaz Prezidenta Kyrgyzskoj Respubliki ot 26 oktyabrya 2017 g. № 231 «Ob ustanovlenii Dnej istorii i pamyati predkov» / Sajt Ministerstva yusticii Kyrgyzskoj Respubliki. – [Electron resource] – URL: http://cbd.minjust.gov.kg/act/view/ru-ru/69431 (data obrashcheniya 2019-08-01). [in Russian].

Hasanov B.V. Nacional'naya intelligenciya Uzbekistana i istoricheskie processy 1917 - nachala 50-h godov / Otv. red. Alimova D.A.; AN Respubliki Uzbekistan. Institut istorii, Akad. MVD Respubliki Uzbekistan. – Tashkent, 2000. – 202 s. [in Russian].

Hajek F. Doroga k rabstvu // Voprosy filosofii. – 1999. –№ 10-12. [in Russian].

Hurramov H. Zhizn' bez istoricheskoj pamyati: v Tadzhikistane malo znayut o zhertvah stalinskih repressij / Sajt «Radio Ozodi». 13 marta 2019 g. – [Electron resource] – URL: https://rus.ozodi.org/a/29819064.html (data obrashcheniya 2019-09-01). [in Russian].

Chorshanbiev P. V Dushanbe izdana kniga o stalinskih repressiyah v Tadzhikistane. 26.02.2013. – [Electron resource] – URL: https://centrasia.org/newsA.php?st=1361947200 (data obrashcheniya 2019-08-05). [in Russian].

Petrov N. Stalin i organy NKVD-MGB v sovetizacii stran Centra'noj i Vostochnoj Evropy. 1945–1953 gg. Stalinisme en Sovjetisering 1945-1953: Een studie van archiefmateriaal over Stalin, de NKVD-MGB, Duitsland en andere landen in Centraal- en Oost-Europa: PhD thesis. – Amsterdam, 2008. – 328 s. [in Russian].

Kyrgyzstandagy sayasij repressiyanyn kurmandyktary (1920–1953 zhzh.). Zhertvy politicheskih repressij Kyrgyzstana (1920–1953 zhzh). T. I–X. – Bishkek, 2020. [in Kyrgyz/Russian].

ҒТАМР 03.23.55

ОРТА АЗИЯДАҒЫ ҚАЗАҚТАРДЫҢ САЯСИ ҚУҒЫН-СҮРГІН ТАРИХЫ БОЙЫНША ӘДЕБИЕТТЕРДІҢ ТАРИХНАМАЛЫҚ ШОЛУЫ

К.Н. Балтабаева¹, М.Ч. Қалыбекова²

¹тарих ғылымдарының кандидаты, әл-Фараби атындағы Қазақ ұлттық университеті Түлектер қауымдастығының атқарушы директоры.

Қазақстан, Алматы қ.

²Тарих ғылымдарының кандидаты, ҚР БҒМ ҒК Ш.Ш. Уәлиханов атындағы тарих және этнология институтының жетекші ғылыми қызметкері.

Қазақстан, Алматы қ.

Аңдатпа. КСРО-ның бұрынғы одақтық республикалары – қазірде тәуелсіз мемлекеттер Өзбекстан Республикасы, Қырғызстан Республикасы, Тәжікстан Республикасы және Түркіменстан – кеңестік кезеңдегі қуғын-сүргін құрбандарының саяси қуғын сүргіні мен ақталуы тарихын зерттеу мәселесіне барынша таңдаулы қарады. Өзбекстан мен Түркіменстанда кеңестік кезеңдегі саяси қуғын-сүргін құрбандарының ақталуына қатысты заңдылықтар болған емес. Бұл жағдай гуманитарлық сала ғалымдарының ғылыми-зерттеу қызметтеріне жағымсыз әсерін берді. Орта Азияның кеңестік республикаларында өмір сүрген қазақтарға қатысты саяси қуғын-сүргін мәселелері бойынша ғылыми әдебиеттерде зерттеушілер үшін бұл өзекті мәселе тек кейбір жағдайда ғана, сондай-ақ қуғындалған қазақтардың жекелеген тегін атап көрсетумен ғана шектеледі.

КСРО-ның бұрынғы одақтық республикалары – қазірде тәуелсіз мемлекеттер Өзбекстан Республикасы, Қырғызстан Республикасы, Тәжікстан Республикасы және Түркіменстан – кеңестік кезеңдегі қуғын-сүргін құрбандарының саяси қуғын сүргіні мен ақталуы тарихын зерттеу мәселесіне барынша таңдаулы қарады. Өзбекстан мен Түркіменстанда кеңестік кезеңдегі саяси қуғын-сүргін құрбандарының ақталуына қатысты заңдылықтар болған емес. Бұл жағдай гуманитарлық сала ғалымдарының ғылыми-зерттеу қызметтеріне жағымсыз әсерін берді. Орта Азияның кеңестік республикаларында өмір сүрген қазақтарға қатысты саяси қуғын-сүргін мәселелері бойынша ғылыми әдебиеттерде зерттеушілер үшін бұл өзекті мәселе тек кейбір жағдайда ғана, сондай-ақ қуғындалған қазақтардың жекелеген тегін атап көрсетумен ғана шектеледі.

Сондықтан бүгінде саяси қуғын-сүргiн құрбандарын ақтаудың барлық компоненттерін КСРО-ның ұлттық саясаты тұжырымдамасының ажырамас бөлігі ретінде зерттеу қажет. Қазіргі ұлттық саясаттағы маңызды бағыттарды анықтау үшін өткен ғасырдың 20-50 жылдарында негізсіз қуғын-сүргінге ұшыраған адамдардың, оның ішінде Орта Азиядағы қазақтардың қуғын-сүргіні мен оларды ақтау тарихы мен тәжірибесін зерттеу қажет. Осы негізде саяси қуғын-сүргiн құрбандарын ақтауға қатысты жүзеге асырылған шаралардың нәтижелерін қорытындылау және саяси қуғын-сүргін құрбандарына қатысты естеліктерді мәңгіге қалдыру бойынша жұмыстың негізгі бағыттарын анықтау маңызды.

Түйін сөздер: қазақтар, саяси қуғын-сүргін, ақтау, Естелік кітап, Өзбекстан, Қырғызстан, Тәжікстан, Түрікменстан, Орта Азия, саяси қуғын-сүргін құрбандары, тарихнама.

Мақала Қазақстан Республикасы Білім және ғылым министрлігінің  «ХХ ғасырдың 20–50 жылдарындағы Орта Азия республикаларының аумағындағы қазақтар арасындағы саяси қуғын-сүргін (жаңа мұрағаттық деректер негізінде)» жобасын іске асыру шеңберінде орындалды.

IRSTI:03.23.55

THE HISTORIOGRAPHIC REVIEW OF LITERATURE ON THE HISTORY OF POLITICAL REPRESSIONS OF THE KAZAKHS IN CENTRAL ASIA

K.N. Baltabayeva¹, M.Ch. Kalybekova²

¹Candidate of Sciences (History), Executive Director, Alumni Association of the al-Farabi Kazakh National University.Kazakhstan,Almaty.

²Candidate of Sciences (History),Leading Researcher at Ch.Ch. Valikhanov Institute of History and Ethnology of the Science Committee of the Ministry of Education and Science of the Republic of Kazakhstan.Kazakhstan,Almaty.

Abstract. The former union republics of the USSR are now independent states: the Republic of Uzbekistan, the Kyrgyz Republic, the Republic of Tajikistan, and Turkmenistan - approached the issue of studying the history of political repression of the Soviet period and the rehabilitation of victims of repression very selectively. Uzbekistan and Turkmenistan lack legislation on the rehabilitation of victims of Soviet political repression. This situation also has an extremely negative relationship to the research activities of scientists in the humanities. In the scientific literature on the problems of political repression concerning the Kazakhs who lived in the Soviet republics of Central Asia, there is only a partial mention of this problem as relevant for researchers, as well as some names of the repressed Kazakhs.Therefore, now it is necessary to study all the components of rehabilitation, as an integral part of the concept of national policy of the USSR. To determine the directions in modern national policy, it is important to study the history and experience of repression and rehabilitation of unreasonably repressed people in the 20-50s of the last century, including Kazakhs in Central Asia. At this stage, it is important to sum up the results of the rehabilitation measures taken and determine the main directions of work to perpetuate the memory of victims of political repression.

Key words: Kazakhs, political repression, rehabilitation, Bookof Memory, Uzbekistan, Kyrgyzstan, Tajikistan, Turkmenistan, Central Asia, victims of political repression, historiography.

The article was written within the framework of the project "Political repressions among Kazakhs in the republics of Central Asia in the 20-50s of the XX century (in the form of new archival sources)" of the Ministry of Education and Science of the Republic of Kazakhstan.

No comments

To leave comment you must enter or register

Views: 150

No reviews

Download files

Category

Interdisciplinary studies Methodological works Macro- and Microhistory History of the Homeland. New research methods Research works of  young scientists Review. Comment

Related articles

Об одной интересной миниатюре в рукописи Сефевидского периода из музея Реза Аббаси (ИРИ, Тегеран) О некоторых символах власти (трон и корона: от Монгольской империи к Казахскому ханству) УДК 978.11-008 ДРЕВНЯЯ ИСТОРИЯ ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ: РЕЛИГИИ, КУЛЬТУРЫ, КОНТАКТЫ УДК 323.1:94(476) Қазақстандағы белорус этносының өкілдері: қалыптасуының тарихы мен бүгіні ДИПЛОМАТИЧЕСКИЕ СВЯЗИ МИНСКОГО КИТАЯ С ГОСУДАРСТВАМИ ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ УДК 327 (574:44)Казахстан-Франция: к вопросу о стратегическом партнерстве в ХХІ веке 930:325.1(574) ИСТОРИОГРАФИЧЕСКИЙ ОБЗОР ПО ПРОБЛЕМЕ ДЕПОРТАЦИИ НАРОДОВ В КАЗАХСТАН УДК 821.161.1 «Поселился на границе Сибири и Казахстана в г. Кустанае» История ссылки Михаила Бахтина: проблемы, поиски 11.25.91 ҚАЗІРГІ КЕЗЕҢДЕГІ ҚАЗАҚСТАН-МАЖАР ҚАТЫНАСТАРЫНЫҢ АХУАЛЫ МЕН ДАМУ КЕЛЕШЕГІ ҒТАХР 03.20.29 ЖАҺАНДАНУ ЖАҒДАЙЫНДА ҚАЗАҚСТАН МЕН ОРТАЛЫҚ АЗИЯ МЕМЛЕКЕТТЕРІНІҢ ЭКОЛОГИЯ САЛАСЫНДАҒЫ ЫНТЫМАҚТАСТЫҒЫ МРНТИ 03.20:03.29 ИСТОРИЧЕСКАЯ ПАМЯТЬ В УСЛОВИЯХ СОВРЕМЕННОГО КАЗАХСТАНА: ПОИСКИ ГЕРОЕВ И СМЫСЛОВ ҒТАМР 03.09.31 XIX Ғ. БІРІНШІ ЖАРТЫСЫНДАҒЫ РЕСЕЙ ИМПЕРИЯСЫНЫҢ ОРТАЛЫҚ АЗИЯДАҒЫ САЯСИ ТЫҢШЫЛЫҚ ҚЫЗМЕТІ ҒТАМР 03.81.37 АКАДЕМИК Б.Е. КӨМЕКОВ ЖӘНЕ ОНЫҢ ОТАНДЫҚ ДЕРЕКТАНУ ҒЫЛЫМЫНА ҚОСҚАН ҮЛЕСІ ҒТАМР 03.20.00 Ш. УӘЛИХАНОВ ЗЕРТТЕУЛЕРІНДЕГІ ШЫҒЫС ТҮРКІСТАННЫҢ ЭТНИКАЛЫҚ-САЯСИ ТАРИХЫ МӘСЕЛЕЛЕРІ МРНТИ 03.23.55 ИСТОРИОГРАФИЧЕСКИЙ ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ ПО ИСТОРИИ ПОЛИТИЧЕСКИХ РЕПРЕССИЙ КАЗАХОВ В СРЕДНЕЙ АЗИИ

Author's articles

МРНТИ 03.23.55 ИСТОРИОГРАФИЧЕСКИЙ ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ ПО ИСТОРИИ ПОЛИТИЧЕСКИХ РЕПРЕССИЙ КАЗАХОВ В СРЕДНЕЙ АЗИИ